Кодификация норм корпоративного законодательства об ответственности управляющих за убытки, причиненные юридическим лицам

(Гутников О. В.) ("Журнал российского права", 2014, N 1) Текст документа

КОДИФИКАЦИЯ НОРМ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ УПРАВЛЯЮЩИХ ЗА УБЫТКИ, ПРИЧИНЕННЫЕ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ

О. В. ГУТНИКОВ

Гутников Олег Валентинович, заместитель заведующего отделом гражданского законодательства и процесса ИЗиСП, кандидат юридических наук.

Рассматриваются вопросы ответственности управляющих за убытки, причиненные юридическим лицам. Даются анализ и оценка норм законодательства об ответственности управляющих. Анализируется Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица". Сделан вывод о необходимости унификации правового регулирования ответственности управляющих для всех юридических лиц независимо от их вида. Обосновываются предложения по кодификации и формулированию общих положений об ответственности управляющих в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Ключевые слова: юридические лица, ответственность управляющих, кодификация корпоративного законодательства, возмещение убытков.

Codification of rules of corporate legislation on liability of managers for damages caused to legal entities O. V. Gutnikov

The article covers various matters relating to liability of managers for damages. It contains analysis of particular corporate law rules in question with specific focus on the decree of Plenary meeting of the Supreme Court of the Russian Federation of July 30, 2013 N 62 "Certain Matters Connected with Compensation of Damages by Members of Management in Legal Entities". The author comes to the conclusion that the rules of liability should be uniform irrespectively of the particular type of legal entity. There are also justifying arguments in support of introduction and codification of general provisions regarding liability of managers into the Russian Civil Code.

Key words: legal entity, managers liability, codification of the corporate law, compensation.

В Российской Федерации продолжается реформирование гражданского законодательства, начало которому было положено Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации". Этот процесс коснулся и гл. 4 ГК РФ о юридических лицах, поправки в которую выделены в отдельный блок в виде проекта Федерального закона N 47538-6/2 "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" <1>. -------------------------------- <1> URL: http://asozd2.duma. gov. ru/main. nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN;=47538-6&02.

Корпоративные отношения в настоящее время включены в состав предмета гражданского законодательства наряду с обязательственными, вещными и иными отношениями, основанными на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников <2>. В связи с этим одной из наиболее актуальных проблем реформирования гражданского законодательства в России является определение концептуальных подходов к развитию законодательства о юридических лицах. -------------------------------- <2> См.: п. 2 ст. 1 Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Проект изменений в гл. 4 ГК РФ в разных его редакциях вводит в регулирование корпоративных отношений ряд принципиально важных новелл. Их обзор позволяет заключить, что выявлен основной вектор в развитии гражданского законодательства о юридических лицах: выделение общих для всех юридических лиц положений, ранее разбросанных по различным нормативным правовым актам и видам юридических лиц, и их закрепление непосредственно в ГК РФ. Сюда относятся установление правил о корпоративных и унитарных организациях и попытки формулирования общих для них положений о подконтрольных и контролирующих, аффилированных лицах, минимальном имуществе, гарантирующем интересы кредиторов в коммерческих и некоммерческих организациях, о корпоративных договорах, решениях собраний в любых юридических лицах и т. д. Тем самым усиливаются пандектные начала в регулировании гражданско-правового положения любых юридических лиц и закреплении соответствующих норм непосредственно в ГК РФ. "Система корпоративного законодательства должна последовательно строиться по пандектному принципу, который сегодня в недостаточной степени реализован в ГК РФ и в специальных законах о юридических лицах" <3>. -------------------------------- <3> Гутников О. В. Концепция развития корпоративного законодательства // Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т. Я. Хабриевой, Ю. А. Тихомирова. М., 2010. С. 254.

Основной целью законодательства о юридических лицах служит обеспечение справедливого баланса интересов между учредителями (участниками) юридических лиц, самими юридическими лицами, членами их органов управления и кредиторами юридического лица в связи с участием юридического лица в гражданском обороте. Важную роль в достижении такого баланса интересов играют нормы о юридической ответственности в корпоративных отношениях, которые также нуждаются в унификации для всех видов юридических лиц и закреплении их непосредственно в ГК РФ. Одним из видов юридической ответственности в корпоративных отношениях выступает ответственность управляющих за убытки, причиненные юридическому лицу. Отношения, связанные с управлением юридическими лицами, следует считать одним из основных видов корпоративных отношений. Субъектами управления юридическим лицом являются его органы, но последние не являются субъектами гражданского права и не могут быть участниками корпоративных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности <4>. Они не способны нести какую-либо гражданско-правовую ответственность, поскольку не обладают имущественной самостоятельностью. Такую ответственность могут нести физические лица - члены органов управления юридическим лицом, а также лица, осуществляющие управление юридическим лицом по договору с ним (управляющая организация, управляющий). -------------------------------- <4> Подробнее см.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2011. С. 191 - 192; Рубеко Г. Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. М., 2007. С. 16; Ломакин Д. В. Корпоративные отношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 285; Могилевский С. Д. Органы управления хозяйственными обществами. М., 2001. С. 102 - 107.

Гражданский кодекс РФ содержит крайне ограниченные возможности по привлечению членов органов управления юридического лица к ответственности за свои недобросовестные действия, связанные с управлением. В частности, п. 3 ст. 53 ГК РФ говорит лишь об ответственности лиц, которые выступают в гражданском обороте от имени юридического лица. Такие лица должны действовать добросовестно и разумно в интересах представляемого юридического лица, а при невыполнении этой обязанности должны возместить убытки, причиненные юридическому лицу, по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором <5>. -------------------------------- <5> Имеется в виду, что законом или договором может быть установлена возможность предъявлять требования о возмещении убытков не только учредителям (участникам) юридического лица, но и самому юридическому лицу или иным лицам. Формулировка п. 3 ст. 53 ГК РФ не дает основания утверждать, что законом или договором ответственность управляющих за убытки может быть ограничена или вовсе устранена.

Однако от имени юридического лица в гражданском обороте по существу выступают лишь единоличные исполнительные органы юридического лица (директор, генеральный директор) <6>, управляющая организация или управляющий и в некоторых случаях участники юридического лица (например, участники полного товарищества). Другие лица, управляющие юридическим лицом (члены правления, советов директоров и т. д.), с формально-юридической точки зрения под действие п. 3 ст. 53 ГК РФ не подпадают и не могут на его основании нести ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу. -------------------------------- <6> Об ответственности единоличного исполнительного органа см., например: Кулинская А. В. Гражданско-правовая ответственность единоличного исполнительного органа акционерного общества // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 11 / Под ред. О. Ю. Шилохвоста. М., 2007. С. 119 - 220; Маковская А. А. Основания и размер ответственности руководителей акционерного общества за причиненные обществу убытки // Убытки и практика их возмещения: Сб. ст. / Отв. ред. М. А. Рожкова. М., 2006. С. 329 - 371; Богатырев Ф. О. Ответственность директора за убытки, причиненные хозяйственному обществу // Там же. С. 372 - 403.

Кроме того, ГК РФ не содержит критериев недобросовестного и неразумного поведения управляющих, не регулирует основания и порядок их привлечения к ответственности. Неблагоприятные последствия действий управляющих могут отражаться не только на юридическом лице, но и на его участниках, а также на собственнике имущества юридического лица (учредителе), которым могут быть причинены убытки. Гражданский кодекс эту ситуацию вообще не рассматривает. Данные недостатки ГК РФ стали постепенно восполняться в специальных законах, регулирующих правовое положение отдельных видов юридических лиц. В частности, в ст. 71 в Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" включены нормы об ответственности членов советов директоров, коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции), временного единоличного исполнительного органа. При этом ответственность установлена не только за неразумные или недобросовестные действия этих лиц, связанные с выступлением юридического лица в гражданском обороте, но и за любое ненадлежащее осуществление своих прав и исполнение обязанностей, связанных с управлением акционерным обществом. При определении оснований и размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Ответственность установлена за виновные действия этих лиц, причинившие обществу убытки. От ответственности освобождаются лица, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, а также не принимавшие участия в голосовании. Если ответственность несут несколько лиц, то они отвечают перед акционерным обществом солидарно. Право предъявлять требования о возмещении причиненных обществу убытков предоставлено самому акционерному обществу или акционерам, владеющим в совокупности не менее чем 1% голосующих акций общества. Названный Закон также установил аналогичные нормы об ответственности управляющих не только перед акционерным обществом, но и перед акционерами за убытки, причиненные их виновными действиями, нарушающими порядок приобретения акций открытого общества, предусмотренный гл. XI.1 Закона о приобретении более 30% акций открытого общества. Нормы о привлечении к ответственности управляющих содержатся и в иных федеральных законах. Так, ст. 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" включает положения об ответственности, аналогичные положениям ст. 71 Закона об акционерных обществах. Статья 25 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" содержит положения об ответственности руководителя предприятия за убытки, причиненные его виновными действиями, и наделяет собственника имущества предприятия правом предъявления иска к руководителю о возмещении убытков, причиненных унитарному предприятию. В части 3 ст. 17 Федерального закона от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ "О производственных кооперативах" указывается на необходимость отражения в уставе положений об ответственности председателя кооператива за убытки. Однако норм об основаниях и порядке привлечения к ответственности, размере ответственности председателя кооператива Закон не содержит, оставляя возможность решения соответствующих вопросов в уставе кооператива. Статья 28 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" регулирует ответственность председателя кооператива, членов правления и наблюдательного совета кооператива. Указанные лица несут солидарную ответственность за убытки, причиненные кооперативу недобросовестным исполнением своих обязанностей. При этом они освобождаются от ответственности, если их действия были основаны на решении общего собрания, и не освобождаются, если действовали в соответствии с решением наблюдательного совета кооператива. Закон устанавливает перечень случаев, когда члены правления или наблюдательного совета обязаны возместить причиненные убытки (например, с нарушением закона кооперативом выдан кредит, продается имущество кооператива и т. д.). В отношении некоммерческих организаций какие-либо общие положения об ответственности членов органов управления за их неразумные и недобросовестные действия, кроме упоминавшейся ст. 53 ГК РФ, отсутствуют. Есть лишь отдельные нормы, которые, однако, носят частный характер. Так, ст. 27 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" содержит норму об ответственности заинтересованных лиц (некоторых членов органов управления) перед некоммерческой организацией. Часть 13 ст. 9.2 данного Закона устанавливает ответственность руководителя бюджетного учреждения за убытки, причиненные юридическому лицу в результате совершения учреждением крупной сделки без предварительного согласия учредителя бюджетного учреждения независимо от того, была ли такая сделка признана недействительной. Таким образом, законодательство о юридических лицах содержит многочисленные нормы, регулирующие ответственность членов органов управления за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Однако соответствующие нормы содержатся в разных нормативных правовых актах, посвященных отдельным видам юридических лиц, и по-разному регулируют одни и те же по сути отношения. На наш взгляд, правила об ответственности членов органов управления разных юридических лиц нуждаются в унификации, т. е. они должны быть единообразны для большинства видов юридических лиц, независимо от их организационно-правовой формы и вида (корпоративные и унитарные, коммерческие и некоммерческие). Попытку унификации соответствующих правил со ссылкой на п. 3 ст. 53 ГК РФ предпринял Пленум ВАС РФ в Постановлении от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица". В пункте 1 Постановления приводится правило, выходящее далеко за пределы ст. 53 ГК РФ: ответственность распространена не только на лиц, выступающих от имени юридического лица в гражданском обороте, но и на любых иных лиц, входящих в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор и т. д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т. п.; члены коллегиального органа юридического лица - члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) хозяйственного общества, члены правления кооператива и т. п.) (все они именуются "директор"). Также в Постановлении по существу установлена обязанность всех членов органов юридического лица действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно при осуществлении ими любых прав и возложенных на них обязанностей, а не только тех, которые связаны с представительством юридического лица в гражданском обороте. В Постановлении просматривается еще один обобщающий момент: в нем не указывается, о каких именно органах юридического лица идет речь. Поэтому под органами юридического лица, члены которых должны нести ответственность, могут пониматься любые органы юридического лица, а не только те, которые представляют юридическое лицо в гражданском обороте или являются органами управления юридического лица. Хотя при составлении текста Постановления в первую очередь имелись в виду органы, уже указанные в законах об отдельных видах юридических лиц (исполнительные органы (директор, правление), наблюдательные советы, управляющий или управляющая организация), однако при постановке вопроса об унификации в законодательстве положений об ответственности членов органов юридического лица сюда можно отнести и иные коллегиальные органы юридического лица (например, контрольно-ревизионные), а также общее собрание участников. Нередко убытки обществу могут причинять своими недобросовестными или неразумными действиями не только члены правления или совета директоров, но и участники юридического лица, которые, например, умышленно уклоняются от участия в общем собрании и могут блокировать деятельность юридического лица, причиняя обществу убытки, или одобряют явно невыгодную для юридического лица крупную сделку или сделку с заинтересованностью. В названном Постановлении Пленума ВАС РФ содержатся положения, позволяющие расширительно толковать круг лиц, привлекаемых к ответственности. В частности, установлена возможность привлекать к ответственности не только директора, но и участников юридического лица, если директор действовал по их указанию или в соответствии с решением участников <7>. При этом указывается на солидарную ответственность всех лиц, имевших отношение к принятию невыгодного для общества решения <8>. -------------------------------- <7> Согласно Федеральному закону "О сельскохозяйственной кооперации" члены органов управления, наоборот, освобождаются от ответственности, если они действовали в соответствии с решением общего собрания. <8> В Федеральных законах "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью" участники не названы среди лиц, несущих солидарную ответственность в качестве управляющих.

Согласно Постановлению право требовать возмещения убытков имеют само юридическое лицо или его учредители (участники), которым такое право предоставлено законом. В статье 53 ГК РФ, наоборот, такое право предоставлено учредителям (участникам), если иное не предусмотрено законом. На наш взгляд, право предъявлять требование о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу недобросовестными или неразумными действиями директора, должно быть предоставлено либо самому юридическому лицу, либо его участникам, либо собственнику имущества юридического лица, причем независимо от указания на такое право в специальном законе. Никаких ограничений, ставящих такое право в зависимость от размера доли участия в юридическом лице (как это сделано в Федеральном законе "Об акционерных обществах"), быть не должно. Несмотря на то что рассматриваемое Постановление Пленума ВАС РФ формально относится к любым юридическим лицам, большинство его положений ориентировано на коммерческие организации, поскольку добросовестность действий управляющих (директоров) оценивается с точки зрения их соответствия обычному предпринимательскому риску. Однако, поскольку некоммерческие организации также могут осуществлять предпринимательскую деятельность, положения Постановления, на наш взгляд, могут быть применимы к ответственности лиц, входящих в состав органов управления некоммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В то же время недобросовестные и неразумные действия, причинившие убытки юридическому лицу, могут иметь место и вне связи с предпринимательской деятельностью коммерческой или некоммерческой организации. Представляется, что общие положения об ответственности членов органов управления должны быть сформулированы в законодательстве применительно к любым юридическим лицам независимо от того, связано ли причинение убытков с предпринимательской деятельностью. На это ориентирует и ст. 53 ГК РФ. В названном Постановлении Пленума ВАС РФ много внимания уделяется основаниям привлечения к ответственности директоров юридических лиц и вопросам доказывания этих оснований. В частности, директор может быть привлечен к ответственности, если: а) его действия являются недобросовестными и (или) неразумными; б) у общества возникли убытки. Пленум ВАС РФ разъяснил, что суд не может отказать во взыскании причиненному юридическому лицу убытков, если не доказан точный их размер. В этом случае суд сам должен определить размер взыскиваемых убытков, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности; в) установлена причинная связь между недобросовестными действиями директора и возникновением у общества убытков. Недобросовестными и неразумными <9> признаются действия директора, которые выходили за пределы обычного предпринимательского риска. Бремя доказывания недобросовестности и неразумности ложится на истца. При этом Постановлением вводятся доказательственные презумпции, когда недобросовестность действий директора считается доказанной (эти презумпции, на наш взгляд, также должны быть определены законом, а не постановлением Пленума ВАС РФ). -------------------------------- <9> Понятие добросовестных и разумных действий кратко раскрывается в Кодексе корпоративного поведения (рекомендован распоряжением ФКЦБ РФ от 4 апреля 2002 г. N 421/р). Согласно п. 3.1.1 гл. 4 Кодекса обязанность управляющих действовать добросовестно и разумно в интересах общества означает, что они должны проявлять при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей заботливость и осмотрительность, которых следует ожидать от хорошего руководителя в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах.

В Постановлении установлены конкретные виды неразумных и недобросовестных действий директора, за которые он может быть привлечен к ответственности (неисполнение юридическим лицом публично-правовых обязанностей, неразумный и недобросовестный выбор и контроль над лицами, действиями которых причинены убытки). Круг лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за неразумные и недобросовестные действия, расширен в Постановлении максимально. Таким образом, к ответственности могут привлекаться также участники юридического лица, которые приняли решение, повлекшее убытки, или давали указание директору. В Постановлении сказано, что директор несет ответственность независимо от того, одобрены ли его действия иными органами общества, так как его обязанность действовать добросовестно и разумно является самостоятельной. Если действия были недобросовестны или неразумны, к солидарной ответственности помимо директора могут привлекаться и иные лица, одобрявшие эти действия или дававшие указание об их совершении, в том числе учредители (участники) юридического лица. К этим лицам также отнесены ликвидаторы юридического лица, члены ликвидационной комиссии, внешние или конкурсные управляющие. Освобождаются от ответственности члены органов управления, голосовавшие против решения или не принимавшие участия в голосовании. При этом Постановлением в отличие от действующего законодательства введено уточнение, что от ответственности освобождаются лишь лица, добросовестно не принимавшие участие в голосовании. Постановление Пленума ВАС РФ, на наш взгляд, показывает, что ответственность лиц, имеющих отношение к управлению юридическим лицом, необходимо унифицировать и конкретизировать непосредственно в ГК РФ по следующим направлениям. Во-первых, нормы об ответственности управляющих должны быть единообразны вне зависимости от того, является юридическое лицо корпоративным или унитарным, коммерческим или некоммерческим. Во-вторых, круг лиц, привлекаемых к ответственности на общих основаниях, важно определить максимально широко. К ним должны относиться не только директора, но и члены иных органов юридического лица, как органов управления, так и органов контроля и органов, представляющих юридическое лицо в гражданском обороте (единоличный исполнительный орган, совет директоров (наблюдательный совет), правление (дирекция), управляющая организация (управляющий), участники юридического лица, собственник юридического лица, ликвидатор, члены ликвидационной комиссии, конкурсные или внешние управляющие, члены ревизионной комиссии, попечительских советов и т. д.). Также к ответственности должны привлекаться лица, хотя формально не имеющие отношения к управлению юридическим лицом, но имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе давать обязательные для него указания. В-третьих, ответственность должна быть установлена не только перед юридическим лицом, но и перед учредителями (участниками) юридического лица, а также собственником имущества юридического лица, если недобросовестные или неразумные действия управляющих привели к возникновению у них убытков. В-четвертых, ответственность должна быть предусмотрена за неразумные или недобросовестные действия, связанные с любым ненадлежащим осуществлением своих прав и исполнением обязанностей соответствующих лиц (при выступлении юридического лица в гражданском обороте, управлении его деятельностью и контроле за деятельностью юридического лица). В-пятых, общим основанием ответственности должна являться вина, понимаемая как недобросовестные и неразумные действия соответствующих лиц при осуществлении прав и исполнении обязанностей. При этом под недобросовестными и неразумными действиями следует понимать не только действия, выходящие за пределы обычного предпринимательского риска, но и любые иные действия, не соответствующие обычному осуществлению прав и исполнению обязанностей в аналогичных условиях в зависимости от характера занимаемой конкретным лицом должности и характера деятельности юридического лица. Некоторые примеры недобросовестных и неразумных действий необходимо указать непосредственно в законе. В-шестых, в законодательстве должно быть установлено общее правило о солидарной ответственности управляющих за вред, причиненный их недобросовестными или неразумными действиями. При этом от ответственности должны освобождаться лица, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, а также добросовестно не принимавшие участия в голосовании. В-седьмых, ответственность управляющих должна носить самостоятельный характер и не зависеть от того, были ли действия управляющих основаны на решении иных органов общества (общего собрания, совета директоров). В-восьмых, невозможность доказать точный размер убытков не должна являться основанием для освобождения управляющих от ответственности. В этом случае суд сам должен определить размер взыскиваемых убытков, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности. Проблемы юридической ответственности органов юридического лица за причиненные убытки были подняты в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации <10>. В ней говорилось о целесообразности "усилить правила статьи 53 ГК об имущественной (деликтной) ответственности органов юридического лица перед соответствующим юридическим лицом, которая должна быть солидарной (при наличии нескольких волеизъявляющих органов юридического лица или при их коллективном характере) и, как правило, виновной, наступающей лишь в случаях грубой неосмотрительности (неосторожности) или риска, неоправданного по условиям оборота... Нормальный предпринимательский риск, оправданный условиями оборота, должен исключать ответственность указанных лиц". -------------------------------- <10> Одобрена 7 октября 2009 г. Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

В проекте Федерального закона N 47538-6/2 о внесении изменений в гл. 4 ГК РФ нормы об ответственности лиц, входящих в органы управления юридическим лицом, получили свое дальнейшее развитие. Данные нормы касаются всех без исключения юридических лиц (коммерческих, некоммерческих и т. д.) и содержат в обобщенном виде правила, закрепленные сегодня в законах об отдельных видах юридических лиц. Гражданский кодекс РФ предлагается дополнить новой ст. 53.1, на основании которой ответственность распространяется также на лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе давать обязательные указания членам его органов управления. Вместе с тем в проекте имеются некоторые недостатки. В частности, среди лиц, привлекаемых к ответственности, прямо не названы учредители (участники) юридического лица, в том числе собственник имущества юридического лица, конкурсные управляющие, ликвидаторы и т. п. Ответственность установлена только за убытки, причиненные самому юридическому лицу, но не установлена ответственность за убытки, причиненные участникам или собственнику имущества юридического лица. Отсутствует правило о возможности привлечения управляющих к ответственности, если они действовали во исполнение решения органов юридического лица. Отсутствуют и примеры недобросовестных или неразумных действий управляющих, а также фактической возможности определять действия юридического лица. Установление судом этих обстоятельств всегда будет самым сложным в делах о привлечении к ответственности управляющих. В проекте не сказано о возможности самостоятельного определения судом размера убытков, если их точный размер не представляется возможным доказать. В законодательстве существует еще одна проблема: практическая реализация норм об ответственности управляющих, как правило, является невозможной или затруднительной, поскольку у управляющих отсутствует имущество, достаточное для покрытия причиненных ими убытков. Эту проблему можно было бы решить путем введения обязательного страхования гражданской ответственности лиц, входящих в органы управления юридического лица <11>. -------------------------------- <11> См.: Молотников А. Ответственность лиц, осуществляющих управление акционерным обществом // Корпоративный юрист. 2006. N 5.

Таким образом, следует поддержать наметившуюся в последнее время в судебно-арбитражной практике и законотворчестве тенденцию унификации и единообразного применения норм о юридической ответственности в корпоративных отношениях ко всем юридическим лицам независимо от их организационно-правовой формы и вида. Особенно это касается юридической ответственности управляющих перед юридическим лицом за убытки, причиненные их недобросовестными или неразумными действиями. Единообразные для всех юридических лиц нормы об ответственности управляющих и иных лиц, причинивших убытки юридическому лицу, должны быть закреплены непосредственно в ГК РФ.

Библиографический список

Богатырев Ф. О. Ответственность директора за убытки, причиненные хозяйственному обществу // Убытки и практика их возмещения: Сб. ст. / Отв. ред. М. А. Рожкова. М., 2006. Гутников О. В. Концепция развития корпоративного законодательства // Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т. Я. Хабриевой, Ю. А. Тихомирова. М., 2010. Кулинская А. В. Гражданско-правовая ответственность единоличного исполнительного органа акционерного общества // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 11 / Под ред. О. Ю. Шилохвоста. М., 2007. Ломакин Д. В. Корпоративные отношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. Маковская А. А. Основания и размер ответственности руководителей акционерного общества за причиненные обществу убытки // Убытки и практика их возмещения: Сб. ст. / Отв. ред. М. А. Рожкова. М., 2006. Могилевский С. Д. Органы управления хозяйственными обществами. М., 2001. Молотников А. Ответственность лиц, осуществляющих управление акционерным обществом // Корпоративный юрист. 2006. N 5. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2011. Рубеко Г. Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. М., 2007.

------------------------------------------------------------------

Название документа