Криминальная субкультура как внутренний источник воспроизводства преступности

(Макаров В. В.) ("Российский следователь", 2014, N 4) Текст документа

КРИМИНАЛЬНАЯ СУБКУЛЬТУРА КАК ВНУТРЕННИЙ ИСТОЧНИК ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРЕСТУПНОСТИ

В. В. МАКАРОВ

Макаров Виктор Владимирович, адъюнкт ФГКУ "ВНИИ МВД России".

Статья посвящена рассмотрению криминальной субкультуры в качестве внутреннего источника воспроизводства преступности, приводящего к самодетерминации преступности.

Ключевые слова: криминальная субкультура, самодетерминация преступности, внутренний источник воспроизводства.

Crime subculture as an internal source of reproduction crime V. V. Makarov

Article is devoted to consideration of criminal subculture as an internal source for the reproduction of the crime, leading to self-determination of criminality.

Key words: criminal subculture, self-determination of criminality, internal source of reproduction.

Преступность является закономерным для общества явлением. И такая закономерность вполне объективна, даже несмотря на негативный характер преступности. Следовательно, нужно признать, что и стимулирующие преступность процессы также закономерны для самой преступности. Такое же отношение должно быть и к процессам, сдерживающим преступность. В целом как стимулирующие, так и сдерживающие преступность процессы занимают самостоятельное место во всем многообразии общественных отношений и занимают свое место среди других процессов и явлений в обществе. Механизм функционирования названных закономерностей (процессов) имеет свои исторически обусловленные особенности, но в целом остается единым и относительно стабильным. Это относится как к преступности, так и к другим сферам общественной жизни. Представляется, что, какими бы исторически обусловленными особенностями ни обладали механизмы, влияющие на преступность, они призваны сохранить, развить и даже сбалансировать ее. Речь идет о внутренних механизмах, которые являются предметом нашего исследования применительно к имеющим внутреннюю природу детерминантам преступности. Упомянутые внутренние механизмы, обусловливающие преступность наряду с другими, лежат в основе самодетерминации преступности. Как представляется, внутренние механизмы влияния на преступность складываются путем взаимодействия внутренних источников воспроизводства (внутренних репродуктивных свойств) преступности и внешней благоприятной среды, которая способствует воспроизводству преступности. Рассмотрим подробнее внутренние источники воспроизводства, приводящие к самодетерминации преступности. Первый связан с закономерностью, согласно которой одно удачно совершенное и нераскрытое преступление зачастую приводит к совершению второго и последующих. Данная закономерность привела к возникновению и развитию таких явлений, как рецидивная (в криминологическом смысле) и профессиональная преступность. Обладая относительной устойчивостью и склонностью к повторному воспроизведению, навыки предопределяют стереотипное воспроизведение преступных действий <1>. -------------------------------- <1> Алексеев С. А. Преступные навыки как фактор, детерминирующий способ совершения однородных повторяющихся преступлений // Российский следователь. 2012. N 14. С. 31.

Второй внутренний источник воспроизводства связан с закономерностью, согласно которой для обеспечения совершения основного преступления совершаются "сопутствующие". Их можно также назвать вспомогательными или подсобными, например приобретение лицом оружия для последующего совершения с его помощью убийства. К этому же фактору относится и посткриминальная деятельность, которая обычно связана с совершением новых преступлений, таких как поджог дома для сокрытия следов преступления, убийство изнасилованной женщины, скупка краденого. Так, одно преступление порождает совершение другого. Третий внутренний источник воспроизводства связан с закономерностью, в соответствии с которой созданная организованная группа или преступное сообщество воспроизводят преступления, для совершения которых они созданы. Таким образом, организованная преступность становится "конвейером" преступлений и привлекает в свои ряды новых членов. Организованные формы являются яркими примерами способности преступности к саморазвитию, относительной самостоятельности, саморегуляции, динамическому равновесию и самовоспроизводству. Четвертый внутренний источник воспроизводства связан с закономерностью, согласно которой криминальная субкультура является благоприятной питательной средой, в результате чего преступность получает "обоснование", идеологическую подпитку и формирует собственные, отличные от общепризнанных правила поведения и нормы. К внешней благоприятной среде, способствующей самовоспроизводству преступности, относится целый ряд факторов. Один из них проявляется через психологию населения и сводится к универсальному правилу: если уровень преступности высок, а преступления часто остаются безнаказанными, то в обществе происходит изменение условных границ допустимого. Возникает состояние вседозволенности, "разрешенности" преступного поведения, развиваются представления о слабости, необязательности и ничтожности законов, увеличивается количество видов так называемых "социально одобряемых" преступлений. Такое состояние "безнормативности", когда нормы права и морали работают неэффективно, приводит к тому, что часть общества можно легко склонить к преступному поведению. Таким образом, расширение преступности вызывает ее дальнейший рост, и она становится привычной формой существования в обществе, "целостной системой" <2>. -------------------------------- <2> Арутюнян Д. А. Системный подход к механизму управления органами предварительного следствия // Российский следователь. 2012. N 14. С. 3.

На основании изложенного следует, что самодетерминация или способность к самовоспроизводству, являющаяся одним из системных качеств преступности, представляет собой обусловленность преступности присущими ей внутренними репродуктивными свойствами, которые проявляются при наличии благоприятной внешней среды. Самодетерминация приводит к росту (расширению) преступности и поддержанию ее на определенном уровне. Мы не претендуем на исчерпывающий и окончательный перечень закономерностей функционирования механизмов преступности, однако рассчитываем на раскрытие основных из них. Рассмотрим криминальную субкультуру в качестве внутреннего источника воспроизводства преступности, приводящего к ее самодетерминации. В основе любой субкультуры лежат традиции и обычаи, на основании которых строятся закономерности как правомерного, так и противоправного поведения. По вполне обоснованной точке зрения С. Я. Лебедева, в зависимости от степени распространенности влияния на те или иные сферы общественной жизни иерархия традиций и обычаев в обществе может быть следующей: 1. Этические традиции и обычаи. Основаны на соблюдении элементарных общечеловеческих норм общения, являются в основном позитивными. Как по форме, так и по содержанию - самые древние из всех традиций и обычаев. 2. Национальные традиции и обычаи. Самые многообразные и по сути, и по форме, и по содержанию. Могут быть как позитивными, так и негативными и антиобщественными. Вместе с тем сфера их влияния, а отсюда и специфика строго ограничены социально-политическими, историческими, культурными, географическими, экономическими и иными рамками развития той или иной нации или народности. 3. Религиозные традиции и обычаи. Позитивные по своей сути. Сфера распространения их более узкая, поскольку воздействуют они в основном на людей, исповедующих ту или иную религию. Присутствуют у всех народов. Во многом зависят и определяются историческими условиями развития каждой нации и народности. 4. Семейно-бытовые традиции и обычаи. Многообразны как по форме, так и по содержанию, носят в основном позитивный характер. Однако не исключены в их ряду традиции и обычаи с негативной направленностью. По форме ограничиваются рамками существования и развития той или иной семьи. Содержание может быть общим для сферы семейно-бытовых отношений. Во многом обусловлены всей системой традиций в обществе. 5. Классово-политические традиции и обычаи (патриотические, трудовые, революционные, интернациональные и т. п.). Объединение всех их в одну группу продиктовано главным образом спецификой исторического развития нашей страны. Именно им в недавнем прошлом уделялось господствующее внимание. 6. Питейные традиции и обычаи. Могут занимать самостоятельную ступень в иерархии традиционных установок, поскольку сфера их воздействия на людей довольно широка и мало зависит от особенностей общественной деятельности. В различных обстоятельствах могут проявлять себя по-разному, т. е. и позитивно, и негативно. В целом с криминологической точки зрения они, как правило, носят негативный характер. Интенсивность проявления в них национальных особенностей незначительна и касается в основном формы. 7. Криминальные (преступные) традиции и обычаи. Имеют совершенно иной, в отличие от выделенных выше групп традиций и обычаев, характер, определяемый спецификой сферы, которой порождены, благодаря которой сохраняются и воспроизводятся, сохраняя и воспроизводя тем самым преступность. Сущность их - антиобщественная. Не исключены связи с некоторыми из перечисленных выше групп традиций и обычаев, в частности с питейными. Преступные традиции могут нести на себе отпечаток национальных и религиозных традиций и обычаев <3>. -------------------------------- <3> Лебедев С. Я. Традиции, обычаи и преступность. Теория, методология, опыт криминологического анализа. М.: Межрегиональный центр коммерческой безопасности, 1995. С. 20.

Криминальные традиции и обычаи лежат в основе криминальной субкультуры, формируют ее. Сущность криминальной субкультуры - антиобщественная, преступная. Она представляет из себя совокупность форм межличностных отношений, сложившихся в уголовной среде на основании традиций и обычаев по поводу осуществления преступной деятельности как образа жизни и характеризующихся нарушением норм права и морали. При этом передаются такие отношения из поколения в поколение. Как справедливо отмечает С. Я. Лебедев, криминальной субкультуре, а в частности функционирующим в ее рамках криминальным традициям и обычаям, присущи следующие элементы: 1. Регулятивные: "законы и правила", регулирующие взаимоотношения между преступниками, в связи с ведением антиобщественного образа жизни и совершением преступлений, специфические ритуалы общения и поведения в преступной среде. 2. Атрибутивные: татуировки, жаргон, клички, мимика, жестикуляция, отражающие принадлежность той или иной личности к преступной деятельности. 3. Эмоциональные: песни, стихи, поговорки с "воровской" тематикой, отражающие эмоциональную сторону антиобщественного образа жизни и совершения преступлений (так называемый преступный фольклор) <4>. -------------------------------- <4> Лебедев С. Я. Указ. соч. С. 30.

Криминальная субкультура, безусловно, является продуктом преступной деятельности, но в то же время нельзя отрицать и то, что она является частью культуры в самом широком понимании этого слова. Многие компоненты криминальной субкультуры заимствованы из "официальных" норм права, морали, религии. Иными словами, всеобщая взаимообусловленность всех процессов и явлений позволяет сделать вывод о включенности криминальной субкультуры в общую систему культуры, существующую в обществе. Криминальная субкультура обладает повышенной гибкостью по отношению к другим составляющим всеобщей культуры, поскольку у нее есть необходимость незамедлительно приспосабливаться к изменяющимся условиям процесса противодействия преступности. Такая гибкость и возможность приспособления обусловлены необходимостью самосохранения, саморазвития и самовоспроизводства криминальной субкультуры. Изложенное позволяет сделать следующие выводы. 1. Криминальная субкультура, а также отдельно взятые ее элементы, такие как криминальная субкультура в местах лишения свободы, в молодежной среде и т. д., должны быть постоянным объектом криминологического анализа; 2. Криминальная субкультура занимает собственное место в культуре общества и общей системе традиционных установок. Это дает криминологии возможность оценить интенсивность ее криминогенного воздействия. 3. Исследование криминальной субкультуры позволяет собрать внушительную эмпирическую базу для постановки и решения конкретных теоретических и практических задач противодействия преступности. Теоретические задачи заключаются в познании закономерностей функционирования криминальной субкультуры как социального явления. Здесь необходимо определить ее роль и место в общественной жизни, а также уровень распространенности в обществе. Существенную помощь в такой задаче криминологии могут оказать философия, социология и психология. Эмпирический уровень криминологического изучения криминальной субкультуры включает использование прежде всего различных социологических методов познания. На наш взгляд, успех при изучении криминальной субкультуры будет иметь междисциплинарный характер исследования. Методология познания базируется как на общефилософских и частнонаучных принципах исследования, так и на криминологических. Среди них - диалектический подход в изучении криминальной субкультуры, который предполагает: - учет исторических предпосылок формирования криминальной субкультуры; - постоянство (с одной стороны) и изменяемость (с другой) криминальной субкультуры в силу постоянства и, соответственно, изменений исторических условий, а также в силу внутренних процессов; - наличие обратных связей между культурой в широком ее понимании и преступностью. Следовательно, изучение криминальной субкультуры как внутреннего источника воспроизводства преступности состоит в познании функционирования закономерностей ее влияния на самодетерминацию преступности, а также в формировании в данном контексте теории и практики предупреждения преступности. Объектом криминологического изучения должна быть совокупность носителей криминальной субкультуры - своего рода социальная база. При выборе техники криминологического исследования стоит уделить внимание социологическим опросам (анкетирование, интервью), наблюдению, экспериментам и анализу документов. Криминальная субкультура - достаточно интимная сфера человеческого бытия, оберегаемая ее носителем от постороннего вмешательства. Следовательно, результат исследования будет зависеть и от правильности выбора психологических приемов во время исследования. Итак, методология криминологического исследования криминальной субкультуры основана на применении общенаучных, частнонаучных и криминологических принципов познания. В основе этих принципов и лежит методика изучения криминальной субкультуры.

Список литературы

1. Алексеев С. А. Преступные навыки как фактор, детерминирующий способ совершения однородных повторяющихся преступлений // Российский следователь. 2012. N 14. 2. Арутюнян Д. А. Системный подход к механизму управления органами предварительного следствия // Российский следователь. 2012. N 14. 3. Лебедев С. Я. Традиции, обычаи и преступность. Теория, методология, опыт криминологического анализа. М.: Межрегиональный центр коммерческой безопасности, 1995.

------------------------------------------------------------------

Название документа