Участие государственных обвинителей в разбирательстве уголовных дел в составе группы

(Куликова Г. Л.) («Законность», 2014, N 2) Текст документа

УЧАСТИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБВИНИТЕЛЕЙ В РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В СОСТАВЕ ГРУППЫ

Г. Л. КУЛИКОВА

Куликова Галина Лукинична, декан факультета профессиональной переподготовки и повышения квалификации Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

Статья посвящена изучению положительного опыта участия государственных обвинителей и их помощников в Нюрнбергском, Токийском процессах, по делу С. Радуева и других.

Ключевые слова: группа государственных обвинителей, Нюрнбергский процесс, Токийский процесс.

Participation of public prosecutors in criminal trials within a group G. L. Kulikova

The article focuses on examination of a position experience of participation of public prosecutors and their assistants in Nuremberg, Tokyo Trials in the case of S. Raduyev et al.

Key words: a group of public prosecutors, the Nuremberg trial, the Tokyo trial.

В соответствии со ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса РФ государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Согласно Приказу Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» в необходимых случаях создаются группы государственных обвинителей для поддержания обвинения в судебном разбирательстве по уголовным делам. Практика коллегиального поддержания обвинения в настоящее время получает все большее распространение. Участие нескольких государственных обвинителей позволяет обеспечить эффективное и качественное поддержание государственного обвинения, правильно распределить нагрузку в ходе подготовки к судебному разбирательству и в судебном заседании, наиболее полно изучить материалы уголовного дела, избежать пробелов в доказывании, повысить уровень инициативы при представлении и получении дополнительных доказательств, а также снизить влияние негативных факторов (усталость, неопытность, невнимательность). Целесообразно и полезно обратиться к историческим фактам и привести следующий тезис, в определенной степени объясняющий предстоящий экскурс: «Часто бывает трудно отрешиться от такого естественного желания взглянуть на прошлое с сегодняшних позиций не только для того, чтобы понять и объяснить, но и чтобы оценить его, а затем на этом основании защищать и отстаивать или же, наоборот, отрицать и отвергать» <1>. ——————————— <1> Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал: В 2 т. Т. 1 / Под общ. ред. академика Ю. Н. Афанасьева. М., 1997. С. 7.

Классический образец организации участия государственных обвинителей в разбирательстве уголовного дела в составе группы — Нюрнбергский процесс. Выступая на международной конференции «Нюрнбергский процесс и проблемы международной законности» 9 ноября 2006 г., доктор юридических наук, профессор А. Сухарев отметил: «Представители четырех держав с честью выдержали трудные испытания, нашли взаимосогласованные подходы, использовав плюсы своих правовых институтов. В итоге сложилась своеобразная, во многом уникальная процессуальная форма, которая оказалась работающей и весьма эффективной» <2>. ——————————— <2> Уроки Нюрнберга и проблемы международной законности. М.: Мысль, 2007. С. 23.

Следует напомнить, что подписание Соглашения между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции о судебном преследовании и наказании главных военных преступников и об учреждении Международного военного трибунала, Устав которого предусматривал проведение процесса на паритетных началах, произошло в Лондоне 8 августа 1945 г. в торжественной обстановке. Для координации действий главных обвинителей был учрежден Комитет главных обвинителей по подготовке процесса. Вопросам организации обвинения, правам и обязанностям обвинителей был посвящен раздел III Устава, озаглавленный «Комитет по расследованию дел и обвинению главных военных преступников». В задачи Комитета входили согласование мероприятий по подготовке материалов к процессу, распределение обязанностей между главными обвинителями по поддержанию обвинения на отдельных стадиях процесса (порядок произнесения вступительных и заключительных речей; порядок представления доказательств и допроса подсудимых и свидетелей, заключения по ходатайствам подсудимых и их защитников и т. д.). Согласно Уставу каждая из подписавшихся сторон назначала главного обвинителя для расследования дел и обвинения главных военных преступников. Таким образом, обеспечивалась согласованная линия обвинения по основным вопросам. От Советского Союза главным обвинителем выступал Р. Руденко <3>, от США — Р. Джексон <4>, от Великобритании — генеральный прокурор сэр Х. Шоукросс <5>, от Франции — Ф. де Ментон, позже на процессе его заменил Ш. де Риб <6>. ——————————— <3> Руденко Роман Андреевич работал перед Великой Отечественной войной в центральном аппарате прокуратуры СССР. Во время войны был назначен исполняющим обязанности прокурора УССР, а с 1944 г. он — прокурор СССР. В сентябре 1945 года был назначен главным обвинителем от СССР по делу главных нацистских военных преступников. <4> Джексон Роберт Хауорт: видный американский юрист и государственный деятель. С января 1940 года — министр юстиции США и помощник президента Рузвельта. С июля 1941 года — член Верховного суда США. <5> Шоукросс Хартли Уильям: английский юрист и политический деятель. В 1944 — 1945 гг. состоял членом Консультативного совета министра внутренних дел по обращению с правонарушителями. В 1945 — 1951 гг. занимал пост Генерального атторнея Великобритании. В августе 1945 года был назначен Главным обвинителем от Великобритании. <6> Де Риб Шампетье: политический и государственный деятель, один из лидеров Французской демократической народной партии, в течение многих лет был ее председателем. В августе 1944 года назначен вице-президентом Комитета освобождения департамента Нижних Пиренеев, а в ноябре 1944 года — членом Временной консультативной Ассамблеи. После назначения Главным обвинителем поддерживал обвинение от Франции, а также от имени Бельгии, Голландии и Люксембурга.

Целями Главных обвинителей в том числе были <7>: ——————————— <7> См.: Нюрнбергский процесс: Сборник: В 8 т. Т. 1. М.: Юрид. лит., 1987. С. 175.

согласование плана индивидуальной работы каждого из главных обвинителей и их штата; окончательное определение лиц, подлежащих суду Трибунала; утверждение обвинительного акта и передаваемых с ним документов; передача обвинительного акта и прилагаемых документов в Трибунал; составление и рекомендации Трибуналу для утверждения проекта Регламента его работы. Процесс начался 20 ноября 1945 г. и продолжался почти 11 месяцев. Перед трибуналом предстали 24 военных преступника, входивших в высшее руководство фашистской Германии. Такого в истории еще не было. Также впервые был рассмотрен вопрос о признании преступными некоторых политических и государственных институтов — руководящего состава фашистской партии НСДАП, штурмовых (СА) и охранных (СС) ее отрядов, службы безопасности (СД), тайной государственной полиции (гестапо), правительственного кабинета, верховного командования и генерального штаба. Устав предусматривал, что главные обвинители действуют «индивидуально и в сотрудничестве друг с другом». Для этой цели каждый Главный обвинитель имел свой аппарат, состоявший из помощников, следователей, консультантов, переводчиков и т. д. Четыре главных обвинителя, включая Р. Руденко и Р. Джексона, встречались регулярно, и, хотя ответственность за различные аспекты дел была поделена между нациями, они часто проводили консультации и сотрудничали по вопросам, представляющим интерес для обвинения. Учитывая громадный объем доказательственных материалов, обвинители «распределили роли» по представлению таких материалов и доказыванию фактов преступлений подсудимых в разных странах (через скрупулезную работу заместителей и помощников главных обвинителей). Так, советскими обвинителями были представлены документальные фильмы о концлагерях в Освенциме, Майданеке; о разрушении городов Смоленска и Ленинграда, о разрушении церквей и монастырей, а также вещественные доказательства <8>. ——————————— <8> См.: Без срока давности: К 60-летию Нюрнбергского процесса. М.: Мысль, 2006. С. 21 — 22.

Р. Руденко внес большой вклад в решение вопросов, связанных с преданием суду бывших главарей рейха, организацией обвинения. Он выступал со вступительной и заключительной речами, а также по разделу о преступных организациях, лично допрашивал подсудимых Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Розенберга, Фриче, многочисленных свидетелей, в том числе фельдмаршала Ф. Паулюса <9>. ——————————— <9> См.: Нюрнбергский процесс. Там же. С. 642 — 643.

Одним из помощников главного обвинителя от Союза ССР был Ю. Покровский, работник прокуратуры железнодорожного транспорта в г. Москве. В качестве заместителя главного обвинителя он представлял доказательства и выступал по двум разделам обвинительного заключения: «Агрессия против Чехословакии, Польши и Югославии» и «Преступное попирание законов и обычаев войны об обращении с военнопленными», участвовал в допросах подсудимых Йодля, Редера, Деница, а также свидетелей. Н. Зоря, помощник Генерального прокурора СССР, представлял доказательства, допрашивал свидетелей, выступал обвинителем по двум разделам обвинительного заключения: «Агрессия против СССР» и «Принудительный труд и насильственный угон в фашистское рабство». Помощник главного обвинителя от СССР М. Рагинский, работавший в прокуратуре СССР, на процессе представлял доказательства, допрашивал свидетелей, выступал обвинителем по разделам обвинительного заключения: «Ограбление и уничтожение культурных ценностей» и «Разрушение и уничтожение городов и сел». Видный советский государственный и общественный деятель Л. Смирнов в качестве помощника главного обвинителя от СССР представлял доказательства по разделам обвинительного заключения: «Преступления против мирного населения», «Преступления против человечности», а также о преднамеренном убийстве 50 пленных офицеров британского воздушного флота, расстрелянных после их неудачного побега из концлагеря. Государственный советник юстиции 2 класса писатель и драматург Л. Шейнин, начальник следственного отдела прокуратуры СССР, как помощник главного обвинителя от СССР представлял доказательства и выступал по разделу обвинительного заключения «Разграбление и расхищение государственной, частной и общественной собственности». Ему также была поручена организация работы по освещению хода судебного процесса над главными военными преступниками. В состав советской делегации на Нюрнбергском процессе входила следственная часть, на которую были возложены обязанность подготовки к процессу документальных доказательств, в том числе документальных материалов из архивов, захваченных англо-американскими войсками, допрос обвиняемых и некоторых гитлеровских генералов и руководителей ведомств, которые на процессе фигурировали в качестве свидетелей. Следственная часть делегации СССР состояла из 6 работников прокуратуры СССР. Так, Г. Александров ее возглавлял и проводил допросы подсудимых Шахта, Шираха, Заукеля и некоторых свидетелей. Д. Карев, доктор юридических наук, профессор МГУ, являясь помощником главного обвинителя от СССР, ведал документальной частью обвинения, докладывал на судебном заседании порядок представления доказательств, представлял дополнительные доказательства о преступлениях гестапо. Обязанности главного обвинителя от США выполнял Р. Джексон, который выступал со вступительной и заключительной речами, допрашивал многих подсудимых и свидетелей. Х. Шоукросс также выступал со вступительной и заключительной речами, но в Нюрнберге находился непродолжительное время, так как обязанности генерального атторнея требовали его присутствия в Лондоне. Фактически обвинение возглавлял Максуэл-Файф, его заместитель. Де Ментон, назначенный 11 сентября 1945 г. главным обвинителем от Французской Республики, участвовал в разработке обвинительного заключения, организации сбора доказательств. В Нюрнберге находился непостоянно, и в его отсутствие работой французской делегации руководил его заместитель Ш. Дюбост. В январе 1946 года де Ментон вернулся в Париж. Главным обвинителем от Франции был назначен де Риб. Главные обвинители действовали единодушно как в ходе подготовки процесса, так и на суде. Вопросы предварительно обсуждались на заседаниях Комитета, где вырабатывалась единая линия, направленная на осуществление задачи процесса — быстрого суда и справедливого наказания главных военных преступников. Примечательна вступительная речь Р. Руденко, произнесенная им 8 февраля 1946 г. Он начал ее так: «Господа судьи! Я приступаю к своей вступительной речи, завершающей первые выступления главных обвинителей на данном процессе, с полным сознанием его величайшего исторического значения. Впервые в истории человечества правосудие сталкивается с преступлениями такого масштаба, вызвавшими такие тяжелые последствия. Впервые перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и самое государство сделавшие орудием своих чудовищных преступлений. Впервые, наконец, в лице подсудимых мы судим не только их самих, но и преступные учреждения и организации, ими созданные, человеконенавистнические «теории» и «идеи», ими распространяемые в целях осуществления давно задуманных преступлений против мира и человечества…». Закончил он эту речь словами: «Во имя священной памяти миллионов невинных жертв фашистского террора, во имя укрепления мира во всем мире, во имя безопасности народов в будущем мы предъявляем подсудимым полный и справедливый счет. Это — счет всего человечества, счет воли и совести свободолюбивых народов. Пусть же свершится правосудие!» <10>. ——————————— <10> Там же. С. 571.

Другим значительным процессом, обвинение по которому обеспечивалось группой обвинителей и их помощниками, был Токийский процесс. Международный военный трибунал был образован 19 января 1946 г. в Токио в результате переговоров между союзными правительствами. Трибунал с 3 мая 1946 г. по 12 ноября 1948 г. провел судебный процесс над 28 главными японскими военными преступниками, обвинявшимися по 55 пунктам в совершении преступлений против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечности, которые были определены уставами Международных военных трибуналов в Нюрнберге и Токио. В большой вступительной речи главный обвинитель — представитель США адвокат Дж. Кинал, в частности, сказал: «Это не обычный процесс, так как он является частью битв, которую ведет цивилизация за спасение всего мира от полного уничтожения. Эта угроза уничтожения исходит не от сил природы, а от заранее спланированных преднамеренных действий как отдельных лиц, так и членов различных групп, которые хотят привести мир к преждевременному концу в своем безумном стремлении к господству» <11>. ——————————— <11> Без срока давности: Материалы научно-практической конференции «Проблемы современной международной законности и уроки Токийского и Хабаровского процессов» // Федеральный информационно-аналитический журнал «Сенатор».

Дополнительными обвинителями были представители 10 государств, в том числе Китай, Великобритания, Франция, Австралия, Голландия, Канада, Новая Зеландия, Филиппины и Индия. От СССР обвинение представляли член-корреспондент Академии наук СССР С. Голунский — помощник главного обвинителя, государственные советники юстиции А. Васильев и Л. Смирнов. Советские обвинители представляли доказательства по разделу «Агрессия Японии против СССР». Следует подчеркнуть, что в составе делегации было около 70 человек: военные и гражданские судьи, прокуроры, следователи, эксперты, переводчики, административно-технические работники, дипломаты. В своей юридически обоснованной речи С. Голунский разбил период, охватываемый обвинением, на четыре логические части (этапа), указав, что цели агрессии всегда оставались неизменными, но для каждого отрезка времени характерны специфические черты. Он, в частности, сказал: «Понадобился сокрушительный удар Красной Армии по сосредоточенным в Маньчжурии отборным японским войскам, чтобы зарвавшиеся японские империалисты, наконец, поняли, что они проиграли войну. Одного они до сих пор не признают и не хотят понять, что они совершили преступление. Они все, как один, заявили здесь, на суде, что не считают себя виновными ни в чем» <12>. В обоснование своего раздела обвинения советские обвинители представили 174 документа, в том числе 24 письменных свидетельских показания, и допросили в суде 7 свидетелей, в том числе четверых японцев <13>. Всего в ходе процесса было проведено 818 открытых судебных заседаний, трибунал рассмотрел 5540 документов и допросил 419 свидетелей. Каждый из подсудимых имел 3 — 4 адвокатов <14>. ——————————— <12> Федеральный портал PROTOWN. ru. <13> См.: Без срока давности: Материалы… <14> См.: Большая Советская Энциклопедия: В 51 т. Т. 42. 2-е изд. М.: Большая Советская Энциклопедия, 1956. С. 555; Новый энциклопедический словарь. М.: Большая Российская Энциклопедия, 2001. С. 1215.

Заслуживает не менее пристального внимания уголовное дело С. Радуева, где государственное обвинение обеспечивалось Генеральным прокурором РФ В. Устиновым и группой его помощников. «Четко обозначилась значимость общественных последствий криминальных преступлений банды Радуева, необходимость совершения правосудия с присущими ему процедурами и гарантиями (все по процессуальному протоколу и юридическому порядку)», — отмечал В. Устинов <15>. ——————————— <15> Устинов В. В. Обвиняется терроризм. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 171 — 172.

Подготовка и судебное рассмотрение этого дела, как многосложный процесс, потребовали слаженной работы аппарата («штаба»), обеспечивающего государственное обвинение, и повлекли огромные физические и психологические затраты, поскольку по делу проходили тысячи потерпевших и свидетелей. На процессе решался важный вопрос правовой оценки каждого эпизода преступлений, совершенных боевиками на конкретных территориях Российской Федерации. Стояла сложная задача по обеспечению законного и беспристрастного рассмотрения дела, стратегически и тактически грамотного представления суду в полном объеме доказательств неопровержимой виновности представших перед судом подсудимых. В подготовительной части к судебному процессу и его обеспечению в период разбирательства приняли участие заместитель Генерального прокурора РФ С. Кехлеров, работники уголовно-судебного управления Генеральной прокуратуры РФ О. Анкудинов, С. Вербин, С. Грибинюченко, а также прокуроры некоторых субъектов Федерации, на территории которых проживали потерпевшие и свидетели. Для сопровождения процесса были привлечены сотрудники правоохранительных органов: ФСБ России, МВД России и ФСИН России, обеспечивающие доставку, транспортировку, явку участников процесса, а также их безопасность. Благодаря эффективной деятельности государственного обвинителя <16>, его помощников — прокурорских работников, обеспечивающих обвинение, состава суда, а также грамотной, оперативной поддержке и взаимодействию правоохранительных органов дело было рассмотрено в течение месяца с вынесением справедливого приговора. Московский корреспондент итальянской газеты «Коррьере дела сера» отметил, что «заседания шли столь уверенно, что весь процесс, следуя, будто локомотив, по верному пути, уложился почти точно к Рождеству Христову (католическому). Участники заседаний работали без выходных, предоставляя время для отдыха лишь обвиняемым» <17>. ——————————— <16> В своей книге «Обвиняется терроризм» В. Устинов подчеркнул: «Без накладок и протокольно-юридических проблем прошли дни подготовительной части процесса. Все поступившие ходатайства со стороны защиты обвиняемых были неукоснительно рассмотрены, выдержаны все требования процессуального закона». С. 167. <17> Цит. по: Устинов В. Обвиняется терроризм. С. 167.

Изучение использованных при подготовке настоящей статьи материалов, касающихся деятельности групп государственных обвинителей и вспомогательного аппарата, обеспечивающего обвинение по приведенным в качестве примеров уголовным делам, позволяет сделать некоторые выводы. При создании этих групп в определенной степени учитывались следующие факторы: общественная значимость, сложность и многоэпизодность подлежащего рассмотрению уголовного дела в отношении множества подсудимых, необходимость проведения большой подготовительной работы и дополнительных процессуальных действий, а также квалификация, опыт работы государственных обвинителей, их психологическая совместимость и навыки взаимодействия. Целесообразность участия группы государственных обвинителей и их помощников также была обусловлена необходимостью распределения между членами группы обязанностей по подготовке к представлению доказательств по отдельным, конкретным эпизодам и подсудимым. Участие группы государственных обвинителей при поддержании обвинения позволило им выработать по возможности единую точку зрения по вопросам исследования доказательств, их сбора, оценки и предъявления, принять надлежащие меры по устранению недостатков расследования и получения дополнительных доказательств, а также выработать необходимые тактические методы при представлении доказательств и при реагировании на действия защитников. Практика коллегиального поддержания обвинения по конкретным уголовным делам, имеющая место в прокуратурах РФ, свидетельствует о правильности решений по созданию групп как эффективной формы обеспечения качественного государственного обвинения. Заслуживает внимания опыт прокуратуры Республики Татарстан по организации групп государственных обвинителей, участвующих в рассмотрении уголовных дел, когда в состав таких групп во всех случаях включается прокурор зонального отдела аппарата прокуратуры республики по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования. Он обеспечивает взаимодействие государственных обвинителей с такими органами и другими службами, осуществляющими оперативное сопровождение судебного процесса и безопасность участников процесса. В целях обеспечения координации, оперативности и качества исполнения оперативными службами поручений государственных обвинителей, ответственности сотрудников оперативных служб было издано указание от 22 мая 2008 г. «Об обеспечении взаимодействия государственных обвинителей и работников подразделений, связанных с раскрытием и расследованием преступлений», согласованное прокурором Республики Татарстан с руководителями следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Татарстан и управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан, министром внутренних дел Республики Татарстан, начальниками управлений ФСБ России по Республике Татарстан и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Республике Татарстан <18>. ——————————— <18> Информация прокуратуры Республики Татарстан от 4 июля 2013 г. N 12-06-13.

Представляет интерес практика поддержания обвинения в суде с участием присяжных заседателей группой государственных обвинителей с включением в ее состав прокурора отдела кадров, имеющего психологическое образование (прокуратура Пермского края). Не менее эффективно создание групп государственных обвинителей по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, с целью обучения работников, ранее не участвовавших в рассмотрении таких дел, особенностям поддержания государственного обвинения по этой категории дел. В таких случаях в группу обязательно включается опытный государственный обвинитель, что позволяет наиболее действенно передавать молодым коллегам накопленные навыки и мастерство, в том числе путем совместного обсуждения итогов судебного разбирательства, порядка проведения допросов, представления доказательств. При этом также есть возможность своевременно выявлять и устранять недостатки в подготовке работников, не имеющих необходимого опыта по поддержанию обвинения. Подобная практика дает хорошие результаты и при обучении молодых специалистов методам и тактике поддержания государственного обвинения по наиболее сложным в доказывании категориям уголовных дел (дела о преступлениях, совершенных группой лиц, об экономических и коррупционных преступлениях, преступлениях экстремистской направленности). Изучение и использование положительного опыта участия государственных обвинителей в Нюрнбергском, Токийском процессах, по делу С. Радуева и других, несомненно, будет способствовать грамотной организации участия государственных обвинителей в группе при поддержании обвинения по конкретным категориям дел, действенной методике и тактике представления и анализа доказательств, произнесению логически стройной и обоснованной обвинительной речи, а также повышению профессионализма прокурорских работников.

Пристатейный библиографический список

1. Без срока давности: К 60-летию Нюрнбергского процесса. М.: Мысль, 2006. 2. Без срока давности: Материалы научно-практической конференции «Проблемы современной международной законности и уроки Токийского и Хабаровского процессов» // Федеральный информационно-аналитический журнал «Сенатор». 3. Большая Советская Энциклопедия: В 51 т. Т. 42. 2-е изд. М.: Большая Советская Энциклопедия, 1956. 4. Новый энциклопедический словарь. М.: Большая Российская Энциклопедия, 2001. 5. Нюрнбергский процесс: Сборник: В 8 т. Т. 1. М.: Юрид. лит., 1987. 6. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал: В 2 т. Т. 1 / Под общ. ред. академика Ю. Н. Афанасьева. М., 1997. 7. Уроки Нюрнберга и проблемы международной законности. М.: Мысль, 2007. 8. Устинов В. В. Обвиняется терроризм. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *