Лишение воинского звания и его последствия для пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу

(Корякин В. М.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 4) Текст документа

ЛИШЕНИЕ ВОИНСКОГО ЗВАНИЯ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЛИЦ, ПРОХОДИВШИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ

В. М. КОРЯКИН

Корякин В. М., доктор юридических наук.

В статье рассматриваются проблемные вопросы пенсионного обеспечения лиц, уволенных с военной службы, к которым применено дополнительное уголовное наказание в виде лишения воинского звания.

Ключевые слова: пенсионное обеспечение, лишение воинского (специального) звания, уголовное наказание.

The deprivation of the rank and its implications for pensions of those performing military service V. M. Koryakin

In the article are considered the problems of pension provision of persons dismissed from the military service, to which imposed additional criminal punishment in the form of deprivation of military rank.

Key words: pension, deprivation of the military (special) rank, criminal punishment.

В системе пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, имеется немало проблемных, дискуссионных, недостаточно урегулированных в правовом отношении вопросов. Одним из них является проблема реализации права на пенсионное обеспечение лиц, к которым за совершение преступления применено дополнительное уголовное наказание в виде лишения воинского звания <1>. ——————————— <1> В соответствии со ст. 48 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения воинского звания может назначаться за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления военнослужащим, а также гражданам, пребывающим в запасе или в отставке.

В Законе Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…»(далее — Закон о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу) данный вопрос урегулирован довольно расплывчато: в ч. 3 ст. 2 указывается, что пенсии бывшим военнослужащим, лишенным в установленном законодательством порядке воинских званий, назначаются на основаниях, установленных Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», при наличии у них права на пенсионное обеспечение в соответствии с указанным Федеральным законом. 1. Право на пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу, лишенных воинского звания за преступления, совершенные после увольнения с военной службы. Из буквального толкования приведенной выше формулировки Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, военно-пенсионные органы до недавнего времени повсеместно делали вывод, что если военнослужащий или гражданин, уволенный с военной службы, лишается по приговору суда воинского звания, то он утрачивает право на получение военной пенсии; свое конституционное право на пенсионное обеспечение такой гражданин может реализовать только на общих основаниях в рамках законодательства о трудовых пенсиях. Именно в данном направлении до весны 2005 г. развивалась правоприменительная практика: военно-пенсионные органы при получении вступившего в законную силу приговора суда о лишении военного пенсионера воинского звания прекращали выплату пенсии такому гражданину. А если в военный комиссариат обращался за назначением пенсии гражданин, лишенный воинского звания, то ему отказывалось в назначении пенсии. Правовой основой таких решений являлось то обстоятельство, что в соответствии со ст. 43 Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, при исчислении размера пенсий в обязательном порядке учитывается размер оклада в соответствии с присвоенным воинским званием. Поскольку гражданин приговором суда лишается воинского звания, то соответственно он лишается и права на исчисление ему военной пенсии, так как оклад по воинскому званию — неотъемлемая составная часть денежного довольствия, учитываемого при исчислении размера пенсии. Такова была логика военно-пенсионных органов. Однако в 2005 г. данная правоприменительная практика была существенно скорректирована Конституционным Судом Российской Федерации. Поводом для рассмотрения Конституционным Судом данного вопроса явилась жалоба гр. В. А. Ефимова, который в 1988 г. был уволен с военной службы в запас и получал пенсию за выслугу лет. В 1998 г. данный военный пенсионер был осужден к лишению свободы за совершение особо тяжкого преступления и приговором суда лишен воинского звания «майор запаса». С этого времени Псковским областным военным комиссариатом выплата ему пенсии была прекращена со ссылкой на ч. 3 ст. 2 Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, поскольку он, как лишенный воинского звания, утратил право на получение пенсии за выслугу лет и его пенсионное обеспечение должно осуществляться на общих основаниях, установленных для назначения гражданам трудовых пенсий. В. А. Ефимов, будучи несогласным с таким решением, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой указал, что данная норма Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, позволяющая пенсионным органам Минобороны России и судам общей юрисдикции истолковывать ее как предусматривающую прекращение выплаты гражданам, уволенным с военной службы, ранее назначенных им пенсий за выслугу лет из-за того, что они лишены судом воинского звания, противоречит ст. 19 (ч. 1), ст. 39 и ст. 55 (ч. 2) Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив доводы жалобы и проанализировав действующее военно-пенсионное законодательство, в своем Определении от 12 апреля 2005 г. N 184-О <2> отметил, что оспариваемая норма Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, решает лишь вопросы, связанные с назначением лицам, на которых распространяется действие данного Закона и которые в установленном законодательством порядке лишены воинских или специальных званий, а также их семьям, тех или иных видов трудовых пенсий. Она не содержит каких-либо предписаний относительно прекращения выплаты соответствующим лицам ранее назначенных пенсий, в том числе пенсий за выслугу лет. То обстоятельство, что эта норма истолковывается как предусматривающая прекращение выплаты ранее назначенных пенсий за выслугу лет гражданам, лишенным приговором суда воинского или специального звания за преступления, совершенные после увольнения с военной или правоохранительной службы, свидетельствует лишь о ее неправильном применении и не указывает на наличие в ней неконституционных по своей сути положений. ——————————— <2> Определение Конституционного Суда Российской Федерации «По жалобе гражданина Ефимова Владимира Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 2 Закона Российской Федерации от 12 апреля 2005 г. N 184-О «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

Конституционный Суд Российской Федерации также указал, что наказание в виде лишения воинского звания закреплено нормами Общей части УК РФ и при его назначении суд применяет непосредственно ст. 48 УК РФ, в соответствии с которой это наказание может назначаться дополнительно к основному виду уголовного наказания лицу, имеющему такое звание и совершившему особо тяжкое или тяжкое преступление. Какие-либо иные, помимо самого факта лишения воинского звания, уголовно-правовые последствия, в том числе прекращение выплаты ранее назначенной пенсии, уголовный закон в содержание данного наказания не включает. Прекращение выплаты лицу, лишенному по приговору суда воинского или специального звания, ранее назначенной ему пенсии за выслугу лет фактически становится дополнительным наказанием, не предусмотренным уголовным законом, что в силу ч. 1 ст. 3 УК РФ, согласно которой преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ, недопустимо. Ранее Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 16 октября 1995 г. N 11-П и от 15 июня 1998 г. N 18-П сформировал правовую позицию, согласно которой права гражданина в области пенсионного обеспечения производны от его трудовой или иной общественно полезной деятельности; пенсии по старости, за выслугу лет и другие пенсии, назначаемые в связи с трудовой или иной общественно полезной деятельностью, заработаны, заслужены предшествующим трудом, военной службой, выполнением других значимых для общества обязанностей, что предопределяет содержание и характер обязанностей государства по отношению к тем гражданам, которые приобрели право на получение таких пенсий. Из этого следует, что государство обязано выплачивать им пенсии независимо от того, отбывают ли они по приговору суда наказание в виде лишения свободы, проживают на территории России либо выезжают на постоянное жительство за пределы Российской Федерации, — право гражданина на получение полагающейся ему пенсии в силу правовой природы пенсий, носящих характер трудовых, не может связываться с такими условиями. В силу приведенных правовых позиций Конституционный Суд Российской Федерации по результатам рассмотрения жалобы гр. В. А. Ефимова в Определении от 12 апреля 2005 г. N 184-О пришел к выводу, что ограничение права граждан на получение заработанной, заслуженной пенсии за выслугу лет путем прекращения ее выплаты только на том основании, что они лишены приговором суда воинского или специального звания за преступления, совершенные после увольнения с военной или правоохранительной службы, не может расцениваться как соответствующее ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации. Таким образом, ч. 3 ст. 2 Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, не предусматривая возможность ограничения права на трудовую пенсию в качестве последствия лишения воинского звания по приговору суда, не может рассматриваться как допускающая прекращение выплаты гражданам пенсии за выслугу лет в связи с лишением их приговором суда воинского или специального звания за преступления, совершенные после увольнения с военной или правоохранительной службы и назначения указанной пенсии. 2. Право на пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу, лишенных воинского звания за преступления, совершенные в период прохождения военной службы. Несмотря на очевидную ясность и определенность толкования Конституционным Судом Российской Федерации смысла и содержания правовых норм, содержащихся в ч. 3 ст. 2 Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, проблемы пенсионного обеспечения лиц, лишенных воинских званий, не были решены до конца. Дело в том, что в указанном выше Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2005 г. N 184-О идет речь о случаях лишения воинских званий за преступления, совершенные военными пенсионерами после увольнения с военной службы. В отношении же военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, лишенных воинских званий за преступления, совершенные в период прохождения военной службы, неопределенность сохранилась. Военно-пенсионные органы после принятия Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2005 г. N 184-О стали применять дифференцированный подход к вопросу пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, лишенных воинских званий: если гражданин лишен воинского звания за преступление, совершенное после увольнения с военной службы, то выплата ему ранее назначенной пенсии продолжается, если же лишение воинского звания стало следствием преступления, совершенного военным пенсионером в период прохождения военной службы, то выплата пенсии прекращается. Суды общей юрисдикции в данном случае встали на сторону военно-пенсионных органов и повсеместно отказывают бывшим военнослужащим, лишенным воинских званий за преступления, совершенные в период прохождения военной службы, в удовлетворении их требований о признании незаконными действий, связанных с отказом в назначении или с прекращением выплаты им военных пенсий. Данная судебная практика впоследствии была подкреплена авторитетным мнением Конституционного Суда Российской Федерации. Так, в июле 2011 г. Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел жалобу гр. А. И. Климовича, в которой он оспаривал конституционность упоминавшейся выше ч. 3 ст. 2 Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу. Как следует из представленных материалов, заявитель в период с 1993 г. по май 1995 г. проходил военную службу в должности начальника финансовой службы войсковой части. Приказом главнокомандующего ВМФ от 27 мая 1995 г. он был уволен с военной службы по состоянию здоровья. На день увольнения А. И. Климович имел воинское звание «подполковник». С 28 июня 1995 г. ему была назначена пенсия за выслугу лет в соответствии с Законом о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу. В связи с тем что приговором Советско-Гаванского гарнизонного военного суда от 26 апреля 2000 г. А. И. Климович был осужден за преступление, совершенное в период военной службы с использованием служебного положения, и приговорен к лишению свободы сроком на шесть лет без конфискации имущества с лишением воинского звания «подполковник», выплата назначенной заявителю пенсии была прекращена с 1 марта 2001 г. Решением Кировского районного суда г. Хабаровска от 23 марта 2009 г. А. И. Климовичу отказано в удовлетворении иска к военному комиссариату Хабаровского края о признании права на получение пенсии за выслугу лет, возобновлении ее выплаты с 1 января 2009 г. и взыскании недоплаты сумм пенсии за период с 1 марта 2001 г. по 31 декабря 2008 г. По мнению заявителя, оспариваемое им законоположение, позволяющее органам, осуществляющим пенсионное обеспечение лиц, уволенных с военной службы, и судам общей юрисдикции истолковывать его как предусматривающее прекращение выплаты гражданам, уволенным с военной службы по состоянию здоровья, ранее назначенной им пенсии за выслугу лет из-за того, что они лишены судом воинского звания за преступления, совершенные в период военной службы, противоречит ст. 19 (ч. 1), ст. 39 и ст. 55 (ч. 2) Конституции Российской Федерации. Рассмотрев указанную жалобу, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 5 июля 2011 г. N 863-О-О <3> пришел к следующим выводам. ——————————— <3> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2011 г. N 863-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Климовича Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 2 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

Военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их особый правовой статус. Военнослужащие, в соответствии со ст. 26 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», обязаны быть верными Военной присяге (обязательству), беззаветно служить народу Российской Федерации, мужественно и умело защищать Российскую Федерацию, строго соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации, требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы командиров, дорожить воинской честью, боевой славой, войсковым товариществом и др. Принося Военную присягу, лицо, поступающее на военную службу, клянется свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников, достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество (п. 2 ст. 40 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»). Тем самым военнослужащий добровольно возлагает на себя обязанность соответствовать, в частности, тем нравственным требованиям, которые нашли отражение в тексте Военной присяги. Совершение лицом преступления в период прохождения службы, повлекшее лишение воинского звания по приговору суда, свидетельствует не только о нарушении им Военной присяги, но и об отсутствии права на пенсию за выслугу лет, которое должно быть заслужено безукоризненным выполнением конституционно значимых обязанностей. Таким образом, констатировал Конституционный Суд Российской Федерации, военнослужащий, совершивший преступление в период военной службы и лишенный по приговору суда воинского звания, не имеет права на получение пенсии за выслугу лет. Однако при этом он не лишается полностью предусмотренного ст. 39 Конституции Российской Федерации права на пенсионное обеспечение, поскольку его пенсионное обеспечение в данном случае осуществляется по нормам Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Кроме того, действующее законодательство предусматривает возможность восстановления гражданина, лишенного воинского звания, после снятия или погашения судимости в прежнем воинском звании (п. 2 ст. 48 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). Порядок восстановления в воинском звании определен в ст. 25 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237. Согласно п. 3 данной статьи гражданин, которому восстановлено воинское звание, пользуется правами и социальными гарантиями, установленными федеральными законами и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации, в соответствии с восстановленным воинским званием, к числу которых относится и право на пенсию за выслугу лет по Закону о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу. Учитывая, что данная правовая позиция коренным образом отличается от рассмотренной выше позиции, изложенной в Определении от 12 апреля 2005 г. N 184-О, Конституционный Суд Российской Федерации пояснил, что ранее сформулированная правовая позиция не может быть применена к случаям лишения гражданина приговором суда воинского звания за преступление, совершенное в период прохождения военной службы, в том числе когда уголовное дело в отношении лица, получающего пенсию за выслугу лет, по факту совершения им преступления было возбуждено после увольнения с военной службы. Это обусловлено тем, что в сфере пенсионного обеспечения лица, уволенные с военной службы до возбуждения в отношении их уголовного дела по факту совершения преступления в период ее прохождения и реализовавшие свое право на пенсию за выслугу лет при наличии необходимых для этого условий, в том числе воинского звания, в случае лишения их впоследствии указанного звания в соответствии с приговором суда не могут быть поставлены в иное правовое положение по сравнению с теми, кто уволен с военной службы после вступления в законную силу приговора суда, предусматривающего лишение воинского звания, и, как следствие, не приобрел право на пенсию за выслугу лет. Иное означало бы установление необоснованных различий в условиях пенсионного обеспечения лиц, фактически относящихся к одной и той же категории — уволенных с военной службы и лишенных воинского звания за совершение преступления в период ее прохождения, и нарушало бы конституционный принцип равенства (ч. ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации). Относительно мнения заявителя о том, что утрата гражданином права на пенсию за выслугу лет в связи с обвинительным приговором суда является дополнительным наказанием, не предусмотренным УК РФ, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что наличие воинского звания является необходимым элементом статуса военнослужащего, соответственно, лишение воинского звания по приговору суда означает изменение правового статуса гражданина, в том числе как субъекта отношений по пенсионному обеспечению. С учетом этого утрата права на пенсию за выслугу лет не может рассматриваться как дополнительное наказание, а является следствием изменения правового статуса гражданина. 3. Некоторые выводы и предложения. Таким образом, к настоящему времени сложилась следующая практика пенсионного обеспечения лиц, лишенных приговором суда воинских званий, подкрепленная авторитетом Конституционного Суда Российской Федерации: а) если гражданин лишен воинского звания за преступление, совершенное в период прохождения военной службы, то он не имеет права на назначение ему военной пенсии, а если такая пенсия была назначена, то ее выплата прекращается со дня вступления приговора в законную силу; б) если уголовное наказание в виде лишения воинского звания применено к гражданину за преступление, совершенное после увольнения с военной службы, то выплата ранее назначенной ему военной пенсии продолжается. При всем уважении к высшему органу конституционного контроля и надзора следует отметить, что сформулированные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации являются, по нашему мнению, не вполне безупречными. Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что в Определении от 5 июля 2011 г. N 863-О-О Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал, по сути, новое, дополнительное условие для приобретения права на пенсию за выслугу лет: помимо наличия установленной законом выслуги лет на военной и (или) правоохранительной службе, право на пенсию за выслугу лет, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, «должно быть заслужено безукоризненным выполнением конституционно значимых обязанностей». Если следовать данной логике, то можно поставить под сомнение легитимность назначения пенсий за выслугу лет всем лицам, уволенным с военной службы в связи с совершением преступлений. Исходя из смысла ст. 48 УК РФ применение судом дополнительного наказания в виде лишения воинского звания носит диспозитивный (необязательный) характер: «С учетом личности виновного суд может лишить его… воинского… звания», т. е. данное наказание применяется во многом по усмотрению суда. На практике это приводит к тому, что за одно и то же преступление (например, мошенничество с использованием должностного положения) один военнослужащий лишается воинского звания, а другой — нет. Примеров тому можно привести немало. Так, например, в 2009 г. за мошенничество в особо крупном размере был осужден к шести годам лишения свободы с лишением воинского звания «генерал-майор» бывший военный комиссар г. Москвы А. Глущенко. В 2011 г. за злоупотребление должностными полномочиями и мошенничество к четырем годам лишения свободы приговорен бывший заместитель начальника Главного ракетно-артиллерийского управления Минобороны России генерал-майор В. Знахурко. Однако дополнительную санкцию в виде лишения воинского звания суд счел возможным к данному должностному лицу не применять. В результате бывший генерал А. Глущенко, помимо отбытия срока лишения свободы, одновременно лишен права на пенсию за выслугу лет, а В. Знахурко имеет полное право на назначение ему данной пенсии как генерал-майор запаса или в отставке. В результате приведенная выше позиция Конституционного Суда Российской Федерации о том, что право на пенсию за выслугу лет «должно быть заслужено безукоризненным выполнением конституционно значимых обязанностей», превращается в фикцию и фарс. Здесь возникает вопрос о конституционном принципе равенства граждан перед законом, о соразмерности совершенного противоправного деяния и назначенного наказания. Еще одной стороной рассматриваемой проблемы является право лиц, лишенных воинского звания, на пенсию по инвалидности, а семей указанных лиц — на пенсию по случаю потери кормильца. Дело в том, что в рассмотренных выше актах Конституционного Суда Российской Федерации идет речь только о пенсии за выслугу лет. Пенсии по инвалидности и по случаю потери кормильца носят, в отличие от пенсии за выслугу лет, более ярко выраженный социальный («вспомощественный») характер. Поэтому возникает вопрос: если инвалид вследствие военной травмы, полученной при участии в боевых действиях, будет лишен воинского звания за совершенное преступление, вправе ли он рассчитывать на получение пенсии по инвалидности? А каковы пенсионные права семьи погибшего военнослужащего, лишенного воинского звания? Все эти вопросы требуют своего нормативного разрешения. Кроме того, нуждается в корректировке ч. 3 ст. 2 Закона о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, в целях приведения ее содержания в соответствие со сложившейся правоприменительной практикой и правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, рассмотренными в настоящей статье.

——————————————————————

Название документа