Ежемесячная надбавка за особые достижения в службе: спорные вопросы

(Трощенко Р. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 8) Текст документа

ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ НАДБАВКА ЗА ОСОБЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ В СЛУЖБЕ: СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ

Р. А. ТРОЩЕНКО

Трощенко Р. А., преподаватель кафедры филиала ВУНЦ ВВС «ВВА имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина» (филиал, г. Краснодар), юрист.

Платон мне друг, Сократ мне друг, но истину следует предпочесть.

Мартин Лютер (1483 — 1546)

В публикации рассмотрены вопросы, связанные с выплатой в Вооруженных Силах ежемесячной надбавки за особые достижения в службе.

Ключевые слова: ежемесячная надбавка, особые достижения в службе, ученая степень, ученое звание, должность доцента (профессора), уровень физической подготовленности.

Monthly additional payment for the special achievements in the service: debatable questions R. A. Troshchenko

In the publication the questions, connected with the payment in the armed forces of monthly increase for the special achievements in the service, are examined.

Key words: monthly increase, special achievements in the service, scientific degree, academic rank, the post of docent (professor), the level of physical preparedness.

Прежде чем обратиться к основной теме настоящей публикации, отметим, что Министерством юстиции Российской Федерации 12 мая 2012 г. за N 24125 наконец-то был зарегистрирован Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 декабря 2011 г. N 2700 «Об утверждении Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации». Указанный Порядок вступил в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования и стал действовать де-юре. Де-факто же этот Порядок действует с 1 января 2012 г., и в данном случае нельзя не отметить, что имел место юридический нонсенс — военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации на протяжении пяти месяцев получали денежное довольстве в соответствии с документом в порядке, который не подлежал применению. О том, какие сюрпризы преподносит этот новый Порядок, почти каждый военнослужащий знает не понаслышке. Ликвидировав сначала систему финансовых органов в воинских частях и передав их полномочия так называемым территориальным органам финансового обеспечения, а затем с 1 января 2012 г. вообще «замкнув» все вопросы денежного довольствия на Единый расчетный центр, Министерство обороны Российской Федерации получило такую неразбериху с выплатами, которую еще долго будут вспоминать во многих гарнизонах. Конкуренцию ей может составить разве что ситуация с жилищным обеспечением. После упразднения жилищных комиссий и все той же централизации порядка обеспечения жильем сегодня вряд ли кто из очередников на жилье представляет себе, каким по счету в этой самой очереди он числится и как проконтролировать законность соблюдения этой очередности при распределении жилья Департаментом жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации. Процедура постановки на учет зачастую длится годами, сроки рассмотрения заявлений о постановке, как правило, не соблюдаются и т. д. и т. п. Но это уже тема для другой публикации. Пункт 20 ст. 2 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» (далее — Закон о денежном довольствии) установлена ежемесячная надбавка за особые достижения в службе (далее — НОДС) в размере до 100% оклада по воинской должности. Это единственная надбавка, определение правил выплаты которой указанный Закон сохранил за руководителями федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. 1 июня 2012 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации был зарегистрирован Приказ Министра обороны Российской Федерации от 21 марта 2012 г. N 500дсп «Об утверждении Правил выплаты ежемесячной надбавки за особые достижения в службе военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации» (далее — Приказ N 500) <1>. Не останавливаясь на нормах Приказа, содержащих информацию, не подлежащую распространению (дсп), рассмотрим нормы о выплате НОДС за квалификационный уровень физической подготовленности (ранее — до 1 января 2012 г. — действовала надбавка, установленная Приказом Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1115) и за ученую степень (за занятие воинской должности научно-педагогического состава в военных образовательных учреждениях высшего профессионального образования (далее — вузы). ——————————— <1> URL: http://www. офицеру. рф/?task=show_content&id;=445

В соответствии с Приказом N 500 военнослужащим за квалификационный уровень физической подготовленности, выполнение (подтверждение) спортивных разрядов по военно-прикладным видам спорта и наличие спортивных званий по любому виду спорта выплачивается ежемесячная надбавка в следующих размерах: — выполнившим (подтвердившим) второй квалификационный уровень физической подготовленности, — 15% оклада по воинской должности; — выполнившим (подтвердившим) первый квалификационный уровень физической подготовленности, — 30% оклада по воинской должности; — выполнившим (подтвердившим) высший квалификационный уровень физической подготовленности, — 70% оклада по воинской должности; — выполнившим (подтвердившим) первый спортивный разряд по одному из военно-прикладных видов спорта, — 80% оклада по воинской должности; — выполнившим (подтвердившим) спортивный разряд кандидата в мастера спорта по одному из военно-прикладных видов спорта, — 90% оклада по воинской должности; — имеющим спортивные звания «Мастер спорта России (СССР) международного класса», «Мастер спорта России (СССР)», — 100% оклада по воинской должности; — имеющим почетное спортивное звание «Заслуженный мастер спорта России (СССР)» — 100% оклада по воинской должности. Надбавка мастерам спорта, разрядникам выплачивается при условии выполнения (подтверждения) ими высшего квалификационного уровня физической подготовленности. Военнослужащим, выполнившим (подтвердившим) квалификационный уровень физической подготовленности, ежемесячная надбавка устанавливается на календарный год на основании приказа соответствующего командира (начальника) по результатам не менее двух проверок в прошедшем календарном году, одна из которых итоговая за год, контрольная или инспекторская проверка. Следующая интересующая нас выплата — это надбавка военнослужащим, занимающим воинскую должность доцента (профессора) в вузах. Сразу отметим, что сам по себе факт замещения той или иной воинской должности, пожалуй, по определению нельзя рассматривать как особое достижение в службе, нуждающееся в дополнительном материальном стимулировании. Если же исходить из обратного, то резонно возникает вопрос: почему бы тогда не установить такое стимулирование иным военнослужащим, замещающим более высокие воинские должности, нежели должность доцента (профессора)? По крайней мере было бы логично установить аналогичную надбавку за должность начальника кафедры, факультета и т. д. Более высокой воинской должности соответствует больший размер должностного оклада. Поэтому, например, разность в должностных окладах преподавателя (23-й тарифный разряд) и доцента (27-й тарифный разряд) изначально учитывает разность в объеме и сложности возложенных на них служебных обязанностей. Чем же еще дополнительно и так существенно по объему от иных должностей профессорско-преподавательского и научного состава отличается исполнение обязанностей по должности доцента (профессора), что при ее замещении предусмотрена еще и доплата в 40 (60)%? Логическое объяснение такой значительной в конечном итоге разнице в оплате труда найти трудно. По мнению автора, не обоснованна она и юридически. Чтобы разобраться в этом вопросе вспомним, как, собственно, появилась надбавка за должность доцента (профессора) в нормативных правовых актах Министерства обороны Российской Федерации, регулирующих порядок обеспечения денежным довольствием военнослужащих. А появилась указанная надбавка благодаря решению Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2001 г. N ВКПИ 01-76 «О признании частично незаконным пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 27 января 1993 г. N 65 «Об упорядочении выплаты денежного довольствия военнослужащим, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, сотрудникам уголовно-исполнительной системы и усилении их социальной защиты» (далее — решение) по жалобе гражданина Лаврикова С. А., в котором было указано следующее: «…Лавриков С. А. проходит военную службу в должности старшего преподавателя Тамбовского филиала военного университета радиационной, химической и биологической защиты и, как имеющий ученую степень кандидата медицинских наук, получает надбавку в размере 10% от должностного оклада, установленную п. 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 27 января 1993 г. N 65 «Об упорядочении выплаты денежного довольствия военнослужащим, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел и усилении их социальной защиты». В соответствии же с п. 5 ст. 30 Закона Российской Федерации от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» научно-педагогическим работникам высших учебных заведений установлена надбавка к должностному окладу (ставке) за ученую степень кандидата наук в размере трехкратного минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом, а с учетом изменений, внесенных в п. 5 ст. 30 этого Закона Федеральным законом от 7 августа 2000 г. N 122-ФЗ «О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации», надбавка к должностным окладам научно-педагогических работников высших учебных заведений с 1 января 2001 г. за ученую степень кандидата наук установлена в размере 300 (триста) рублей. Согласно п. 1 ст. 12 Федерального закона «О статусе военнослужащих» денежное довольствие военнослужащих состоит из месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием, месячных и иных дополнительных выплат. Пунктом 10 ст. 13 этого же Закона предусмотрена возможность установления надбавок и других дополнительных выплат военнослужащим. В соответствии с п. 5 ст. 30 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» научно-педагогическим работникам высших учебных заведений установлены надбавки к должностным окладам за ученое звание и ученую степень, которые существенно превышают размер тех же надбавок, установленных п. 4 названного выше Постановления Правительства Российской Федерации от 27 января 1993 г. N 65 для научно-педагогических работников из числа офицерского состава высших военно-учебных заведений. Как усматривается из ст. 12 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 г. N 3266-1 «Об образовании» и ст. 10 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», высшие военно-учебные заведения (военные образовательные учреждения высшего профессионального образования) входят в единую систему образовательных учреждений Российской Федерации и на них в полном объеме распространяется действие федерального законодательства в области образования. Именно поэтому в п. 2 Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июня 1999 г. N 650, прямо указано, что высшие военно-учебные заведения осуществляют свою деятельность в соответствии с Законом Российской Федерации «Об образовании», Федеральным законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации. В указанных выше Законах каких-либо изъятий, оговорок в отношении выплаты надбавок к должностным окладам научно-педагогическим работникам высших военно-учебных заведений не содержится, поэтому положение п. 5 ст. 30 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», устанавливающее научно-педагогическим работникам всех высших учебных заведений надбавки за ученую степень и ученое звание, в полной мере распространяется и на научно-педагогических работников высших военно-учебных заведений, в том числе и на лиц офицерского состава…» <2>. ——————————— <2> СПС «КонсультантПлюс». Документ опубликован не был.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2003 г. была подтверждена правильность позиции судов, согласно которой выплата военным преподавателям процентных надбавок за замещение должностей доцента (профессора) в размере 40 (60)% от должностного оклада должна производиться на основании Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» <3>. ——————————— <3> Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц за 2003 г. // СПС «КонсультантПлюс». Документ опубликован не был.

В Порядке обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденном Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N 200, с момента его принятия уже содержались нормы, предусматривающие выплату указанных надбавок. Чуть позже Федеральным законом от 17 октября 2006 г. N 163-ФЗ «О внесении изменений в статью 13 Федерального закона «О статусе военнослужащих» были внесены изменения в п. 6.1 ст. 13 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее — Закон), которые закрепили право военнослужащих, проходящих военную службу по контракту на воинских должностях научно-педагогического состава военных образовательных учреждений высшего профессионального образования, на получение надбавок к должностным окладам за должность доцента (профессора), в размерах, установленных Федеральным законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ. Представляется, что именно с момента внесения соответствующих изменений в указанные нормативные правовые акты данная выплата для военнослужащих приобрела законный характер. И эти изменения, безусловно, стали возможны благодаря точке зрения Верховного Суда Российской Федерации. Тем не менее, эта точка зрения, как представляется, не бесспорна. Тем более что позиция судейского сообщества в отношении законности выплаты надбавки за замещение должности доцента (профессора) была далеко не однозначна, и ряд гарнизонных и окружных военных судов отказывали военнослужащим в удовлетворении требований о ее установлении. Далее автором будет приведена его точка зрения на установление такой надбавки военнослужащим вузов. Как видно из вышеприведенного текста решения, для того чтобы «выйти» на положения п. 5 ст. 30 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» Верховный Суд Российской Федерации сначала ссылается на п. 10 ст. 13 Закона, а затем на п. 2 Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования (далее — Типовое положение), утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июня 1999 г. N 650. Действительно, согласно ранее действовавшей редакции п. 10 ст. 13 Закона, кроме выплат, предусмотренных Законом, Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, а в пределах выделенных ассигнований Министром обороны Российской Федерации (руководителем иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) могли устанавливаться надбавки и другие дополнительные выплаты военнослужащим. Указанные надбавки и выплаты устанавливались дифференцированно в зависимости от нахождения в подчинении военнослужащих личного состава, сложности, объема и важности выполняемых ими задач. Однако, как видно из текста Закона, перечень категорий нормативных правовых актов, на основании которых могли устанавливаться дополнительные выплаты, являлся исчерпывающим — это нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и Министерства обороны Российской Федерации (иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба). Как ни странно, но Закон не предусматривал возможность установления дополнительных выплат иными законами. Эта на первый взгляд странность объясняется тем, что по смыслу Закона, кроме него самого, никакими другими законами эти выплаты устанавливаться не могут, но они могут устанавливаться иными, подзаконными нормативными правовыми актами, принятыми Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации или Министерством обороны Российской Федерации. Речь идет о таких подзаконных актах, которые издаются именно по вопросам обеспечения денежным довольствием военнослужащих, т. е. субъектами правового регулирования этих специальных актов не могут быть граждане, не имеющие статуса военнослужащих. Соответственно, и военнослужащие не могут быть субъектами правового регулирования «гражданского» законодательства, устанавливающего те или иные дополнительные выплаты, за исключением случаев прямого на то указания в Законе. Таким образом, вопреки мнению Верховного Суда Российской Федерации, полагаем, что в указанных выше Законе «Об образовании» и Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» каких-либо изъятий, оговорок в отношении выплаты надбавок к должностным окладам научно-педагогическим работникам из числа офицерского состава высших военно-учебных заведений содержаться, в общем-то, и не может. А следовательно, отсутствие таких изъятий и оговорок вовсе не означает, что положения п. 5 ст. 30 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» распространяются на указанных военнослужащих. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 14 февраля 2000 г. N 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» подчеркнул, что порядок прохождения военной службы и правоотношения, имеющие специфический характер в условиях военной службы, регулируются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами (в том числе ведомственными), определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих. Как далее отмечается в решении, согласно ст. 12 Закона Российской Федерации «Об образовании» и ст. 10 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», высшие военно-учебные заведения (военные образовательные учреждения высшего профессионального образования) входят в единую систему образовательных учреждений Российской Федерации и на них в полном объеме распространяется действие федерального законодательства в области образования. Именно поэтому, отмечает суд, в п. 2 Типового положения прямо указано, что высшие военно-учебные заведения осуществляют свою деятельность в соответствии с Законом Российской Федерации «Об образовании», Федеральным законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации. Именно на них (военные образовательные учреждения высшего профессионального образования) в полном объеме распространяется действие федерального законодательства в области образования, но не в области регулирования оплаты труда научно-педагогических работников из числа офицерского состава. Высшие военно-учебные заведения осуществляют свою деятельность в соответствии с Законом Российской Федерации «Об образовании» (далее — Закон об образовании) и Федеральным законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации. Но речь идет исключительно об образовательной деятельности, ее соответствии требованиям указанных законов, а не о социальных гарантиях, установленных данными законами, поскольку эти гарантии в отношении военнослужащих устанавливаются иными специальными нормативными правовыми актами. В ином случае должно быть логичным распространение на военнослужащих из числа профессорско-преподавательского состава в полном объеме и других положений федерального законодательства в области образования; например, права на первоочередное получение жилой площади, или права на ежемесячный отпуск продолжительностью 56 дней, или права на длительный отпуск продолжительностью до одного года, предусмотренных ст. 55 Федерального закона «Об образовании». Очевидно, что попытка военнослужащих-преподавателей получить указанные права бесперспективна, поскольку их аналогичные права установлены иными специальными нормативными правовыми актами, действующими исключительно в сфере военной службы. Вряд ли военнослужащий на том лишь основании, что он замещает должность преподавателя высшего военного учебного заведения, вправе получить отпуск большей продолжительности, нежели это предусмотрено специальными нормами ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих». В соответствии с действующей редакцией ст. 12 Закона военнослужащие обеспечиваются денежным довольствием в порядке и в размерах, установленных Законом о денежном довольствии, иными федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти и нормативными правовыми актами иных федеральных государственных органов. При этом о надбавках к должностным окладам за должность доцента (профессора) в Законе более не упоминается. Согласно ст. 13 Закона Законом о денежном довольствии, иными федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти и иных федеральных государственных органов военнослужащим одновременно с денежным довольствием устанавливаются отдельные выплаты с учетом выполняемых ими задач, а также условий и порядка прохождения ими военной службы». Таким образом, в ст. 13 Закона речь недвусмысленно идет о нормативных правовых актах, которые специально изданы (могут быть изданы) по вопросам установления отдельных выплат военнослужащим с учетом выполняемых ими задач, а также условий и порядка прохождения ими военной службы. Ни Закон «Об образовании», ни Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» к таковым не относятся. При этом согласно ч. 34 ст. 2 Закона о денежном довольствии в отличие от Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации Министр обороны Российской Федерации (руководитель иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) не вправе устанавливать никаких иных выплат кроме тех, что отнесены к его компетенции ст. 2 указанного Закона (ежемесячная надбавка за особые достижения в службе), либо выплат, которые отнесены (могут быть в дальнейшем отнесены) к его компетенции Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации <4>. ——————————— <4> Например, всем известный Приказ от 26 июля 2010 г. N 1010 Министра обороны Российской Федерации «О дополнительных мерах по повышению эффективности использования фондов денежного довольствия военнослужащих и оплаты труда лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации» был издан в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 26 декабря 2006 г. N 1459.

Появление рассматриваемой нормы в Приказе Министра обороны Российской Федерации N 500, как впрочем, и в Приказе МВД России от 19 декабря 2011 N 1264, можно считать следствием некой правотворческой инерции. При разработке новых нормативных правовых актов положения прежних нередко механически копируются. Это хорошо заметно, если сравнить тексты, например, прежнего Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N 200, и нового аналогичного Порядка, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 декабря 2011 г. N 2700. Вместе с тем поскольку перечень так называемых особых достижений в службе законодательно не определен, то руководители федеральных органов исполнительной власти, поименованные в ч. 20 ст. 2 Закона о денежном довольствии, вправе как самостоятельно устанавливать перечень этих достижений, так и, соответственно, определять размеры надбавок по ним, но не более 100% оклада по воинской должности. Поэтому тот же Министр обороны Российской Федерации вправе не только включить в число особых достижений по службе факт замещения военнослужащим должности доцента (профессора), но и установить отличные от п. 5 ст. 30 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» размеры надбавки за такое замещение. Приказ N 500 предусматривает выплату военнослужащим, имеющим ученую степень кандидата (доктора) наук, соответствующей ежемесячной надбавки только при условии замещения последними определенных должностей. По мнению автора, данная надбавка аналогично надбавке за спортивные звания (достижения) должна выплачиваться независимо от категории занимаемой должности. Именно так, например, решен вопрос с выплатой надбавки за ученую степень кандидата (доктора) наук в вышеупомянутом Приказе МВД России N 1264. Кроме того, по данному Приказу (в отличие от Приказа Министра обороны Российской Федерации N 500) размер указанной надбавки не «привязан» к положениям п. 5 ст. 30 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», а установлен в процентах от занимаемой должности. Правда, в свою очередь, в отличие уже от Приказа Министра обороны Российской Федерации N 500, указанный Приказ МВД России ставит в зависимость от занимаемой военнослужащим должности выплату ему надбавки за спортивные звания. К тому же размеры этих надбавок Министр внутренних дел установил существенно меньше, чем Министр обороны Российской Федерации. Таким образом, следует прийти к выводу, что имеет место разный подход к установлению НОДС военнослужащим различных федеральных органов исполнительной власти, что вряд ли можно признать правильным. По непонятным причинам Приказом N 500 оставлены без «удовлетворения» надежды военнослужащих на получение надбавки за ученое звание доцента (профессора). Расчет на то, что эта надбавка будет сохранена военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации ранее действовавшими подзаконными актами, не оправдался: в связи с изданием Постановления Правительства Российской Федерации» от 31 января 2012 г. N 60 «Об изменении и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации по вопросам денежного довольствия и пенсионного обеспечения военнослужащих и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, а также о признании не действующими на территории Российской Федерации отдельных актов Союза ССР Постановление Правительства Российской Федерации от 2 июня 2006 г. N 343 «Об установлении надбавок за ученую степень и (или) ученое звание сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и военнослужащим, проходящим военную службу по контракту» утратило силу, за исключением положений, касающихся сотрудников федеральной противопожарной службы, таможенных органов Российской Федерации и органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. По мнению автора, в первую очередь именно за наличие ученого звания доцента (профессора), которое является показателем педагогического мастерства и глубоких профессиональных знаний, а не за сам лишь факт замещения одноименной должности должна выплачиваться соответствующая надбавка. Подобной позиции придерживаются и некоторые другие авторы <5>. ——————————— <5> См., напр.: Спицын А. И. Об отдельных аспектах социальной защиты военнослужащих преподавательского состава образовательных учреждений Российской Федерации // Военно-юридический журнал. 2009. N 4.

Хотелось бы надеяться, что Министерство обороны Российской Федерации в ближайшее время решит все проблемы «переходного периода» к новому порядку обеспечения денежным довольствием, который изрядно затянулся. Ведь как гласит китайская мудрость: не дай вам Бог жить во времена перемен. В заключение хотелось бы отметить, что п. 2 Приказа Министра обороны Российской Федерации N 500 выплата НОДС должна производиться с 1 января 2012 г. В связи с изложенным с июня 2012 г. в войсках собираются соответствующие документы, подтверждающие сдачу физической подготовки в 2011 г., после обобщения и анализа которых будут изданы приказы Министра обороны Российской Федерации об установлении военнослужащим с 1 января 2012 г. НОДС за это и другие особые достижения в службе.

——————————————————————

Название документа Вопрос: Прохожу службу в плавсоставе на пограничном катере. Мое воинское звание до сентября 2011 г. было «старшина 1 статьи». После реализации мною основного отпуска за 2011 г., мне было присвоено воинское звание «мичман». После этого подал рапорт о предоставлении дополнительных 15 суток отпуска в связи с тем, что я назначен и стою на должности, связанной с повышенной опасностью для жизни и здоровья, однако командование отказало мне. Правомочны ли действия командования? («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 8) Текст документа

Вопрос: Прохожу службу в плавсоставе на пограничном катере. На катере по штату все должности «мичманские». Мое воинское звание до сентября 2011 г. было «старшина 1 статьи», в связи с чем я стоял на старшинской должности на берегу и замещал должность (врид), подлежащую замещению на катере военнослужащим с воинским званием «мичман». Фактически проходил службу на катере. При оформлении в отпуск за 2011 г. мне было отказано в предоставлении 15 суток отдыха (подп. «в» п. 4 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы). После реализации мною указанного основного отпуска за 2011 г., мне было присвоено воинское звание «мичман» и я был назначен на ту должность, на которой находился временно (врид). После этого подал рапорт о предоставлении дополнительных 15 суток отпуска в связи с тем, что я назначен и стою на должности, связанной с повышенной опасностью для жизни и здоровья, однако командование отказало мне в предоставлении этих суток, мотивируя тем, что свой основной отпуск за текущий год я уже отгулял, а так как основной отпуск реализован, то увеличивать уже нечего. Правомочны ли действия командования, ведь я 5 месяцев в текущем году служу в должности в плавсоставе, которая приказом директора ФСБ России включена в перечень должностей, исполнение обяза нностей военной службы на которых связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья?

Ответ: В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных, а также на воинских должностях, исполнение обязанностей военной службы на которых связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья, продолжительность основного отпуска увеличивается на срок до 15 суток или предоставляются дополнительные сутки отдыха в соответствии с нормами, устанавливаемыми Положением о порядке прохождения военной службы. При этом общая продолжительность основного отпуска с учетом дополнительных суток отдыха не может превышать 60 суток, не считая времени, необходимого для проезда к месту использования отпуска и обратно. Действительно, по смыслу указанной нормы права продолжительность основного отпуска увеличивается на срок до 15 суток. Таким образом, реализовать право на увеличение основного отпуска на срок до 15 суток возможно лишь в момент предоставления основного отпуска. Поскольку, исходя из Вашего вопроса, основной отпуск Вам был предоставлен, то в связи с этим оснований для увеличения отпуска не имеется. Кроме того, из буквального толкования вышеназванной нормы Закона следует, что увеличение отпуска производится военнослужащим, занимающим соответствующие должности. Возможность увеличения отпуска военнослужащим, временно исполняющим обязанности по вакантным воинским должностям, Законом не предусмотрена.

С. В.Шанхаев Кандидат юридических наук, капитан юстиции

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *