Постановка проблемы: девиантное поведение подростков, социальная ситуация и Интернет

(Кондрашкин А. В., Хломов К. Д.) («Юридическая психология», 2013, N 1) Текст документа

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ: ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОДРОСТКОВ, СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ И ИНТЕРНЕТ <*>

А. В. КОНДРАШКИН, К. Д. ХЛОМОВ

——————————— <*> Kondrashkin A. V., Khlomov K. D. Problem statement: deviant behavior of teenagers, social situation and the Internet.

Кондрашкин Артем Владимирович, педагог-психолог МГППУ.

Хломов Кирилл Даниилович, начальник управления по социально-психологической адаптации и развитию подростков «Перекресток», кандидат психологических наук.

Статья открывается описанием актуальности социальной ситуации, сложившейся сейчас вокруг девиантного поведения подростков, особенно в России. Приведено описание проблем практики профилактики девиантного поведения. Восстановительный подход, описанный в статье, представляет собой теоретическую основу социально-психологической работы с подростками с девиантным поведением. Распространение новых форм общения в Интернете в подростковой среде привело к изменению социальной ситуации подростка. Девиантное поведение подростков также подверглось изменению под воздействием изменившейся социальной среды. В статье приведены данные о социальных изменениях, произошедших с подростком на улице. Проведено обсуждение и анализ возможных последствий этих изменений с точки зрения развития подростка и изменений проявлений девиантного поведения. Отдельно внимание уделено описанию изменений отношений в семьях подростков, деятельности подростка в Интернете, роли общения подростка в Интернете. Итогом статьи является предложение по модификации технологий социально-психологической работы с подростками с девиантным поведением и находящимися в ситуации социально-психологической дезадаптации.

Ключевые слова: восстановительный подход, подростки, девиантное поведение, ситуация социально-психологической дезадаптации, Интернет, социально-психологическая работа, компании, социальная ситуация.

The article starts with description of topicality of a social situation formed around the deviant behavior of teenagers, in particular, in Russia. The author defines the problems of practice of prophylactics of deviant behavior. The rehabilitation period, described in the article, presents a theoretical basis for social-psychology work with teenagers characterized by deviant behavior. The spread of new forms of Internet communication among teenagers has led to a change in the social situation of a teenager. The deviant behavior of teenagers also has undergone changes due to the influence of a changed social sphere. The article presents data and analysis of the possible consequences of these changes from the viewpoint of development of a teenager and changes in manifestations of the deviant behavior. The special attention is drawn to the description of changes of relations in the teenagers’ families, teenagers’ activities in Internet, the role of teenagers’ internet communication. The article results in the proposal of modification of technologies of social-psychology work with teenagers with deviant behavior and living in the situation of social-psychology deadaptation.

Key words: rehabilitation approach, teenagers, deviant behavior, situation of social-psychology deadaptation, Internet, social-psychology work, companies, social situation.

Запрос со стороны общества

Согласно данным статистики по городу Москве в 2010 г. на учет в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП) были поставлены 7611 подростков, находящихся в сложной жизненной ситуации [4]. Рост социальной напряженности, давление общества и неуверенность в собственных силах и социальных гарантиях толкает часть молодого поколения в те сообщества и группировки, в которых они чувствуют себя комфортно, могут рассчитывать на поддержку, самореализацию своей энергии, силовую и идеологическую защиту [3, 7, 8, 9]. Однако зачастую эти сообщества небезопасны для участников и окружающих, в них могут поощряться правонарушения и делинквентное и девиантное поведение. Задачи повышения учебной мотивации и предотвращения прогулов, профилактики употребления психоактивных веществ, предупреждения участия в экстремистских движениях и/или совершения преступлений в среде подростков становятся лишь все более актуальными. В течение ряда лет в системе образования Москвы регулярно проводились мероприятия по профилактике проявлений девиантного поведения, экстремизма и ксенофобии. Однако события, произошедшие на Манежной площади в декабре 2010 г., показали, что эти мероприятия не принесли ожидаемого эффекта. В 2011 г. для предотвращения массового участия подростков в акциях 10 и 24 декабря в качестве меры экстренной профилактики было выбрано назначение обязательных городских контрольных работ на даты проведения акций. Это сократило участие подростков в митингах, но очевидно, что их неучастие было принудительным, а не добровольным, и такой метод не подходит для систематического применения. Недостаточный уровень эффективности проводимых мероприятий связан с тем, что они носят формальный характер, специалисты школы и школьная администрация не готовы всерьез работать с данными темами, и, как правило, у педагогического коллектива отсутствует ясная и согласованная позиция по проблемам молодежи. Профилактика правонарушений и девиантного поведения подростков традиционно ведется в двух направлениях — выявление и просвещение [9]. Оба направления слабо способствуют решению проблемы. Как правило, каждый классный руководитель или мастер производственного обучения знает о ситуациях своих воспитанников и их трудностях, поэтому в специальном выявлении «девиантных подростков» нет необходимости. Профилактика в форме просвещения, особенно в виде массовых мероприятий (лекций, конкурсов, различных акций), имеет крайне низкий эффект, так как не приводят к реальному изменению ситуации подростков.

Восстановительный подход

В качестве альтернативы практикуемым в России методам профилактики был разработан восстановительный подход — практика помощи подросткам, находящимся в трудной жизненной ситуации. В основе подхода лежат идеи культурно-исторической психологии и гуманистических психотерапевтических направлений. Специалисты, работающие в рамках восстановительного подхода, в своей работе ориентируются на представление о социальной ситуации развития подростка как о системе отношений подростка с окружающей социальной действительностью [7]. Восстановительный подход основывается на том, что социальная ситуация развития (ССР) представляет собой не просто физическое наличие в окружении ребенка тех или иных лиц, а восприятие ребенком этих людей и отношений с ними. Социальная ситуация развития является тем основанием, на котором возможно удовлетворение основных потребностей подростка и зарождение психологических новообразований [2]. Таким образом, именно она является источником ресурсов для развития подростка. В рамках подхода все формы девиантного поведения подростков рассматриваются как реакция на материальную и социально-психологическую напряженность социальной ситуации подростка. Проявления девиантного поведения — это лишь симптомы того, что подросток оказался в ситуации социально-психологической дезадаптации (СПД), т. е. что нарушен процесс нормальной социализации, образования, психологического развития подростка [3, 8, 9]. Основные ценности, на которых основывается подход, — это ценность личности каждого человека, равенство клиента и специалиста в процессе их сотрудничества, осознанный и свободный выбор, принятие ответственности за собственную жизнь. Исходя из них, работающий в русле восстановительного подхода специалист в своей работе ориентирован на субъект-субъектное взаимодействие, активную ответственность, партнерство, развитие, социальность, системность, ресурсы.

Нарушения социальной ситуации развития подростка

В социальную ситуацию подростка включено несколько систем отношений — для «обычного» подростка это семья, школа (или другое учебное заведение), компания друзей, кружки (клубы, секции, хобби, увлечения), средства массовой информации (включая Интернет). Такой набор не является обязательным для всех подростков, он описан для подростка, «не имеющего серьезных проблем с социумом, достаточно успешного в школе, не слишком скандального в семье» [7]. Если эти отношения нарушаются, то возникает ситуация социально-психологической дезадаптации [3, 7]. В ситуации дезадаптации социально-психологических ресурсов, которые доступны подростку в его системе отношений, оказывается недостаточно для преодоления возникающих трудностей. Эти трудности являются стойкими и без специальной помощи системно развиваются, а не преодолеваются, что снижает качество появляющихся личностных новообразований. Таким образом, подросток «увязает в проблемном образе жизни», и необходимость в помощи (взрослых, специалистов) становится еще более острой [7, 9]. Подростку в ситуации социально-психологической дезадаптации (где возможность получения помощи ограничена из-за нарушения отношений) еще более необходима помощь специалистов для восстановления отношений, за счет которых появляется возможность решать возрастные задачи. Схема возникновения ситуации социально-психологической дезадаптации может быть описана следующим образом. 1. Возникновение конфликта в одних отношениях, в которые включен подросток. Конфликт возникает из-за несоответствия одной стороны ожиданиям другой. Такой конфликт можно обозначить как «первичный». 2. Невозможность конструктивного разрешения конфликта в этих отношениях. Это объясняется отсутствием социально-культурных механизмов конструктивного реагирования на определенную конфликтную ситуацию у участников отношений. 3. Некоторое истощение и соответствующее изменение поведения, статуса подростка во всех других отношениях. Это происходит в том случае, когда конфликт возникает в отношениях, которые имеют высокую значимость, ценность для подростка — т. е. в тех отношениях, в которых он имеет или видит возможность для удовлетворения своих потребностей. 4. Возникновение конфликта в других отношениях, в которые включен подросток. Это связано с изменениями в поведении подростка. Часто вторичный конфликт возникает в отношениях, следующих по значимости по сравнению с отношениями, где возник первичный конфликт. Наиболее распространенные варианты — семья, затем школа (или иногда школа, затем семья) [7]. Далее схема повторяется до тех пор, пока подросток не оказывается в изоляции от существовавших у него отношений либо пока не появится способность к разрешению конфликта. Лишаясь значительной части необходимых для развития ресурсов, подросток оказывается в ситуации социально-психологической дезадаптации [7].

Уличная социальная работа

Для изучения актуальной социальной ситуации развития подростков разные методы работы предоставляют разные возможности. Так, для понимания того, как устроен досуг подростков, как они проводят свое свободное время и какие достоинства и недостатки есть у этих способов времяпрепровождения, чрезвычайно важным источником информации является работа с подростками на улице. Уличная социальная работа осуществляется не как изолированная деятельность, а как часть системной работы с подростками в рамках восстановительного подхода. Она строится по принципу нахождения «точек входа» в социальную ситуацию развития подростка. Практика социальной уличной службы во многом состоит в осуществлении первичного контакта. Ключевым моментом этой работы является установление значимой связи между подростком и уличной (дворовой) компанией — именно к этим отношениям подключаются уличные специалисты. Для отношений в уличной компании, по наблюдениям специалистов уличной социальной службы Центра «Перекресток» МГППУ, характерны следующие особенности. Это устойчивость и надежность контакта (компании собираются регулярно на одном и том же месте); небольшое разнообразие возможностей (компании настолько устойчивы, что в них не происходит практически ничего нового, они как будто застывают в своем развитии; кроме того их общение ограничено только кругом сверстников и взрослых в аналогичной жизненной ситуации); низкий уровень комфорта и безопасности (находясь на улице, подростки все время сталкиваются с погодой, невозможностью уединиться, угрозой включения в их отношения враждебно настроенных посторонних людей).

Изменения в социальной ситуации развития современных подростков

Однако подростки являются очень динамичным социальным слоем. Для организации эффективной работы с ними необходимо учитывать, что неизбежно меняется ситуация в обществе, меняются подростки и их семьи, меняются точки входа в социальную ситуацию и их характеристики. В силу ориентации подхода на развитие и партнерские отношения изменение подростков влечет за собой необходимость изменения помогающей стороны, специалистов. Данные, собранные специалистами уличной социальной службы Центра «Перекресток» МГППУ, наглядно демонстрируют изменения ситуации за последние четыре года (табл. 1). Необходимо отметить, что за 2007 — 2011 гг. не были изменены ни принципы, ни технологии уличной работы. Не было также значительных изменений в квалификационном и кадровом составе и количестве сотрудников уличной социальной службы.

Таблица 1

Статистические показатели работы уличной социальной службы Центра СПАиРП «Перекресток» МГППУ на территории районов Арбат, Хамовники, Пресня за 2007 — 2011 гг.

Количество Первичные Подростки, Подростки Дворовые контракты включенные на маршрутах компании с подростками в длительный (встречи на (отдельные (знакомство) контракт улицах) сообщества) (клубная работа)

2007 — 2008 50 44 163 8

2008 — 2009 81 35 162 6

2009 — 2010 109 27 153 4

2010 — 2011 106 8 132 1

Данные указывают на уменьшение числа подростковых компаний. Специалистами службы к началу 2011 г. было отмечено маленькое количество длительных (и полезных) отношений с подростками, низкий уровень качества первичных контактов при возрастающем их количестве. На основании данных от организаций-партнеров можно предположить, что с аналогичными сложностями уже встретились или встретятся в ближайшем будущем специалисты, работающие с подростками в других крупных городах. Все реже на нескольких маршрутах в Центральном округе города Москвы стали встречаться подростковые группы, компании, которые ранее имели стабильные «места обитания» — ясно оформленные места встреч (чаще всего — скамейки во дворах и на бульварах, беседки на площадках детских садов, площадок и т. п.). Подростки стали более мобильными и менее привязанными к району. Они легко перемещаются в разные компании, и в стабильном месте для встречи теперь нет необходимости, потому что есть достаточно много альтернативных способов пообщаться — в первую очередь через сотовые телефоны, интернет-сервисы и т. п. При этом подростков на улицах в Центральном округе не стало заметно меньше. Все чаще компании находятся либо в местах, специально предназначенных для подростков (например парк экстремальных видов спорта «Параноид»), либо в торговых центрах (например «Ашан»). В табл. 2 показаны основные статистические показатели, связанные с количеством несовершеннолетних по г. Москве, совершенными ими преступлениями и учетом подростков и их семей в комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав на 2008 — 2010 гг.

Таблица 2

Статистические показатели выявленных несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, за 2008 — 2010 гг.

Количество Количество Количество Количество учащихся в преступлений, подростков, семей, г. Москве <1> совершенных состоящих на состоящих на (тыс. человек) несовершеннолетними, учете учете в г. Москве <*> КДНиЗП ЦАО КДНиЗП ЦАО (на 1000 жителей) г. Москвы <**> г. Москвы <**>

2008 753 2047 174 58

2009 762 1488 178 63

2010 778 1600 269 208

<*> По данным Федеральной службы государственной статистики. <**> По данным Управления системой профилактики и преодоления социального сиротства в ЦАО г. Москвы [4].

Данные из табл. 2 не дают оснований предполагать, что количество подростков в ситуации социально-психологической дезадаптации за последние три года уменьшилось. Данные других служб Центра «Перекресток» помимо подразделения уличной социальной работы, обращения из образовательных учреждений Центрального округа г. Москвы и приведенная статистика ясно указывают на устойчивый уровень числа этих ситуаций. Таким образом, зафиксируем основные наблюдения за общением подростков в Центральном округе города Москвы, сделанные сотрудниками уличной социальной службы Центра «Перекресток»: 1) изменилась уличная городская среда; 2) снизилась устойчивость и надежность контакта между подростками и специалистами; 3) увеличилось количество доступных подростку возможностей самореализации, которые дают современные способы коммуникации. Можно предположить, что произошло изменение всей социальной ситуации развития подростка, что потребности подростков перестали реализовываться за счет дворовых компаний и что отношения подростка со сверстниками в силу этого сейчас изменяются. Это является важным симптомом изменения (развития) и других отношений подростка — в семье, в школе и т. д. Поэтому особенно важной представляется задача выявления и определения новых характеристик отношений подростка со сверстниками и окружением, формирование нового представления об актуальной социальной ситуации развития подростка в контексте восстановительного подхода. Мы предполагаем, что основными факторами изменения социальной ситуации являются: а) перемещение среды компанейского общения подростков с улицы в Интернет и мобильные телефоны, где есть средства ускорить, облегчить, сделать более доступным контакт со сверстниками; б) изменение роли родителей по отношению к подросткам. Возможно, что родители в изменившихся социально-экономических условиях уделяют больше внимания своим карьерным и личным интересам, в силу чего их контакт с собственным ребенком-подростком становится более поверхностным, не таким глубоким, что далее способствует изменению системы отношений. Суммарные наблюдения специалистов по работе с подростками указывают на то, что, судя по всему, контакт со сверстниками, достигаемый в компании, — длительный, интенсивный, доверительный, надежный, глубокий, но ограниченный количеством членов компании и требующий усилий для построения и развития этих отношений, заменяется на большое количество контактов с различными легко доступными в первую очередь через Интернет и онлайн-игры людьми — контактов поверхностных, свободных, легких, безопасных, непродолжительных, не развивающихся. Для разработки новых эффективных технологий восстановительного подхода, соответствующих актуальной социальной ситуации развития подростков, необходимо получить ответы на следующие вопросы. Каким образом осуществляется сейчас решение социально-возрастных задач в современных условиях мегаполиса? Какие потребности подросткам удается удовлетворять в условиях общения со сверстниками через Интернет и с помощью мобильных телефонов? Возможно ли, нужно ли подключение специалистов социальных служб к отношениям между подростками в интернет-пространстве как к первичной точке входа?

Роль общения в интернет-пространстве для подростков

На основании анализа работы с подростками разных микропоколений мы предполагаем, что общение в интернет-пространстве выполняет разную роль для тех, кто «вырос в Интернете» и тех, кто начал свое общение в Интернете уже взрослым. Те, кто получил первый опыт общения в виртуальном пространстве относительно поздно, имеют опыт общения в реальном мире, в большей степени понимают и представляют себе его достоинства и сложности. Для таких подростков и взрослых общение в Интернете является дополнением к общению «вживую». Однако все чаще в практической работе специалисты социальной службы сталкиваются со случаями, когда у подростка опыт реального общения может быть сильно ограничен или заменен опытом общения в социальных сетях, на тематических форумах и т. п. В этом случае коммуникативные навыки подростка формируются в основном в интернет-пространстве, и реальное общение становится надстройкой над ним. То есть все чаще подросток сначала попадает в Интернет и лишь потом начинает получать опыт общения со сверстниками в компаниях. Важно отметить, что с помощью Интернета легко сформировать компанию, очень легко сформировать или войти в компанию «под себя», под любые, даже очень своеобразные, интересы и потребности. В ситуации общения в дворовой компании ее выбор изначально ограничен количеством доступных компаний, в то время как в Интернете возможности выбора сообщества практически не ограничены. Другой важный аспект вероятного предпочтения общения через Интернет — тот факт, что в случае возникновения эмоционального напряжения в дворовой компании от подростка требуется проявление навыков адаптации к различным социальным ситуациям и совершение выбора, в котором крайними вариантами являются: остаться в компании и подчиниться правилам; сменить компанию; изолироваться. В интернет-пространстве смена сообщества в случае возникновения эмоционального напряжения легкодоступна. Таким образом, виртуальное общение позволяет поддерживать автономность личности, не быть конформным, но при этом может меняться способность к привязанности и лояльности, редуцируются навыки превращения отношений в социально-комфортные. Таким образом, с одной стороны, опыт общения в Интернете позволяет легко (безопасно, без последствий) экспериментировать с разными ролями и формами общения, придумывая себе различные образы; с другой — в таком случае отсутствует достаточная и достоверная обратная социальная связь от партнеров по общению, которая необходима человеку для прояснения образа себя. Результаты таких экспериментов сложно присвоить и перенести в реальную, не виртуальную жизнь. Мы предполагаем, что опыт общения исключительно в Интернете будет способствовать формированию диффузной идентичности у подростка, не позволяя сформировать ясное представление о себе — своей личности, ценностях, индивидуальных особенностях, телесности и пр. Общение через Интернет присутствует на сегодняшний день у подростков не только в отношениях со сверстниками, но и в семье, в детско-родительских отношениях. Оно позволяет избежать чувств агрессии, раздражения, бессилия, страха, напряжения, которые могут присутствовать с обеих сторон при сепарации подростка от родителя, и все чаще и родитель, и подросток к обоюдному комфорту переходят в режим общения через электронную переписку и системы обмена короткими сообщениями (Skype, ICQ, QIP и т. п.). При этом надо учитывать, что у подростка, в отличие от родителя, может и не быть опыта и навыков самопредъявления, признания и размещения своих чувств в отношениях с другими людьми. Весьма вероятно, что в этих условиях процесс сепарации подростка от родителей происходит не в полной мере и может остаться незавершенным или искаженным.

Предположительные последствия перемещения общения в интернет-пространство и девиантное поведение

Мы показали, что вследствие преимущественного перемещения общения подростков в Интернет ряд особенностей их социализации по сравнению с подростками, не причастными к Интернету, претерпевает изменения. Мы предполагаем, что идентичность таких подростков тяготеет к большей диффузности в силу дефицита адекватной обратной связи; их социальные навыки оказываются развиты значительно меньше, так как менять способ общения оказывается сложнее, чем сменить партнера по общению; контакт с собственными чувствами и собственной телесностью нарушается в силу вынужденной редукции самовыражения в этих областях, телесный и эмоциональный опыт оказывается слабо дифференцируемым и трудно выражаемым [1]. Кроме того, в силу взаимозаменяемости собеседников можно предположить, что у подростка нарушается способность к привязанности, что, скорее всего, приводит к нарушению способности к эмпатии и децентрации. Эмоциональная жизнь подростка может уплощаться — интернет-общение не только позволяет избегать негативных переживаний, но и способствует развитию ангедонии, неспособности ярко испытывать и выражать также позитивные эмоции — радость, удовольствие и т. п. В реальной жизни уровень эмоционального напряжения высок, а погруженный в виртуальное пространство коммуникаций человек привыкает к отсутствию сильных всплесков эмоций. Так как у подростка, проводящего время в общении в Интернете и компьютерных играх, не происходит адекватной сепарации от родителей, то получаемый им опыт состоит в том, что совершенные действия — всегда обратимы, другие — безопасны и сами в безопасности, у него есть ощущение своей неуязвимости. Это с большой вероятностью может приводить к нарушению ответственного отношения к своим действиям. Так как подросток теперь может легко и безопасно размещать свои проблемы, раздражение, недовольство в Интернете, яркость проявлений девиантного поведения и предпосылок к нему в образовательной среде снижается, хулиганства, хамства, мелких преступлений становится меньше. Возникают новые проявления ситуации социально-психологической дезадаптации. Для педагогов подростки, оказавшиеся в этой ситуации, выглядят не столько дерзкими хулиганами, сколько тихими, неразговорчивыми, замкнутыми, про них известно, что они проводят много времени в Интернете и пропускают занятия. Но так как они не доставляют особых неудобств при ведении учебных занятий (как классические «трудные подростки»), то и внимания им не уделяется. Это согласуется с наблюдением сотрудников Центра о том, что сейчас нет такой яркой внешней разницы между детьми из так называемых «благополучных семей» и детьми, находящимися в ситуации социально-психологической дезадаптации, как 10 лет назад. Нет бросающихся в глаза различий в одежде, у всех есть мобильные телефоны и т. п. То есть социально-психологическая дезадаптация становится замаскированной. Возможность канализации части психологических сложностей в виртуальном пространстве в сочетании с несформированными навыками общения вживую приводят к тому, что затрудняется предсказуемость и повышается уровень жестокости проявлений девиантного поведения подростков. То есть, с одной стороны, количество проявлений девиантного поведения предположительно должно снижаться, но, с другой стороны, будет повышаться уровень ущерба от случаев, когда подростки, не обладающие достаточным уровнем эмпатии и ответственности за свои действия, трудно обнаруживаемые и плохо предсказуемые до рецидива, будут внезапно совершать экстремистские действия, например расстрелы одноклассников, суициды и т. д. Тенденцию изменения ситуации социально-психологической дезадаптации можно описать так: если раньше в подростковом возрасте сигналами о необходимости социально-психологической помощи служили проявления девиантного поведения (употребление психоактивных веществ, правонарушения, драки), то с перемещением ситуаций общения в Интернет такими сигналами становятся дистанцирование подростка, сложности с распознаванием и выражением своих чувств, депрессивные паттерны поведения. Эти признаки значительно менее наглядны по сравнению с девиантным поведением, их гораздо труднее обнаружить.

Перспективы социальной работы с подростками

Мы считаем, что, учитывая описанные тенденции, необходимо менять технологии социальной работы с подростками в соответствии с принципами восстановительного подхода. В условиях изменения социальной ситуации развития подростка в сторону его «виртуализации» основной точкой входа в социальную ситуацию подростка становится не улица, а образовательное учреждение. Работа с подростками должна начинаться с установления персонального контакта специалиста с подростком в реальном пространстве учреждения (не в Интернете). Благодаря непродолжительной работе с учебной группой подростка может происходить диагностика подростков, находящихся в ситуации социально-психологической дезадаптации. После этого возможно строить контакт с подростком по стандартной технологии построения контакта уличной социальной службы, только этот контакт должен быть перемещен в пространство образовательного учреждения. Далее необходимо организовать персональную работу с конкретными подростками, направленную на формирование реального контакта, возможно, подкрепленного более привычным подростку общением в Интернете. Цель такой работы — поддержка возможности общения подростков в групповых формах социально-психологической работы. Возможная форма такой работы — это низкопороговая групповая среда (клуб, походы, психологическая группа, специальные лагеря для подростков, увлеченных онлайн-играми), организованная с учетом современных особенностей ситуации социально-психологической дезадаптации. Результатом такой работы должно стать обеспечение подростка ресурсами для преодоления ситуации социально-психологической дезадаптации и возможностями для развития.

Список литературы

1. Асмолов А. Г., Асмолов Г. А. От Мы-медия к Я-медия: трансформации идентичности в виртуальном мире. Вопросы психологии. 2009. N 3. С. 3 — 16. 2. Выготский Л. С. Педология подростка. М., 1929 — 1931. 3. Москвичев В. В. От ситуации социально-психологической дезадаптации к ситуации социального развития // Народное образование. 2011. N 1. 4. О положении детей в городе Москве / К ежегодному государственному докладу «О положении детей в Российской Федерации в 2010 г.». М., 2011. 5. Обухова Л. Ф. Детская психология: теории, практики, проблемы. М., 1995. 6. Райгородский Д. Я. Подросток и семья. Самара, 2002. 7. Восстановительная модель социально-психологической помощи подросткам: Методическое пособие / А. В. Тихомирова, В. В. Москвичев, Ю. Г. Лапшин и др. М.: МГППУ, центр «Перекресток», 2007. Часть 1. Описание модели. 8. Хломов К. Д., Москвичев В. В. Восстановительный подход — инструмент организации помощи подросткам, находящимся в социально-дезадаптирующей ситуации // Сборник тезисов участников Третьей Всероссийской научно-практической конференции по психологии развития. М.: МГППУ, 2011. С. 227 — 228. 9. Концепция программы профилактики девиантного и асоциального поведения, снижения ксенофобии и проявлений экстремизма в молодежной среде / К. Д. Хломов, А. В. Балаева, А. А. Бочавер и др. М.: МгПпУ, 2011. 10. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1996. 11. Эриксон Э. Идентичность. Юность и кризис. СПб., 1996.

——————————————————————

Название документа