Профессиональные качества юристов: желаемые и действительные (структурно-таксономическое моделирование)

(Соколов Н. Я., Леванский В. А.) («Журнал российского права», 2008, N 5) Текст документа

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ЮРИСТОВ: ЖЕЛАЕМЫЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ (СТРУКТУРНО-ТАКСОНОМИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ)

Н. Я. СОКОЛОВ, В. А. ЛЕВАНСКИЙ

Соколов Николай Яковлевич — профессор кафедры теории государства и права МГЮА, доктор юридических наук.

Леванский Владимир Александрович — старший научный сотрудник ИГП РАН, кандидат юридических наук.

Обеспечение нормального функционирования и поступательного развития демократического правового социального государства объективно предполагает активное участие в этом процессе юристов как социально-профессиональной группы. Эффективность правового регулирования правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности во многом зависит от состояния этой социально-профессиональной группы, от тех качеств, которыми располагают входящие в нее юристы. Это диктует необходимость постоянного исследования путей формирования, реального состояния и тенденций развития общих и специальных качеств юристов, что позволит вносить своевременные коррективы в практику юридического образования, систему повышения квалификации, соответствующую воспитательную работу. I. Отсюда становятся понятными не только научное значение, но и практическая важность формирования четких представлений о том, какими качествами должны быть наделены современные юристы и насколько они ими реально обладают. Это тем более необходимо потому, что освещение вопросов, связанных с профессиональными качествами юристов, до последнего времени носило разрозненный характер, хотя и был опубликован целый ряд интересных работ <1>. До настоящего времени не устоялся перечень необходимых качеств юристов-профессионалов, отсутствуют единые основания для их классификации, а также единообразие в подходах к их определению и характеристике. ——————————— <1> См.: Алексеев С. С. Введение в юридическую специальность. М., 1976; Новоселов В. И. Профессиональные качества советского юриста // Правоведение. 1982. N 2. С. 3 — 10; Анисимов Т. И., Потапова С. А. К вопросу о профессионально важных личностных качествах юриста // Юридическое образование и наука. 2003. N 2. С. 2 — 6; Караваев В. Н. Государственный образовательный стандарт подготовки юристов: проблемы реализации // Юридическое образование и наука. 2002. N 1. С. 18.

В юридической литературе содержатся самые разнообразные наборы качеств, которые, по мнению различных авторов, должны быть присущи юристам. Анализируются их знания, навыки, мировоззрение, соотношение общих качеств специалиста и профессиональных качеств юриста, общих и специальных качеств юриста, принадлежащего к той или иной специализированной профессионально-юридической группе. Однако особое значение перечень этих качеств приобрел в связи с утверждением 27 марта 2000 г. Министерством образования РФ Государственных образовательных стандартов по направлению «Юриспруденция» <2>. (Далее также — ГОС ВПО, Госстандарт, образовательный стандарт.) Таким образом, содержащийся в этих стандартах набор качеств профессионального юриста приобрел фактически нормативный характер и важное практическое значение. ——————————— <2> См.: Юридическое образование и наука. 2000. N 1. С. 2 — 20.

Какие же качества указаны в Государственном образовательном стандарте высшего профессионального образования по специальности 021100 — «Юриспруденция» (квалификация — юрист)? <3> Они разбиты в Госстандарте на три группы: общие качества юристов, профессиональные умения, уровень подготовки юристов, соответствующий их квалификации. ——————————— <3> Те же самые требования предъявляются Госстандартом и к бакалаврам. См.: Юридическое образование и наука. 2000. N 1. С. 21 — 22.

В первую группу входят следующие общие качества юриста: 1) гражданская зрелость и высокая общественная активность; 2) профессиональная этика; 3) профессиональная культура; 4) глубокое уважение к закону и бережное отношение к социальным ценностям правового государства, чести и достоинству граждан; 5) высокое нравственное сознание; 6) гуманность; 7) твердость моральных убеждений; 8) чувство долга; 9) ответственность за судьбы людей; 10) ответственность за порученное дело; 11) принципиальность и независимость в обеспечении прав, свобод и законных интересов личности, ее охраны и социальной защиты; 12) необходимая воля и настойчивость в исполнении принятых решений; 13) чувство непримиримости к любому нарушению закона в собственной профессиональной деятельности; 14) четкое представление сущности, характера и взаимодействия правовых явлений; 15) знание основных проблем дисциплин, определяющих конкретную область профессиональной деятельности, видение их взаимосвязи в целостной системе знаний и значения для реализации права. Во вторую группу качеств юриста включены профессиональные умения: 1) правильно толковать и применять законы и другие нормативные правовые акты; 2) обеспечивать соблюдение законодательства в деятельности государственных органов, физических и юридических лиц; 3) юридически правильно квалифицировать факты и обстоятельства; 4) разрабатывать документы правового характера; 5) осуществлять правовую экспертизу нормативных актов; 6) давать квалифицированные юридические заключения и консультации; 7) принимать правовые решения и совершать иные юридические действия в точном соответствии с законом; 8) вскрывать и устанавливать факты правонарушений; 9) определять меры ответственности и наказания виновных; 10) предпринимать необходимые меры к восстановлению нарушенных прав; 11) систематически повышать свою профессиональную квалификацию; 12) систематически изучать законодательство и практику его применения; 13) ориентироваться в специальной литературе. И, наконец, в третью группу включены требования к уровню подготовки юриста, в зависимости от которых он должен решать задачи, соответствующие его квалификации. Среди них: 1) осуществление сбора нормативной и фактической информации, имеющей значение для реализации правовых норм; 2) обеспечение реализации актов применения права; 3) анализ юридических норм и правовых отношений; 4) анализ судебной и административной практики; 5) обоснование и принятие в пределах должностных обязанностей решений, а также совершение действий, связанных с реализацией правовых норм; 6) составление соответствующих юридических документов; 7) обеспечение законности и правопорядка; 8) осуществление правовой пропаганды и правового воспитания. Как показывают обсуждение в юридической печати, а также практика, перечень профессиональных качеств юриста, приведенный в ГОС ВПО в целом составлен удовлетворительно. Вместе с тем к нему можно высказать достаточно серьезные замечания. Прежде всего, обращают на себя внимание недостаточно четкие критерии разграничения тех или иных групп профессиональных качеств. Например, в разделе общих качеств юриста больше говорится о качествах любого специалиста, покидающего высшее учебное заведение, нежели об общих качествах юристов, между тем как выделение в самостоятельную группу общих качеств юристов, независимо от их будущей принадлежности к специализированным отрядам юристов, было бы вполне оправданно. Мало отличаются друг от друга в понятийном и содержательном планах разделы в образовательном стандарте, где говорится об умениях юриста и требованиях, предъявляемых к уровню его подготовки. Думается, что они могли бы составить общую самостоятельную группу «Специальные качества юристов». Существенным недостатком предложенных Госстандартом общих качеств можно считать их размытость, недостаточно четкое и дифференцированное определение общих качеств, необходимых именно для профессионального юриста. Заметим, что в ГОС ВПО некорректно перемешаны самые различные общие качества, например, принципиальность и независимость, уважение к закону и социальным ценностям правового государства и др., между тем как в Госстандарте, с нашей точки зрения, такое смешение нежелательно. Не учитываются и различные уровни профессиональной подготовки бакалавров, магистров и специалистов <4>. ——————————— <4> Анализ авторами вышеназванных качеств студентов-выпускников с помощью метода структурной таксономии см.: Соколов Н. Я., Леванский В. А. Опыт моделирования профессиональных качеств выпускников Российской правовой академии // Вестник Российской правовой академии. 2007. N 2. С. 3 — 8; N 3. С. 3 — 7.

II. В связи со сказанным представляется, что сегодня необходимо усиление внимания ученых-юристов к проблемам формирования и развития профессиональных качеств юристов, особенно в рамках образовательного процесса и с учетом его современного состояния. Как известно, образование включает в себя две основные составляющие — обучение и воспитание. Сферой воздействия обучения, носящего информационно-познавательный характер, является когнитивно-рациональная составляющая правового сознания. Воспитание же влияет главным образом на эмоционально-волевую, ценностную и мировоззренческую сферы сознания. Обучающее содержание юридического образования вызывает в последние годы серьезную критику. Однако еще более серьезных замечаний заслуживает состояние воспитательной работы в средних и высших учебных заведениях, включая юридические. Становится очевидным, что ее улучшение предполагает существенную активизацию научной разработки проблем формирования у юристов соответствующих профессиональных качеств. Поэтому авторами и было предпринято исследование общих и специальных качеств профессиональных юристов и их распространенности на практике. При этом они исходили из того, что определение качеств профессионального юриста неразрывно связано и обусловлено, прежде всего, сущностью и содержанием профессиональной юридической деятельности. Ее можно понимать как официально признанный государством и регламентированный законом род деятельности, связанный с правовым регулированием общественных отношений, обеспечением соблюдения членами общества правовых предписаний, требующий необходимых знаний и навыков, приобретаемых путем юридического образования или практического опыта, накладывающий на юристов социальную ответственность за эффективное выполнение возложенных на них обязанностей в системе разделения труда <5>. ——————————— <5> Соколов Н. Я. Юридическая профессия: понятие, сущность и содержание // Государство и право. 2004. N 9. С. 22 — 30; см. также: Жалинский А. Э. Введение в специальность «Юриспруденция». Профессиональная деятельность юриста: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2007.

В приведенном определении содержатся основные требования к лицам, занимающимся профессиональной юридической деятельностью. В тесной и неразрывной связи с ними находятся качества специалиста-юриста (бакалавра, специалиста, магистра). Как отмечается в юридической литературе, требования отражают объективную сторону, а качества — субъективную. Однако их содержание одинаково: государство и общество заинтересованы, чтобы все специалисты имели весь набор качеств в рамках предъявляемых к ним требований <6>. ——————————— <6> Новоселов В. И. Профессиональные качества советского юриста // Правоведение. 1982. N 2. С. 4.

Предлагаемый в настоящей статье перечень общих и специальных качеств первоначально был составлен задолго до принятия современного образовательного стандарта, в процессе исследования профессионального сознания советских юристов с учетом мнения таких известных ученых, как И. С. Самощенко, В. Н. Кудрявцев, И. И. Карпец, М. С. Строгович, А. Р. Ратинов, Г. М. Миньковский. В результате в анкету был включен следующий набор общих качеств профессиональных юристов, свойственный им независимо от специализации: 1) справедливость; 2) честность; 3) добросовестность; 4) ответственность; 5) культурность; 6) профессиональное достоинство; 7) компетентность; 8) принципиальность; 9) неподкупность; 10) гуманность; 11) идейность; 12) гражданское мужество. Как видно из приведенного перечня общих качеств юриста, он далеко не полностью совпадает с перечнем аналогичных качеств, содержащимся в нынешнем Госстандарте. Однако он прошел достаточно серьезную апробацию как в советский, так и постсоветский периоды и может быть учтен при последующей доработке Госстандарта. III. Что же представляют собой сегодня юристы как социально — профессиональная группа с точки зрения тех общих качеств, которые характерны для них? В какой-то степени ответ на это могут дать результаты проведенного в 2004 — 2005 гг. социологического исследования профессиональной культуры юристов. Согласно программе исследования распространено 1200 бланков опроса. После предварительной обработки полученного массива машинной обработке подвергнуто 798 анкет, включая: 109 анкет судей, 106 — прокуроров, 137 — следователей, 103 — адвокатов, 111 — юрисконсультов, 115 — нотариусов, 119 — судебных приставов <7>. ——————————— <7> Леванский В. А., Соколов Н. Я. Опыт конкретно-социологического исследования и моделирования профессиональной культуры юристов // «Lex Russica» (Научные труды МГЮА). 2006. N 2. С. 230 — 269.

Результаты ответов на вопрос «Часто ли Вам приходится сталкиваться в общении с юристами со следующими качествами?» приводятся в табл. 1 (в процентах). (См. табл. N 1.)

Табл. N 1

N Наименование Часто Редко Никогда Нет Средняя Баллы п/п качеств ответа взвешенная <*>

1 культурность 54,0 33,8 1,0 1,3 39,9 1

2 гуманность 34,8 58,3 5,0 2,0 35,0 10

3 идейность 20,6 59,6 16,9 2,6 32,87 12

4 честность 42,6 50,8 4,9 1,8 36,95 8

5 гражданское 23,4 59,6 14,5 2,5 33,48 11 мужество

6 принципиальность 53,5 41,9 3,1 1,5 38,43 6

7 добросовестность 60,6 36,0 1,9 1,5 39,35 4

8 профессиональное 61,4 34,8 2,0 1,9 39,33 5 достоинство

9 компетентность 61,6 35,9 0,8 1,8 39,52 2

10 неподкупность 43,5 46,8 7,0 2,8 36,48 9

11 справедливость 44,9 49,8 3,1 2,3 37,2 7

12 ответственность 62,9 33,3 2,0 1,9 39,5 3

<*> Определение средней арифметической взвешенной проводилось по формуле, в которой оценка «хорошо» принималась за 100 баллов, «удовлетворительно» — 75, «неудовлетворительно» — 50 баллов.

Таким образом, наиболее распространенные общие качества юристов-профессионалов, по мнению опрошенных, если их ранжировать, выстраиваются в следующий ряд: 1) культурность; 2) компетентность; 3) ответственность; 4) добросовестность; 5) профессиональное достоинство; 6) принципиальность; 7) справедливость; 8) честность; 9) неподкупность; 10) гуманность; 11) гражданское мужество; 12) идейность. Для определения наиболее желательных качеств, находящихся на уровне подсознания юристов-профессионалов, опрашиваемым была адресована просьба указать качества, которые, с их точки зрения, должны быть прежде всего присущи идеальному юристу. В соответствии с полученными ответами была составлена таблица N 2. (См. табл. N 2 на с. 54.)

Табл. N 2

N Наименование качеств Р <*> 100-Р Ранг п/п

1 культурность 44 56 4

2 гуманность 16 84 10

3 идейность 6 94 12

4 честность 47 53 3

5 гражданское мужество 15 85 11

6 принципиальность 37 63 8

7 добросовестность 40 60 7

8 профессиональное достоинство 32 68 9

9 компетентность 58 42 1

10 неподкупность 42 58 5

11 справедливость 42 58 6

12 ответственность 55 45 2

<*> Р — означает вес качества, набранный процент ответов.

Как явствует из таблицы, профессиональные юристы признали важное значение всех этих качеств. Однако по результатам ранжирования они распределились следующим образом: 1) компетентность; 2) ответственность; 3) честность; 4) культурность; 5) неподкупность; 6) справедливость; 7) добросовестность; 8) принципиальность; 9) профессиональное достоинство; 10) гуманность; 11) гражданское мужество; 12) идейность. Аналогичным образом были ранжированы названные качества во время социологических исследований, проведенных как в советское, так и в постсоветское время, не только для оценки реальной их значимости (в «реале»), как в вышеприведенной таблице 1, но также для оценки их в «идеале», т. е. внутренней убежденности в значимости тех или иных качеств в профессиональной деятельности юристов. Приведем таблицы этих качеств, ранжированных по степени их значимости для понятий «реал» и «идеал» как для советского (1983 г.), так и постсоветского периодов деятельности юристов <8>. Рассмотрим таблицу 3. (См. табл. N 3.) ——————————— <8> Термином «реал» здесь обозначены качества юристов-профессионалов, имеющие место в реальной действительности, а термином «идеал» — наиболее желательные, находящиеся в глубине их сознания (подсознания).

Табл. N 3

N «Идеал» «Реал» советский «Идеал» советский «Реал» п/п современный современный

1 справедливость честность культурность компетентность

2 честность неподкупность компетентность ответственность

3 добросовестность культурность ответственность честность

4 ответственность справедливость добросовестность культурность

5 культурность принципиальность проф. дост-во неподкупность

6 проф. дост-во ответственность принципиальность справедливость

7 компетентность компетентность справедливость добросовестность

8 принципиальность добросовестность честность принципиальность

9 неподкупность гуманность неподкупность проф. дост-во

10 гуманность идейность гуманность гуманность

11 идейность гр. мужество гр. мужество гр. мужество

12 гр. мужество проф. дост-во идейность идейность

Как в советское, так и в постсоветское время, как в «реале», так и в «идеале» на последних местах в ранжированном ряду качеств находятся идейность, гуманность, гражданское мужество. В советское время такое качество, как справедливость в «реале», заняло первое место по распространенности, тогда как в «идеале» в сознании юристов оно находилось лишь на четвертом месте. Это показывает, что юрист воспринимался другими юристами как носитель справедливости. Наличие этого качества рассматривалось как необходимое условие борьбы с коррупцией. Если же взять постсоветское время, то это качество занимает в «реале» седьмое место, а в «идеале» — шестое. Таким образом, мы наблюдаем падение значения этого качества. Честность занимала в советской реальности второе место, а в «идеале» — даже первое. В постсоветское время это качество опустилось лишь на две ступеньки, но в реальной действительности оно опустилось на восьмое место. Такое резкое падение в «реале» обусловлено прежде всего общим падением уровня нравственных ценностей в российском обществе, связанным с реставрацией капитализма. Добросовестность, имевшая достаточную распространенность в советское время в «реале», сохранило свою значимость и в постсоветское время, опустившись лишь на одну ступеньку. В «идеале» же это качество оказалось в середине списка, но в постсоветское время оно оказалось несколько более востребованным, поднявшись на одну ступеньку. В целом тенденция развития добросовестности как профессионального качества юристов несколько усилилась за счет повышения востребованности профессиональных качеств в период рыночных отношений, объективной необходимости более широкого привлечения юристов к коммерческим операциям. Существовавший ранее заметный разрыв между реальным распространением этого качества среди юристов и их представлениями о его значении (пять позиций) заметно сократился (на две позиции). В постсоветское время резко повысилось значение такого качества, как ответственность. За прошедший период оно переместилось на ступеньку вверх в «реале», а в «идеале» заняло второе место. Это также вызвано изменениями, связанными с рыночной экономикой, индивидуализацией ответственности. Заметно повысилось значение такого качества, как культурность. С пятого места в советской реальности оно поднялось сегодня на первое место, возглавив список. Культурность юристов стала достаточно наглядной в современных условиях в сопоставлении с другими профессиями. В эпоху рыночных отношений имидж культурного представителя фирмы, респектабельных юристов стал востребован и для рекламных, и для пиаровских акций. Ввиду возросшей востребованности юристов в рыночной экономике как в «реале», так и в «идеале» заметно поднялось значение такого качества юристов, как профессиональное достоинство. Это является и одним из проявлений процесса, связанного с вытеснением нравственных качеств профессиональными умениями. Следует отметить резкий скачок востребованности такого качества юристов, как компетентность. С седьмого места в советской реальности она перешла в постсоветское время на второе место в «реале» и первое — в «идеале». Интересно отметить, что, выйдя на первое место в «идеале», компетентность оттеснила на третье место честность. В советские времена юристы обращали внимание на то, что их коллеги ведут себя недостаточно принципиально в сопоставлении с идеальными представлениями (разрыв в три позиции). Что касается современной действительности, то значение этого качества несколько возросло, переместившись в «реале» на две позиции. Видимо, этот небольшой подъем можно объяснить рекламными целями проявлений той или иной юридической профессии (в условиях рыночной ситуации). В то же время в «идеале» это качество опустилось на три ступеньки. По-видимому, принципиальность — не очень-то востребованное качество в эпоху рыночных отношений. Особенно в сознании юристов-практиков. Беспринципность оказывается более востребованной. Напомним, что неподкупность как качество в «идеале» также опустилась. Таким образом, внешне (в «реале») принципиальность стала более востребованной, между тем как в глубине сознания юристов стало очевидным, что нужна не столько их принципиальность, сколько умение обойти закон. Процитируем типичные высказывания предпринимателей при приеме на работу юриста: «Ты свою принципиальность показывай своим клиентам и нашим партнерам. А мне от тебя нужны не твое требование строго соблюдать законы, а умение их обходить — и чтобы меня за это не посадили!». Если в «идеале» в советское время неподкупность занимала второе место, то сейчас в «идеале», в сознании юристов-профессионалов, она опустилась. Несмотря на борьбу с коррупцией, в сознании юристов это качество потеряло сразу три позиции, что говорит о потере его значимости. Это можно рассматривать как отражение роста коррупции и соответствующей деформации профессионального сознания юристов. Гуманность как в 80-е годы прошлого века, так и сегодня остается качеством, мало востребованным юристами в реальной действительности. И это выступает еще одним свидетельством сохранения некоторых профессиональных деформаций, невзирая на принципиальные изменения в окружающем мире. Можно отметить лишь незначительное снижение уровня значимости такого качества, как идейность. Впрочем, и в советское время, как это ни покажется парадоксальным, оно занимало по востребованности одно из последних мест. Не лучше обстоит дело и с таким качеством, как гражданское мужество <9>. ——————————— <9> Сопоставительный анализ рассмотренных качеств применительно к специализированным профессионально-юридическим группам — задача дальнейших исследований.

Таким образом, мы наблюдаем в качестве общей тенденции замещение этических качеств юристов деловыми, специальными. Конечно, весьма печально, что такие замечательные качества, как идейность, гуманность и гражданское мужество, как в советское, так и постсоветское время оказались на последних местах в ранжированных нами рядах качеств. Однако так ли это на самом деле? Или, быть может, такой результат ранжирования означает лишь степень востребованности этих качеств окружением и самими юристами? IV. Какую же роль в сознании юристов играют морально-этические качества? Каковы характеристики разрыва между идеальными и реальными качествами в сознании юристов-профессионалов? Какие рекомендации можно высказать по совершенствованию Госстандарта? Обычно оценка качеств специалистов осуществляется с помощью традиционных способов, характерных для социологической науки. Однако в нашем случае необходимо было не только оценить степень вооруженности юристов теми или иными качествами, но и показать взаимосвязь этих качеств между собой, их структуризацию в коллективном сознании практикующих юристов, уровень их значимости, положительные и отрицательные взаимосвязи. Вот почему результаты социологического исследования были обработаны одним из методов теории распознавания образов — методом «самообучения ЭВМ». Конкретная его реализация может быть названа методом структурной таксономии. Приведем определения основных понятий моделирования. Моделирование — это метод познания и преобразования действительности. Оно диалектически сочетает в себе абстрактно-логические и эмпирические аспекты, основано на процессе постепенного проникновения в сущность исследуемых целостных системных объектов, называемых оригиналами. Это достигается путем последовательного создания, анализа и применения информационных, математических и иных систем, называемых моделями. Модели отражают те свойства систем-оригиналов, учесть которые необходимо и достаточно для достижения целей и решения задач исследования, для получения новых знаний об оригиналах. Под образом в математике понимается изображающая точка — конец вектора в многомерном пространстве признаков. Значение этих признаков называется координатами данного вектора, а их число — числом измерений данного многомерного пространства. Если у нас есть таблица, столбцами которой являются значения признаков, а строками — обозначения индивидов или групп, то могут быть поставлены две задачи: прямая и обратная. С одной стороны, как указано выше, могут быть созданы образы индивидов или их групп в пространстве признаков — ответов на вопросы анкеты, закодированных соответствующими цифрами. С другой — могут быть созданы образы самих вопросов (признаков) в пространстве людей или их групп, ответивших на соответствующие вопросы. Закодированные таким образом исходные данные далее обрабатываются с помощью алгоритмов «самообучения ЭВМ». Оси координат, обозначенные названиями признаков, для каждого индивида одни и те же. Число осей равно n. Таким образом, если измерены значения признаков каждого индивида, то все индивиды в пространстве признаков образуют некоторое облако точек (нечто вроде созвездия), так как не существует индивидов с совершенно одинаковыми значениями признаков по всем осям координат. Может быть рассчитана матрица расстояний или матрица мер близости между изображающими точками — образами индивидов. Очевидно, изображающие точки распределены с какими-то сгущениями или разрежениями. Существуют алгоритмы, позволяющие выделить, обнаружить эти сгущения и разрежения. При этом ЭВМ как бы самостоятельно разбивает исходное множество индивидов на группы, классы, таксоны. Алгоритмы такого рода называются алгоритмами «самообучения ЭВМ» или алгоритмами автоматической классификации <10>. ——————————— <10> Леванский В. А. Моделирование в социально-правовых исследованиях. М., 1986. С. 116 — 117.

Для наших целей недостаточно разбить исходное множество образов на компактные группы (классы, таксоны). Нам необходимо также получить структуру взаимосвязей между этими образами, выявить иерархию полученных разбивок. Одним из авторов данной работы совместно с А. М. Левиным и Н. В. Храмцовой разработан алгоритм структурной таксономии <11>. Этот алгоритм по некоторому критерию выделяет группы наибольшей близости между изображающими точками; строит кратчайший незамкнутый путь между ними; разбивает этот путь на участки (классы, таксоны) по принципу нарушения монотонности изменения расстояний (мер близости), соединяющих респондентов в n-мерном пространстве. ——————————— <11> См.: Леванский В. А., Левин А. М., Храмцова Н. В. Комплексное применение методов теории распознавания образов для решения криминологических задач // В кн.: Социально-психологические причины поведения и личность несовершеннолетнего преступника. Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР. М., 1975. N 632.

В отличие от большинства алгоритмов таксономии этот алгоритм позволяет не только получить заранее не заданные сгущения точек в n-мерном пространстве признаков, но и структуру взаимосвязей между изображающими точками. На выходе получается «древо взаимосвязей» между респондентами — граф, вершины которых соответствуют респондентам, и ребер — расстояния между ними в пространстве признаков. Особое значение при анализе полученных структур приобретают узловые элементы. Рассматривая структуры взаимосвязей между респондентами, исследователь может выделить центральные и крайние изображающие точки; найти «лидеров» и «аутсайдеров»; отобрать типических респондентов и т. д. Подчеркнем персонифицированность полученной информации. Вершинам граф («древа взаимосвязей») могут соответствовать конкретные респонденты. Алгоритмы структурной таксономии позволяют получить прямую и обратную структуру взаимосвязей между образами (по принципу максимальной близости и максимальной отдаленности) для расстояний типа евклидовых. Для корреляционных матриц они могут построить четыре картины взаимосвязей (с учетом знаков коэффициентов корреляции) Подробно эти алгоритмы описаны в литературе <12>. ——————————— <12> Леванский В. А. Моделирование в социально-правовых исследованиях. 114 — 150.

Заметим, что векторные представления позволяют рассматривать одновременно как единое целое с помощью ЭВМ десятки и сотни параметров, в то время как даже весьма одаренный исследователь, по данным психологов, — не более 7 — 9 параметров. Поэтому каждый признак, каждый элемент правосознания может строиться как изображающая точка, по измерениям сотен испытуемых. Полученные таким образом структуры взаимосвязей между признаками либо индивидами можно назвать их моделями, построенными с помощью «самообучения ЭВМ» (структурной таксономии). Все сказанное относится как к индивидам, так и к их качествам (признакам). В нашем случае каждое качество понимается как образ в пространстве опрошенных нами индивидов <13>. ——————————— <13> Мы предполагаем, что многомерные представления дают возможность оценить имидж (образы) качеств, бытующих в глубине сознания или в коллективном бессознательном юристов-профессионалов. Модель можно определить также как систему гипотез о сущности оригинала.

V. Теперь рассмотрим, как в сознании опрошенных нами юристов-профессионалов отражаются общие качества, указанные в анкете, а также насколько они распространены среди самих практиков. На рисунке 1 изображена модель «реал» <14>. (См . рис. 1 на с. 60.) ——————————— <14> Символом «реал» названы реальные качества юристов-профессионалов. На рисунке изображен путь максимального притяжения между качествами, построенный по матрице коэффициентов корреляции между этими качествами в пространстве семи признаков респондентов.

99 88 84 5 6 3 10

85

11 Т-3 Т-1 4 75 81

87 88 1 2 9

97 90

8 7

61 Т-2 12

Рис. 1

На рис. 1 изображены три таксона <15>. Узлом таксона Т-1 является элемент 3 (идейность) <16>. К нему примыкают элементы 6 (принципиальность, r = 88 <17>) и 10 (неподкупность, r = 84). В этом же таксоне к элементу 6 (принципиальность) примыкает элемент 5 (гражданское мужество) с наибольшей силой связи (r = 99). Далее следует элемент 11 (справедливость) с силой связи (r), равной 85. ——————————— <15> В нашем случае таксон — это образовавшаяся в результате анализа компактная группа взаимосвязанных признаков (качеств). <16> Узлом таксона называется элемент (в нашем случае — качество), который имеет три и более связей с другими элементами. <17> «r» — коэффициент корреляции Пирсона между признаками (качествами).

Если профессиональный юрист располагает такими качествами, как принципиальность, неподкупность, гражданское мужество, то эти качества тесно связаны с таким понятием, как идейность. Таким образом, если в реальной действительности есть значительные группы юристов-профессионалов, обладающих такими качествами, как идейность и гражданское мужество, то таким юристам свойственны, как правило, и неподкупность, и принципиальность, и справедливость. Уместно напомнить, что слово «юстиция» имеет один корень со справедливостью. Таксон Т-1 через узел «идейность» переходит на таксон Т-2, в котором он связан с элементом 1 (культурность). Уже из этого вытекает, что элементы таксона Т-1 органично связаны с профессиональной культурой юристов. В таксон Т-2 наряду с культурностью (1) входят также элементы 2 (гуманность), 8 (профессиональное достоинство) и 12 (ответственность). В реальной действительности эти качества присущи выдающимся юристам, наиболее достойным представителям своей профессии. Отрадно видеть, что профессиональное достоинство, культурность, гуманизм и ответственность в реальной действительности тесно связаны между собой. Тем более что узлом таксона является гуманность (2). Узлом таксона Т-3 является элемент 9 (компетентность), который связан с таксоном Т-2 через элемент 2 (гуманность, r = 88). Можно предположить, что компетентность в большинстве случаев (хотя и не всегда) связана с гуманностью. В этот же таксон входят элементы 7 (добросовестность, r = 90) и 7 (честность, r = 81). И действительно, на практике компетентные юристы, как правило, являются людьми добросовестными и честными. К сожалению, из этого правила возможны и печальные исключения (например, Андрей Януарьевич Вышинский). Как уже отмечалось, узлами описанных таксонов являются идейность, гуманность и компетентность. Таким образом, эти качества с точки зрения юристов-профессионалов являются определяющими для выбранной ими профессии. Антикачествами для этих узлов выступают соответственно безыдейность, бесчеловечность и некомпетентность. К ним наиболее тесно примыкают такие антикачества, как беспринципность, корыстолюбие, бескультурье (см. Т-1). К бесчеловечности примыкают непрофессионализм, некомпетентность (см. Т-2). Некомпетентность же, кроме того, тесно связана с недобросовестностью и нечестностью (см. Т-3). К сожалению, эти качества слишком часто встречаются в системе современных правоохранительных органов, что позволяет многим представителям СМИ писать о власти «ментов» взамен декларируемой вертикали власти. На рис. 2 изображена структура максимально отдаленных признаков.

1 9

96 95 8 7

77 95

70 100 99 94 10 4 12 2 11

55 63 61

3 6 5

Рис. 2

Как можно видеть на рисунке, центром структуры максимально отдаленных признаков является элемент 12 — ответственность (Р = 63%). На рис. 8 все признаки непосредственно «вращаются» вокруг этого элемента. Исключение составляют элемент 10 (неподкупность), примыкающий к элементу 4 (честность). С другой стороны — такой элемент, как справедливость (11), примыкающий к гуманности (2). Структура максимальной отдаленности показывает нам, что ее узлом, вокруг которого движутся все остальные признаки, выступает ответственность. Таким образом, ее антикачество, которым будет безответственность, является для юридического прогресса «корнем зла». Между тем это качество получило в настоящее время значительное распространение, в то время как последовательных мер по борьбе с ним не проводится. Достаточно сказать, что в законах, посвященных службе в государственных органах, практически отсутствуют нормы, говорящие об ответственности чиновников, даже в отсылочном или бланкетном видах. Таким образом, моделирование общих качеств, свойств юристов-профессионалов показало, что, казалось бы, наименее востребованные в нынешнем обществе такие качества, как идейность и гуманность, на самом деле являются узловыми, определяющими их реальное поведение. Узловым качеством является, разумеется, и компетентность. Моделирование показало, что если эти качества есть у юристов-профессионалов, то они непременно связаны с рядом других качеств. Это заставляет юридические ведомства и учебные заведения обратить особое внимание не только на формирование такого качества, как компетентность, но и на воспитание гуманности, идейности. При этом идейность должна быть увязана с принципиальностью и неподкупностью в сложных условиях коррумпированного, криминализованного окружения. Проведенный анализ еще раз позволяет утверждать, что результаты социологического исследования в нашем случае лишь грубо, в общих чертах, обозначают некоторую тенденцию. В то время как моделирование может дать объемную картину, образы, выводы, позволяющие более правильно и точно выстроить работу в сфере юридического образования и правового воспитания. VI. А какие общие качества прежде всего должны быть присущи идеальному юристу? На основе полученных ответов опрошенных была построена и соответствующая модель «идеал» <18>, т. е. модель максимального притяжения между качествами идеального юриста (рис. 3). ——————————— <18> Символом «ideal» («идеал») обозначены идеальные, наиболее желательные для профессиональных юристов качества.

52 77 64 53 54 11 10 12 7 2 9

46 61

4 1 Т-1 Т-3 54 44

8 69 69 3 5 6

Т-2

Рис. 3

На рис. 3 образовалось три таксона. В первый таксон (Т-1) вошли следующие пять признаков: 4 (честность), 7 (добросовестность), 10 (неподкупность), 11 (справедливость), 12 (ответственность). По вошедшим в таксон Т-1 признакам его можно назвать таксоном морально-этических качеств. Узлом таксона является признак 12 — ответственность. Таким образом, для морально-этических качеств юриста особое значение обладает ответственность, которая имеет системообразующим значением. На ней замыкаются такие признаки, как 10 (неподкупность, r = 77), 7 (добросовестность, r = 64) и 5 из таксона Т-2 (гражданское мужество, r = 54). В Т-1 входит также признак 11 (справедливость, r = 52), а к справедливости примыкает признак 4 (честность, r = 46). Обратим внимание, что ответственность выступает, таким образом, узловым, важнейшим качеством, значение которого является определяющим для всех семи групп опрошенных нами профессиональных юристов. К сожалению, в действующем законодательстве это качество не упоминается специально. Таксон Т-2 можно назвать таксоном гражданского мужества, как и его узловой признак 5. Он тесно связан с признаком 3 (идейность, r = 69) и признаком 6 (принципиальность, r = 69). В таксон Т-3 вошли следующие четыре признака: 1 (культурность), 2 (гуманность), 8 (профессиональное достоинство), 9 (компетентность). Наибольшая сила связи в этом таксоне (r = 61) между культурностью (1) и компетентностью (9). А к признаку 9 (компетентность) примыкает признак 2 (гуманность, r = 54). К признаку 1 (культурность) примыкает признак 8 (профессиональное достоинство, r = 44). Это позволяет назвать таксон Т-3 таксоном профессиональной культуры. Таким образом, с точки зрения семи групп опрошенных нами юристов-профессионалов, важнейшими, определяющими для идеальной модели юриста являются такие качества, как ответственность (12), гражданское мужество (5), компетентность (9) и культурность (1). Юристы-профессионалы в глубине души несут образ идеального юриста, сочетающего в себе такие качества, как компетентность и культурность, с качествами гражданского мужества и ответственности. Без двух последних невозможно построить правовое государство в наших сложных условиях. К сожалению, гражданское мужество явилось узловым качеством только в «идеале». Каковы же деформации профессионального сознания даже в «идеале»? Для ответа на данный вопрос рассмотрим структуру отталкивания между признаками идеальной модели (рис. 4).

-44 -88 4 2 3 6

-42 -47 7 -76

-80 -72 5 9 11

-76 -57

12 8

-74 -80

1 10

Рис. 4

Узлами структуры являются признаки 9 (компетентность) и 2 (гуманность). От признака 9 (компетентность) отталкиваются признак 5 (гражданское мужество, r = -80), признак 12 (ответственность, r = -76), признак 11 (справедливость, r = -72), признак 6 (принципиальность, r = -47). Обращает на себя внимание тот факт, что признак 5 (гражданское мужество) отталкивается от признака 9 (компетентность) с силой r = -80, а от признака 2 (гуманность) с силой r = -76. С нашей точки зрения, это означает, что в сознании современных юристов-профессионалов высококвалифицированный специалист-юрист вовсе не обязан обладать высокими морально-этическими качествами. Скорее наоборот, он может хорошо послужить кому угодно, лишь бы за это хорошо платили. Не случайно, видимо, до сих пор жива поговорка из царских времен: «Аблакатик, аблакат — нанятая совесть». От признака 2 (гуманность) отталкиваются признак 3 (идейность, r = -88), признак 5 (гражданское мужество, r = -76), признак 4 (честность, r = -44). Жив в сознании юристов-профессионалов и признак «пролетарского гуманизма»: «Если враг не сдается — его уничтожают». Разумеется, уничтожение «врагов народа» требует большого «гражданского мужества» и своеобразной «честности» (ригоризма), допускающих обвинительный уклон. Можно предположить, что для юристов карающих идеальным является «революционный гуманизм», а для защищающих — высокий профессионализм, независимо от обстоятельств дела. Рассмотрим и проанализируем рис. 5, показывающий минимальное влияние качеств идеального юриста.

5

-40 -17 6 7

-42 -44 -20 -43 2 4 1 11

-15 -24 -37 3 10 3 12 9 -24

8

Рис. 5

Рисунок показывает нам, что центром независимости и оригинальности является такой признак, как честность. К сожалению, он оказывает в наше время минимальное влияние на все признаки идеальной модели. Это означает, что честность, даже в идеале, не очень-то потребна современному юристу-профессионалу. Довольно сильно этот признак отталкивается от признака 2 (гуманизм, r = -44). Это означает, что гуманность, к сожалению, даже в «идеале» не очень-то свойственна многим современным представителям юридической профессии (особенно в современном криминализованном обществе). И все-таки не следует забывать, что это качество относится к числу узловых и органично связано с другими качествами (см. таксон Т-2 на рис. 1). Приведенные выше рассуждения относились к направленности взаимодействия между качествами идеального юриста. На вопрос об уровне их значимости для юристов-профессионалов отвечает рис. 6.

Т-1 9 18 10 11 12

35 1 15 15 Т-3 9 8 7 15 Т-2 13 2 16 14 27 4 15 Т-5 5 6 Т-4 3

Рис. 6

Таким образом, в таксон Т-1, который имеет наибольший удельный вес (Р = 46%), входят: неподкупность (10), справедливость (11), ответственность (12). Эти качества в сознании профессиональных юристов являются важнейшими. Нетрудно заметить, что они направлены против таких антикачеств, как коррупция, несправедливость, безответственность, которые, как правило, свойственны «оборотням в погонах». В таксон Т-3, являющийся вторым по удельному весу (Р = 45%), вошли профессиональное достоинство (8) и компетентность (9). Этот таксон указывает на непреходящее значение профессиональной подготовки и этики в наше непростое время. Третьим по важности является таксон Т-2 (Р = 31%). В него входят идейность (3), честность (4), добросовестность (7). Как видно, эти морально-этические качества из «морального кодекса строителя коммунизма» сегодня, к сожалению, отошли на третий план. В таксоне Т-5, являющемся четвертым по важности (Р = 37%), находятся: культурность (1) и гуманность (2). Эти качества, характеризующие, с нашей точки зрения, подлинную правовую культуру, оказываются на четвертом месте в сознании современных юристов-профессионалов. Это подчеркивает наличие существенных дефектов профессионального сознания юристов в настоящее время. Разумеется, бескультурье и жестокость не украшают облик современного юриста. Грустно, что даже в наборе идеальных качеств профессионалы ставят их на четвертое место. На последнем месте по удельному весу (Р = 26%) оказался таксон Т-4, включающий гражданское мужество (5) и принципиальность (6). Таким образом, моделирование показало, что в образе идеального юриста такое качество, как гуманность, оказалось в таксоне Т-5, имеющем удельный вес Р, равный 37%, и оно связано по уровню значимости с таким качеством, как культурность (1). Это еще раз подчеркивает, что гуманность соответствует понятию «подлинная правовая культура». Идейность же с последнего места, которое она занимала по данным социологического исследования, в ряду этих трех качеств заняла второе место (таксон Т-2, Р = 31%). Ее уровень значимости и расположение находятся рядом с честностью и добросовестностью. Что же касается гражданского мужества, то оно, к сожалению, осталось на последнем месте. К нему примыкает такое качество, как принципиальность. Следует отметить, что по результатам моделирования, по уровню значимости такое качество, как ответственность, поднялось даже несколько выше компетентности. Это еще раз свидетельствует о резком повышении значения ответственности юристов в период рыночных отношений. В «идеале» к ней примыкают такие качества, как неподкупность и справедливость. Теперь рассмотрим путь максимальной отдаленности между качествами идеального юриста, изображенными на рис. 7.

Р = 15% Р = 47% Р = 37% Р = 32% 6 5 4 8

Р = 40% 69 70 72 60 Р = 58% 7 9

66 51 Р = 42% 84 100 79 Р = 6% 11 1 12 3 Р = 44% Р = 55%

82 95

10 2

Р = 42% Р = 16%

Рис. 7

Узлами рисунка 7 являются элементы 1 (культурность, Р = 44%) и 12 ответственность, Р = 55%). Наиболее удалены от узла «культурность» следующие качества: ответственность (12, Р = 55%), справедливость (11, Р = 42%) и неподкупность (10, Р = 42%). Приходится констатировать, что в сознании почти половины профессионалов-юристов такое качество, как высокая культура, весьма далеко отстоит от ответственности, справедливости, неподкупности. О воспитании именно этих качеств у современных юристов следует позаботиться в первую очередь! Вторым узлом рисунка 7 является элемент 12 — ответственность. Наиболее удалены от этого узла элементы 1 (культурность, Р = 44%), 2 (гуманность, Р = 16%), 3 (идейность, Р = 6%), 4 (честность, Р = 47%), 5 (гражданское мужество, Р = 15%), 6 (принципиальность, Р = 37%), 7 (добросовестность, Р = 40%), 8 (профессиональное достоинство, Р = 32%), 9 (компетентность, Р = 58%). Между тем это именно те качества, которые считали основными для себя юристы-гуманисты XIX века. Таким образом, моделирование позволяет определить истинную роль в сознании юристов-профессионалов таких замечательных качеств, как идейность, гуманность, гражданское мужество. В то же время оно позволяет объяснить кажущиеся противоречия в ранжировании идеальных и реальных качеств. В идеале такие качества, как гуманизм, идейность, гражданское мужество, могут даже стать узловыми, определяющими всю структуру модели, в то время как ранжирование может поставить их на последние места. Эти качества по степени их востребованности оказываются на последних местах, но зато в глубине сознания юристов такие качества, как идейность, гуманность, оказываются узловыми, а такие важнейшие, как ответственность и гражданское мужество, выявляются как узловые в идеальном портрете юриста-профессионала. Следовательно, соотношение идеальных качеств в бессознательном юристов-профессионалов может совершенно не соответствовать их востребованности на данном этапе существования государства и общества. Поэтому можно поставить задачу уменьшения разрыва между пониманием необходимости в тех или иных идеальных качествах юристов-профессионалов и их распространенности в реальной окружающей среде. Таким образом, путь максимального притяжения между качествами показывает степень и характер их взаимосвязи, характеристики установок («аттитюд») профессионального сознания, что в совокупности соответствует понятию направленности профессионального правосознания. Это и показывает анализ с помощью коэффициентов корреляции между качествами. Путь максимального отталкивания между качествами позволяет выдвинуть ряд гипотез о деформациях профессионального правосознания юристов-практиков. Путь минимального влияния позволяет говорить о степени оригинальности, непохожести тех или иных качеств друг на друга. Что касается уровней значимости тех или иных качеств, то об этом мы можем судить по матрицам евклидовых расстояний (их близости и отдаленности). Для того чтобы выдвинуть некоторые новые гипотезы, оказывается удобным ввести понятие «антикачества», рассматривая их в противоположность узловым. Несмотря на кажущуюся противоречивость таких гипотез, мы получаем целый ряд гипотез не априорных, а апостериорных, полученных на основе опыта, на базе проведенных нами исследований <19>. ——————————— <19> Напомним, что корреляционные матрицы (направленность) позволили заглянуть в глубину сознания юристов-профессионалов, в то время как евклидовы расстояния (уровень значимости) больше говорят о степени востребованности этих качеств на практике.

Многомерные представления (образы) внутренне не противоречивы. Для образовательного и воспитательного процессов, связанных с юристами, могут быть использованы самые разные стороны полученных образов и структур. Построенные нами образы представляются нам перспективными не только для анализа стандартов юридического образования, но и для анализа образовательных стандартов в самых различных сферах науки и практики. VII. Для моделирования нами, наряду с общими, был выбран ряд специальных качеств, рекомендованных указанными выше известными учеными-юристами. Эти качества в анкете были перечислены в следующем порядке: 1) деловитость; 2) хорошее знание законодательства; 3) тактичность; 4) самокритичность; 5) теоретическая подготовленность; 6) владение словом; 7) настойчивость; 8) солидарность с законом; 9) решительность; 10) профессиональное мастерство; 11) чуткость; 12) любовь к своей профессии; 13) эрудированность; 14) целеустремленность; 15) творческое отношение к работе; 16) самостоятельность; 17) дисциплинированность; 18) объективность; 19) демократичность; 20) активность. Эти качества юристов-профессионалов, аналогично их основным качествам, были обработаны с помощью метода структурной таксономии как для корреляционных мер близости, так и евклидовых расстояний в пространстве семи групп юристов-профессионалов. Моделирование методом структурной таксономии позволило, во-первых, выделить пять групп специальных качеств, необходимых юристам-профессионалам и наиболее востребованных обществом в настоящее время. Эти пять групп качеств устойчиво держатся вместе как по уровню их значимости (евклидовых расстояний), так и по их направленности (это показывает корреляционный анализ). Эти группы качеств позволяют выделить соответственно пять основных направлений совершенствования подготовки юристов-профессионалов для групп повышения квалификации в юридических высших учебных заведениях. Во-вторых, моделирование позволило также выявить узловые, важнейшие черты идеального юриста-профессионала, которые бытуют в сознании практиков-юристов на современном этапе, в условиях развития рыночной экономики. Эти выявленные нами узловые черты находятся в глубине сознания юристов и проявляются в результате моделирования. Ниже мы подробно рассмотрим как эти пять направлений, так и образ идеального юриста-профессионала. Обратимся в этой связи к рисунку 8, на котором обозначены указанные направления. (См. рис. 8 на с. 69.)

Т-1

72 20 19 21

67 98 Т-2 5 1 16 90 92 93

96 98 99 11 2 6

8 Т-3 91 72 97 9 17

84 4 7 84 13 12

63 94 70

95 86 81 15 Т-5 3 10 14 18

Т-4

Рис. 8

Таксон Т-1 является таксоном профессионального мастерства, который предполагает не только знание закона, но и умение его реализовать в предполагаемых обстоятельствах. Узлом таксона являются элемент 2 (хорошее знание законодательства) и элемент 11 (профессиональное мастерство). В таксон Т-2, где отсутствуют узлы, вошли элементы 16 (творческое отношение к работе) и 21 (активность). Это — таксон активно-творческого отношения к делу. В таксоне Т-3 мы находим узловой элемент 4 (самокритичность), элемент 8 (солидарность с законом), а также элемент 7 (настойчивость). Это таксон логико-эмоциональных качеств. В таксон Т-4 вошли элементы 3 (тактичность), 10 (решительность), 14 (эрудированность), 18 (дисциплинированность). Это таксон когнитивных и волевых качеств профессионала. В таксонах Т-3 и Т-4 содержатся когнитивные, эмоциональные и волевые установки юристов-профессионалов. В таксон Т-5 входят узловой элемент 13 (любовь к своей профессии), а также элементы 12 (чуткость) и 15 (целеустремленность). Этот таксон объединяет в себе эмоциональные и волевые качества. Анализ показал, что предлагаемый набор достаточно разных качеств целесообразно более четко структурировать <20>, например, согласно рассмотренному нами ранее правосознанию юристов, имея в виду такие компоненты модели, как направленность (сюда могут войти большинство вышеназванных элементов). Дополнить этот набор качеств могут показатели опыта и мотивации. Доработанные таким образом структуры и перечень качеств могут лечь в основу усовершенствованного Госстандарта, где речь идет о необходимых специальных качествах юристов. При этом важно включить в стандарт перечень узловых качеств юриста-профессионала. ——————————— <20> Леванский В. А., Соколов Н. Я. Указ. соч. С. 235 — 236.

Можно рекомендовать для включения в программы обучения и повышения квалификации юристов такие направления, как: 1) повышение профессионального мастерства с учетом реализации законодательства (см. таксон Т-1); 2) формирование активно-творческого отношения к профессиональной деятельности (деловые игры и т. д.) (см. таксон Т-2); 3) формирование должных установок профессионального сознания (чтение исторической и современной специальной литературы, психологический тренинг и т. д.) (см. таксоны Т-3, Т-4, Т-5). В этой связи становятся очевидными роль и значение преподавания в юридических учебных заведениях общей, социальной и юридической психологии. Особое внимание в образовательном процессе следует уделить формированию таких узловых качеств, как хорошее знание законодательства, профессиональное мастерство, самокритичность, любовь к своей профессии. Анализ структур взаимосвязей между качествами как корреляционных связей, так и евклидовых расстояний позволяет в ранжированном ряду специальных идеальных качеств выделить такие качества, которые являются узловыми, важнейшими для имиджа идеального юриста в период перехода к рыночным отношениям. К этим узлам относятся: 1) творческое отношение к работе; 2) самостоятельность; 3) теоретическая подготовка; 4) дисциплинированность; 5) объективность; 6) тактичность; 7) настойчивость; 8) самокритичность. Эти в основном социально-психологические характеристики необходимы юристу-профессионалу в период быстрой и резкой смены как политической ситуации в стране, так и фундаментальных и быстрых изменений законодательства на федеральном и региональном уровнях. Поэтому резко возрастает значение новых информационных технологий, компьютерной подготовки юристов и т. д. Еще раз напомним, что во главу угла ставится творческое отношение к работе. VIII. Что же необходимо для позитивных изменений деформированного профессионального сознания? Совершенно очевидно, что недостаточно традиционных форм повышения правового сознания и правовой культуры. Необходимы кардинальные социальные перемены, «чистка» правоохранительных органов, привлечение в них людей с незапятнанной репутацией. Мы не призываем к очередной революции, от которых устала Россия, но уповаем, по выражению Ф. М. Достоевского, на «революцию реформ». Подводя итог проведенному исследованию, необходимо еще раз подчеркнуть важность научной разработки проблемы качеств профессиональных юристов как в плане более точного их определения, так и последовательного их формирования (в рамках и юридического образования, и последующей юридической практики). С учетом полученных итогов имеет смысл внести уточняющие коррективы в ГОС ВПО. Важность этого особенно очевидна в связи с предстоящим переходом на повсеместное двухуровневое высшее юридическое образование. Анализ показал, что в образе идеального юриста, с точки зрения самих профессионалов, непременно должны быть такие определяющие общие качества, как ответственность, гражданское мужество, компетентность, культурность, гуманность, честность, профессиональное достоинство. На формирование прежде всего этих качеств и должны быть направлены содержание юридического образования с его обучающей и воспитательной составляющими. В качестве примеров юристов, сочетавших в себе эти качества, могут быть такие выдающиеся личности, как А. Ф. Кони, Ф. Н. Плевако, Н. П. Карабчевский и др. Что касается специальных качеств, то необходимо обратить внимание прежде всего на формирование творческого отношения к работе, самостоятельности, теоретической подготовленности, дисциплинированности, объективности, тактичности, настойчивости и самокритичности. Для успешной работы юристов-профессионалов в реальной обстановке необходимо развивать такие качества, как хорошее знание законодательства, профессиональное мастерство, творческое отношение к работе, активность, а также соответствующие социально-психологические установки. В действующем Госстандарте, а также в статьях ученых-юристов содержатся и другие наборы общих и специальных профессиональных качеств юристов. Подчеркнем, что мы нашли способ анализа этих перечней качеств с помощью моделирования, и выделенные нами узловые, важнейшие качества непременно должны быть включены в Госстандарты с точки зрения опрошенных нами юристов-профессионалов. Представляется разумным также включить в Госстандарт тщательно разработанные и согласованные принципы как международного, так и внутригосударственного права. Особенно это важно в связи с проблемой двойных стандартов, сохраняющихся в отношениях между государствами, властью и обществом, государством и гражданами. Думается, что сама процедура разработки и принятия, а также последующего опубликования Государственного стандарта нуждается в демократизации, контроле со стороны юридической общественности. Представляется, что этот документ должен быть результатом консенсуса между представителями юридической общественности, юридическими учебными заведениями, представителями юридических органов, бизнеса, а также органов, занимающихся управлением юридическим образованием. Полагаем, что можно предложить и другие критерии разграничения групп профессиональных качеств юристов. В частности, в основание такого разграничения могло бы быть положено конструктивное понятие профессиональной правовой культуры юристов как совокупности количественно-качественных оценок сфер направленности, опыта и мотивации профессионального сознания, сопряженных с характеристиками реальной деятельности и поведения в сфере права <21>. Конструктивный подход в отличие от дескриптивного (описательного) позволяет поставить и решить задачу измерения, оценки и применения в практических целях количественно-качественных характеристик профессиональных качеств юристов. Более того, предложенная методика, на наш взгляд, может быть использована не только в юриспруденции, но и в других сферах науки и практики. ——————————— <21> Леванский В. А., Соколов Н. Я. Указ. соч. С. 230 — 269.

Предложенный подход позволяет использовать не только традиционные для социологов приемы и способы обработки полученных данных, но и активное применение, как это было показано в этой статье, метода моделирования. Тем более что построение по результатам исследования обобщенных математических моделей дает не плоское, а объемное представление об исследуемых профессиональных качествах юристов. Заметим, что на основе полученных моделей нами выдвинуты не априорные, а апостериорные гипотезы о структуре, связях и взаимодействии качеств, необходимых для юристов-профессионалов. Такие гипотезы гораздо более надежны и обоснованны, чем априорные. Названия таксонов и их состав позволяют по-новому структурировать сами образовательные стандарты, а также предлагать обоснованные разделы для соответствующих учебных дисциплин. Предложенные нами модели позволяют и другим исследователям выдвигать гипотезы, не тождественные представленным в настоящей статье. В этом не столько недостаток, сколько достоинство изложенного подхода, так как он предполагает периодическое обновление Государственных стандартов образования на основе консенсуса между представителями государственного управления, образовательных учреждений, бизнеса, науки и практики.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *