Сведения о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых государством гражданам, не подлежат отнесению к государственной тайне (по материалам судебного дела)

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 1) Текст документа

СВЕДЕНИЯ О ПРИВИЛЕГИЯХ, КОМПЕНСАЦИЯХ И СОЦИАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ, ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫХ ГОСУДАРСТВОМ ГРАЖДАНАМ, НЕ ПОДЛЕЖАТ ОТНЕСЕНИЮ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЕ (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОГО ДЕЛА)

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

Рассмотрены вопросы, связанные с работой со сведениями, составляющими государственную тайну, и предоставляемыми в связи с этим социальными гарантиями.

Ключевые слова: государственная тайна, военная служба, льготы, гарантии, компенсации.

For information on privileges, compensations and social guarantees provided by the state to citizens, not properly chargeable to the state secret A. V. Efremov

The problems related to work with information constituting a state secret, and offered in connection with the social guarantees.

Key words: state secrets, military service, benefits, guarantees, indemnities.

В нашей стране есть очень важная проблема, на которую обратил внимание даже Президент Российской Федерации и которую он уже не раз озвучивал на различного рода официальных мероприятиях, — это правовой нигилизм. С ним необходимо бороться всем обществом, но в настоящий момент значительная часть наших сограждан не знает законов, не умеет их применять в реальной жизни, и, что хуже всего, даже некоторые юристы пользуются в правоприменительной практике уже отмененными законами. Этому способствуют, на взгляд автора статьи, две основные причины: первая заключается в том, что действующее законодательство стремительно изменяется с довольно-таки немалой, динамичной скоростью, а вторая причина состоит в банально простом ответе — нежелание совершенствоваться в знаниях правового характера. Граждане, которые так или иначе связаны с работой со сведениями, составляющими государственную тайну, обязаны знать нормативные правовые акты, регулирующие данную сферу их деятельности, и в первую очередь это касается военнослужащих, государственных гражданских служащих и работников федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба. Федеральный законодатель четко назвал, что может считаться секретными сведениями. В ст. 2 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» под государственной тайной понимаются защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации. Перечень сведений, отнесенных в настоящее время к государственной тайне, и наименования государственных органов, у которых есть полномочия распоряжаться этими сведениями, устанавливаются указом Президента Российской Федерации <1>. Также необходимо четко представлять себе, что главное отличие государственной тайны от служебной, коммерческой и любой другой тайны заключается в том, что сведения, составляющие государственную тайну, напрямую связаны с интересами нашей страны, так как разглашение государственных секретных сведений может нанести огромный ущерб безопасности всего государства, а не отдельно взятого, например, государственного или коммерческого учреждения. ——————————— <1> См. Указ Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. N 1203.

Полный перечень сведений, составляющих государственную тайну, установлен в следующих документах: 1. Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5485-1 «О государственной тайне»; 2. Постановление Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1995 г. N 870 «Об утверждении Правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности» (в редакции от 22 мая 2008 г.); 3. Указ Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. N 1203 «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне». Органами государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, разрабатываются специальные перечни сведений, подлежащих засекречиванию. Помимо сведений, составляющих государственную тайну, существует и особый перечень сведений, которые просто нельзя относить к государственной тайне и засекречивать. Что по Закону Российской Федерации «О государственной тайне» не подлежит отнесению к государственной тайне? Перечень таких сведений велик. Так, нельзя относить к государственной тайне информацию о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях. Нельзя относить к государственной тайне сообщения о стихийных бедствиях. Не подлежат засекречиванию данные о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства. Не подлежат засекречиванию данные о состоянии преступности. Нельзя относить к государственной тайне сведения о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям, а также о фактах нарушения прав и свобод гражданина <2>. ——————————— <2> Козлова Н. Нервным тайну не доверяют // Рос. газ. 2011. 19 окт. С. 17.

Таким образом, согласно ст. 7 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» сведения о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям, не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию. Указанный вывод подтверждается и судебной практикой. Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда, рассмотрев 29 апреля 2010 г. в открытом судебном заседании дело N 33-1164 по кассационной жалобе Департамента… Министерства обороны Российской Федерации (далее — Департамент) на решение Пролетарского районного суда г. Тулы от 21 декабря 2009 г. по делу по заявлению Р. на бездействие Министерства обороны Российской Федерации в лице Департамента, установила следующее. Р. обратился в суд с заявлением на бездействие Министерства обороны Российской Федерации в лице Департамента, указывая на то, что им было направлено заявление в Министерство обороны Российской Федерации, в котором он просил выслать в свой адрес сведения о размерах оклада по должности «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») в войсках ПВО и ВВС за период с ___ 1991 г. по ___ 2002 г. Им был получен ответ — письмо Департамента, в котором сообщалось, что по данному вопросу ему следует обращаться в военный комиссариат по месту жительства, где находится пенсионное дело. Сведений о размерах окладов названной выше должности предоставлено не было. Р. считал, что в нарушение действующего законодательства Министерство обороны Российской Федерации не дало ответ по существу поставленного вопроса, не предоставило сведения о размерах должностного оклада, чем были нарушены его права на получение ответа от государственного органа по данному обращению, т. е. на получение информации, затрагивающей права заявителя. Р. просил суд обязать Министерство обороны Российской Федерации предоставить ему сведения об установленных для военнослужащих размерах оклада по должности «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») за период с ___ 1991 г. по ___ 2002 г. Решением суда постановлено: обязать Министерство обороны Российской Федерации направить в адрес военного пенсионера Р. сведения о размерах должностного оклада по воинской должности «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») за период с ___ 1991 г. по ___ 2002 г. В кассационной жалобе Департамент в лице представителя Ж. просит решение суда отменить как незаконное, постановленное с нарушением норм материального права. Изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения представителя Департамента по доверенности Ж., возражения представителя заявителя Р. по доверенности — Р. А.В., судебная коллегия приходит к следующему. В соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Разрешая возникший спор, суд первой инстанции, вопреки доводам кассатора, правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, проверил доводы и возражения сторон по существу спора и обоснованно пришел к выводу об удовлетворении заявления Р., который мотивирован судом в постановленном решении, подтвержден имеющимися в материалах дела доказательствами и соответствует требованиям материального закона, регулирующего спорные правоотношения. Из материалов дела усматривается и установлено судом, что Р. проходил военную службу с августа 1968 г. по февраль 1992 г. К моменту увольнения заявитель занимал должность «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» воинской части N ___ и Приказом Министерства обороны СССР от 18 декабря 1991 г. N ___ уволен с военной службы в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями. Из списков личного состава части исключен ___ 1992 г. Является военным пенсионером. ___ июня 2009 г. Р. обратился в Министерство обороны Российской Федерации с заявлением о предоставлении ему сведений о размере должностного оклада по нетиповой должности «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») за период с ___ марта 1991 г. по ___ июня 2002 г. Рассмотрев заявление, Министерство обороны Российской Федерации в лице Департамента письмом от ___ 2009 г., направленным в адрес Р., рекомендовало по интересующему его вопросу обратиться в военный комиссариат по месту жительства. Вопреки позиции Министерства обороны Российской Федерации в лице Департамента об отсутствии у заявителя правовых оснований для получения сведений о размере должностного оклада по нетиповой должности «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») за период с ___ марта 1991 г. по ___ июня 2002 г., суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявление Р., признав, что Министерство обороны Российской Федерации было обязано выдать ответ по существу заявления последнего, поскольку оно подано в соответствии с установленной компетенцией Министерства. Обосновывая данный вывод, суд правильно учел положения ст. 24 Конституции Российской Федерации, п. 2 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст. ст. 43, 49 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и членов их семей», п. 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 27 января 1993 г. N 65 «Об упорядочении выплаты денежного довольствия военнослужащим, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, сотрудникам уголовно-исполнительной системы и усилении их социальной защиты», п. 2 ст. 12 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Проанализировав указанные правовые нормы, суд первой инстанции правильно установил, что оклады по нетиповым воинским должностям устанавливаются Министром обороны Российской Федерации. Должность «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») является нетиповой, она не указана в перечне типовых должностей, для которых размеры окладов устанавливались непосредственно Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 мая 1993 г. N 65. На основании вышесказанного суждение суда о том, что размеры окладов по должности «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») устанавливались непосредственно Министерством обороны Российской Федерации путем издания соответствующих приказов Министра обороны Российской Федерации, в связи с чем основания для обращения заявителя именно в военный комиссариат по месту жительства отсутствуют, является убедительным. Поскольку, как установлено судом, полномочия по установлению окладов по нетиповым должностям отнесены к компетенции Министерства обороны Российской Федерации, то уполномоченным лицом по рассмотрению обращения Р. являлось это Министерство, и именно последнее, в силу Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», по результатам рассмотрения обращения Р. должно было дать ответ по существу поставленного вопроса либо направить его на разрешение в другой государственный орган. Обращаясь с названным заявлением в Министерство обороны Российской Федерации, Р. просил предоставить ему сведения о размере должностного оклада по нетиповой должности «начальник сборочной бригады — начальник специальной службы» («начальник сборочной бригады») за период с ___ марта 1991 г. по ___ июня 2002 г., обосновывая просьбу необходимостью выяснить правильность начисления ему пенсии. Поэтому сведения, содержащиеся в его личном деле, вопреки доводам кассатора, к испрашиваемым в обращении отнесены быть не могут. Судебная коллегия находит неосновательной и ссылку представителя Департамента по доверенности Ж. в кассационной жалобе на отнесение испрашиваемой заявителем информации к сведениям, имеющим гриф «секретно», поскольку, согласно ст. 7 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне», сведения о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям, не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию. Большой объем материалов, подлежащих анализу в связи с обращением заявителя, на что обратила внимание в суде кассационной инстанции представитель Департамента по доверенности Ж., не может служить основанием для признания заявления Р. неправомерным, а потому не влечет отмены состоявшегося судебного решения. Таким образом, доводы кассационной жалобы Департамента о необоснованности судебного решения, нарушении судом норм материального и процессуального права нельзя признать состоятельными. Они не подтверждаются материалами дела. Вывод суда об удовлетворении заявления Р. основан на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании представленных сторонами доказательств, правовая оценка которым дана судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, а также на нормах материального права, регулирующих спорные правоотношения. Оснований для признания его неправильным судебная коллегия не находит. Нарушений норм процессуального и материального права, которые в соответствии со ст. 362 ГПК РФ привели или могли привести к неправильному разрешению дела, в том числе и тех, на которые ссылается кассатор, судом не допущено. С учетом приведенных обстоятельств решение суда следует признать законным и обоснованным, оснований его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется. Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила: решение Пролетарского районного суда г. Тулы от 21 декабря 2009 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Департамента — без удовлетворения <3>. ——————————— <3> URL: http://oblsud. tula. sudrf. ru/ modules. php? name= docum_sud&id;= 982.

——————————————————————

Название документа