К проекту Закона о нотариате

(Романовская О. В.) ("Нотариус", 2012, N 4) Текст документа

К ПРОЕКТУ ЗАКОНА О НОТАРИАТЕ <*>

О. В. РОМАНОВСКАЯ

-------------------------------- <*> Romanovskaya O. V. To the draft of Law on notaries.

Романовская Ольга Валентиновна, профессор кафедры частного и публичного права Пензенского государственного университета, доктор юридических наук.

В статье рассматриваются отдельные положения проекта Федерального закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации". Особое внимание уделяется Кодексу профессиональной этики нотариуса, вопросам взаимодействия нотариата и государства, правовому статусу нотариальной палаты.

Ключевые слова: нотариат, нотариальная деятельность, государственное регулирование, Кодекс профессиональной этики нотариуса.

In the article separate provisions of the Federal Law draft "About a notariate and notarial activity in the Russian Federation" are considered. The special attention is given to the Code of professional ethics of the notary, questions of interaction of a notariate and the state, the legal status of the Chamber of Notaries.

Key words: notariate, notarial activity, state regulation, code of professional ethics of the notary.

18 ноября 2011 г. в "Российской газете" был опубликован проект Федерального закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации". Это далеко не первая попытка внести ясность в правовые аспекты организации и деятельности нотариата. Еще в 1998 г. был предложен обширный пакет уточнений и дополнений Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, направленный на их совершенствование. Тогда препятствием стало вето Президента России. После этого был сделан упор на подготовку нового Закона о нотариате. Работа велась и органами государственной власти, и нотариальным сообществом. Проекты опубликовывались на официальном сайте Федеральной нотариальной палаты, происходили рассылки в субъекты Российской Федерации для систематизации замечаний. Но колоссальный объем проделанной работы долгое время так и не был реализован в готовый продукт. Сейчас можно констатировать уникальную ситуацию, когда многие "болевые точки" взаимоотношений между органами государства и нотариальным сообществом сняты. Это вселяет надежду, что опубликованный проект все-таки станет новым базовым документом для столь важного элемента правоохранительной системы - нотариата. В то же время по тексту проекта хотелось бы высказать несколько авторских замечаний. Статья 1 проекта определяет сферу действия закона, согласно которой охватываются как организационные основы деятельности нотариата, так и порядок совершения нотариальных действий нотариусами, а также иными специально уполномоченными лицами. Таким образом закон сохраняет прежнюю модель, когда в одном нормативно-правовом акте регулируются и материальные, и процессуальные правоотношения. Статья 2 определяет нотариат как профессиональное сообщество нотариусов, которые действуют на единой организационной основе. Специально отмечается, что нотариат выполняет публично-правовые функции и не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. Отрадно, что разработчики проекта отказались от спорных характеристик, которые, например, активно внедрялись некоторыми представителями нотариального сообщества. Речь идет о характеристике нотариата как института гражданского общества (данная идея была поддержана законодателями г. Москвы <1>) или как модели превентивного правосудия <2>. Ни та ни другая идея не отражает истинное значение и сущность нотариата, путала правоприменителей, да и в отношениях с органами государственной власти вызывала стойкую "аллергическую" реакцию. Добавим, что проект - первый опыт внедрения такого понятия нотариата. Также впервые предлагается выделить сущностные характеристики нотариальной деятельности (публично-правовой характер, не является предпринимательской). Правильно указывается, что нотариальная деятельность в Российской Федерации осуществляется нотариусами, что подчеркивает их монополию и исключительность осуществления нотариальных действий иными органами и должностными лицами. -------------------------------- <1> См.: Закон города Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 "Об организации и деятельности нотариата в городе Москве" // СПС "КонсультантПлюс". <2> Черемных Г. Г. Развитие нотариата как системы органов превентивного правосудия // Нотариальный вестник. 1998. N 12. С. 40 - 43; Жуйков В. Нотариат как институт превентивного правосудия: общие цели, принципы и полномочия // Российская юстиция. 1998. N 6 - 7.

В ст. 5 устанавливается, что нормы законодательства о нотариате и нотариальной деятельности, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Федеральному закону. Однако некоторые нормы, определяющие порядок совершения нотариальных действий, содержатся в Гражданском кодексе РФ, который имеет аналогичную норму, но уже о приоритете норм ГК РФ. Следует поддержать разработчиков проекта в идее утверждения обязательности Кодекса профессиональной этики нотариуса (ст. 6), что подчеркивается целым рядом статей проекта (ст. 28 посвящена обязанностям нотариуса, ст. 58 включает обязанность по соблюдению Кодекса в текст присяги нотариуса, ст. 65 рассматривает нарушение правил Кодекса как основание лишения полномочий нотариуса и др.). Более того, статья 92 проекта устанавливает, что процедура рассмотрения жалоб (обращений) на действия (бездействие) нотариуса определяется Кодексом профессиональной этики нотариуса. Тем самым именно данный документ должен стать процессуальной основой привлечения нотариуса к дисциплинарной ответственности. В то же время ст. 98 относит принятие Кодекса профессиональной этики к полномочиям Собрания представителей нотариальных палат. Не возражая против такой модели в целом, следует отметить, что в этом случае Кодекс столкнется с теми же самыми проблемами, которые можно наблюдать по отношению к Кодексу судейской этики, принятому Всероссийским съездом судей. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2008 г. N 3-П <3> указывается, что корпоративные акты судейского сообщества, формулируя правила поведения судьи, не могут исходить из расширительного истолкования составов дисциплинарных проступков, как они определены Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации": "Соответственно, неисполнение приведенных корпоративных норм само по себе не может служить основанием для досрочного прекращения полномочий судьи, если только при этом им не были совершены действия, которые законом рассматриваются как несовместимые по своему характеру с высоким званием судьи". В Постановлении также отмечается, что гарантируемые Конституцией Российской Федерации гражданам России права и свободы (в решении Суда речь шла о свободе слова) в силу ее ст. 55 (ч. 3) не могут быть ограничены корпоративным нормативным актом - соответствующие ограничения допускаются лишь на основе федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Нетрудно предугадать, что если по отношению к решению Всероссийского съезда судей (органа судейского сообщества, имеющего максимально публичный статус) выбрано такое итоговое заключение, то по отношению к решению Собрания представителей нотариальных палат оно будет точно таким же. Представляется, что Кодекс профессиональной этики нотариуса мог бы приниматься в соответствии с предлагаемой процедурой, но утверждаться Министром юстиции России. -------------------------------- <3> Постановление Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2008 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 6.1 и 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и статей 21, 22 и 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" в связи с жалобами граждан Г. Н. Белюсовой, Г. И. Зиминой, Х. Б. Саркитова, С. В. Семак и А. А. Филатовой" // Собрание законодательства РФ. 2008. N 10 (ч. 2). Ст. 976.

Следует отметить попытку разработчиков проекта систематизировать основные понятия, используемые в Законе. Хотелось бы остановиться на понятии нотариального акта, который понимается как документ, удостоверенный, выданный или засвидетельствованный нотариусом и внесенный в реестр нотариальных действий. Действительно, одна из базовых точек зрения исходит именно из представленного посыла. Так, Р. Никлаус считает, что "нотариальным актом в широком смысле считается удостоверенный нотариусом, обладающим правом составления официальных текстов в данном месте, документ, который сформулирован с соблюдением торжественности момента" <4>. В то же время такое понимание не является единственным, представляется, что нотариальный акт - это юридически властное волеизъявление нотариального органа, что объединяет его с понятием нотариального действия, что могло бы быть отражено в понятии без изменения общей характеристики "документ". Следует также добавить, что нотариальный акт обладает более широким набором признаков <5>, в числе которых важным выступает его официальность. Тем более что данные признаки отражаются в последующих статьях проекта: ст. 14 (обязательность), ст. 15 (презумпция законности и достоверности), ст. 16 (исполнительная сила). -------------------------------- <4> Никлаус Р. Составление нотариального акта // Нотариальный вестник. 1997. N 8-9. С. 56. <5> См. более подробно: Романовская О. В. Понятие нотариального акта // Нотариус. 2002. N 3. С. 19 - 21.

В главе 2 "Территориальная организация нотариальной деятельности" происходит некоторая путаница административно-территориального деления и границ муниципальных образований. Так, в ст. 18 указывается на административно-территориальные единицы, а в ст. 22 уже на городские поселения и муниципальные районы (понятия, используемые в Федеральном законе "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"), что не одно и то же. Правда, следует отметить, что в нашем государстве до сих пор нет какого-либо единого нормативного акта, посвященного административно-территориальному устройству, что и порождает приведенную путаницу. Статья 30 закрепляет: "Реклама нотариальной деятельности запрещается". Столь краткий запрет нуждается в комментариях. Дело в том, что Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" <6> указывает, что он не распространяется на объявления физических лиц или юридических лиц, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности. Нотариальная деятельность не является предпринимательской. Реклама - атрибут коммерческой деятельности. В то же время зарубежный опыт показывает, что реклама нотариусом своих услуг понимается в более широком смысле, чем это дано в Федеральном законе "О рекламе". Под ней будет пониматься практически любая деятельность, связанная с продвижением нотариальных услуг, оказываемых лично данным нотариусом, либо с маркетинговым продвижением конкретного имени нотариуса: дача интервью нотариусом, участие в ток-шоу, публичные ответы на вопросы и другие аналогичные мероприятия. С точки зрения зарубежной практики многих стран появление нотариуса на обложке глянцевого журнала, в котором рассказывается, какой тот "молодой и успешный", уже будет нарушением профессиональной этики. Такое поведение расценивается как реклама, хотя сам нотариус может и не оплачивать данную статью и не участвовать в ее редактировании. В Италии, например, закон подробно регламентирует формы и способы информирования клиентов: никаких внешних знаков, кроме разрешенной законом металлической таблички, никаких добавлений в визитных карточках и документах, кроме допускаемого законом перечисления титулов <7>. Есть, кстати, положительный пример регионального регулирования. Так, упомянутый Закон города Москвы прямо предписывает, что нотариус обязан информировать население о месте нахождения своей нотариальной конторы и режиме ее работы. Определено, что вывеска нотариальной конторы, указатели и иная информация о месте ее нахождения не являются рекламой. Сведения о месте нахождения нотариальных контор в городе Москве ежегодно публикуются Московской городской нотариальной палатой в средствах массовой информации или городских справочных изданиях. В указанной ст. 6 проекта содержится краткая ссылка на то, что сведения о месте нахождения нотариальных контор и часах приема нотариуса размещаются на официальных сайтах нотариальных палат в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и ежегодно публикуются в средствах массовой информации. Практика показывает, что сейчас многие нотариусы имеют свои страницы в сети, причем их содержание нередко вызывает недоумение: есть раздел "прейскурант", публикуется реклама других интернет-ресурсов. По-видимому, необходимо сделать ссылку, что нотариус может иметь свой официальный интернет-сайт, положение по созданию и сопровождению которого утверждается Федеральной нотариальной палатой. За основу можно взять Положение по созданию и сопровождению официальных интернет-сайтов судов общей юрисдикции Российской Федерации, утвержденное Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 24 ноября 2004 г. -------------------------------- <6> Собрание законодательства РФ. 2006. N 12. Ст. 1232. <7> Ди Каньо В. Общие принципы организации свободного нотариата и его отношения с государственными органами // Нотариальный вестник. 1997. N 3. С. 12.

Статья 36 проекта устанавливает, что нотариальный архивный фонд находится в собственности Российской Федерации, что следует признать правильным шагом в конкретизации регулирования правового положения нотариальных документов. Однако часть 2 указанной статьи предусматривает, что при прекращении нотариусом полномочий нотариальный архивный фонд подлежит передаче другому нотариусу, а порядок передачи утверждается федеральным органом юстиции по согласованию с Федеральной нотариальной палатой. В настоящее время действует Федеральный закон от 22 октября 2004 г. N 125-ФЗ "Об архивном деле в Российской Федерации" <8>, который определяет правила обращения с архивными документами. Есть Росархив, который и выполняет ряд функций по учету, систематизации, хранению архивных документов. Представляется, что необходимо сделать ссылку на принятие специального положения о нотариальном архиве, которое должно утверждаться федеральным органом юстиции без согласования с Федеральной нотариальной палатой (архив - федеральная собственность). -------------------------------- <8> Собрание законодательства РФ. 2004. N 43. Ст. 4169.

Статья 43 проекта повышает требования к лицу, претендующему на приобретение статуса нотариуса в Российской Федерации. Из новелл: во-первых, в связи с переходом на двухуровневую систему высшего профессионального образования проект - первый закон, который отсекает от претендентов на должность нотариуса бакалавров. По-видимому, "первая ласточка" будет учитываться и при принятии последующих законов, регулирующих допуск к юридической профессии. Во-вторых, устанавливаются возрастные границы - не менее двадцати пяти и не более шестидесяти пяти лет. В-третьих, появился перечень обстоятельств, препятствующих исполнению обязанностей нотариуса, среди которых наличие заболевания, препятствующего осуществлению полномочий нотариуса. Данная норма практически повторяет правило, установленное Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", только в данном Законе перечень утверждается Советом судей РФ (органом судейского сообщества) на основании представления федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения. По-видимому, следует применить данную модель и к нотариату: утверждение Федеральной нотариальной палатой на основании представления федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения. Изменен состав квалификационной комиссии, которая должна формироваться по нормам представительства: 1) одна треть - от нотариальной палаты; 2) одна треть - от территориального органа юстиции; 3) одна треть - от судейского сообщества и научной юридической общественности. Относительно представителя научной юридической общественности необходимо сделать дополнение, что таковым может быть только гражданин, имеющий ученую степень (кандидата или доктора наук) по номенклатуре специальности юридических наук (иначе указание на представителя научной общественности - фикция). Аналогичное дополнение следует установить и для конкурсной комиссии (ст. 53 проекта). Особо следует отметить положения проекта относительно статуса нотариальной палаты субъекта Российской Федерации и Федеральной нотариальной палаты. Конечно, многие вопросы нашли свое разрешение: определение полномочий органов управления, порядок формирования органов управления, порядок взаимоотношений нотариуса и нотариальной палаты. Можно отметить правильность решения вопроса о членстве нотариуса в нотариальной палате (ст. 81): "Нотариус является членом нотариальной палаты с момента включения его в региональный реестр". Подобная формулировка снимает вопрос о природе членства и соответствия ее ст. 30 Конституции России. При этом разработчики проекта опять "наступают на те же грабли", которые неоднократно обозначались и при анализе действующего статуса нотариальной палаты, и при анализе адвокатской палаты. Не будем подробно останавливаться на данном вопросе, поскольку это займет большой объем (тем более что по данной проблематике опубликовано значительное количество работ, в том числе и под моим авторством), лишь укажем на основную проблематику. Статья 80 проекта характеризует нотариальную палату как особую форму негосударственной некоммерческой организации, основанной на обязательном членстве нотариусов, осуществляющих свою деятельность в пределах одного субъекта Российской Федерации. Законодательство Российской Федерации о некоммерческих организациях применяется к нотариальной палате в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом. Нотариальная палата является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, вправе открывать счета в банках в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также имеет печать с изображением Государственного герба Российской Федерации. Однако ст. 7 Федерального конституционного закона от 25 декабря 2000 г. N 2-ФКЗ "О Государственном гербе Российской Федерации" <9> устанавливает, что иные случаи (не урегулированные указанным федеральным конституционным законом) использования Государственного герба Российской Федерации устанавливаются Президентом Российской Федерации. -------------------------------- <9> Собрание законодательства РФ. 2000. N 52 (ч. I). Ст. 5021.

Кроме того, предлагаемые коррективы статуса нотариальной палаты - важный элемент, но представляют собой лишь "внешний фасад". Остается нерешенным принципиальный вопрос: что представляет собой региональная нотариальная палата? Если это частная организация с публично-правовыми функциями - это одна модель. Тогда необходимо убирать указания на использование в печатях Государственного герба России, совместное принятие правовых актов с органами государственной власти и многие другие нормы, приближающие палату к статусу государственного органа. Представляется, что такой вариант менее приемлем для нотариального сообщества. Второй путь основан на интеграции палаты в систему государственного управления (авторская концепция также больше склоняется ко второму варианту). Палата должна стать особым субъектом, сочетающим в себе начала органа государственной власти с принципами самоуправления и самоорганизации. На таких принципах строятся многие нотариальные палаты стран Европейского союза. Не надо думать, что есть единая правильная модель, другое дело - выбор Российской Федерации. Сейчас же видим некое раздвоение: властных полномочий побольше, а подконтрольности все-таки поменьше (хотя заметен значительный прогресс в отходе от данного принципа). Конечно, есть еще мантры о засилье чиновничества, которым все мало полномочий, но в столь серьезном вопросе, как осуществление государственных полномочий, не следует обращать внимание на подобные штампы. Да и в нашем случае речь идет о другом: интеграция в систему государственного управления не связана лишь с усилением контроля. В этом случае нотариальная палата остается, по сути, корпорацией (авторская концепция исходит из необходимости таких новых субъектов, как публичные корпорации), а по статусу максимально приближается к органу государственной власти. Опыт с саморегулируемыми организациями (СРО) не показателен, поскольку они объединяют предпринимателей, а не лиц, уполномоченных на совершение действий от имени Российской Федерации. К тому же вопрос о статусе СРО еще будет стоять на повестке дня (с правовыми "завалами" еще придется разбираться и научной общественности, и правоприменителям, и законодателям). В этой части следует привести мнение Э. В. Талапиной: "Несомненно, включение саморегулируемых организаций в число квазигосударственных субъектов потребует их строгой публично-правовой регламентации. Расчет государства на активную регулятивную деятельность этих субъектов может не оправдаться, если саморегулируемые организации по-прежнему останутся для законодателя лишь субъектами гражданского права" <10>. На это же обращают внимание С. А. Зинченко и В. В. Галлов, указывая, что нормы базовых федеральных актов, ГК РФ, Федеральный закон "О некоммерческих организациях" основаны на ключевых положениях гражданско-правового регулирования, тогда как СРО обладают публично-правовыми характеристиками <11>. К сожалению, уяснение значения такого разделения не укладывается в головах как парламентариев, так и некоторых ученых-юристов и представителей нотариального сообщества. Указание на особый вид некоммерческой организации - не самый лучший путь, благодаря которому общее понятие некоммерческой организации растягивается так, что не понятно, на какие вообще организации распространяется Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях". В самом нормативном акте одни исключения, да еще более 10 законов об особых некоммерческих организациях (деятельность которых вообще ни под что не подпадает). -------------------------------- <10> Талапина Э. В. Новые институты административного права // Государство и право. 2006. N 5. С. 18. <11> Зинченко С. А., Галлов В. В. Саморегулируемые организации в законодательстве России: проблемы и решения // Корпорации и учреждения: Сб. статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. М., 2007.

К правовой неразберихе добавляется еще одна неопределенность: так может ли нотариальная палата субъекта Российской Федерации осуществлять предпринимательскую деятельность? В отношении Федеральной нотариальной палаты прямого запрета нет. При уточнении статуса нотариальной палаты не надо изобретать велосипед, достаточно обратиться к зарубежному опыту <12>. В случае же выбора модели, когда нотариальная палата - полноценный субъект государственного управления, Закон о нотариате должен четко определить: -------------------------------- <12> Можно обратиться к работам зарубежных авторов. См.: Пиепу Ж.-Ф., Ягр Ж. Профессиональное нотариальное право. М.: Юристъ, 2001; Ди Каньо В. Общие принципы организации свободного нотариата и его отношения с государственными органами // Нотариальный вестник. 1997. N 3. Есть исследования сравнительно-правового характера российских авторов: Зацепина С. А. Нотариальная деятельность в Италии // Нотариус. 1997. N 5. С. 79 - 89 и др.

- особый порядок утверждения учредительных документов органами государственной власти; - особенности формирования органов управления палаты, согласно которым государство должно обладать административными полномочиями по согласованию руководящего состава, а также расформированию органов управления в случае ненадлежащего выполнения публичных функций и назначению временных управляющих (модели взаимодействия могут быть различны, в том числе с участием судебных органов, в рамках которых необходимо думать об уравновешивании полномочий каждого субъекта; ст. 110 и 111 проекта, определяющие полномочия органа юстиции по инициации переизбрания исполнительных органов носят "куцый" характер). Но и должностные лица нотариальной палаты должны иметь статус, аналогичный управленческому составу органа государственной власти (в том числе с возможностью привлечения к уголовной ответственности за должностные преступления); - порядок осуществления контроля за деятельностью нотариальных палат, который должен подразделяться на предварительный (при утверждении учредительных документов, внесении в них изменений, согласовании персонального состава органов управления), ситуационный (при наличии информации о нарушении порядка осуществления публичной деятельности или ненадлежащем выполнении публичных функций), текущий (заключается в подготовке определенных отчетных документов об исполнении публичных функций за определенный период времени); ст. 93 проекта о контроле за деятельностью нотариальной палаты - недостаточна; - порядок взаимоотношений между нотариусами и нотариальной палатой, который должен максимально обеспечивать, с одной стороны, надлежащий порядок выполнения публичной функции, с другой - защищенность нотариуса от возможного давления со стороны органов палаты (в первую очередь возможность административного обращения к органам государственной власти); при предлагаемой модели нотариус более зависим от палаты, чем от органа юстиции, если бы он был государственным служащим. Возможно принятие Закона в представленном виде на момент опубликования проекта, с учетом того, что в дальнейшем, в процессе его применения, будут происходить поэтапные уточнения и дополнения. В этом случае следует оставить все как есть и проводить доработку в процессе настраивания новых отношений. Понятно, что нотариальная палата станет первым опытом создания полноценной публичной корпорации - объединения граждан, интегрированного в систему государственного управления. Такой опыт (проб и ошибок) послужит созданию аналогичных структур для адвокатов (нормы Закона об адвокатуре не отличаются идеальностью и постоянно подвергаются критике), врачей (Л. Рошаль выступает с идеей создания организации, объединяющей медиков по образу и подобию западных структур с обязательным членством), независимых судебных приставов (с данной идеей выступает проф. В. В. Ярков). Но есть и другая опасность: не приведет ли это к консервации поднимаемых проблем, когда государству опять будет не до нотариата? А значит, и до врачей, судебных приставов и др. Добавим: нормативные акты, принятые нотариальным сообществом, должны четко занять свое место в правовой системе нашего государства. Это также должно предполагать возможность их обжалования в таком же порядке, как и акты органов исполнительной власти. Таким же образом на нотариальные палаты и их должностных лиц должен распространяться Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (в настоящее время нотариальные палаты выпадают из его сферы обращения). По-видимому, необходимо изменить состав комиссии по профессиональной этике (ст. 90). Квалификационная комиссия в системе адвокатуры (ст. 33 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации") имеет смешанный состав, квалификационная коллегия судей имеет смешанный состав. Аналогичные принципы должны быть применены и к нотариату. Следует высоко оценить работу авторов проекта по совершенствованию нотариального производства. Теперь можно выделять в нем полноценные стадии, которые имеют свои границы, особенности и процессуальную завершенность. Определены практически все спорные вопросы, которые находили свое обсуждение на страницах юридической печати. Их так много, что перечисление займет значительное место. Это еще раз подчеркивает высокий уровень подготовки разделов IV - VI. Остается только надеяться, что по прошествии столь длительного времени наконец-то предложение о совершенствовании регулирования организации и деятельности нотариата воплотится в реальный закон. Новый же Закон "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации" станет толчком в поступательном развитии такого важного института, как нотариат.

------------------------------------------------------------------

Название документа