Проблемы участия защитника в предварительном следствии по делам о применении принудительных мер медицинского характера

(Суховерхова Е. В.) ("Адвокат", 2012, N 12) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ЗАЩИТНИКА В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ ПО ДЕЛАМ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

Е. В. СУХОВЕРХОВА

Суховерхова Евгения Викторовна, адъюнкт кафедры уголовного процесса, Московского университета МВД России.

Статья Е. В. Суховерховой посвящена проблемам участия защитника в производстве о применении принудительных мер медицинского характера, предусмотренном главой 51 УПК РФ. Автором проанализированы точки зрения разных ученых, касающиеся обязательности участия защитника в делах о применении принудительных мер медицинского характера, момента привлечения защитника к участию в делах данной категории, а также о проблемах, на которые необходимо обратить внимание адвокатам, участвующим в делах рассматриваемой категории. Сформулированы собственные выводы по рассмотренным проблемам.

Ключевые слова: производство о применении принудительных мер медицинского характера, адвокат-защитник, лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или заболевшее после совершения преступления, защита, предмет доказывания, ходатайство, свидание.

Problems of participation of the lawyer-defender in the preliminary investigation in cases concerning the application of compulsory medical measures E. V. Sukhoverkhova

The article of the post-graduate student of the Chair of criminal legal proceedings of the Moscow University of the Ministry of the Interior of the Russian Federation E. V. Sukhoverkhova deals with problems of participation of the lawyer-defender in the legal proceedings for the application of compulsory medical measures provided for in the Chapter 51 of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation. The author has analyzed points of view of different scholars regarding the mandatory participation of lawyer-defender in cases involving the application of compulsory medical measures, the time of raising of the lawyer-defender to participate in cases of the given category, as well as problems on that need to pay attention of lawyers involved in cases of this category. Own conclusions of the author on considered problems are formulated.

Key words: legal proceedings for the application of compulsory medical measures, the lawyer-defender, the person who has committed socially dangerous act in the state of insanity or fallen ill after the offense, the defence, the subject of evidence, the petition, visit.

Лица, совершившие общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или заболевшие психическим расстройством после совершения преступления, являются одной из наиболее уязвимых в правах категорий участников уголовного судопроизводства, в связи с чем УПК РФ предусмотрен особый вид производства в отношении таких лиц - о применении принудительных мер медицинского характера (далее - ПММХ). Процедура уголовного судопроизводства по делам о применении ПММХ предусмотрена главой 51 УПК РФ и имеет ряд особенностей по сравнению с производством по обычным уголовным делам, что связано с необходимостью предоставления дополнительных гарантий обеспечения прав, свобод и законных интересов рассматриваемой категории лиц. Одной из таких гарантий является обязательное участие защитника по делам данной категории. Лица, совершившие общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или заболевшие психическим расстройством после совершения преступления, зачастую лишены способности правильно воспринимать и оценивать окружающую действительность, не в состоянии осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В отношении этих категорий лиц не осуществляется уголовное преследование, им не предъявляется обвинение. Это особые участники уголовного судопроизводства, которых нельзя отнести ни к подозреваемым, ни к обвиняемым. В связи с тем что нередко психические расстройства рассматриваемой категории лишают таких лиц возможности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, они не подвергаются уголовному преследованию и не обвиняются в совершении преступления. Некоторые авторы придерживаются мнения, что защита им не нужна, так как их не от чего защищать. В. Д. Адаменко считает, что "без обвинения нет защиты, защита беспредметна при отсутствии обвинения" <1>. Отдельные процессуалисты приходят к выводу, что защита не защищает, когда по уголовному делу не осуществляется уголовное преследование и лицу не предъявляется обвинение <2>. -------------------------------- <1> Адаменко В. Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск, 1978. С. 23, 24. <2> Советский уголовный процесс / Под ред. Н. С. Алексеева, В. З. Лукашевича. М., 1989. С. 424.

Данные точки зрения вызывают ряд возражений. Во-первых, участие защитника по делам о применении ПММХ обусловлено не функцией защиты, а функцией представительства, которое направлено на оказание юридической помощи лицу, страдающему психическим расстройством <3>. Во-вторых, право лица на защиту в уголовном судопроизводстве не сводится лишь к защите от уголовного преследования, необоснованного обвинения, установлению смягчающих обстоятельств, но включает в себя также доказывание отсутствия достаточных данных, свидетельствующих о совершении общественно опасного деяния лицом, в отношении которого ведется производство о ПММХ, непричастности данного лица к совершенному деянию, охрану чести, достоинства, здоровья, личной свободы, имущества от противоправных действий со стороны следователя, прокурора, суда и других участников уголовного процесса. -------------------------------- <3> Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых лиц и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 86.

Некоторые авторы полагают, что в связи с исключением из числа субъектов преступления лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или заболевших после совершения преступления, защитники по делам о применении ПММХ перестают быть защитниками подозреваемых (обвиняемых), а фактически превращаются в новых участников уголовно-процессуальных отношений - защитников лиц, страдающих психическим расстройством и нуждающихся в принудительном лечении по решению суда <4> или защитников лиц, нуждающихся в применении ПММХ <5>. Автор статьи поддерживает данную точку зрения, но предлагает формулировку: "защитник лица, в отношении которого ведется производство о применении ПММХ", так как называть данных лиц нуждающимися в применении принудительных мер на стадии предварительного следствия не совсем верно, такое решение вправе принять только суд. -------------------------------- <4> Ковтун Н. Н. Производство по применению принудительных мер медицинского характера: Учебно-практическое пособие. Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. С. 52 - 64. <5> Афанасьев А. А. Гарантии прав лиц, нуждающихся в применении принудительных мер медицинского характера: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. Н. Новгород, 2001. С. 155, 156.

При участии в предварительном следствии по делам о применении ПММХ основной задачей защитника, как и по иным категориям дел, является прежде всего оспаривание выводов следователя относительно совершения общественно опасного деяния подзащитным. Однако внимание защитника также должно быть обращено и на другие немаловажные обстоятельства, которые в последующем будут исследоваться судом и могут лечь в основу решения о применении принудительных мер медицинского характера. Известно, что вопрос о невменяемости лица разрешается в ходе судебного разбирательства. Однако при окончании предварительного следствия по уголовному делу и направлении его для применения к лицу ПММХ следователем должно быть доказано, что деяние совершено лицом в состоянии невменяемости, т. е. во время совершения общественно опасного деяния лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Защитник вправе подвергнуть критике позицию следователя о психическом состоянии лица в момент совершения запрещенного уголовным законом деяния, во время производства по уголовному делу и в момент направления уголовного дела в суд. ПММХ могут быть применены к лицу в случае, если его психическое расстройство связано с опасностью для него или других лиц либо с возможностью причинения им иного существенного вреда. Это обстоятельство входит в предмет доказывания по делам данной категории и подлежит обязательному установлению в процессе расследования по уголовному делу. Неустановление фактов, свидетельствующих о таком психическом состоянии лица, в котором оно способно вновь совершить действия, опасные для себя и окружающих, либо иной существенный вред, исключает применение к данному лицу ПММХ. При необходимости в таких случаях лечение должно быть оказано по общим правилам, предусмотренным Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" <6>. -------------------------------- <6> Закон РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

В соответствии со ст. 439 УПК РФ в случае, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда, уголовное дело должно быть прекращено. Ясно, что опровержение защитником необоснованных выводов предварительного следствия способствует принятию законного решения и позволяет избежать неправомерного применения к лицу ПММХ. Кроме того, установление защитником обстоятельств, касающихся наличия, степени и характера психического расстройства лица и его общественной опасности могут способствовать избранию в отношении подзащитного мер пресечения, не связанных с лишением свободы, или меры безопасности, предусмотренной ст. 435 УПК РФ (помещение в психиатрический стационар), а также изменению ранее избранных мер пресечения на менее жесткие. Проведенное автором исследование свидетельствует, что защитники не всегда уделяют должное внимание данным элементам предмета доказывания. Так, встречались уголовные дела, по которым при назначении судебно-психиатрической экспертизы следователем не были поставлены вопросы о том, связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо с возможностью причинения им иного существенного вреда. Соответственно, в заключении эксперты-психиатры по данному вопросу не высказывались, при этом судом были назначены ПММХ <7>. По другим уголовным делам суд в своем постановлении не приводит никаких выводов об общественной опасности лица, при этом также выносит постановление о применении ПММХ <8>. От защитников по данным делам никаких ходатайств об устранении нарушений не поступало. -------------------------------- <7> Архив Люблинского районного суда г. Москвы. Уголовное дело N 1-721/2009. <8> Архив Люблинского районного суда г. Москвы. Уголовное дело N 1-410/2011; Архив Перовского районного суда г. Москвы. Уголовное дело N 1-627-07-4.

Как явствует из вышесказанного, процессуальная функция защиты по делам о применении принудительных мер медицинского характера полностью сохраняется. Норма об обязательном участии защитника с момента объявления постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы является новеллой УПК РФ. Ранее УПК РСФСР предусматривалось участие защитника с момента установления факта душевного заболевания лица. Неоднозначность такой формулировки порождала множество споров среди процессуалистов о моменте допуска к участию в уголовном деле защитника и, как следствие, различное применение закона на практике <9>. -------------------------------- <9> Михайлова Т. А. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых // Советское государство и право. 1985. N 2. С. 27; Галаган А. И. Особенности расследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, признаваемых невменяемыми. Киев, 1986. С. 53; Полшков М. И. Осуществление защиты по делам лиц, страдающих физическими и психическими недостатками: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1981. С. 14, 15; Гусева С. В. Указ. соч. С. 93.

Гарантия обязательного предоставления защитника лицам, страдающим психическим расстройством, подкреплена рядом статей УПК РФ, что способствует ее непременной реализации. Согласно ст. 438 УПК РФ в производстве о применении принудительных мер медицинского характера участие защитника является обязательным с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле. Данное требование подкреплено ч. 4 ст. 49 УПК РФ, которая свидетельствует, что защитник назначается с момента объявления лицу постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, закрепляющим обязательное участие защитника, а также п. 2 ст. 52 УПК РФ, содержащим норму о необязательности отказа от защитника для следователя и суда. Отказ подозреваемого (обвиняемого) от защитника по делам о применении принудительных мер медицинского характера не следует принимать во внимание несмотря на то, что в соответствии со ст. 48 Конституции РФ получение квалифицированной юридической помощи - это право, а не обязанность гражданина. Обязательность участия защитника по данным делам связана с уязвимостью прав, свобод и законных интересов лиц, страдающих психическими расстройствами и обязанностью государства обеспечить эти права. Целью обеспечения участия защитника в уголовном процессе является не только соблюдение личных прав его участников, но и учет публичных интересов, которые в сфере уголовного судопроизводства сводятся к обеспечению принципов законности и состязательности сторон. "Функция защитника носит не только частный, но и публичный характер. Осуществляя ее, адвокат вносит свой вклад в решение социально значимых задач судопроизводства: следит за правильностью применения закона" <10>. Необязательность отказа от адвоката для следователя - гарантия защиты прав лиц, страдающих психическими расстройствами. -------------------------------- <10> Адвокатура в России: Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. А. А. Власова, О. В. Исаенковой. 2-е изд., перераб. и доп. М: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2009. С. 141.

Несмотря на положительные тенденции, нормы уголовно-процессуального закона далеки от совершенства и требуют дальнейшего совершенствования. Так, постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы не всегда может быть объявлено подозреваемому (обвиняемому), поскольку "характер его психического расстройства, состояние психики и здоровья в данный конкретный момент может сделать это бессмысленным, ибо обвиняемый объективно не в состоянии правильно воспринимать фактическую и юридическую сторону этого постановления" <11>. При этом ст. 438 УПК РФ установлен несколько иной момент обязательного вступления защитника в уголовное дело: "С момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы". По мнению автора, последняя формулировка является наиболее приемлемой, представляется желательным ее использование и в ст. 49 УПК РФ. -------------------------------- <11> Афанасьев А. А. Гарантии прав лиц, нуждающихся в применении принудительных мер медицинского характера: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. Н. Новгород, 2001. С. 143.

Полагаем, заслуживающими внимания точки зрения М. И. Полшкова, С. В. Гусевой, Г. Н. Козырева, которые предлагают допускать к участию по уголовному делу защитника с момента получения сведений о наличии психического расстройства, когда установлено, что у лица имеются психические нарушения, но нельзя предугадать, будет ли расследоваться уголовное дело по общим правилам или с изъятиями, установленными производством о применении ПММХ <12>. Участие защитника с более раннего этапа предварительного расследования по делам рассматриваемой категории позволит обеспечить соблюдение прав, свобод и законных интересов лиц, страдающих психическими расстройствами. Тем более что это не противоречит нормам УПК РФ. Так, п. 3 ч. 1 ст. 51 предусматривает обязательность участия защитника, если подозреваемый (обвиняемый) в силу психических недостатков не может самостоятельно осуществлять право на защиту. Основанием привлечения к участию в уголовном деле защитника должны послужить такие документы, как справка о том, что лицо состоит на учете в психоневрологическом диспансере или обращалось за помощью; заключение медико-социальной экспертной комиссии, из которого следует, что лицо является инвалидом любой группы, установленной по поводу психического заболевания или психических недостатков, выписка из истории болезни, из иного медицинского документа, свидетельствующего, что лицо страдает любым психическим заболеванием, или у него были органические поражения головного мозга и т. д. -------------------------------- <12> Полшков М. И. Осуществление защиты по делам лиц, страдающих физическими и психическими недостатками: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1981. С. 14, 15; Гусева С. В. Указ. соч. С. 93; Козырев Г. Н. Институт защиты в уголовном судопроизводстве (научно-практический комментарий). Н. Новгород, 1995. С. 20.

Следует помнить, что регулирование вопроса о моменте вступления защитника в уголовный процесс нельзя рассматривать вне контекста правового регулирования порядка возникновения права на защиту у подозреваемого и обвиняемого. Определение законодателем момента вступления защитника в уголовный процесс целиком и полностью обусловлено необходимостью обеспечить подозреваемому (обвиняемому) возможность реализации права на защиту <13>. -------------------------------- <13> Купрейченко С. В. Защитник в уголовном процессе на стадии предварительного расследования: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. М., 2007. С. 45.

Большое количество как сознательных, так и непреднамеренных нарушений прав и законных интересов лиц, в отношении которых ведется производство о применении ПММХ, со стороны органов предварительного следствия, прокуратуры и суда удалось бы избежать при участии в делах данной категории высококвалифицированных адвокатов. Однако практика показывает, что зачастую приглашенные в качестве защитников адвокаты к своим обязанностям относятся формально, а лица, страдающие психическими расстройствами, остаются незащищенными. Так, из 235 изученных уголовных дел лишь по 3% из них защитниками были заявлены ходатайства в связи с несогласием с заключениями судебно-психиатрических экспертиз и выводами следователей о необходимости применения ПММХ, а также о необходимости изменения меры пресечения в связи с психическим заболеванием подзащитного. В большинстве своем выводы экспертов-психиатров и следователей о глубине и характере психического состояния лица, его общественной опасности сомнению не подвергались. В свою очередь, необходимо помнить, что любое доказательство, в том числе заключение судебно-психиатрической экспертизы, не имеет заранее установленной силы и подлежат обязательной оценке в совокупности с другими доказательствами, собранными по уголовному делу. В своих исследованиях П. С. Элькинд писала, что "реально осуществлять защиту лица с физическими и психическими недостатками может только достаточно квалифицированный юрист" <14>. С. П. Щербой было внесено предложение о выделении в крупных юридических консультациях высококвалифицированных адвокатов, которые бы специализировались на осуществлении защиты данной категории дел <15>. Полагаем такие предложения целесообразными, как и предложения о выделении следователей, специализирующихся на рассматриваемой категории дел. Защиту по таким делам должны осуществлять грамотные, квалифицированные, с опытом работы адвокаты. Необходимость подобного участия связана со сложностью производств, осуществляемых в соответствии с главой 51 УПК РФ. Помимо особого предмета доказывания, который осложнен вопросами судебной психиатрии и может расширяться, если лицо заболело психическим расстройством после совершения преступления, защитнику необходимо найти подход к лицу, страдающему психическим заболеванием <16>. -------------------------------- <14> Элькинд П. С. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе // Советская юстиция. 1968. N 9. С. 12 <15> Щерба С. П. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдающих психическими и физическими недостатками: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1990. С. 158, 159. <16> Щерба С. П. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М., 1975. С. 41.

Для осуществления защиты закон делегирует адвокату ряд полномочий, предусмотренных ст. 53 УПК РФ. Однако, на наш взгляд, следует говорить не о праве, а об обязанности защитника участвовать в допросе подозреваемого (обвиняемого), страдающего психическим расстройством, а также иных следственных действиях, производимых с его участием. Со всей очевидностью по делам рассматриваемой категории должно быть только совместное ознакомление защитника, законного представителя и лица, в отношении которого ведется производство о применении ПММХ, с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия и вынесении постановления о направлении его в суд. Для обеспечения активного участия защитника в производстве о применении принудительных мер медицинского характера С. В. Гусева предлагает обязать следователя своевременно уведомлять о времени и месте производства следственных действий с участием подзащитных <17>. Данная точка зрения представляется верной, причем, на наш взгляд, следует не только уведомить защитника лица, страдающего психическим расстройством, но и обеспечить его участие в проводимых следственных действиях с участием данного лица. Некоторые авторы указывают на необходимость расширения прав адвоката-защитника в процессе формирования доказательств, при производстве предварительного расследования и состязательности уголовного процесса в его досудебных стадиях <18>. -------------------------------- <17> Гусева С. В. Указ. соч. С. 93. <18> Давлетов А. Специалист в уголовном процессе: новые возможности и проблемы // Российская юстиция. 2003. N 9. С. 47, 48; Попов Е. А. Адвокат - участник уголовного процесса: Монография. Новосибирск: ГМУ им. Адмирала Ф. Ф. Ушакова, 2012. С. 76 - 95.

Присутствие и активная позиция защитника при производстве следственных и иных процессуальных действий с участием его подзащитного позволит избежать нарушений и злоупотреблений со стороны должностных лиц. Одним из основных средств защиты и оказания воздействия на органы предварительного следствия со стороны адвокатов остаются ходатайства, которые могут быть связаны с нарушением материальных или процессуальных норм закона; обеспечением прав лиц, страдающих психическими расстройствами, сбором дополнительных доказательств, изменением меры пресечения и т. д. К сожалению, приходится признать, что по делам рассматриваемой категории таковые заявляются крайне редко. Защитнику не следует забывать и о свиданиях с подзащитным, которые предоставлены ему п. 1 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, даже после получения заключения судебно-психиатрической экспертизы и выводов о невменяемости лица защитник должен продолжать контактировать с ним. Такие встречи позволят не только установить с ним доброжелательные отношения, но и позволит выяснить круг знакомств, образ жизни, интеллектуальные способности, психическое состояние. Кроме того, в ходе свиданий защитник сможет выяснить и обсудить имеющиеся ходатайства, обеспечит лицу, в отношении которого ведется производство о применении ПММХ связь с семьей и внешним миром, если последний заключен под стражу или находится в психиатрическом стационаре. В случае если защитнику сложно наладить контакт с подзащитным по рассматриваемой категории дел ввиду психического состояния последнего, следует обращаться к помощи специалиста в области психиатрии, что предусмотрено п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. Также при возникновении каких-либо затруднений в общении можно прибегнуть к помощи законных представителей и родственников данного лица. Интересы лиц на предварительном следствии и в суде в 72% случаев представлялись различными адвокатами. При этом ни одним из них не были заявлены ходатайства о каких-либо нарушениях. Вряд ли возможно оказание всесторонней юридической помощи лицу, страдающему психическим расстройством, не будучи осведомленным обо всех тонкостях произведенного предварительного следствия. В связи с этим необходимо избегать смены защитников на всех этапах уголовного судопроизводства. Л. Д. Калинкина пишет о необходимости введения нормы об обязательности свидания адвоката-защитника с подзащитным в тех случаях, "когда защитник назначается в ходе судебного производства. Вряд ли будет обеспечена полноценная защита интересов подсудимого, если он впервые видит защитника" <19>. Поддерживая данное предложение, предлагаем ввести в УПК РФ положение об обязательности свидания подзащитного с защитником в любой момент уголовного судопроизводства непосредственно после смены последнего. -------------------------------- <19> Калинкина Л. Д. Адвокат-защитник в российском уголовном процессе: Монография. Саранск: Издательство Мордовского ун-та, 2011. С. 16.

В большинстве своем по уголовным делам, где отсутствовали какие-либо активные действия, направленные на защиту лиц, страдающих психическими расстройствами, со стороны защитников, последние участвовали по назначению. Возможно, отсутствие материальной заинтересованности предопределяет пассивную позицию защитников. При этом следует помнить, что адвокатская деятельность не является предпринимательской, а значит, не преследует цели извлечения материальной выгоды, при этом адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами <20>, о чем должен помнить каждый претендент на присвоение статуса адвоката. "Присутствие пассивного адвоката в ходе досудебного производства есть фактор, выгодный для органа уголовного преследования. Многочисленная судебно-прокурорская практика исходит из той аксиомы, что раз защитник имелся, то нарушения права на защиту быть не может, поведение этого защитника никого не интересует. Совершенно очевидно, что коэффициент полезного действия такого защитника равен нулю, своим бездействием он оказывает доверителю медвежью услугу. Фактически при такой защите подсудимый остается без защитника" <21>. -------------------------------- <20> Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации // Российская газета. 2002. 5 июня. <21> Гаспарян Н. Пассивная защита нарушает права граждан // Бизнес-адвокат. 2005. N 24. С. 32.

Резюмируя вышесказанное, можно говорить о том, что настоящее положение дел требует повышения роли защитника, участвующего в производстве о применении ПММХ, и исключения формализма при осуществлении защиты лиц, страдающих психическими расстройствами.

Библиография

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Проспект, КноРус, 2012. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Российская газета. 2002. 5 июня. Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 33. Ст. 1913. Адаменко В. Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск, 1978. Адвокатура в России: Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. А. А. Власова, О. В. Исаенковой. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2009. Афанасьев А. А. Гарантии прав лиц, нуждающихся в применении принудительных мер медицинского характера: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. Н. Новгород, 2001. Галаган А. И. Особенности расследования органами внутренних делам об общественно опасных деяний лиц, признаваемых невменяемыми. Киев, 1986. Гаспарян Н. Пассивная защита нарушает права граждан // Бизнес-адвокат. 2005. N 24. Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых лиц и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. Давлетов А. Специалист в уголовном процессе: новые возможности и проблемы // Российская юстиция. 2003. N 9. Калинкина Л. Д. Адвокат-защитник в российском уголовном процессе: Монография. Саранск: Издательство Мордовского ун-та, 2011. Ковтун Н. Н. Производство по применению принудительных мер медицинского характера: Учебно-практическое пособие. Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. Козырев Г. Н. Институт защиты в уголовном судопроизводстве (научно-практический комментарий). Н. Новгород, 1995. Купрейченко С. В. Защитник в уголовном процессе на стадии предварительного расследования: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. М., 2007. Михайлова Т. А. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых // Советское государство и право. 1985. N 2. Полшков М. И. Осуществление защиты по делам лиц, страдающих физическими и психическими недостатками: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1981. Попов Е. А. Адвокат - участник уголовного процесса: Монография. Новосибирск: ГМУ им. Адмирала Ф. Ф. Ушакова, 2012. Советский уголовный процесс / Под ред. Н. С. Алексеева, В. З. Лукашевича. М., 1989. Щерба С. П. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М., 1975. Щерба С. П. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдающих психическими и физическими недостатками: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1990. Элькинд П. С. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе // Советская юстиция. 1968. N 9.

------------------------------------------------------------------

Название документа