Актуальные вопросы новеллизации правовой регламентации сферы нотариальной деятельности в Российской Федерации

(Романова И. Н.) («Нотариус», 2012, N 4) Текст документа

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ НОВЕЛЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ СФЕРЫ НОТАРИАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ <*>

И. Н. РОМАНОВА

——————————— <*> Romanova I. N. Topical issues of the novelization of legal regulation of the notarial activity in the Russian Federation.

Романова Ирина Николаевна, доцент кафедры «гражданско-правовые дисциплины» филиала НОУ ВПО «Московский университет имени С. Ю. Витте» в г. Рязани, кандидат юридических наук.

Реформа нотариального законодательства, которая сейчас идет параллельно с реформой гражданского законодательства, предполагает не только расширение полномочий нотариуса, но и реализацию совершенно иного видения места и роли института нотариата в правовой системе. Проект Федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» предлагает целый ряд нововведений, анализируя которые можно судить о целесообразности их законодательного закрепления. Данная статья посвящена анализу и оценке перспектив развития правового регулирования нотариальной деятельности в России в свете реформирования нотариального законодательства.

Ключевые слова: нотариальное законодательство, реформы, полномочия нотариуса, институт нотариата.

Reform of the notarial legislation which now goes in parallel with reform of the civil legislation, assumes not only expansion of powers of the notary, but also realization of absolutely other vision of a place and a role of institute of a notariate in legal system. The project of the Federal law of the Russian Federation «About a notariate and notarial activity in the Russian Federation» offers a number of innovations, analyzing which it is possible to judge expediency of their legislative fixing. This article is devoted to the analysis and an assessment of prospects of development of legal regulation of notarial activity in Russia in the light of reforming of the notarial legislation.

Key words: notarial legislation, reforms, notarial power, institute of notaries.

Нотариат представляет собой необходимую составную часть правовой системы любого государства, обладающего развитой экономикой и базирующегося на принципах правового государства и признания гражданского общества. Реформа нотариального законодательства, которая сейчас идет параллельно с реформой гражданского законодательства, предполагает не только расширение полномочий нотариуса, но и реализацию совершенно иного видения места и роли института нотариата в правовой системе. Проект довольно объемного по своему содержанию Федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» (далее — проект Закона), подготовленный Минюстом и Федеральной нотариальной палатой Российской Федерации, предлагает целый ряд нововведений, анализируя которые можно судить о целесообразности их законодательного закрепления. Прежде всего стоит сделать акцент на названии проекта Закона и отметить, что необходимость закрепления этих двух понятий «о нотариате и нотариальной деятельности» — представляется сомнительной, хотя не исключено, что разработчики проекта Закона тем самым стремились подчеркнуть единство статики и динамики такого сложного явления, как нотариат. При этом очевидно, что название нормативного акта должно максимально полным образом отражать суть содержащихся в нем правовых норм, следовательно, оно должно быть четким и лаконичным, но не должно быть замысловатым. Поэтому разумным было бы обратиться к опыту зарубежных государств и по примеру Германии, Японии, Испании, а также ряда других стран закрепить краткое название: «Закон о нотариате». О недоработанности проекта Закона свидетельствуют нечеткость и размытость ряда содержащихся в нем положений. Так, например, не содержится четкого определения ни сущности, ни правового положения нотариуса, ни понятия «нотариус». Указания в п. 3 ст. 7 проекта Закона на то, что нотариальная деятельность в Российской федерации осуществляется нотариусами, явно недостаточно. Представляется целесообразным закрепление четкой дефиниции путем включения в ст. 7 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» проекта Закона также определения понятия «нотариус», указав, например, что нотариус — это лицо, оказывающее нотариальные услуги, действуя в сфере частного права. Также целесообразно дать точное определение тому, каким именно лицом (физическим или юридическим) является нотариус. Основополагающие идеи, исходные начала, на которых должно базироваться устройство нотариата в России, также не нашли своего должного отражения в проекте Закона, где специальная статья, посвященная принципам организации нотариата и их правовым гарантиям, вообще отсутствует, что свидетельствует о необоснованном снижении значимости указанных принципов. Учитывая бесспорную важность принципов, на которых должны быть основаны нотариат в целом и нотариальная деятельность в частности, следует включить в проект Закона специальную статью, посвященную данным принципам. Способность иметь права и самостоятельно исполнять обязанности является необходимым условием возникновения правового статуса каждого человека. Учитывая бесспорную важность такой правовой категории, как дееспособность, отсутствие в проекте Закона соответствующей статьи, посвященной гражданской дееспособности, можно рассматривать как пробел, нуждающийся в восполнении, поскольку содержащиеся в п. 1 ст. 148 проекта Закона положения являются не вполне конкретными, так как, определяя характер действий нотариуса, а также иного специально уполномоченного лица в отношении граждан, они содержат указание лишь на то, что данные субъекты проверяют возраст гражданина, оценивают способность воспринимать и осознавать происходящие при его участии события, понимать значение нотариального действия и его правовые последствия, но при этом ничего не говорится ни о вступлении в брак, ни об эмансипации гражданина. Исходя из буквального толкования п. 1 ст. 118 проекта Закона, в котором закреплено, что «сведения, сообщаемые нотариусу или иному специально уполномоченному лицу в конфиденциальном порядке, составляют нотариальную тайну», можно сделать вывод: нотариальную тайну составляют абсолютно любые сообщенные в конфиденциальном порядке сведения. Данное правило сложно признать юридически верным, поскольку нотариальную тайну могут составлять лишь такие сведения, которые непосредственно связаны с осуществлением нотариальной деятельности. Данный пробел следует устранить путем внесения в п. 1 ст. 118 проекта Закона соответствующего дополнения. Определяя пространственную сферу деятельности нотариуса, законодатель в п. 3 ст. 18 проекта Закона закрепил правило, согласно которому нотариус вне пределов нотариального округа, в котором он наделен полномочиями нотариуса, не вправе осуществлять нотариальную деятельность. Одновременно с этим в п. 4 ст. 18 проекта Закона указано, что совершение нотариусом нотариального действия вне пределов нотариального округа не влечет за собой признания нотариального действия недействительным. В целях обеспечения исполнения правила, закрепленного п. 3 ст. 18 проекта Закона, необходимо устранить имеющееся в п. 4 указанной статьи противоречие, а также определить характер ответственности нотариуса за нарушение данного правила. Анализ ст. 34 «Имущественная ответственность нотариуса» проекта Закона позволяет заключить, что законодателю не удалось продвинуться вперед в сфере регулирования вопросов гражданско-правовой ответственности нотариусов. Положения указанной статьи в качестве отдельных оснований ответственности предусматривают: совершение нотариального действия, противоречащего законодательству, неправомерный отказ в совершении нотариального действия, разглашение нотариальной тайны. При этом в п. 5 ст. 34 проекта Закона прямо закреплено, что нотариус не может быть привлечен к имущественной ответственности по оспоримой нотариально удостоверенной сделке, признанной впоследствии судом недействительной, если в действиях нотариуса не установлен факт отступления от правил нотариального производства. Данное положение представляется весьма спорным, поскольку буквальное толкование его содержания позволяет констатировать, что признание сделки недействительной не влечет для нотариуса с неизбежностью наступление неблагоприятных последствий. Таким образом, в случае, например, принятия неблагоприятного для стороны (которая, будучи заинтересованной в наступлении для нее желаемых гражданско-правовых последствий, в свое время обратилась за нотариальной помощью для создания гарантий того, что будет достигнут желаемый юридический эффект) судебного решения о признании нотариального акта недействительным нотариус не сможет быть привлечен к гражданско-правовой ответственности по возмещению всех возникших убытков. Основываясь на изложенном, можно заключить, что в целях повышения уровня обеспечения защиты субъективных прав и законных интересов субъектов права представляется целесообразным закрепить на законодательном уровне связь ответственности нотариуса с его обязанностями. При этом вина нотариуса может быть как умышленной, так и неосторожной. Следовательно, если убытки у клиента будут связаны с нарушением нотариусом его профессиональных обязанностей, нотариус непреложно и в полном объеме должен будет быть привлечен к гражданско-правовой ответственности по их возмещению. Данный подход представляется эффективным, обоснованным и верным. Учитывая все сказанное выше, следует отметить, что наибольшей критики заслуживает попытка законодателя вернуться к практике девяностых годов прошлого века, когда нотариальное удостоверение всех сделок с недвижимым имуществом являлось общеобязательным. Свидетельством тому является ст. 130 проекта Закона, определяющая исключительную компетенцию нотариуса на совершение нотариального действия, в п. 1 которой закреплено, что договор об отчуждении недвижимого имущества удостоверяется нотариусом по месту нахождения указанного имущества. Если на сегодняшний день норма о нотариальном удостоверении сделок с недвижимостью носит диспозитивный характер, предоставляя субъектам права самостоятельно определять для себя целесообразность такого действия, не возлагая вместе с тем на них данной обязанности, то со вступлением в силу Закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации» будет введена обязательная нотариальная форма для сделок с недвижимостью, что повлечет за собой существенное увеличение расходов, связанных с оформлением таких сделок. Подтверждается это путем несложного сравнительного анализа: если на сегодняшний день это расходы риелтора и сумма государственной пошлины за государственную регистрацию перехода права собственности, то по правилам ст. 276 проекта Закона за удостоверение договоров, предметом которых является отчуждение недвижимого имущества, нотариальный тариф составит: до 1 000 000 рублей — 1 процент от суммы договора, но не менее 5000 рублей; от 1 000 001 рубля 10 000 000 рублей включительно — 10 000 рублей плюс 0,75 процента от суммы договора, превышающей 1 000 000 рублей; свыше 10 000 000 рублей — 77 500 рублей плюс 0,5 процента от суммы договора, превышающей 10 000 000 рублей. Указанные тарифы станут общеобязательными для уплаты, и в данном случае слабым утешением для многих граждан будет являться введение «активного» нотариата, оказывающего услуги в полном объеме: от сбора документов, их проверки до правового сопровождения сделки. Так, при удостоверении сделок с недвижимым имуществом нотариус будет наделен правом получать необходимую для совершения сделок с недвижимостью информацию от государственных органов, в том числе через удаленный доступ к электронным базам данных органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и его технический учет. До удостоверения сделок с недвижимым имуществом в обязанности нотариуса будет входить проверка принадлежности недвижимого имущества на праве собственности или ином вещном праве, а также наличие или отсутствие обременений, запрещения на отчуждение, ареста недвижимого имущества или иных запретительных или охранительных мер, препятствующих совершению сделки. Для того чтобы подтвердить принадлежность недвижимого имущества и установить иные юридически значимые факты, нотариусу необходимо будет получить выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество. На все эти действия со стороны нотариуса вправе будут рассчитывать граждане, оплачивающие немалые нотариальные тарифы, размеры которых будут варьироваться в зависимости от суммы договора. Однако многие из таких граждан, более чем вероятно, усомнятся в соответствии объема оказываемых нотариусами услуг тем суммам, которые за такие услуги были внесены. Именно поэтому в соответствии с принципом дозволительной направленности и диспозитивности гражданско-правового регулирования важно сохранить право граждан самостоятельно определять для себя целесообразность нотариального удостоверения сделок с недвижимым имуществом.

——————————————————————

Название документа