Законодательное регулирование брачно-семейных отношений в Вооруженных Силах Российской империи (краткий очерк)

(Решетов Г. А.)

(«Военно-юридический журнал», 2011, N 12)

Текст документа

ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (КРАТКИЙ ОЧЕРК)

Г. А. РЕШЕТОВ

Решетов Г. А., преподаватель Военного университета МО РФ, кандидат юридических наук, полковник юстиции.

«Мне всегда было обидно, что во всех песнях, стихах,

сказках говорится только лишь о маме. Но ведь,

не будь у вас бабушки или дедушки, не было бы и мамы.

Не будь у вас отца — не было бы вас!

Не будь у вас сестры — вам было бы грустно.

И поэтому у меня последнее слово — это Семья!

А семья — это святое! И помните,

каждое огромное государство начинается с семьи!

Каждая семья создается Богом! Он дает нам жизнь!»

Из сочинения на тему «Пять слов»

Решетовой Валентины,

7 класс, 548 СОШ г. Москвы

Чтобы определить степень значимости семьи в государственной политике Российской империи, достаточно прочитать последние строки завещания умирающего императора Александра III своему сыну Николаю, присягу на верность которому принимала русская армия вплоть до трагических событий 1917 г.: «У России нет друзей. Нашей огромности боятся. Избегай войн. В политике внутренней — прежде всего покровительствуй церкви. Она не раз спасала Россию в годину бед. Укрепляй семью, потому что она основа всякого государства».

В этой связи становится понятной степень внимания государства к правовому регулированию брачно-семейных отношений в Вооруженных Силах Российской империи, с некоторыми аспектами которых в рассматриваемый период отечественной истории предлагается ознакомиться.

Вопрос о браках военнослужащих впервые находит нормативное закрепление в отечественном законодательстве в начале XVIII века — от царствования Петра Великого, когда 5 апреля 1722 г. был издан Регламент об управлении Адмиралтейства и верфи, в котором «запрещалось гардемаринам жениться без дозволения начальства Адмиралтейской комиссии и до достижения ими 25 лет от роду». Такое установление обусловливалось особенностью служебного быта, в котором находились гардемарины нарождавшегося флота.

К царствованию Императрицы Елизаветы Петровны относится Указ Сенату от 24 сентября 1744 г., взимающий в казну венечные пошлины при совершении брака военнослужащими. «Когда, — гласил Указ, — из обретающихся в службе в Ландмильницких полках и в Киевской Епархии состоящих восьми крепостях или других людей сговорить жениться на девке или вдове, то тому от команды, где он ведом, объявлять к духовным делам за рукою командира своего известие, а без того венечных памятей не давать… А при том кто будет жениться на девке по отцу из однородцев, в платеже за нее выводных и по браку лазаретных денег; а ежеле будет жениться на чьей девке по отцу из других каких людей, а не из однодворцев, то в платеже одних по браку лазаретных».

Нормотворчество Екатерины Великой явилось творческим развитием законодательных предначертаний Петра I и акклиматизацией в российском правовом пространстве многих идей европейских правовых норм.

В гл. 2 п. 6 Инструкции полковнику пехотного полка, изданной 14 января 1764 г., находим следующее: «Без согласия и дозволения полковничья, унтер-офицерам и прочим нижним полковым служителям жениться во всех местах, а обер-офицерам только вне границы Империи не дозволяется». «Полковник, — изложено далее, — долг имеет наперед рассматривать сходствие о женидьбе офицера, и потом когда усмотрит пристойность оного, то дозволяет; ибо ежедневная практика показывает ясно, сколько много добрых молодых офицеров от причины таковых браков в костность приходят; а наконец будучи по бедности не в состоянии содержать фамилии своей, подвергают себя разного рода огорчениям, от чего натурально теряют совсем и охоту к службе».

По общему правилу разрешение брака ставилось в зависимость от двух условий — его пристойности и материального положения офицера. Вероятное заимствование этих условий из российского права усматривается в законодательстве Пруссии (в 1852 г.) и Франции (в 1843 г.). Опередила в этом вопросе нас лишь Австрия, если началом постановки вопросов о браках считать закон, принятый там в 1750 г.

Следует отметить, что, очевидно, подобная практика обрела преемственно-традиционный характер в Германии, где в отношении высокопоставленных чинов силовых ведомств (СС, СД, гестапо и др.) в период Третьего рейха утвердились ортодоксальные формы такого попечительства. Вспомним, к примеру, выдержки из характеристики начальника IV управления РСХА (политическая разведка службы безопасности) Вальтера Шелленберга, которую в качестве «информации к размышлению» читал закадровый голос Ефима Капеляна в легендарном сериале «Семнадцать мгновений весны» (1973): «…Отличный семьянин. Кандидатура жены утверждена рейхсфюрером СС…»

При Императоре Павле I издан ряд указов касательно браков офицеров. Один из них, от 28 августа 1797 г., носил название Инструкции полевому обер-священнику, которому воспрещалось венчать воинские чины без письменного разрешения их командиров. Другой — Указ Синоду от 13 мая 1798 г. — установил обязанность офицеров венчаться лишь у своих полковых священников, согласно инструкции полевому обер-священнику. Павел I ограничил брачные права офицеров, установив 26 января Высочайшим указом, что «всему генералитету, штаб — и обер-офицерам, принявшим намерение сочетаться законным браком, предписывается предварительно испрашивать на то Высочайшее соизволение, донося именно на ком жениться желают». Указом Синоду 9 марта 1808 г. право разрешения браков было предоставлено «командующим генералам».

Общее запрещение военнослужащим вступать в брак без письменного разрешения начальства составило содержание ст. 7-й Свода Законодательства Гражданского 1833 г.

Отдельные правила, регламентирующие порядок заключения браков в армии, издавались до 60-х годов XIX столетия.

Одним из первых государственных деятелей, поставивших вопрос о необходимости введения ограничительных правил для офицерских браков, в этот период был князь Паскевич, однако его проект не получил Высочайшего одобрения, и в 1844 г. был образован особый комитет, имевший задачу — определить размеры необходимого со стороны жениха и невесты обеспечения для разрешения брака.

Заслуживает внимания заключение Великого князя Михаила Павловича на представленный проект. Приведем его некоторые соображения:

1) стеснение прав офицеров вступать в брак противоречит законам гражданским и церковным, разрешающим всем вообще гражданам вступать в брак по достижении 18-летнего возраста, и лишать этого права офицеров нецелесообразно;

2) срок безбрачия до 30-летнего возраста слишком велик и способствовал лишь разврату;

3) установление ограничительных правил будет иметь своим последствием или разврат, или для более нравственных брак примет форму незаконной связи;

4) вредное влияние ограничительных прав правил проекта отразится на благополучии семейств, ибо ни один отец взрослых дочерей не допустит к себе в дом молодых офицеров, не зная их состояния;

5) чем будут развлекаться лишенные общества офицеры, и какое будет направление, какое они примут;

6) размер обеспечения не соответствует норме состоятельности офицерского класса;

7) трудно перечислить потрясения, которые предполагаемый закон произведет в дворянских семействах, особенно если принять во внимание, что служит дворянство бедное;

8) увеличится число исков и взысканий, что помешает успеху службы;

9) пример иностранных армий в России неубедителен, ибо в иностранных армиях офицеры лучше обеспечены, вследствие чего дорожат своей службой, как ремеслом, а потому готовы подвергнуться всевозможным ограничениям;

10) предположение проекта карать ослушников лишением дворянства и отсылкой на службу во внутренние гарнизоны слишком жестоко, ибо вместе с преступником от любви будут караться отец, мать, жена и семейство.

Мнение Великого князя стало решающим, и проект был отклонен.

В 1857 году учреждается комитет для окончательной выработки проекта законодательства о браке офицеров, который принял во внимание современные постановления по этому предмету основных государств Западной Европы. По основным законодательным положениям мнения членов комитета были единодушны в необходимости представления офицером обеспечения перед вступлением в брак и ограничения брачного возраста. Расхождение возникло по конкретным размерам обеспечения и возрастным пределам. Общее число женатых предлагалось ограничить 1/4 частью всех офицеров известной категории; предлагали вовсе запретить брак подпоручикам и ниже и не подвергать никаким ограничениям генералов, командиров отдельных частей и прослуживших вообще 25 лет; право разрешения браков предоставить корпусным командирам или начальникам дивизий; требовались, далее известных качеств, те, которым должна обязательно удовлетворять невеста: быть нравственна, а при неравном браке разрешение ставилось в зависимость от усмотрения общества офицеров.

Необходимость ограничений, по мнению комиссии, мотивировалась соображениями достаточной обеспеченности семьи — «офицер может быть полезен для службы, и если семья его впадает в нужду, что чаще всего бывает при передвижениях частей, то офицер прибегает к казнокрадству и различным злоупотреблениям». В качестве аргументов приводилась статистика, доказывающая, что из числа осужденных офицеров две трети были семейными. Члены комиссии предлагали ограничить брачный возраст 25 — 30 годами. Были голоса за необходимость выслуги в офицерском чине не менее 7 лет. Последнее мотивировалось соображением, что большинство необдуманных браков заключается в возрасте от 18 до 25 лет — период первых увлечений офицеров. Предлагалось наличие положительной аттестации офицеров в нравственном и хозяйственном отношении, а также отсутствие долгов и вычетов из содержания. В итоге Военный совет признал необходимым установить два предельных возраста: безусловного воспрещения (до 23 лет) и дозволения брака (от 23 до 28 лет), между которыми разрешение ставилось в зависимость от представления материального обеспечения в размере 250 руб., принимаемого в форме движимой или недвижимой собственности. В окончательном виде проект был объявлен в приказе военного министра от 6 января 1867 г.

«Крайне затруднительное положение, — отмечалось в тексте последнего, — в которое бывают поставлены служащие в войсках женатые офицеры, без всяких средств к обеспечению насущного содержания и будущности своих семейств, всегда указывало на необходимость установления каких-либо мер для удержания молодых офицеров от преждевременных и необдуманных браков. Невыгоды, от сего проистекающие, особенно ощутительны в военное время, когда женатые офицеры большею частью вынуждены оставлять свои семейства совершенно без обеспечения и когда Правительство бывает поставлено в необходимость принимать их на свое попечение…».

Законодательство по вопросу брака офицеров было изложено в ст. ст. 2144, 2150 — 2164 кн. 1, ч. 2 Свода Военных Постановлений 1869 г.

В этих нормах определялось, что вступление оговоренных выше лиц в брак совершается по правилам, определенным общими Государственными законами. В соответствии с указанными нормами требовалось письменное разрешение начальства, в котором под ответственность подписавшего объясняется, холост или вдовец желающий бракосочетаться.

Без такого разрешения (ст. 2144) священники не могли венчать. В ст. 2148 определялось содержание прошения с указанием фамилии и происхождения невесты, сведений о достижении ею 16-летнего возраста. Правило это относилось к вероисповеданиям: православному, римско-католическому, евангелическому, лютеранскому, армяно-грегорианскому, магометанскому и еврейскому.

Ст. 2149 ставила общее условие — достижение женихом 18-летнего возраста и не выше 80-летнего, а также согласие родителей, опекунов или попечителей невесты.

Ст. 2150 требовала пристойности невесты.

Ст. 2158 запрещала брак топографам до поступления в офицеры.

Ст. 2161 устанавливала как обязательное условие следующее: при браках лиц различных исповеданий, если одно из них принадлежит православию, то везде, кроме Финляндии, требуется:

1) подписка лица другого исповедания, что оно не будет поносить или склонять через прельщения, угрозы или иным способом супруга в свою веру; что дети будут крещены и воспитаны в правилах православной веры. Иноверный, не состоящий в Российском подданстве, должен принять для сего присягу на подданство. Если православная невеста желает выйти за иноверного жениха, то требовалось Высочайшее императорское соизволение;

2) на такие браки распространялись общие правила и предосторожности при заключении браков лиц православного исповедания;

3) венчание должно происходить в православной церкви и совершаться православным священником. Запрещалось совершать его в одной инославной церкви.

Ст. 2164 определяла, что брак иностранца православного исповедания с российской подданной совершается на общих основаниях.

Ст. 2165 устанавливала, что венчание военнослужащих должно быть совершено по преимуществу священниками собственного ведомства.

23 июля 1885 г. Высочайшим повелением Императора Александра III устанавливалась ответственность за нарушение законов о браке: офицер, вступивший в брак без разрешения начальства до 23-летнего возраста, зачислялся в запас. Прочие офицеры, нарушившие предписание о получении разрешения, подлежали преданию духовному суду с привлечением к ответственности от выговора до осуждения на безбрачие.

В военно-морском ведомстве в соответствии с приказом по военному ведомству от 8 апреля 1867 г. брачный возраст офицера составлял 25 лет. Указанная норма действовала до 1874 г. Примечательно, что 7 августа 1867 г. был объявлен именной указ о согласовании некоторых статей свода морских постановлений с правилами, ограничивающими для чинов морского ведомства вступление в брак. Так, в соответствии со ст. 460 1 кн. Свода за противозаконное сожитие неженатого с незамужней по взаимному их соглашению виновные, если они христиане, подвергаются церковному покаянию по распоряжению своего духовного начальства. Но когда последствием такой порочной жизни было рождение младенца, то отец обязан сообразно с состоянием своим обеспечить приличным образом содержание младенца и матери. Виновный в обольщении не состоящей в замужестве торжественным обещанием на ней жениться, если не исполнил своего обещания, подвергается на основании ст. 461 Свода:

офицеры и нижние чины, пользующиеся особенными правилами состояния и необязанные службой — исключению из службы и заключению в смирительные дома от 1 года и 4 месяцев до 2 лет, а нижние чины, состоящие на срочной службе — отдаче в военные исправительные роты от 1 года до 1 года и 3 месяцев.

Заслуживает внимания вывод комиссии под руководством генерала Бабикова в 1899 г., которая мотивировала необходимость наступления 23 лет для заключения брака офицеров следующими соображениями: «Со стороны вступающего в брак офицера требуется серьезное отношение к этому вопросу, трудно достижимое в очень молодые годы, дающие широкий простор увлечениям».

В целом в царской России брачные узы традиционно считались неразрывными, а неверность супругов строго осуждалась. Расторжение брака допускалось в исключительных случаях, число разводов было незначительным. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. включало раздел «О преступлениях против прав семейственных», ст. 1584 которого предусматривала ответственность состоящего в браке лица, изобличенного в прелюбодеянии «по жалобе оскорбленного в чести своей супруги, заключением в монастырь его исповедания, или же в тюрьму на время от четырех до восьми месяцев». Неженатые не воспринимались в обществе всерьез. По количеству браков Россия занимала первое место в мире. Русская семья была многодетной. Многодетность поддерживалась обычаями и освящалась Церковью. Уклонение от рождения детей, прерывание беременности считалось тяжким грехом. Русское традиционное общество свято этому следовало. О возможности искусственного прерывания беременности большинству не было известно, абортов не делали, противозачаточных средств не знали, жили естественной жизнью, точно по поговорке: «бабенка не без ребенка, не по-холостому живем: Бог велел».

Брачно-семейной сфера воинского быта оставалась в зоне особого внимания государства и с наступлением периода смутного времени начала XX века. Так, в соответствии с Приказом по военному ведомству 1909 N 134 г. офицеры, вступающие в брак во время состояния в запасе, не могли быть определены в мирное время на действительную службу в военное ведомство ранее достижения 23-летнего возраста. Вопрос о пристойности брака служащих в полку штаб-офицеров теперь рассматривал и разрешал командир полка. Вопрос же о пристойности брака обер-офицеров рассматривался предварительно судом общества офицеров, который представлял свое заключение на усмотрение командира части. Для пристойности брака, указывалось в примечании, требуется, чтобы невеста была доброй нравственности и благовоспитанна. Кроме того, при разрешении брака принималось во внимание общественное положение невесты.

В. Клокачева, автор монографии «Брак офицеров» (СПб, 1907 г.), анализируя процесс развития брачно-семейных отношений в армии, делает заслуживающий внимания вывод: «Из сказанного выше о мерах, принятых отечественным законодательством для достижения поставленной цели — устранения бедственного положения офицерских семейств и ограждения интересов казны — является заключение о недостижении, во многих случаях, должных результатов предписанием о внесении обеспечения, и об излишестве действующего постановления о возрасте безусловного запрещения брака до 23 лет» (с. 119). «Ежедневный опыт показывает достаточно наглядно, — продолжает далее исследователь, — что нет более условных понятий, чем достаток и нужда, бедность и довольство. Нередко для лиц одной и той же категории бывает довольно того количества материальных средств, которое других, находящихся в одинаковых с ним условиях, повергает в нужду… Чем более образован человек, в частности офицер, тем более он самостоятельно и разумно относится к вопросам жизни, и, следовательно, тем менее будет нуждаться он в установлении каких-либо ограничительных правил; чем правильнее воспитана девушка-невеста, тем практичнее относится она к своей трудной задаче хозяйки и матери семьи, и тем меньшего капитала потребуется ее мужу для устройства и содержания домашнего очага». Достаточное образование и правильное воспитание являются, по мнению В. Клокачева, условиями достижения благополучия семьи и связанного с ним обеспечения интересов государства.

«Если сознание важности этой задачи проникнет в каждую семью, в среде которой воспитывается девушка-невеста, если каждая мать убедится в истине, что единственный верный капитал заключается не в приданном, как бы велико оно ни было, а что он должен быть вложен в душу человека с первых дней его детства — тогда и только тогда, при достижении этих условий, разрешится и нерешенный поныне вопрос о браках офицеров…».

Вопрос о нормативной целесообразности введенных в русской императорской армии ограничений в сфере брачно-семейных отношений остается дискуссионным. Однако очевиден замысел праотцов-законодателей — оградить офицера, главу будущей семьи как первичной ячейки государства и общества, его малую церковь, от тех пороков и искушений, которые активно преследуют человека в наиболее ответственный период формирования его личности, как главы своего семейства и носителя духа русской императорской армии и флота — оплота чести и достоинства Великой России, незыблемости ее самодержавных основ.

Возрождение нашего Отечества, боевого духа его Вооруженных Сил начнется с осмысления опыта предшествующих поколений, познания его духовных основ и источников права. Не пользоваться этим опытом теперь, когда его забвение привело страну на край гибели, — безнравственно и преступно.

За период царствования Николая II население России увеличилось более чем на 60 миллионов человек.

Россия современная — это государство с вымирающим населением, где ежегодно смертность превышает рождаемость в среднем на миллион человек, где активно проповедуют прозелиты ювенальной юстиции, разрушая основы традиционной русской семьи, а российские офицеры — защитники своего Отечества, ставшие заложниками либеральных реформ, пребывают в нужде в поисках хлеба насущного для своих семейств, бьются со «стряпчими в делах государевых» за декларированные законом права на жилье и элементарные социальные гарантии для своих семей в залах гарнизонного правосудия.

Осознать и увидеть путь спасения — вот задача каждого, кому небезразлична прошлая, настоящая и будущая история Государства Российского.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *