Защита человека — главная задача прокурора

(Шевченко С.)

(«Законность», 2005, N 10)

Текст документа

ЗАЩИТА ЧЕЛОВЕКА — ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА ПРОКУРОРА

С. ШЕВЧЕНКО

Прокурором Волгоградской области Леонид Леонтьевич БЕЛЯК, государственный советник юстиции 3 класса, назначен не столь давно, в октябре прошлого года. Серьезность намерений нового руководителя чиновники всех рангов почувствовали сразу.

У нас в редакции тоже заметили активизацию работы прокуратуры — по росту тиража журнала: с начала года в Волгоградской области он увеличился на 310 экземпляров (в Астраханской — на 190, в Республике Бурятия — на 165). Практика свидетельствует: там, где растет подписка, начинают заботиться о повышении уровня правовых знаний прокурорских работников, а значит, радеть и о деле. Читатели, очевидно, заметили, что публикация очерков о прокурорах субъектов Федерации, где постоянно возрастает число подписчиков журнала, становится традиционной (см. N 11 за 2004 г. и N 4 за 2005 г.).

Для справки. Волгоградская область включает в себя 33 административно-территориальных района, объединенных в 7 административных округов, и 6 городов, среди которых областной центр -«миллионер» и город-герой Волгоград.

Нельзя объять всю сферу деятельности прокуратуры, регион очень сложный. Поэтому расскажем о главном: общий надзор — вот основное направление, на которое взял курс новый прокурор. И оно принесло свои плоды, здесь уже наработан хороший опыт, включая нетрадиционные методы устранения условий, порождающих хаос и преступления. Новый прокурор продолжил традиции, заложенные его предшественником Н. Шепелем (сейчас — заместитель Генерального прокурора РФ).

Вступив в должность, Леонид Леонтьевич обнаружил: преступность в области растет, а одна из причин — отсутствие профилактики. Проверку прокуратура проводила два месяца. Выясняли, что планировалось сделать, насколько это выполнено, профинансировано, организационно завершено. Оказалось, 11 областных целевых профилактических программ приняты с нарушением норм федерального и регионального законодательства, финансирование 9 программ (подпрограмм) производилось не в полном объеме либо вовсе отсутствовало (на программу по борьбе с наркоманией, к примеру, администрация не дала ни копейки). Те же средства, которые выделялись, опять же в нарушение закона расходовались на мероприятия, составляющие непосредственную деятельность учреждений и органов государственной власти.

Все программы, планы ведомственных управлений обладминистрации по профилактике преступлений просто переписывались из старых бумаг, но никто не анализировал их эффективность, да и просто выполнение.

«Мы взорвали бомбу таким образом, — рассказывает Леонид Леонтьевич. — Нас пригласили в областную администрацию на отчет об исполнении антинаркотической программы. Отчитывались комитет по наркоконтролю, УВД, медицинские учреждения и так далее. Все лихо отрапортовали, после чего мы всех информировали, что реально больше половины мероприятий не выполнено либо выполнено не в том формате, как предлагалось. В основном их переписали из планов работы управления культуры, и они не имели никакого отношения к борьбе с наркоманией. Поясняю. Управление физкультуры и спорта проводило фестивали, культурные, молодежные мероприятия. А имеет ли, скажем, фестиваль молодежного народного творчества Поволжья какое-то отношение к антинаркологической программе? В общем, недоумения было много, главное — методологическая составляющая имела махрово-формальный характер. В связи с этим мы поставили вопросы о признании программы невыполненной и об ответственности лиц, сорвавших ее выполнение».

Подчас «застарелые» проблемы всплывают во время приема населения. Речь идет о затянувшихся хозяйственных спорах, о банкротстве предприятий. Сталкиваются интересы различных экономических субъектов хозяйственной деятельности, частных лиц, например по поводу реализации описанного имущества, неудовлетворительной работы конкурсных управляющих, все это перерастает в некие силовые конфликты — люди либо начинают драться, либо перетаскивают технику друг у друга. Существуют, на взгляд прокурора, серьезные проблемы в работе местного арбитражного суда, который рассматривал эти споры в последние годы.

«Для нас есть стратегическая проблема: мы не можем, к сожалению, забрать в арбитражном суде дело и оценить его с точки зрения обстоятельств, которые нам стали известны по делу, для правовой оценки и принятия решения по действиям конкретных субъектов. Идет ли речь о поддельных документах, о самоуправных действиях, о не вяжущихся с законом операциях по изъятию, перемещению имущества, по банковскому движению средств. Так, в последние пять лет выпали из поля зрения реальной прокурорской проверки вопросы, относящиеся к кредитно-банковским операциям. Все это заставляет планировать работу по-новому. Вот, например, существует коммерческая тайна банковских операций, так почему-то арбитражному суду эту тайну выдают, а нам — нет. Получается интересная штука: противная сторона копирует каким-то образом банковские документы, материалы суда, ставшие им известными при ознакомлении с делом, направляет к нам заявление о привлечении к уголовной ответственности по конкретным статьям УК, мы просим подлинники документов в арбитражном суде, но нам отказывают. А ведь отслеживание серьезных экономических преступлений возможно только при активном участии и оценке тех материалов, обстоятельств, которые устанавливаются именно в арбитражных судах и гражданско-судебных спорах. Большинство таких дел рассматривается без нашего участия».

В результате в прокуратуре собрали оперативное совещание, на котором решили, что прокуроры, участвующие в рассмотрении гражданских дел, должны не просто присутствовать на процессе, а обязаны заострять внимание на выявлении преступлений. Если прокурору становится известно в ходе рассмотрения гражданско-правового спора или личного приема о поддельных документах, о фальсификации доказательств, свидетельствующих о хозяйственных преступлениях, связанных с отчуждением имущества, незаконным перемещением бюджетных, иных средств, эта информация должна не просто фиксироваться. Если ее не приняли в обоснование судебного решения, надо проявлять должностную, гражданско-социальную активность, писать рапорт прокурору, вместе определять, какую общенадзорную проверку проводить.

«С учетом ослабления нашей нагрузки из-за действия известных статей закона тут-то нам и надо занимать более активную позицию, — подытоживает Леонид Леонтьевич. — Использовать все в комплексе — анализ, умелый контроль, знание людей, категорий дел, контакты с судьями, умение находить не только факты, но и основания, направления, где эти факты искать, где преступление выявлять. Нельзя работать по принципу: нам написали — мы отменили, если никто не жалуется — мы и смотреть не будем. То есть здесь первое, что захотелось сделать, — привить людям заинтересованность и поднять положение прокурора в гражданском и арбитражном процессе, вывести их на решение задач, которые с нас никто не снимал, методами общего надзора выявлять, отслеживать, давать оценки, реагировать на факты преступлений».

В результате взлета активности прокуратура удвоила свои показатели по сравнению с прошлым годом по общему надзору.

Одно из приоритетных направлений — выплата долгов по зарплате. Есть в Волгограде оборонный завод «Баррикады», на котором сосредоточено около 20 тысяч работников. В начале этого года из всего областного долга четвертая часть приходилась на это предприятие. «Я решил узнать: почему за все время стратегически не рассмотрели этот вопрос? — продолжает Л. Беляк. — Мне ответили и в администрации, и в нашем аппарате: там идет процесс банкротства, давайте не вмешиваться, законом установлена очередность погашения по зарплате. Но я решил разобраться. Пригласили конкурсного управляющего в прокуратуру, он толком ничего не объяснил, сказал только: «Это для меня не главное. Мы через полтора года приведем завод в рабочее состояние и тогда начнем выплачивать долги по зарплате». Так мыслить сейчас нельзя! Мы начали работу, и на сегодня треть задолженности в «Баррикадах» уже погашена».

Как удалось ее погасить? На этот вопрос отвечает Леонид Петрович Кондраев, госсоветник юстиции 3 класса, первый заместитель областного прокурора, курирующий общий надзор: «Тема долгов не нова, но с приходом нового прокурора более жестким стал подход к рассмотрению вопросов, связанных с ответственностью руководителей и с достижением реального результата. 46 руководителей дисквалифицированы, 7 предстали перед судом в уголовном порядке, самое главное — то, что нам удалось разрешить проблему на наиболее сложных и проблемных предприятиях. Что касается «Баррикад», пришлось пойти на кардинальные меры — поставить вопрос перед министерством обороны: требуется это предприятие в оборонном комплексе или нет? Если да, то обеспечьте его финансирование. Добились снятия с должности бывшего руководителя. И что же? В этом году начали поступать заказы, пошли деньги, практически выплачена зарплата за прошлый год».

Только в этом году направлено в суд свыше 10 тысяч исков о взыскании зарплаты. Но применяют здесь и нетрадиционные методы воздействия. Иногда достаточно одной прокурорской беседы с должником. На заводе «Нефтемаш» целый год люди не получали ни копейки, прокурорские представления и обращения в суд результатов не дали. Тогда Кондраев пригласил руководителя «Нефтемаша» на беседу: «Я растолковал ему закон, объяснил, что дело может весьма плачевно закончиться для него лично. Язык закона понимают».

Результат: за календарный год задолженность по зарплате в области сократилась втрое. Правда, и сейчас она велика — 297 миллионов рублей, но Беляк уверен, что до конца года ситуацию удастся нормализовать.

Итак, заводы начали работать, люди получать зарплату. Но возникла другая проблема — экологическая: пошли выбросы в атмосферу вредных веществ с тяжелыми металлами. В списке нарушителей — те же «Баррикады», Алюминиевый комбинат, «Каустик», «Красный Октябрь» и другие.

«Мы вынуждены вне плана проводить фундаментальные проверки по соблюдению экологического законодательства ведущих предприятий города, — говорит Леонид Леонтьевич, — и давать при этом оценку эффективности работы контрольных ведомств по той причине, что они идут на поводу у этих достаточно богатых предприятий, завышают квоты выбросов, к тому же не налажен контроль даже за этой превышенной квотой. До окончания проверок прокуратура поставила вопрос о создании на предприятиях комплексных экологических постов».

Но прокурор не может подменять всех и вся. Поэтому кардинально решается еще одна проблема — заставить контролирующие органы выполнять свои функции.

Вот только один пример. В марте на расширенной коллегии прокуратуры рассматривали вопрос о соблюдении природоохранного законодательства. Пригласили руководителей Комитета природоохранных ресурсов и охраны окружающей среды, лесного хозяйства, службы по охране животного мира, федеральной службы в сфере природопользования и еще нескольких контор. Они долго выясняли между собой — кто за что отвечает. Оказалось, никто практически не несет ответственности за охрану природы и здоровья человека. Тогда зачем нужно все это обилие чиновников? Прокуратура добилась дисциплинарного наказания 11 сотрудников Комитета природоохранных ресурсов и охраны окружающей среды администрации Волгоградской области. После чего «природоохранники» провели более 1,5 тысячи комплексных целевых проверок, 552 нарушителя привлекли к административной ответственности. Благодаря нажиму прокуратуры они же обращались в арбитражный суд с исками о взыскании ущерба, причиненного окружающей среде, на общую сумму более 100 тысяч рублей.

«Поволжье страдает от паводков, потому что большинство прудов бесхозно, и никто не хочет ими заниматься: сооружать плотины, водоотводы — дела-то затратные, — добавляет Кондраев. — Мы направили в суды и общей юрисдикции, и арбитражные около 30 заявлений о признании незаконными действий должностных лиц органов местного самоуправления. С трудом наши иски были удовлетворены. Приходилось обращаться и в кассационные инстанции, но лучше вода пусть потечет под лежачий камень, чем под наших жителей. Добились наказания и реального изменения ситуации».

В Волгограде считают своевременным Приказ Генерального прокурора РФ о защите малого и среднего предпринимательства. Здесь недостаточно активно боролись с незаконными поборами и разными сборами с коммерсантов. Существовал даже внебюджетный «спецфонд», куда в добровольно-принудительном порядке предприниматели несли взносы, потому что им ставили условие: либо платите, либо денег не получите никогда. По инициативе прокуратуры была создана комиссия из аудиторов Контрольно-счетной палаты и депутатов, «спецфонд» проверили и ликвидировали. Вскрываются факты откровенного вымогательства денег у коммерсантов должностными лицами за выполнение функций, которые входят в их обязанности. Прокуратура направила в суд четыре уголовных дела, 36 раз обращалась в суд с исками о признании незаконными действий инспекции министерства по налогам и сборам в отношении малого и среднего бизнеса — категории, нуждающейся в защите государства. В Волгоградской области в этом секторе занято 30% трудоспособного населения, рынки дают только городскому бюджету 67% дохода. Убивать этот бизнес — все равно что резать курицу, несущую золотые яйца.

Есть в городе объект анекдотов — строящийся мост через Волгу. Начали его возводить еще 10 лет назад, но до сих пор сиротливо торчат из воды опоры. Между тем за эти годы на строительство выделено более 60 млн. рублей. Где они? «Метод хищения средств был предельно примитивным, — поясняет Леонид Леонтьевич. — Деньги переведены на коммерческие фирмы, обналичены, потрачены на собственные нужды. Уголовное дело в отношении должностных лиц, потакавших хищению, направлено в суд. То же самое происходит со строительством дорог: здесь решение зависит от документальной ревизии по расходованию средств. Поскольку окончания ее работы мы ждать не можем, то дали поручение по объектам — по мере подхода результатов определяться в уголовно-правовом плане».

Главное же, надо менять ситуацию, считает он, чтобы рушилась преступная схема, а не просто кого-то привлекать. А в основе лежит изменение работы исполнительной власти. Власть же уверена, что нет препятствий ее желаниям. И вот только один из ее замыслов. В апреле нынешнего года Волгоградский городской Совет народных депутатов намеревался приватизировать государственные унитарные предприятия и учреждения, в том числе те, которые занимали областной наркологический диспансер, органы федеральной службы безопасности, здание аппарата мировых судей и другие государственные структуры. Зачем — бог весть. Естественно, это Постановление нарушало права государства и субъекта РФ в сфере распоряжения государственным имуществом. Областная прокуратура заявила иск в арбитражный суд, который его удовлетворил.

Проблемой же по-прежнему остается исполнение законов, от которых зависит достижение высокого уровня социально-экономической жизни, обусловливающего динамику и структуру всех преступлений.

Как и в других регионах, здесь на местах поддерживают начинания области, между прокуратурами проводится конкурс «Лучший по профессии». По итогам прошлого года пальма первенства досталась Кумылженской районной прокуратуре, которую возглавляет Ю. Аринушкин. Его девиз: относиться к делу профессионально, к людям — с пониманием. Район этот сельскохозяйственный, 40% территории занимают леса, есть два заказника, природный парк, а промышленность отсутствует. Опыт прокуратуры достаточно интересен, и мы планируем рассказать о нем отдельно.

Второе место заняла прокуратура г. Волжского, сугубо промышленного. Он — третий в России по величине среди городов областного подчинения, после Тольятти и Набережных Челнов. Живет здесь 325 тысяч человек, редкий город, где все предприятия работают: нефтеперерабатывающей, нефтехимической и химической промышленности, заводы подшипниковый, стальных конструкций и множество других.

На криминогенную ситуацию изначально влиял «контингент» — 14 тысяч заключенных, строивших Волжскую ГЭС. Оттого и оперативная обстановка здесь сложная: ежегодно совершается 7 — 8 тысяч преступлений, в прошлом году совершено 66 умышленных убийств, в первой половине этого года — 22. Но преступность растет, и если в первом полугодии прошлого года следователями были окончены производством 117 уголовных дел, то за аналогичный период этого года — 147.

Специфика работы заключается в том, что город не делится на районы, и вся нагрузка ложится на одну городскую прокуратуру: 40 оперативных сотрудников, вместе с прокурором города, 4 заместителя, 11 следователей. Два года назад ее возглавил старший советник юстиции Анатолий Иванович Поляков, который более 10 лет отработал до этого прокурором Дзержинского района Волгоградской области. То есть человек опытнейший, и ему сразу пришлось наводить порядок в прокурорском хозяйстве, включая ремонт запущенного здания.

Задолженность по зарплате на предприятиях достигала 21 млн. рублей. Прокуратуре удалось привлечь директора Волжского механического завода к уголовной ответственности, 7 директоров предприятий — к административной. Сейчас проблема закрыта, остались только несвоевременные выплаты, но прокуратура держит на контроле этот вопрос.

Что касается охраны окружающей среды, в городе в ней очень нуждаются. Вот только один эпизод. Крупнейший из заводов «Волжский оргсинтез» сливает токсические отходы в подземные горизонты — пустоты в карстовых породах. Никто никогда не проверял, куда они просачиваются дальше, как влияют на экологию. Прокуратура за это взялась, и специалисты выяснили, что вредные отходы проникают в соседние водоемы, а затем — в Волгу. Прокуратура написала представление генеральному директору, подала исковое заявление в суд, который согласился с ее доводами. Завод обжаловал решение, но жалоба была отклонена. По подсчетам, чтобы выполнить все требования по очистке сточных отходов, необходимо тратить до 1,5 млрд. рублей ежегодно. Естественно, новым собственникам лишаться таких денег не хочется, но если закрыть производство, то 6 тысяч человек останутся без работы. Так что борьба продолжается.

С появлением А. Полякова в прокуратуре дела пошли в гору. Не буду приводить всю статистику — она велика, скажу лишь, что все показатели возросли многократно. Приведу только две цифры: эффективность прокурорского реагирования на незаконные и необоснованные решения по уголовным делам в первом полугодии 2005 г. составила 95%, по гражданским — 95,5%.

Словом, прокуратура вышла в передовики, что говорит о профессионализме и опыте ее руководителя.

Кстати, о кадрах. В аппарате областной прокуратуры трудится молодое поколение, не ищущее легкой жизни. Вот что сказал о нем Л. Беляк: «На мой взгляд, если прокурор отдела добивается результатов, растет профессионально и человечески — это первый кандидат на должность прокурора района и города. Есть общий смысл и большая правда в том, чтобы назначать прокурорами городов и районов специалистов, прошедших через аппарат, научившихся видеть перспективу, объем, решать плановую задачу, проблему в ее широте, находить четкие и эффективные меры реагирования. Именно люди мыслящие, инициативные у нас будут выдвигаться».

Безотносительно к сказанному меня познакомили с Еленой Бурковской, прокурором отдела общего надзора. Как отозвался о ней Л. Кондраев, «сотрудник молодой, перспективный, очень активный, недостаток один — реактивность в порывах, иногда приходится тормозить». В аппарате областной прокуратуры она работает немногим больше года, а общий стаж — три года. Это ей, Бурковской, удалось убедить гендиректора «Волгоградрегионгаза» включить отопление, когда он его «вырубил» за долги завода «Баррикады» (да и долги-то были — всего месяц). Тогда, в феврале, отключили не только завод, но и поселок, примыкавший к нему, в том числе детский сад и школу. Кроме основной работы Елена ведет рубрику в местных выпусках «Комсомольской правды» под названием «Буква закона», где выступает юридическим консультантом по гражданскому законодательству. В свободное от работы время.

Мне трудно представить, насколько сложно пришлось вписываться в новые условия Леониду Леонтьевичу, если учесть, что до назначения в Волгоград он возглавлял межрайонную прокуратуру г. Анапы — курортного города — и немногим более трех месяцев работал первым заместителем Самарского областного прокурора. Промышленный регион диктует другие, более сложные задачи, и, на мой взгляд, он смог по-новому их осмыслить. Помогло, конечно, то, что предшественник, Н. Шепель, передал ему очень добротное хозяйство.

Жена Беляка Светлана — федеральный судья в Анапе, где и живет с младшей дочерью Машей, которая учится в пятом классе. Старшая дочь, Диана, работает в органах прокуратуры г. Краснодара, и пока вся семья приезжает в гости друг к другу. Путь Леонида Леонтьевича был предопределен с детства: «Отец возглавлял отдел следственного управления Краснодарской краевой прокуратуры, мама — заслуженный юрист РСФСР — тоже начинала работать следователем в военные годы,- рассказывает он. — Ее называют живой легендой, стаж — больше 40 лет! Долгое время она работала начальником отдела по надзору за законностью рассмотрения гражданских дел в судах. В 1950-х годах было сложно с детскими садами, поэтому я дневал и ночевал в прокуратуре, вырос среди служебных столов, там воспитался. Выезжал с родителями на места происшествия, всего насмотрелся. И книги читал из нашей специальной библиотеки. В общем, выбор профессии произошел на уровне генного закваса и биологической основы. Но так, наверное, рождаются династии. Вот и я уже больше 30 лет работаю в органах прокуратуры».

Мне кажется, кем бы ни стал человек, главное — для чего он живет? Для Леонида Леонтьевича превыше всего — решать такие проблемы, чтобы люди жили лучше. И на своем посту он этого добивается.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *