Военные прокуроры Великой Отечественной войны

(Неко В. Н.) («Военно-юридический журнал», 2013, N 2) Текст документа

ВОЕННЫЕ ПРОКУРОРЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ <*>

В. Н. НЕКО

——————————— <*> Neko V. N. Military procurators of the Great Patriotic War.

Неко Валерий Николаевич, заместитель военного прокурора Восточного военного округа, полковник юстиции.

В статье раскрывается роль военных прокуроров в обеспечении законности в годы Великой Отечественной войны.

Ключевые слова: прокуроры, Великая Отечественная война.

The article reveals the role of military procurators in ensuring legitimacy during the period of the Great Patriotic War.

Key words: procurators, Great Patriotic War.

Сложна и ответственна работа военного прокурора. Главное, что определяет его работу, — это строгий надзор за законностью. В суровые годы Великой Отечественной войны органы прокуратуры, юстиции и суда работали исключительно в интересах обороны страны. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении» работа органов прокуратуры, как военных, так и территориальных, была перестроена на военный лад. Расширилась сеть военных прокуратур. В действующей армии были созданы военные прокуратуры фронтов, которым подчинялись военные прокуратуры армий и соединений (общевойсковых, танковых и воздушных армий, отдельных танковых и механизированных корпусов, кавалерийских корпусов, стрелковых дивизий, артиллерийских дивизий Резерва главного командования, воздушно-десантных бригад и др.). В оперативном подчинении военных прокуратур фронтов, кроме того, находились военные прокуратуры войск НКВД по охране тыла и фронта и военные прокуратуры железнодорожных войск фронтов. Действовали также военные прокуратуры фронтов противовоздушной обороны, авиации дальнего действия и др. В тылу появились военные прокуратуры округов с подчинением им военных прокуратур гарнизонов, запасных стрелковых дивизий и авиационных бригад. В Военно-Морском Флоте действовали военные прокуратуры флотов, флотилий, военно-морских баз и морских оборонительных районов, секторов, береговой обороны. Все транспортные прокуратуры были преобразованы в военные. В январе 1942 г. была организована Главная военная прокуратура железнодорожного транспорта. Руководили органами прокуратуры Генеральная прокуратура СССР и подчиненные ей Главная военная прокуратура, Главная военная прокуратура Военно-Морского Флота, Главная военная прокуратура железнодорожного транспорта и Главная военная прокуратура морского и речного флота. В условиях войны работа военной прокуратуры была многообразной и разносторонней, однако с организационной и функциональной точки зрения она по-прежнему укладывалась в две основные формы: общий надзор за законностью в армии и уголовное преследование преступлений. Основными задачами военной прокуратуры были решительная борьба с посягательствами на воинскую дисциплину и боевую мощь армии и флота, с агентурой врага и иными враждебными элементами, с паникерами, трусами, дезертирами, расхитителями военного имущества, с дезорганизаторами тыла, а в местностях, объявленных на военном положении, кроме того, с преступлениями против обороны, общественного порядка и государственной безопасности. Как и в мирное время, стоящие перед органами прокуратуры задачи выполнялись военными прокурорами путем общего надзора за соблюдением и исполнением законов военного времени, постановлений ГКО и СНК СССР, приказов высшего военного командования, надзора за законностью расследования уголовных дел и привлечения виновных к ответственности, за законностью и обоснованностью приговоров военных трибуналов, за соблюдением законности при отбывании наказания осужденными. Исключительно важной была забота органов военной прокуратуры в годы войны о семьях защитников Родины и инвалидах войны. В годы войны надзорная деятельность военных прокуроров носила разносторонний характер. Им приходилось вникать буквально во все стороны жизни армии. В поле зрения прокурорского надзора находились такие важные вопросы, как подвоз продовольствия и боеприпасов, эвакуация раненых и организация питания солдат на передовой линии и на отдыхе, обмундирование солдат и воинская дисциплина; работа госпиталей и обеспечение льгот семьям военнослужащих; охрана военного имущества и возврат промышленности пустой тары, использование боевой техники и воинского транспорта и т. д. Можно без преувеличения сказать, что не было ни одного участка жизни и деятельности армии на фронте и в тылу, куда бы не проникал зоркий глаз военного прокурора. Военные прокуроры вместе с командирами, политработниками и военными судьями активно участвовали в разъяснении военнослужащим приговоров, заботились о том, чтобы приговоры, имевшие актуальное значение, объявлялись в приказах командиров или иным путем доводились до широкого круга военнослужащих. Вся эта работа играла важную роль в создании среди личного состава частей и соединений атмосферы нетерпимости и всеобщего осуждения какого бы то ни было отступления от военной присяги, дисциплины, организованности и правопорядка. Важное место в годы войны в работе военных прокуратур занимала правовая пропаганда. Под руководством политических органов военные прокуроры разъясняли военнослужащим действующие законы. Такие темы, как «Защита Отечества — священный долг каждого советского воина», «Приказ начальника — закон для подчиненного», «Дисциплинированность и бдительность — сильное оружие в борьбе с врагом», «Беречь боевую технику и военное имущество» и другие, находились в центре разъяснительной работы военных прокуроров. Вот что пишет возглавлявший во время войны политический отдел 47-й армии генерал-полковник М. Х. Калашник: «Многие работники прокуратур и трибуналов, люди, как правило, высокообразованные, эрудированные, регулярно выступали перед бойцами и командирами с лекциями и докладами о требованиях Военной присяги и ответственности за их нарушение, о бдительности, о правах и обязанностях воинов Красной армии. Армейский прокурор полковник юстиции А. И. Гоман, председатель военного трибунала полковник юстиции С. К. Нестеров и другие руководящие офицеры из прокуратуры и трибунала по заданию Военного совета и политотдела выступали с такими докладами на семинарах парторгов, комсоргов, агитаторов в 318-й горнострелковой, в 77-й стрелковой дивизиях, в 255-й бригаде морской пехоты и других соединениях, проводили специальные собрания, в ходе которых отвечали на вопросы бойцов и командиров, рассказывали о наиболее характерных судебных процессах над нарушителями присяги. Так же поступали и дивизионные, бригадные прокуроры, председатели военных трибуналов». Всю работу по надзору за законностью в частях и соединениях действующей армии военные прокуроры проводили в тесном взаимодействии с командованием и политическими органами, постоянно информируя их о выявленных нарушениях, вносили предложения об устранении причин и условий, способствующих совершению тех или иных правонарушений. Как и все советские патриоты, военные юристы показывали пример стойкости и мужества. Если требовала обстановка, они с оружием в руках сражались с врагом. Так, военный следователь дивизии Л. Ф. Кабанов производил следствие на переднем крае. Неожиданно батальон пошел в наступление, Л. Ф. Кабанов вместе с бойцами поднялся и пошел в атаку и был смертельно ранен. Отражая нападение большой группы фашистов, погиб военный следователь армии капитан юстиции А. М. Огородов. В рукопашном бою пал смертью храбрых военный прокурор дивизии майор юстиции П. Ф. Садовников. Во время героической обороны Севастополя, организуя эвакуацию отходящих частей и мирного населения, погиб военный прокурор бригадный военный юрист А. Г. Кошелев. В крайне сложной обстановке того времени военные прокуроры и следователи проявили себя истинными патриотами, высококлассными профессиональными и смелыми офицерами. Более 1800 военных прокуроров и следователей были награждены орденами и медалями, а одиннадцати офицерам, впоследствии проходившим военную службу в органах военной прокуратуры, присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Не дожили до Дня Победы и погибли на полях сражений 278 офицеров военных прокуратур. Немного о подготовке военных юристов в период Великой Отечественной войны… В июне 1941 г. состоялся очередной выпуск слушателей военно-юридической академии (ВЮА) РККА, а в августе был произведен досрочный выпуск слушателей 4-го курса в количестве 125 человек. Кроме того, в действующую армию были направлены 280 слушателей курсов усовершенствования военно-юридического состава, часть командного и преподавательского состава академии, адъюнкты и часть слушателей. Личный состав академии принял участие в обороне Москвы. Штаб 2-го боевого участка 1-го сектора Московской зоны обороны был сформирован и укомплектован в августе 1941 г. из командного состава академии. В это же время академией был сформирован для обороны Москвы курсантский батальон, который с 16 по 18 октября 1941 г. принял участие в оборонительных боях в районе реки Красная Пахра. В 1941 — 1942 гг. академия комплектовалась переменным составом из лиц рядового, младшего и среднего командного состава кадра и запаса, имевших общее среднее образование и возраст не старше 40 лет, годных по состоянию здоровья к строевой службе. В академию в качестве слушателей принимались также женщины в возрасте до 30 лет, имевшие юридическое образование и не обремененные большой семьей. В 1941 — 1942 гг. академия подготовила и направила в действующую армию около 3000 военных юристов, из них более 700 выпускников основных факультетов. Уже в августе 1943 г. на основании решения ГКО академия была переведена на подготовку слушателей с 4-летним сроком обучения (300 человек). Срок обучения на курсах усовершенствования военно-юридического состава академии был увеличен до 6 месяцев (200 человек), была восстановлена адъюнктура с 3-летним сроком обучения. В декабре 1943 г. в составе академии вновь восстановлен военно-морской факультет с численностью переменного состава 80 человек, а в 1945 г. — заочный факультет, насчитывавший 800 человек. За заслуги в подготовке военно-юридических кадров в ноябре 1944 г. большая группа офицеров и генералов из числа командного и профессорско-преподавательского состава была награждена орденами и медалями. В феврале 1945 г. Президиумом Верховного Совета Союза ССР академии вручены Красное знамя и Грамота Президиума Верховного Совета СССР.

Юристы времен Великой Отечественной войны

Военный юрист… Что свойственно людям этой профессии? Какими качествами они должны обладать? В чем смысл и значение их деятельности? Эти и многие другие вопросы, связанные с деятельностью военного юриста, интересуют многих людей и особенно учащуюся молодежь, которая задумывается над выбором профессии. Интерес молодых людей к работе юриста вполне закономерен и понятен. Ведь речь идет о деле, которому будет посвящена вся жизнь. Работа прокурора и следователя такова, что невозможно заранее сказать, с какой областью жизни придется столкнуться при выполнении возложенных функций. Вот почему военные юристы должны иметь определенный минимум знаний в области медицины и психиатрии, логики и психологии, технических и других наук, с тем чтобы правильно разобраться в любых сложных ситуациях, которые могут возникнуть, уметь с наибольшим эффектом воспользоваться помощью специалистов, правильно сформулировать вопросы экспертам, оценить их заключение и в конечном счете успешно расследовать дело. Особенно сложна и трудна работа следователя в военных условиях. Для того чтобы допросить свидетеля, приходилось не идти, а ползти на передний край под обстрелом артиллерии, минометов или пулеметов. Отложить до завтра допрос невозможно. Завтра свидетель — а его показания чрезвычайно важны для дела — может быть убит или тяжело ранен и отправлен в тыловой госпиталь. На фронте приходилось допрашивать свидетелей непосредственно в траншее, блиндаже при мерцающем светильнике из гильзы. Протоколы допросов нередко приходилось писать карандашом, сидя на первом попавшемся предмете или прямо на земле. Разумеется, о большой культуре оформления дел говорить не приходилось. Да и с бумагой было туговато. Поэтому иногда для обложек дел приходилось использовать газеты.

Военная прокуратура Читинского гарнизона в годы Великой Отечественной войны

В декабре 1938 г. была создана военная прокуратура Читинского гарнизона для обслуживания войсковых частей и учреждений, непосредственно подчиненных штабу ЗабВО. Деятельность военной прокуратуры Читинского гарнизона сыграла важную роль в истории военной прокуратуры ЗабВО, а начало ее деятельности сыграло значительную роль в период так называемых сталинских репрессий. Дело в том, что на военные прокуратуры было возложено исполнение Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 17 ноября 1938 г. «О порочных методах расследования дел в органах НКВД», предполагающего пересмотр дел спецподсудности. Уже тогда при изучении этой категории дел работниками военной прокуратуры Читинского гарнизона были выявлены многочисленные факты грубейших нарушений законности и фальсификаций. Значительное количество спецдел прекратили, а невиновных освободили из-под стражи. Были посмертно реабилитированы многие из осужденных к высшей мере наказания (в их числе — первый военный прокурор ЗабВО Г. Г. Суслов, арестованный органами НКВД в 1937 г.). В период Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. производство по уголовным делам осуществлялось в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении» по правилам, устанавливаемым Положением о военных трибуналах в районах военных действий (оно было утверждено тем же Указом Президиума Верховного Совета СССР). Свою деятельность военная прокуратура Читинского гарнизона осуществляла в строгом соответствии с указанными нормативными актами. При этом в годы Великой Отечественной войны сфера деятельности военной прокуратуры гарнизона значительно расширилась. Каждая убывавшая из Забайкалья на фронт дивизия или бригада имела в своем составе представителей прокуратуры гарнизона, которые были введены в органы военного управления по штату военного времени. Завершением боевых действий на Западе война для оперативных прокурорских работников Читинского гарнизона не окончилась, они находились на передовой во время разгрома Квантунской армии в Маньчжурии. «Тот ратный труд, выполняемый прокурорскими работниками Читинского гарнизона вдали от пункта постоянной дислокации, бесценен», — считал ветеран органов прокуратуры С. В. Варванович, прослуживший в военной прокуратуре Читинского гарнизона с 1943 по 1954 г. (умер в 2007 г.), — «в годы войны решающую роль приобретали вопросы дисциплины в войсках, и командованию для создания наиболее оптимальных условий контроля приданных подразделений зачастую приходилось прибегать к помощи прокурорских работников, чье слово не обсуждалось и никогда не оспаривалось. Вместе с тем прокурорскому составу приходилось на фронте не слаще, чем остальным, к «штабным» работникам он никак не относился, так как шел в бой со всеми «за дело общее».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *