Еще раз к вопросу исчисления и применения процессуального срока на обжалование судебного постановления

(Зайцев Ф. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 5) Текст документа

ЕЩЕ РАЗ К ВОПРОСУ ИСЧИСЛЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СРОКА НА ОБЖАЛОВАНИЕ СУДЕБНОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ

Ф. А. ЗАЙЦЕВ

Зайцев Ф. А., судья Псковского гарнизонного военного суда.

Анализируются проблемы исчисления и применения процессуального срока обжалования судебного постановления.

Ключевые слова: пропуск процессуального срока, восстановление пропущенного срока.

The problems of calculation and application of procedural deadline to appeal the judgment F. A. Zaitsev

Once the calculation and application of the procedure of appeal against judgment.

Key words: missed the term, to restore the time-limits.

Проблема исчисления и применения процессуального срока на подачу жалобы по гражданскому делу ранее уже освещалась автором <1>. В опубликованной ранее статье проведенный анализ действующего законодательства, связанного с исчислением срока на подачу кассационной жалобы по гражданским делам, с учетом прецедентной практики Европейского суда по правам человека позволил автору сформулировать следующие выводы и предложения: ——————————— <1> Зайцев Ф. А. О некоторых вопросах исчисления и применения процессуального срока на подачу кассационной жалобы по гражданскому делу // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 7.

1) кассационная жалоба может быть подана в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме; 2) кассационная жалоба подлежит возвращению лицу, подавшему жалобу в случае истечения срока обжалования, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении срока или в его восстановлении было отказано; 3) в случае, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении срока обжалования, в определении о возвращении кассационной жалобы надлежит указать, что в силу ст. 112 ГПК РФ и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 12 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» случаи, когда копия решения суда получена стороной, не участвовавшей в судебном заседании, по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированной кассационной жалобы либо когда несоблюдение судом установленного ст. 199 ГПК РФ срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения, привело к невозможности подачи кассационных жалобы и представления в установленный для этого срок, являются уважительными причинами, в связи с чем в случае обращения с соответствующим заявлением в суд указанный срок будет восстановлен; 4) отказ в восстановлении срока кассационного обжалования в связи с неуважительными причинами пропуска не будет являться нарушением п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку право доступа к суду не является абсолютным и может подлежать ограничениям, допустимость которых подразумевается. Тем не менее применяемые ограничения не должны ограничивать лицу доступ к правосудию таким образом или в такой степени, чтобы это умаляло саму сущность этого права. Они должны преследовать законную цель, и должна существовать разумная связь пропорциональности между применяемыми средствами и преследуемой целью <2>, а именно обеспечением надлежащего отправления правосудия и соблюдением принципа правовой определенности; ——————————— <2> См. п. 20 Постановления Европейского суда по делу «Коловагина против Российской Федерации» (Kolovagina v. Russia) от 11 декабря 2008 года жалоба N 76593/01 // Бюлл. Европейского суда по правам человека. 2009. N 12.

5) кассационная жалоба подлежит возвращению лицу, подавшему жалобу, в случае невыполнения в установленный срок указаний судьи, содержащихся в определении об оставлении жалобы без движения, поскольку несоблюдение лицом, подающим жалобу, ее формы предоставляет национальному суду право установить условие, которое не делает процедуру непредсказуемой с точки зрения лица, подающего жалобу <3>. ——————————— <3> См. п. 24 Постановления Европейского суда по делу «Коловагина против Российской Федерации».

Вместе с тем согласно Федеральному закону от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» судебные постановления, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в апелляционном порядке в соответствии с правилами, предусмотренными гл. 39 ГПК РФ. При этом согласно ч. 2 ст. 321 ГПК РФ апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме, если иные сроки не установлены ГПК РФ, под которыми согласно ст. 332 ГПК РФ понимается срок подачи частной жалобы, представления, которые могут быть поданы в течение 15 дней со дня вынесения определения судом первой инстанции. Несмотря на увеличение сроков обжалования судебного постановления, приведенные выше выводы не теряют своей актуальности. В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» судам даны разъяснения о том, что Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов. Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В Постановлении по делу «Георгий Николаевич Михайлов против Российской Федерации» (Georgiy N ikolayevich Mikhaylov v. Russia) от 1 апреля 2010 г. жалоба N 4543/04 <4> Европейский суд признал нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции ввиду нарушения права заявителя на доступ к суду второй инстанции в связи с возвращением кассационной жалобы, поскольку в ней не содержалось ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока. ——————————— <4> Бюлл. Европейского суда по правам человека. 2010. N 10. С. 5, 23 — 31.

В Постановлении Европейского суда по обстоятельствам рассматриваемого дела указано, что 26 февраля 2003 г. суд рассмотрел дело и отказал в удовлетворении требований заявителя. В судебном заседании была оглашена только резолютивная часть, в которой не были указаны мотивы решения. 11 июля 2003 г. заявитель обжаловал решение суда от 26 февраля 2003 г. В своей жалобе он указал, что мотивированное решение суда к моменту подачи жалобы еще не было составлено и, соответственно, его жалоба является предварительной и будет дополнена. В тот же день заявитель обратился с жалобой в городской суд на то, что мотивированное решение суда от 26 февраля 2003 г. до настоящего момента не было изготовлено, хотя в соответствии со ст. 199 ГПК РФ оно должно быть составлено в течение пяти дней. 1 сентября 2003 г. районный суд возвратил жалобу заявителя на том основании, что он пропустил процессуальный срок для подачи жалобы, установленный законом. При этом 4 сентября 2003 г. заявитель получил извещение, что мотивированное решение было изготовлено 3 сентября 2003 года. Заявитель обжаловал определение от 1 сентября 2003 г. Он утверждал, что по его делу решение в окончательной форме было принято 4 сентября 2003 г., т. е. по истечении двух дней после возвращения его кассационной жалобы. 29 октября 2003 г. городской суд отказал в удовлетворении жалобы заявителя на определение от 1 сентября 2003 г., поскольку нарушение районным судом ст. 199 ГПК РФ не являлось основанием для отмены определения. Власти Российской Федерации возражали против доводов заявителя. Не оспаривая факта задержки изготовления мотивированного решения суда, указали, что кассационная жалоба заявителя была ему возвращена по причине того, что в ней не содержалось требования о восстановлении пропущенного срока в соответствии со ст. 112 ГПК РФ. Европейский суд в Постановлении напомнил, что, хотя Конвенция не предусматривает право обжалования по гражданским делам, если такое право предусмотрено в национальном законодательстве, п. 1 ст. 6 Конвенции применяется к процедуре обжалования. Право на доступ к суду для целей обжалования не является абсолютным, и государство, которому дозволено устанавливать ограничения на право обжалования, пользуется определенной свободой усмотрения в отношении таких ограничений <5>. ——————————— <5> См. также п. 52 Постановления Европейского суда по делу «Станков против Болгарии» (Stankov v. Bulgaria) от 12 июля 2007 года жалоба N 68490/01 (СПС «КонсультантПлюс»); п. 92 Постановления Европейского суда по делу «Во против Франции» (Vo v. France) от 8 июля 2004 года жалоба N 53924/00 (СПС «КонсультантПлюс»).

В связи с вышесказанным Европейский суд напоминает, что правила, регулирующие формальные действия, которые должны быть предприняты при предъявлении кассационной жалобы, нацелены на обеспечение надлежащего отправления правосудия. Стороны разбирательства должны предвидеть применение существующих процессуальных норм. Однако данные правила или их применение не должны препятствовать законопослушным лицам использовать доступные средства защиты. Однако право на эффективную судебную защиту означает, что стороны в гражданском процессе имеют право на подачу жалобы с того момента, когда они реально извещены о решении суда, которое может нарушить их законные права или интересы. С учетом того что у заявителя не было возможности ознакомиться с мотивированным решением районного суда до 4 сентября 2003 г., у него, таким образом, не было и фактического права на обжалование данного решения суда до указанной даты. Кроме того, Европейский суд указал, что в своей кассационной жалобе и жалобе в городской суд от 11 июля 2003 г. заявитель указывал на то, что районный суд не предоставил ему мотивированное решение суда в сроки, предусмотренные законом, и определенно утверждал, что он намеревается обжаловать решение суда первой инстанции. Следовательно, можно считать, что заявитель предъявил подразумеваемое требование о восстановлении процессуального срока. Предположение обратного, по мнению Суда, является выражением чрезмерного формализма. Более того, с учетом причины, по которой заявитель не подал кассационную жалобу в установленный срок, национальным судам надлежало восстановить срок для подачи кассационной жалобы по их собственной инициативе. Так как развитие прецедентного права не противоречит само по себе надлежащему отправлению правосудия, поскольку отказ от поддержания динамичного и эволюционного подхода рискует сделать его препятствием для реформ или улучшения, то данное Постановление Европейского суда позволяет дополнить ранее сформулированные выводы и предложения: 1) фактическое право на обжалование у лиц возникает с даты изготовления мотивированного судебного Постановления; 2) в случае, когда лицо в жалобе указывает на то, что срок на обжалование судебного Постановления пропущен ввиду различных причин (например, позднее получение копии судебного Постановления, болезнь и иные обстоятельства), то данное обстоятельство необходимо рассматривать суду как неявным образом выраженное заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, которое в соответствии со ст. 112 ГПК РФ подлежит рассмотрению в судебном заседании; 3) в мотивированном судебном Постановлении необходимо указывать срок его изготовления, если в судебном заседании была оглашена только резолютивная часть. При этом суды должны применять разъяснения, содержащиеся в п. 39 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 августа 2004 г. N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации». Поскольку, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, из принципа юридического равенства применительно к реализации конституционного права на судебную защиту вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом, соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства; по смыслу ч. 2 ст. 118 Конституции Российской Федерации, согласно которой судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, во взаимосвязи с ее ст. ст. 126 и 127, гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в своих принципах и основных чертах должно быть сходным для этих судов (Постановления от 24 мая 2001 г. N 8-П, от 3 июня 2004 г. N 11-П, от 15 июня 2006 г. N 6-П, от 16 июня 2006 г. N 7-П, от 5 апреля 2007 г. N 5-П, от 25 марта 2008 г. N 6-П, от 26 февраля 2010 г. N 4-П, от 14 июля 2011 г. N 16-П и от 1 марта 2012 г. N 5-П).

——————————————————————

Название документа