Права человека, общество и государство: информационно-правовые аспекты отношений

(Белоножкин В. И.) («Омбудсмен», 2013, N 1) Текст документа

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА, ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО: ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОТНОШЕНИЙ <*>

В. И. БЕЛОНОЖКИН

——————————— <*> Belonozhkin V. I. Human rights, society and state: information and legal aspects of the relations.

Белоножкин Владимир Иванович, доктор технических наук, руководитель аппарата Уполномоченного по правам человека в Воронежской области.

В статье рассмотрены структуризация «информационных» прав и свобод, проблемы информатизации государства и общества, вопросы деятельности омбудсменов в информационной среде.

Ключевые слова: информационные права, электронные услуги, гражданское общество.

In article structurization of «information» rights and freedoms, problems of informatization of the state and society, questions of activity of ombudsmen in the information environment are considered.

Key words: information rights, electronic services, civil society.

1. «Информационные» права человека и их защита. Среди основных прав человека можно выделить класс «информационных», связанных с получением, распространением и воздействием информации. Эти права достаточно полно отражены в Конституции РФ и образуют две группы. Группа 1 объединяет права на получение и распространение информации: — право ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы человека (ст. 24-2); — право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ст. 26-2); — право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения (ст. 28); — право свободы мысли и слова (ст. 29-1); — право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29-4); — право свободы массовой информации (ст. 29-5); — право индивидуальных и коллективных обращений в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33); — право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды (ст. 42). Группа 2 объединяет права на защиту от нежелательных информационных воздействий: — право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23-1); — право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23-2); — запрет сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия (ст. 24-1); — запрет пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганды социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (ст. 29-2); — запрет принуждения к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (ст. 29-3). Следует отметить, что в практике работы уполномоченных по правам человека (УПЧ) в России доля жалоб на нарушение «информационных» прав пока мала. Поэтому на практике больше внимания уделяется профилактике нарушений и правовому просвещению в данной сфере. Перечисленные права соответствуют также Всеобщей декларации прав человека, утвержденной и провозглашенной Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. За прошедшее с той поры время в мире произошли большие изменения — стремительно растут информационные потоки и развиваются технологии. В этих условиях, с одной стороны, возрастают риски нарушения информационных прав граждан, а с другой — создаются новые возможности для их реализации на основе современных информационных технологий. Отдавая дань этим изменениям, ООН в июне 2011 г. провозгласила одним из пунктов перечня фундаментальных прав человека свободный доступ к Интернету. 2. Проблемы организации системы «электронных услуг». В условиях всеобщей информатизации меняются также формы реализации практически всех остальных прав человека. Государство не стоит в стороне от развития информационной сферы страны и предпринимает усилия по организации и стимулированию данных процессов. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 1815-р утверждена Государственная программа Российской Федерации «Информационное общество (2011 — 2020 годы)», пришедшая на смену предыдущей «Электронной России», результаты которой были, мягко говоря, скромны. Основной принцип формирования Программы заключается в том, что ее результаты должны приносить пользу конкретным группам потребителей — гражданам, бизнесу. В программу входят четыре подпрограммы: — «Информационно-телекоммуникационная инфраструктура информационного общества и услуги, оказываемые на ее основе»; — «Информационная среда»; — «Безопасность в информационном обществе»; — «Информационное государство». Внедрение информационных и телекоммуникационных систем в деятельность органов государственной власти должно повышать уровень реализации прав граждан, что отражено в Концепции создания «электронного правительства» (ЭП), основными задачами которой являются: — повышение качества, доступности и стандартизации услуг, предоставляемых государственными органами гражданам и организациям; — повышение открытости информации о деятельности органов государственной власти и расширение возможностей доступа к ней; — улучшение административно-управленческих процессов; — обеспечение мониторинга и контроля результатов деятельности органов государственной власти. Первого июля 2012 г. на уровне субъектов РФ вступил в силу Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», являющийся одним из ключевых нормативных правовых актов, призванных обеспечить качество и полноту оказания государственных услуг гражданам в рамках «электронного правительства». В соответствии с положениями ст. 7 данного Закона исполнительные органы государственной власти и местного самоуправления при оказании государственных и муниципальных услуг не имеют права требовать у заявителей документы и сведения, которые находятся в распоряжении других органов государственной власти и местного самоуправления или подведомственных им организаций, чем реализуется принцип «одного окна». В то же время Законом определены документы личного хранения (19 видов) и находящиеся в распоряжении организаций и лиц, не предоставляющих государственные и муниципальные услуги, которые должны предоставляться заявителем самостоятельно. К сожалению, правоприменительная практика по Федеральному закону N 210-ФЗ еще не наработана, а практическая реализация его положений упирается в межведомственные барьеры, технические проблемы и технологическую неграмотность сотрудников государственных органов. Таким образом, реальное содержание данного Закона существенно ограничивает его целевую функцию — повышение качества оказания государственных услуг населению, а неготовность государственных и муниципальных структур к его применению зачастую сводит ее почти к нулю. 3. «Информационные» проблемы становления гражданского общества. «Информационное общество» в России (особенно в субъектах РФ) находится на самом начальном этапе создания, на деле оно протекает не так просто и гладко. Так, например, Российское агентство развития информационного общества (РАРИО) было создано в 2008 г. с целью содействия развитию информационного общества и гражданских инициатив в среде пользователей информационных услуг, распространению «лучших практик» создания элементов информационного общества. Первым проектом РАРИО было создание многофункционального веб-портала до конца 2009 г. Анализ этого ресурса показывает, что он, по сути, является новостным сайтом, рассказывающим о мероприятиях агентства. Его методическое наполнение ограничено несколькими материалами по компьютерному обучению пожилых людей и работе с единым порталом электронной демократии, последняя публикация на котором относится к ноябрю 2011 г. Другими проблемами в данной сфере являются: 1) недостаточная «прозрачность» (информационная открытость) деятельности органов власти и особенно местного самоуправления; 2) неоднозначность изменений в законодательстве: — в последней редакции ФЗ «О персональных данных» было упразднено понятие общедоступных ПД, на основании чего любой человек (в том числе чиновник) может требовать изъятия из публикаций своей фамилии и других данных; — возвращение уголовной ответственности за клевету; 3) перекосы правоприменительной практики: например, попытки привлечения журналистов, критикующих чиновников, к ответственности за экстремистские действия, а именно за разжигание ненависти к социальной группе «чиновники» (данные Центра защиты прав СМИ). 4. Перспективные технологии правозащитной деятельности омбудсмена в информационной среде. Все вышеизложенное диктует объективную необходимость расширения присутствия УПЧ в информационном пространстве для повышения эффективности защиты как информационных, так и всех остальных прав человека. К перспективным и вполне реализуемым направлениям относятся: — мониторинг состояния сферы соблюдения прав человека; — содействие реализации и восстановлению нарушенных информационных прав; — работа с обращениями граждан в русле концепции ЭП; — правовое обучение и стимулирование развития гражданского общества; — организация информационного взаимодействия (сотрудничества) правозащитных структур и государственных органов.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *