О некоторых проблемах юридического образования и аттестации научных кадров высшей квалификации

(Носов С. И.) («Юрист», 2013, N 14) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ И АТТЕСТАЦИИ НАУЧНЫХ КАДРОВ ВЫСШЕЙ КВАЛИФИКАЦИИ

С. И. НОСОВ

Носов Сергей Иванович, заведующий кафедрой конституционного права юридического факультета им. М. М. Сперанского ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ», доктор юридических наук, профессор.

В статье рассматриваются актуальные проблемы современного юридического образования в нашей стране после введения новых федеральных образовательных стандартов по направлению подготовки «бакалавр» и «магистр». Анализируются недостатки действующего законодательства об образовании, что негативно сказывается на качестве получаемых знаний, предлагаются меры по его совершенствованию. Критически анализируются реформы в сфере государственной аттестации научных кадров высшей квалификации, в т. ч. в вопросах функционирования диссертационных советов, деятельности экспертного совета.

Ключевые слова: образовательные стандарты, компетентностный подход, общекультурные и профессиональные компетенции, качество юридического образования, государственная аттестация научных кадров, деятельность диссертационных советов, репутационно-дисциплинарная ответственность.

On some problems of juridical education and assessment of scientific personnel of the higher qualification S. I. Nosov

The article considers topical problems of contemporary juridical education in this country after introduction of the new federal educational standards with regard to training of «bachelors» and «masters»; analyses the drawbacks of the current legislation on education that has a negative impact on the quality of the knowledge received; proposes the measures with regard to improvement thereof. The author analyses the reforms in the sphere of state assessment of scientific personnel of the higher qualification, including the issues of functioning of dissertational councils, activity of the expert council.

Key words: educational standards, competent approach, general cultural and professional competences, quality of juridical education, state assessment of scientific personnel, activity of dissertational council, reputation-disciplinary responsibility.

Около 3 лет назад в области высшего юридического образования были приняты новые федеральные образовательные стандарты по направлению подготовки «бакалавр» и «магистр». Принятие указанных документов было связано с переходом нашей системы образования на принципы Болонского процесса. Прошел определенный период времени, и можно попытаться дать оценку тому, насколько те цели, которые были поставлены, удалось реализовать и насколько сами эти цели адекватно отвечают запросам и потребностям отечественной науки и практики. Рассмотрение указанных вопросов является актуальным еще и потому, что 1 сентября 2013 г. вступает в силу Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. «Об образовании в Российской Федерации». Принятие этого Закона обусловливает необходимость внесения изменений и в эти образовательные стандарты. Стандарты третьего поколения четко ориентированы на компетентностный подход, что повлекло существенные трансформации в деятельности основных субъектов образовательного процесса — профессорско-преподавательского состава и студентов. Можно ли считать, что система юридического образования стала более оперативно реагировать на вызовы практики и системы управления? Либо осуществляемые преобразования в указанной сфере представляют собой ряд хаотичных, недостаточно связанных между собой мер? ФГОС ВПО по направлению подготовки «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр») нацеливает образовательную систему на подготовку юриста-исполнителя, а квалификация «магистр» — на подготовку юриста-новатора. Магистр логично продолжает процесс обучения на основе программы бакалавриата. Магистр больше занимается аналитической, научно-исследовательской деятельностью. Между тем указанная типология не имеет четких критериев выделения, четко сформулированных в запросах юридической науки и практики. Как отмечается в юридической литературе, существует запрос на юристов, способных «воспроизводить сложившиеся подходы» к решению возникающих задач, от них ждут владения прикладными знаниями и навыками (знания законодательства и правоприменительной практики, умения составлять документы и т. д.). Спрос на таких юристов (бакалавров) весьма высок как в государственном, так и в негосударственном секторе <1>. ——————————— <1> Семитко А. П. Проблемы подготовки юристов в контексте новых образовательных стандартов // Педагогическое образование в России. 2012. N 6. С. 124 — 129.

Существует запрос на юриста, способного находить правовое решение различных нестандартных проблем, видеть пробелы в юридической деятельности, предлагать изменения действующего законодательства, определять эффективность правоприменения и т. д. Такие юристы (магистры) также широко востребованы юридической наукой и практикой. Вместе с тем анализ общекультурных и профессиональных компетенций государственных образовательных стандартов показывает, что они ориентированы главным образом на количественные, уровневые параметры квалификации бакалавров и магистров. Описание квалификации бакалавра свидетельствует, что в ряде случаев к нему предъявляются более высокие требования, чем к магистру. Речь идет о таких профессиональных компетенциях, как «развитие правосознания, правового мышления, правовой культуры», «соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина» и ряд других. Многие авторы обоснованно отмечают, что в квалификационных требованиях к степени магистра отсутствуют компетенции, ориентирующие на так называемый качественный кругозорный подход к формированию юриста-профессионала. Некоторые представители вузовской и научной общественности полагают, что в указанных документах нет должного компетентностного подхода к разграничению программ подготовки бакалавров и магистров. Очевидным недостатком действующего законодательства об образовании является то, что оно допускает возможность обучения по магистерским программам без обязательного получения квалификации бакалавр в сфере юриспруденции. Такая практика, как мы знаем, получила весьма широкое распространение. Сложилась странная ситуация, когда степень магистра юриспруденции, предполагающая углубление и специализацию прежде всего юридических знаний и компетенций, полученных в процессе освоения программ бакалавриата, выступающего в роли правовой основы, правового фундамента, оказывается без такового. Образно говоря, дерево оказывается без корневой системы. К чему это приводит? Это приводит к значительному снижению качества реализации магистерских программ. В итоге что мы получили? Отказавшись в процессе образовательных реформ от специалитета с пятилетним сроком обучения, под аккомпанемент уничижительной критики качества юридического образования (кстати, наиболее громкой — со стороны Министерства образования Российской Федерации), мы получили магистратуру с возможностью освоения образовательных программ за 2 года. Практика реализации магистерских программ показала: невозможно осваивать степень магистра юриспруденции без наличия степени бакалавра (не вообще, а) исключительно по направлению подготовки «Юриспруденция». Магистр — это следующая более качественная ступень, освоение которой возможно только при наличии исходной базы, в качестве которой могут выступать только знания бакалавра юриспруденции либо юриста-специалиста. Не случайно в некоторых зарубежных странах (например, во Франции) невозможно поступить в юридическую магистратуру, если отсутствует предшествующая степень подготовки в юридической сфере. Такие нормы должны быть и в нашем законодательстве. С сожалением приходится констатировать, что современное юридическое образование не имеет ясных и четких целей, обусловленных запросами и потребностями юридической практики в государственном и негосударственном секторах общественной жизни. Запросы практики в адрес юридического образования предполагают более основательную подготовку юриста к практической деятельности, а также «формирование широкого кругозора, который может стать базой для устойчивого профессионального роста и участия в развитии правовых практик». Конечно, и сама система образования существует не в безвоздушном пространстве, а испытывает на себе влияние самых различных факторов — как способствующих, так и мешающих решению поставленных задач (социальная среда, состояние образовательных учреждений). Так, падение уровня рождаемости привело к тому, что количество мест в вузах превышает количество абитуриентов. И уже не абитуриенты, а вузы конкурируют между собой, чтобы абитуриент пришел именно к ним. Можно много говорить о несовершенстве самих образовательных стандартов, и, очевидно, должны приниматься меры по их дальнейшей доработке. Вместе с тем существует большое число недостатков, которые имеют место в реализации образовательных программ. Так, проводимые Министерством образования и науки России, негосударственными образовательными организациями мониторинги эффективности образовательных программ в различных вузах выявили их следующие недостатки: — формальное описание целей и результатов обучения в ООП, а также в программах учебных дисциплин и практик; — недостаточное использование при обучении активных и интерактивных форм проведения занятий, отсутствие соответствующих методик, слабая конкретизация форм и способов оценки сформированности компетенций в программах дисциплин и практик (вообще, следует отметить, что это общая проблема многих вузов — проводится ли должный анализ получаемых общекультурных и профессиональных компетенций); — слабая привлеченность работодателей к созданию и реализации основных образовательных программ. Особую важность и значимость приобретают меры по устранению имеющихся проблем. Так, практически каждый вуз, осуществляющий реализацию образовательных программ, стоит перед необходимостью их доработки с точки зрения большей глубины, продуманности целей и задач, подбора образовательных технологий. Серьезной проблемой является активизация разработки единой системы внутривузовской нормативной и методической документации, обеспечивающей реализацию образовательных стандартов. Крайне важной представляется необходимость разработки системы материального и морального поощрения, а также стимулирования преподавателей, активно участвующих в практике внедрения новых образовательных технологий, создании информационной среды. В рамках реализации образовательных программ много внимания должно уделяться индивидуализации обучения. На каких принципах должен строиться индивидуально-ориентированный образовательный процесс? Могут быть выделены следующие принципы: — принцип осознанной перспективы; — принцип гибкости системы высшего профессионального образования; — принцип динамичности системы высшего образования. Какие тенденции необходимо сохранить и приумножить в развитии юридического образования? У выпускников должна быть сформирована парадигма постоянного получения, постоянного обновления знаний на протяжении всей жизни. Выпускник должен обладать высоким профессиональным потенциалом. Кроме того, необходимо всемерно повышать и роль воспитания в образовательном процессе (применительно как к магистерским программам, так и к программам подготовки бакалавров). Много внимания следует уделять формированию системы оценки качества освоения основной образовательной программы, в ходе которой должны стать правилом: — периодические проверки остаточных знаний студентов; — выборочное тестирование; мониторинг результатов тестирования; — корректировка результатов программ с учетом выявленных недостатков. Требование времени — необходимость постепенного внедрения электронной системы управления образовательным процессом. Меняются познавательные установки, способы интеллектуального восприятия информации и мыслительной работы нашей молодежи. Необходимо учитывать вызовы виртуализации сознания современного студента. Он прекрасно владеет всеми современными средствами связи (Интернет, электронная почта, СМС-сообщения) и зачастую делает это лучше, чем преподаватель. И если ставится задача получить максимальный результат в образовательном процессе, нельзя не учитывать эти факторы. Поэтому существует острая необходимость формирования полноценной электронной образовательной среды. Речь идет о проблеме повышения уровня качества преподавания и преподавателей. Нет сомнений в том, что должна быть создана эффективная система повышения квалификации профессорско-преподавательского состава. Без этого обеспечивать качественную реализацию магистерских программ в процессе обучения не просто крайне затруднительно, но и практически невозможно. Реализация магистерских программ осуществляется по видам юридической деятельности (прокурорская, адвокатская, правоохранительная и т. д. деятельность), по междисциплинарным направлениям. В последнее время является распространенным совместное с зарубежными вузами осуществление магистерских программ. Серьезные реформы проходят и в системе послевузовского образования. Немногим более года назад завершился процесс перерегистрации диссертационных советов, связанный с внесением изменений в номенклатуру научных специальностей. И вот систему аттестации научных кадров нашей страны ожидают новые масштабные преобразования. На сайте Минобрнауки России для общественного обсуждения опубликован проект Концепции модернизации аттестации научных кадров высшей квалификации в Российской Федерации. В ней заложены меры по кардинальному изменению действующей системы аттестации. Частые реорганизации сети диссертационных советов, даже если они проводятся под предлогом оптимизации, не способствуют формированию новых и сохранению стабильно функционирующих научных сообществ. Тем более что в процессе проведения реорганизаций четко не обозначаются их содержательные цели, не указывается, какие научные результаты должны достигать в своей деятельности диссертационные советы в результате проводимых преобразований (они между тем вполне определенно обозначены в положениях о порядке присуждения ученых степеней и положении о совете по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук). Создается впечатление, что реформа проводится ради реформы, для удовлетворения реформаторского зуда часто сменяемых чиновников, без учета всего спектра мнений самых разных слоев научной общественности. В проекте отчетливо прослеживается ставшая уже тенденцией «презумпция виновности диссертационного совета и его членов». Это особенно проявляется в предлагаемых механизмах ответственности научных организаций и ученых. Так, в проекте предлагается установить ответственность членов диссертационных советов, научных руководителей (научных консультантов) и оппонентов соискателей ученой степени, организаций, на базе которых создаются диссертационные советы, ведущих (оппонирующих) организаций в случае выявления серьезных нарушений в процессе подготовки и защиты диссертаций. В числе предлагаемых санкций — ограничение в будущем права выступать в качестве члена диссертационного совета, научного руководителя, оппонента, ограничение в будущем выступать в качестве ведущей (оппонирующей) организации и т. д. Указанные меры представляются избыточными и излишними. Вряд ли комплекс таких карательных мер будет способствовать обстановке научного поиска, нередко сопряженного с обоснованием новых идей, гипотез, направлений, идущих в противовес к существующим воззрениям. Указанные меры репутационно-дисциплинарной ответственности, с высокой степенью вероятности, приведут не к повышению качества аттестации научных кадров (цели модернизации), а к прямо противоположному результату — застою идей и научному приспособленчеству. Ответственность, несомненно, необходимо повышать, но, во-первых, она должна применяться только в отношении конкретных лиц, допустивших такие нарушения и злоупотребления (а не диссертационных советов и ведущих организаций), а во-вторых, она должна быть соразмерной допускаемым нарушениям. Предлагаются меры по совершенствованию работы Высшей аттестационной комиссии. Данный вопрос давно назрел и активно обсуждается среди научной общественности. Очевидно, что экспертные советы не должны подменять собой деятельность диссертационных советов, что зачастую имеет место на практике. Заседания экспертного совета нередко превращаются в повторную защиту. Представляется, что основанием для пересмотра решения диссертационного совета должно быть не субъективное усмотрение отдельных членов экспертного совета, а четко прописанный перечень оснований, закрепленный в Положении о совете по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук. В процессе многочисленных и масштабных реформ системы образования необходимо помнить главное: мы не должны потерять основательность, фундаментальность нашего образования, а должны сделать его более гибким, современным, востребованным практикой.

ЛИТЕРАТУРА

1. Приказ Министра образования и науки Российской Федерации от 4 мая 2010 г. N 464 «Об утверждении и введении в действие Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 — Юриспруденция (квалификация (степень) «бакалавр»)» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. N 26. 2. Приказ Министра образования и науки Российской Федерации от 14 декабря 2010 г. N 1763 «Об утверждении и введении в действие Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 — Юриспруденция (квалификация (степень) «магистр»)» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2011. N 14. 3. Семитко А. П. Проблемы подготовки юристов в контексте новых образовательных стандартов // Педагогическое образование России. 2012. N 6. С. 124 — 129. 4. Проект Концепции модернизации аттестации научных кадров высшей квалификации в Российской Федерации // URL: http://mon-ru. livejournal. com/61908.html.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *