У нормоконтроля нет будущего

(Федоранич С.)

(«ЭЖ-Юрист», 2014, N 13)

Текст документа

У НОРМОКОНТРОЛЯ НЕТ БУДУЩЕГО

С. ФЕДОРАНИЧ

Сергей Федоранич, юрист, г. Москва.

Тема, поднятая Никитой Георгиевичем в статье «Вредительство от образования», чрезвычайно актуальна сейчас, во время переходного периода с классической российской системы специалитета на так называемую европейскую. Я согласен с автором в том, что никакой стандартизации с европейскими степенями, с переходом на двухуровневую систему не произойдет из-за существенных различий самих специальностей (пример с филологом в статье автора), и в том, что не будет исполнена цель реформы в виде единообразия образовательных программ на территории всей России.

Действительно, Россия — страна уникальных возможностей. Вместо того чтобы вырабатывать свои системы, которые станут достойной конкуренцией европейским и американским, мы заимствуем и не всегда удачно внедряем. Так, система тестов, принятая в Америке в качестве основного метода контроля успеваемости учеников, включает в себя более 100 этапов, проходящих на протяжении всего образовательного процесса. А в России ввели ЕГЭ как итоговый тест по окончании 11-го класса, при этом такой метод оценки знаний для школьников в новинку. А еще наши информационные технологии позволяют обрабатывать результаты экзаменов с грацией бульдозера, калеча при этом не одну подростковую жизнь.

Стандартизировать образовательные программы по всей России — цель, конечно, завидная, но недостижимая в принципе. Никогда не будет совпадать количество часов, отведенных для изучения, например, дисциплины «гражданское право» в МГУ и в филиале любого вуза. А вместе с тем обе программы будут отвечать стандартам образования, потому что стандартом установлен минимум часов, который предоставляет филиал, а большой и ресурсный вуз может позволить себе увеличить количество этих часов и добавить дополнительные предметы, расширяющие кругозор.

Создается впечатление, что основная задача большинства учебных заведений — собрать деньги, освоить бюджет и занять рабочие места преподавателями, чтобы те наконец вычитали минимальное количество часов, а студенты аккуратно заполнили зачетные книжки и успешно прошли нормоконтроль. Потому что о других проблемах от своих коллег-преподавателей я не слышал еще ни разу: только обсуждение вопросов, связанных с вычиткой часов, урезанием часов в связи с переходом на бакалавриат и с неаккуратно заполненными зачетками; а от студентов — как «отсидеть» нудные пары да пройти этот великий и ужасный нормоконтроль.

Наука и освоение специальности не интересны, по-моему, 90% субъектов, вращающихся в системе высшего образования. На мой взгляд, в этом виноваты те, кто разрабатывает данную систему: вместо того чтобы устанавливать минимальное количество часов, укажите обязательное количество часов, необходимое для освоения профессии, и запретите всем повышать количество этих часов! Вот здесь и проснутся студенты на парах, которые станут не так скучны, потому что будут разбавлены семинарами и действительно интересными темами, частностями, тонкостями и деталями, наполнены практикой и анализом. И после освоения таких объемов информации грамотному специалисту не будет страшен нормоконтроль, а у преподавателей не будет болеть голова о том, как наскрести часы на ставку.

Возвращаясь к проблеме послевузовского образования, я хотел бы отметить только одно: наука умирает семимильными шагами. Сейчас ситуация такова: научные работы, приносящие пользу обществу, те, которые защитил ваш научный руководитель и его дражайшие коллеги, остальное — ерунда, не стоящая внимания. Обобщение статистики по отдельным статьям Уголовного кодекса (то, чем занимались ученые в 1990-х, эпоху слабых информационных технологий, не способных проводить анализ в автоматическом режиме) и корректировка гражданских институтов — вот темы диссертаций последних лет. Неудивительно, что научные степени отзываются одна за другой, закрываются диссертационные советы.

Наша система послевузовского образования — аспирантура и докторантура — действительно гениальна, если бы не заразилась теми же проблемами, от которых страдает медицина, финансы, бизнес, — коррупцией и безответственностью. Сейчас зловонные корни проникли так глубоко и вросли так прочно в систему послевузовского образования, что совершенно не хочется даже думать о том, чтобы покуситься на плод деятельности аспирантуры или докторантуры. О какой науке может идти речь, когда сумма средней взятки за защиту кандидатской диссертации составляет от 300 тыс. руб., а докторской — от 500 тыс.? Но более всего поражает то, кто эти взятки берет! И эти люди учат нас и наших детей юриспруденции?!

Вредительство от такого образования налицо, но не сталинские репрессии спасут науку и образование, а ответственность лиц, принимающих решение. Почему-то у нас, в стране больших возможностей, очень слабо с большой ответственностью. И это печально.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *