Акты прокурорского надзора за исполнением законов при производстве следственных действий

(Исаенко В. Н.) («Законность», 2012, N 12) Текст документа

АКТЫ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

В. Н. ИСАЕНКО

Исаенко Вячеслав Николаевич, профессор кафедры МГЮА им. О. Е. Кутафина, доктор юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются полномочия прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов при производстве следственных действий, формы его реагирования на допущенные при этом нарушения.

Ключевые слова: прокурорский надзор, следственные действия, недопустимые доказательства, требование прокурора, постановление прокурора.

The acts of prosecutorial supervision over implementation of laws in the course of investigative activities V. N. Isayenko

The article considers the powers of public prosecutors for supervision over implementation of laws in the course of investigative activities, forms of their response to violations made during performance of the above activities.

Key words: prosecutorial supervision, investigative activities, inadmissible evidence, order of a public prosecutor, resolution of a public prosecutor.

Результаты анализа норм УПК РФ о полномочиях прокурора, осуществляющего надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, позволяют выделить следующие формы прокурорского реагирования на нарушения законов при производстве следственных действий: 1) требование об устранении нарушений федерального законодательства (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК); 2) постановление о признании доказательств недопустимыми (ч. 3 ст. 88 УПК). Применительно к рассматриваемому в статье вопросу требование прокурора надлежит рассматривать как акт реагирования на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при производстве следственного действия, принимаемый в условиях существования процессуальной возможности устранения этого нарушения и его последствий. Следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, начальник подразделения дознания обязаны крайне внимательно отнестись к анализу допущенных ими процессуальных нарушений, в связи с которыми им направлено названное требование. В случае его необоснованного отклонения есть риск принятия на основе недопустимого доказательства процессуального решения, законность и обоснованность которого впоследствии защитник может обжаловать. Это происходит, как правило, в суде. Если защитник заявит следователю ходатайство об исключении недопустимого доказательства в ходе досудебного производства по уголовному делу, то тем самым предоставит ему значительную временную возможность компенсировать исключенное из дела доказательство путем проведения дополнительного или повторного следственного действия, получения других доказательств в подтверждение устанавливаемого обстоятельства из иных источников. Ранее автором отмечено, что подобная тактика действий защитника нацелена на то, чтобы государственный обвинитель в ходе судебного следствия оказался в сложном положении, лишившись важного уличающего подсудимого доказательства, а то и их совокупности. Тем самым достигается не только эффективность, но и эффектность действий защитника, умело использующего промахи предварительного следствия, процессуального контроля и прокурорского надзора в стадии расследования <1>. ——————————— <1> См.: Исаенко В. О проблемах единообразного толкования и применения норм УПК РФ о производстве отдельных следственных действий // Уголовное право. 2009. N 2. С. 81.

Признание прокурором недопустимым доказательства, полученного с нарушением уголовно-процессуального закона, — вынужденная мера, принимаемая им в условиях отсутствия объективных возможностей устранения последствий выявленного нарушения процессуальным путем. Прокурор обязан скрупулезно и взвешенно подходить к оценке такого нарушения и его последствий для дальнейшего осуществления доказывания по делу. Принятие решения об этом возможно только при наличии внутреннего убеждения в непоправимости последствий нарушения закона, допущенного следователем, дознавателем при производстве следственного действия, в результате которого подвергнута сомнению процессуальная доброкачественность исследуемого доказательства. Согласно ч. 3 ст. 88 УПК прокурор вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Несмотря на то что законодатель воздержался от установления в УПК механизма реализации прокурором этого полномочия, оно широко используется на практике. Ее материалы свидетельствуют, что исключение недопустимых доказательств прокуроры осуществляют не только при изучении уголовных дел, поступивших с обвинительными заключениями (обвинительными актами). Поэтому весьма сомнительна практическая полезность, например, такой рекомендации, согласно которой наиболее обоснованным будет признание доказательств недопустимыми на этапе окончания предварительного расследования, когда прокурор изучает уголовное дело, поступившее к нему с обвинительным заключением <2>. Подобная позиция противоречит логике закона. Отнесение оценки доказательств и, следовательно, решения вопроса об исключении тех из них, которые признаны недопустимыми, на этап изучения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением или обвинительным актом, не всегда себя оправдывает. В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 587-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чулимова Игоря Владимировича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 29 и пунктом 9 части второй статьи 381 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в силу ч. 1 ст. 75 и ст. 88 УПК, признание доказательств, полученных с нарушением требований УПК, недопустимыми может осуществляться на любой стадии уголовного судопроизводства как по инициативе сторон, так и по инициативе дознавателя, следователя, прокурора или суда <3>. Максимальное использование прокурорами любых возможностей проверки процессуальной надежности доказательств, полученных в результате производства следственных действий, обеспечивает формирование безупречной доказательственной базы по уголовным делам и принятие по ним законных, обоснованных и объективных процессуальных решений, исключает направление в суды дел в отношении лиц, причастность которых к преступлениям и виновность в них не доказана. Тем самым будет достигнуто выполнение содержащегося в п. 1.1 Приказа Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» требования об обеспечении качественного надзора за исполнением законов органами предварительного следствия независимо от их ведомственной принадлежности в соответствии с полномочиями, предоставленными Законом о прокуратуре и УПК. ——————————— <2> См.: Жук О. Д. Прокурорский надзор за исполнением законов при использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. М., 2012. С. 68. <3> Это Определение Конституционного Суда РФ официально не публиковалось // СПС «КонсультантПлюс».

В ст. 88 УПК нет нормы, устанавливающей структуру, реквизиты и содержание постановления о признании доказательства недопустимым. С учетом содержащихся в ч. 4 ст. 7 УПК требований о законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений это постановление в его описательно-мотивировочной части, как представляется, должно включать в себя: 1) характеристику установленного прокурором нарушения уголовно-процессуального закона; 2) перечисление норм УПК, нарушенных при производстве следственного действия (или совокупности следственных и иных процессуальных действий) по получению доказательства; 3) обоснование вывода прокурора о невозможности дальнейшего использования доказательства. В первую очередь задачу обеспечения законности при производстве следственных действий и, следовательно, допустимости полученных в результате их производства доказательств обязаны решать следователь, дознаватель, а также обеспечивающие непосредственный контроль за их процессуальной деятельностью руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания. Однако в ч. 2 ст. 39, ч. 3 ст. 40.1, ч. 3 ст. 88 УПК нет положений, наделяющих руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания правом исключения недопустимых доказательств, что является существенным пробелом в законодательстве. Поэтому в настоящее время сложно однозначно высказаться о том, каким образом руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания могут отреагировать на требование прокурора об устранении нарушений федерального закона, повлекших недопустимость полученных следователем, дознавателем доказательств. Скорее всего, при обнаружении в деле недопустимых доказательств они должны принимать меры к тому, чтобы следователи, дознаватели сами своими постановлениями исключали бы эти доказательства, не использовали их в дальнейшем производстве по делу, не обосновывали бы ими процессуальные решения, не ссылались бы на них в обвинительных заключениях и обвинительных актах. Ограничение прокурора в праве давать следователю указания о проведении тех следственных действий, которые не выполнены, хотя их проведение, безусловно, диктуется обстоятельствами расследуемого преступления, а также о повторном проведении тех следственных действий, при выполнении которых допущены отступления от требований УПК, влекущие недопустимость полученных при этом доказательств, отчасти может быть компенсировано: 1) путем внесения соответствующих предложений при участии прокурора в оперативном совещании, проводимом в порядке координации деятельности правоохранительных органов, с заслушиванием хода и результатов расследования по конкретному делу; 2) при возвращении уголовного дела в следственный орган для дополнительного следствия без утверждения обвинительного заключения с перечислением допущенных по нему процессуальных недостатков при производстве следственных действий, с дачей следователю письменного указания о мерах, которые необходимо принять для их устранения. При этом необходимо иметь в виду, что не все нарушения законов, влекущие названные последствия, могут быть устранены путем повторного производства того следственного действия, при выполнении которого они допущены. Существенным представляется вопрос о полномочиях прокуроров различных уровней по вынесению постановлений о признании доказательств недопустимыми. Согласно ч. 5 ст. 37 УПК полномочия по осуществлению надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия и, соответственно, по принятию процессуальных решений в рамках этих полномочий предоставлены прокурорам городов, районов, их заместителям, приравненным к ним специализированным прокурорам (транспортным, военным, природоохранным, по надзору за соблюдением законов в местах исполнения уголовных наказаний, прокурорам ЗАТО) и их заместителям, а также вышестоящим прокурорам. Согласно ст. 15 Закона о прокуратуре прокурор субъекта Федерации имеет первого заместителя и заместителей. По смыслу содержания этой статьи очевидно, что первому заместителю и заместителям прокурора субъекта Федерации наряду с другими делегируются полномочия по организации и осуществлению надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, в том числе полномочия, предусмотренные ст. 37 и другими статьями УПК. Таким образом, в прокуратуре города, района, межрайонной прокуратуре и приравненной к ним специализированной прокуратуре постановление о признании доказательств недопустимыми вправе вынести как прокурор, так и заместитель, курирующий вопросы надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. В прокуратуре субъекта Федерации и приравненной к ней специализированной прокуратуре такие полномочия есть у соответствующего прокурора или его заместителя, курирующего вопросы организации и осуществления надзора в рассматриваемой сфере. Старший прокурор, прокурор управления (отдела), начальник управления (отдела) прокуратуры субъекта Федерации и их заместители этого делать не вправе, поскольку это противоречит положениям ч. 5 ст. 37 УПК. Однако они изучают уголовные дела, поступившие в связи с жалобами, для рассмотрения вопроса об их направлении в суд субъекта Федерации и по другим поводам и, соответственно, должны обращать внимание на возможное наличие в делах доказательств, не отвечающих требованиям допустимости. При обнаружении таковых названные должностные лица обязаны информировать об этом руководство, составить проект постановления о признании доказательств недопустимыми в соответствии с ч. 3 ст. 88 УПК. При систематических нарушениях уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий прокурор также должен реагировать на них путем направления руководителю следственного органа, начальнику подразделения дознания, руководителю органа дознания представлений об устранении этих нарушений и порождающих их причин и условий. Полагаем, что мнение о возможности использования прокурором этого полномочия только в сфере надзора за исполнением законов и законностью правовых актов не имеет оснований.

Пристатейный библиографический список

1. Жук О. Д. Прокурорский надзор за исполнением законов при использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. М., 2012. 2. Исаенко В. О проблемах единообразного толкования и применения норм УПК РФ о производстве отдельных следственных действий // Уголовное право. 2009. N 2.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *