Результаты интеллектуальной деятельности в сфере военно-технического сотрудничества: проблемы правового регулирования имущественных отношений

(Ливадный Е. А.) («Имущественные отношения в Российской Федерации», 2012, N 10) Текст документа

РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СФЕРЕ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Е. А. ЛИВАДНЫЙ

Евгений Александрович Ливадный, начальник службы по интеллектуальной собственности Государственной корпорации «Ростехнологии», кандидат юридических наук, кандидат технических наук (г. Москва).

Автор рассматривает проблемы правового регулирования имущественных отношений в сфере военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, в том числе распределение прав на результаты интеллектуальной деятельности (РИД), созданные с привлечением бюджетного финансирования и (или) непосредственно связанные с обороной и безопасностью Российской Федерации, предоставление прав на использование РИД, принадлежащих Российской Федерации, приватизация имущественных прав на РИД, исключительные права на ноу-хау. Даются предложения по решению выявленных проблем.

Ключевые слова: оборонно-промышленный комплекс, ОПК, интеллектуальная собственность, результаты интеллектуальной деятельности, РИД, коммерциализация РИД, приватизация имущественных прав на РИД, НИОКР, военно-техническое сотрудничество, ВТС, продукция военного назначения.

Results of intellectual activity in the military-technical cooperation: legal issues regulation of property relations E. A. Livadny

The author considers the problem of legal regulation of property relations in the sphere of military-technical cooperation between the Russian Federation and foreign states, including the allocation of rights to results of intellectual activity (RIA), created with the assistance of government funding and (or) directly related to the defense and security of the Russian Federation, granting rights to use the RID, the Russian Federation, the privatization of property rights to RIA, the exclusive rights to know-how. We give suggestions to solve the problems identified.

Key words: defense industry, intellectual property, results of intellectual activity, commercialization, privatization of property rights to the intellectual property, military-technical cooperation, military products.

Одним из важных элементов, определяющих облик инновационной системы Российской Федерации, остается военно-техническое сотрудничество. Исторически это связано с тем, что в реалиях XX века основным фактором инновационного развития бывшего СССР была необходимость обеспечения военно-технической безопасности и потребностей оборонно-промышленного комплекса (далее — ОПК). В значительной степени этот фактор был определяющим и для других передовых в индустриальном развитии государств, в первую очередь для США. В начале 1990-х годов объем государственного финансирования разработок радикально уменьшился. Практически единственным источником финансирования сохранения и развития высоких технологий машиностроительного комплекса России стали заказы оборонных ведомств иностранных государств, то есть военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с иностранными государствами (далее — ВТС). Ежегодные объемы валютных поступлений от продаж продукции, изготовленной с использованием результатов интеллектуальной деятельности (далее — РИД) военного назначения, составляют около 10 миллиардов долларов США. Это обусловливает имущественный интерес к вопросам распределения и использования прав на РИД. В частности, доходы федерального бюджета от использования прав на РИД в сфере ВТС, согласно данным об исполнении федерального бюджета, в последние годы составляют около 2 миллиардов рублей ежегодно. Это направление коммерциализации прав на РИД — одно из основных в России и практически единственное в практике коммерциализации РИД, созданных с использованием средств федерального бюджета. Соответственно, вопросы распределения имущественных, в том числе исключительных, прав между инвесторами (главным образом Российской Федерацией), исполнителями научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (далее — НИОКР) и производителями продукции военного назначения (далее — ПВН) приобретают особую остроту. Существует и другая серьезная проблема — выплаты вознаграждений авторам запатентованных технических решений, однако в силу своей специфики в рамках настоящей статьи эта проблема не рассматривается. Рассмотрим основные, по нашему мнению, проблемы правового регулирования имущественных отношений интеллектуальной собственности в сфере ВТС <1>. ——————————— <1> Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 15 января 2006 года.

Распределение прав на результаты интеллектуальной деятельности, непосредственно связанные с обороной и безопасностью

Законодатель существенным образом ограничил возможность привлечения частного капитала к инвестированию в технологии, непосредственно связанные с обороной и безопасностью. В действительности государство заинтересовано в привлечении к их разработке и правовой охране РИД военного назначения частных средств <2>, однако совместное владение результатами таких разработок законодательством не допускается. Ранее такая возможность была предусмотрена пунктом 27 примерного государственного контракта на выполнение НИОКР по государственному оборонному заказу, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 января 2004 года N 41. С вступлением в силу сначала главы 77 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), а затем Постановления Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2009 года N 342 «О некоторых вопросах регулирования закрепления прав на результаты научно-технической деятельности» возможность совместного правообладания была утрачена. Впрочем, основа для ужесточения законодательства была заложена еще в Основных направлениях реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности, одобренных распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 ноября 2001 года N 1607-р (абзац 3 раздела 1). ——————————— <2> Путин В. В. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета. Столичный выпуск. N 5708 (35).

Между тем упомянутые нормы не имеют оснований ни в публичных интересах государства, ни тем более в нуждах оборота. Еще в самом начале XX века, в том числе со ссылкой на опыт передовых в инновационном развитии стран, известный российский юрист А. А. Пиленко обосновывал, что разработка и поставка вооружения и боеприпасов вполне могут относиться к кругу частной деятельности, при этом исключительные права на изобретения военного назначения могут предоставляться частным лицам, а в необходимых для безопасности государства случаях — отчуждаться у правообладателей для защиты интересов государства <3>. ——————————— <3> Пиленко А. А. Право изобретателя. М. : Статут, 2001. С. 313.

С учетом изложенного экспертным сообществом неоднократно предлагалось установить в пункте 1 статьи 1546 ГК РФ возможность совместного с Российской Федерацией правообладания, если технология военного назначения создавалась с привлечением средств исполнителей и третьих лиц, а также внести необходимые изменения в подзаконные нормативные правовые акты, в том числе в Постановление Правительства Российской Федерации N 342. С удовлетворением можно отметить, что Правительство Российской Федерации с вниманием отнеслось к критике. 8 декабря 2011 года Постановлением Правительства Российской Федерации N 1024 в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2009 года N 342 были внесены изменения, в соответствии с которыми РИД, непосредственно связанные с обеспечением обороны и безопасности государства, разрешено по решению государственного заказчика закреплять совместно за Российской Федерацией и организацией, выполняющей научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы (исполнителем). В то же время результаты научно-технической деятельности (далее — РНТД), созданные в ходе научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, выполняемых во исполнение международных обязательств Российской Федерации (например, в ходе военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами), подлежат закреплению только за Российской Федерацией вне зависимости от направленности этих работ и от участия организации-исполнителя в софинансировании этих работ. Положительным в новой редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2009 года N 342 является уточнение условий, при которых права закрепляются за Российской Федерацией при ее участии в коммерциализации результатов НИОКР, а именно требуется, чтобы Российская Федерация приняла на себя осуществление финансирования работ по доведению результатов научно-технической деятельности до стадии практического применения, завершающейся этапом постановки продукции на производство, включающим подготовку производства, изготовление установочной серии и квалификационные испытания. Отрицательным моментом является императивная норма пп. «б» пункта 1 Постановления Правительства Российской Федерации N 342 в новой редакции о том, что расходы на правовую охрану при совместном правообладании делятся пополам между исполнителем и государственным заказчиком — на практике у государственного заказчика средства на патентование не предусмотрены, что ставит под угрозу весь процесс закрепления исключительных прав.

Особый правовой режим в отношении РИД военного назначения

При введении особого правового режима в отношении РИД, имеющих непосредственное отношение к обороне и безопасности (то есть РИД военного и специального назначения), законодатель не обеспечил их обособления от РИД двойного и гражданского (общегражданского) назначения. Поскольку права на РИД военного назначения подлежат обязательному закреплению за Российской Федерацией (по решению государственного заказчика — совместно с исполнителем), между организациями промышленности и органами государственной власти (а также между различными органами государственной власти) возникают споры по вопросам правообладания. Особый правовой режим в отношении РИД военного назначения был впервые введен в российском (дореволюционном) законодательстве еще в 1867 году. При этом под изобретениями, непосредственно относящихся к обороне, изначально понимались изобретения, использование которых осуществлялось при производстве вооружения и его составных частей, используемых исключительно российским правительством. От них обособлялись «изобретения и усовершенствования предметов, хотя и употребляемых в войсках, но пользование которыми доступно также и частным лицам, каковы: ручное огнестрельное оружие, металлические патроны, пули и другие принадлежности такового оружия» <4>. Исключались также ограничения в отношении изобретений, допускающих их использование войсками, но не относящихся к оружию (седла, колеса для повозок, ткани, палатки, койки). ——————————— <4> Пиленко А. А. Право изобретателя. М. : Статут, 2001. С. 312.

Современное российское законодательство, в частности статья 1 Федерального закона от 19 июля 1998 года N 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» (далее — Закон о ВТС), позволяет отнести к РИД военного назначения любые РИД, используемые при производстве, эксплуатации, боевом применении, модернизации, ремонте и уничтожении различных видов оружия и средств обеспечения его боевого применения, а также соответствующих запасных частей. Под эту формулировку подпадают и РИД, разрабатывавшиеся для невоенных нужд, но нашедшие применение и в продукции военного назначения. Для выделения объектов, относящихся к ПВН, важную роль играет норма, содержащаяся в примечании к приложению N 3 к Положению о порядке лицензирования в Российской Федерации ввоза и вывоза продукции военного назначения, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 10 сентября 2005 года N 1062 «Вопросы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами». Согласно этой норме к ПВН не относятся детали, агрегаты, оборудование, материалы, запасные части и комплектующие изделия, применяемые для обеспечения производства, эксплуатации и ремонта ПВН, если они имеют гражданское (общепромышленное) назначение или изготовлены для применения в продукции военного и гражданского назначения по единым требованиям. Это означает, что к ПВН не относится не только продукция гражданского, но и двойного назначения. Это положение следует распространить и на РИД, в том числе технологии. В противном случае к технологиям военного назначения будут относиться технологии производства продукции невоенного назначения, не подлежащей экспортному контролю либо подлежащей экспортному контролю вне рамок ВТС (продукция двойного назначения). Поскольку определение ПВН содержится в Законе о ВТС, представляется необходимым вводить норму, изменяющую это определение, федеральным законом, а не указом Президента Российской Федерации. С учетом изложенного предлагается дополнить статью 1 Закона о ВТС следующим абзацем: «…к продукции военного назначения не относятся детали, агрегаты, оборудование, материалы, запасные части и комплектующие изделия, применяемые для обеспечения производства, эксплуатации и ремонта продукции военного назначения, а также права на результаты интеллектуальной деятельности, используемые для их производства, и материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты, если они имеют гражданское (общепромышленное) назначение или разработаны для применения в продукции военного и гражданского назначения по единым требованиям».

Приватизация прав на РНТД оборонного назначения

Законодательство Российской Федерации о приватизации прав на РНТД оборонного назначения имеет пробелы и не в полной мере соответствует ГК РФ. До настоящего времени Правительством Российской Федерации не реализована предусмотренная пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 21 декабря 2001 года N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» возможность установить виды исключительных прав, не подлежащих приватизации в составе имущественного комплекса государственных унитарных предприятий и передаваемых покупателю в пользование по лицензионному или иному договору. Кроме того, из-за смешения понятий вещного и интеллектуального права в российском законодательстве (в сфере публичного права) создаются предпосылки для смешения прав государства на РИД и прав государственных унитарных предприятий на РИД, которые принадлежат им на личной основе. В частности, в бюджетном законодательстве получил распространение термин «права Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности, находящиеся в собственности Российской Федерации». О государственной собственности на исключительные права упоминается в пункте 16 письма Министерства имущественных отношений Российской Федерации от 6 июня 2002 года N АБ-2/10099, по сути, единственного опубликованного подзаконного нормативного правового акта, регулирующего вопросы порядка приватизации прав на РИД. Небрежность в законодательных формулировках имеет следствием изъяны в правосознании и ошибки в правоприменении. Так, в 2010 году федеральные государственные унитарные предприятия (далее — ФГУП) ОПК сталкивались с требованием Министерства юстиции Российской Федерации осуществлять лицензионные платежи за использование созданных за счет средств этих же предприятий РИД на том основании, что все имущество, включая права на РИД, принадлежащее ФГУП, находится в собственности Российской Федерации. Попытки распространить на исключительные права ФГУП право собственности Российской Федерации противоречат гражданскому законодательству. В пункте 1 статьи 216 ГК РФ законодатель отнес право хозяйственного ведения к вещным правам, что исключает возможность их отнесения к интеллектуальным правам (пункт 1 статьи 1227 ГК РФ). В государственной собственности могут находиться только экземпляры документации, но не интеллектуальные права на РИД, выраженные в ней. Вообще субъективные права (в том числе на РИД) не могут находиться в собственности, по крайней мере в странах континентальной правовой системы, к которым относится Россия. Федеральное бюджетное учреждение «Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения при Министерстве юстиции Российской Федерации» (ФБУ «ФАПРИД») неоднократно оспаривало в суде принятые Федеральным агентством по управлению государственным имуществом (далее — Росимущество) решения об условиях приватизации в части прав на РИД военного, специального и двойного назначения <5>. Неопределенность в вопросах наделения приватизированных предприятий правами на РИД создает риски для оборота ПВН и воспроизведенных в ней РИД, влечет для этих предприятий прямой ущерб (при необходимости заключения лицензионных договоров на использование РИД, созданных без привлечения бюджетных средств ФГУП, являющихся правопредшественниками приватизированных предприятий) или упущенную выгоду (при наличии в решении об условии приватизации предприятия обременений прав на РИД в виде права Российской Федерации требовать выдачи безвозмездной лицензии). ——————————— <5> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2012 года N 09АП-30236/2011-ГК по делу N А40-8391/11-51-64; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 декабря 2010 года N КА-А40/14541-10(А) по делу N А40-20554/10-84-53; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2012 года N 09АП-31156/2011-ГК по делу N А40-30750/11-26-233.

Для решения выявленных проблем нам представляется необходимым следующее: 1) Правительству Российской Федерации принять постановление, определяющее порядок приватизации прав на РНТД, во исполнение пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 21 декабря 2001 года N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»; 2) Росимуществу принять административный регламент по исполнению функции приватизации имущества государственных унитарных предприятий; 3) внести изменения в бюджетное законодательство и в ГК РФ в части интеллектуальных прав ФГУП на РИД.

Исключительные права на ноу-хау

Не определен минимальный объем прав исполнителя и заказчика (в том числе государственного) в случаях, когда исключительные права на секреты производства, полученные по договору, принадлежат соответственно заказчику или исполнителю НИОКР. Таким образом, отсутствует защита «слабой» в экономическом отношении стороны договора — исполнителя. Правовое регулирование распределения прав на секрет производства, полученный при выполнении работ по договору, разработано в меньшей степени, чем в отношении других видов интеллектуальной собственности, например изобретений (статьи 1371 — 1373 ГК РФ). Предлагается в статье 1471 ГК РФ определить минимальный объем прав исполнителя и заказчика (в том числе Российской Федерации) в случаях, когда исключительные права на секреты производства, полученные по договору, принадлежат соответственно заказчику или исполнителю, как это делается в отношении других видов интеллектуальной собственности.

Правовая охрана РИД

Несмотря на принятие Федерального закона от 5 апреля 2011 года N 61-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами», посвященного вопросам охраны и защиты прав Российской Федерации на РИД, нормы, обязывающие участников ВТС обеспечивать правовую охрану РИД, в том числе на территории иностранных государств, отсутствуют. Введенное указанным Законом требование обеспечить правовую охрану и (или) определить условия использования РИД предоставляет экспортеру возможность ограничиться формальными и не обеспечивающими надлежащей защиты интересов Российской Федерации договорными условиями использования РИД, без предоставления охраны исключительными правами от посягательств третьих лиц. Было бы более логичным ликвидировать эту лазейку, имея при этом в виду, что правовая охрана может осуществляться не только патентным правом, но и в форме секретов производства (ноу-хау). Очевидно также, что нормы Закона нуждаются в развитии в подзаконных актах, в первую очередь в Указе Президента Российской Федерации «Вопросы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами». К сожалению, впоследствии изданный Указ Президента Российской Федерации от 26 ноября 2011 года N 1548 пошел по пути наименьшего сопротивления, ограничившись требованием (пункт 20.1 Положения о порядке осуществления военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами) о том, что заключаемые субъектами военно-технического сотрудничества контракты с иностранными заказчиками, а также договоры с российскими организациями — разработчиками и производителями продукции военного назначения должны предусматривать положения, касающиеся определения условий использования результатов интеллектуальной деятельности, передаваемых иностранным заказчикам, и (или) обеспечения их правовой охраны. Таким образом, предусмотренная Законом о ВТС лазейка полностью сохранена. Предлагается последний абзац статьи 5 Закона о ВТС изложить в следующей редакции: «…недопущение передачи иностранным заказчикам результатов интеллектуальной деятельности без определения условий их использования и (или) обеспечения их правовой охраны». Аналогичное изменение внести в пункт 20.1 Положения о порядке осуществления военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 сентября 2005 года N 1062.

Правовой режим секретов производства

Изменения, касающиеся правового режима секретов производства (ноу-хау), внесенные в главу 75 ГК РФ, привели к существенному снижению уровня правовой охраны РИД военного назначения. Анализ результатов инвентаризации прав на РИД в государственных унитарных предприятиях оборонно-промышленного комплекса показывает, что этот способ правовой охраны предприятиями практически не используется по следующим причинам: — существенные затраты на организацию режима коммерческой тайны; — легкость, с которой можно опорочить конфиденциальность информации; — невозможность включить в состав ноу-хау секретные разработки (составляющие государственную тайну). Действительно, в соответствии со статьей 1465 ГК РФ в качестве секретов производства (ноу-хау) признаются только те сведения, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны. Этот режим определяется статьей 10 Федерального закона от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее — Закон о коммерческой тайне). Такой подход существенно отличается от применявшейся до 1 января 2008 года нормы статьи 151 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик, где достаточными признавались «надлежащие меры к охране» этих сведений и отсутствие свободного доступа к ним. Этот подход соответствовал Соглашению ТРИПС (присоединение к Соглашению ТРИПС является условием вступления Российской Федерации в ВТО), в соответствии со статьей 39 которого «нераскрытая информация» (аналог коммерческой тайны в российском законодательстве) должна являться объектом надлежащих в конкретных обстоятельствах шагов, направленных на сохранение ее секретности со стороны лица, правомерно контролирующего эту информацию. После принятия части 4 ГК РФ уровень требований к составу информации, составляющей ноу-хау, в России оказался выше, чем в зарубежных государствах с развитыми правопорядками. Кроме того, поскольку согласно пункту 3 статьи 1 Закона о коммерческой тайне положения этого Закона не распространяются на сведения, отнесенные в установленном порядке к государственной тайне, последние в соответствии с ГК РФ не получают охраны в качестве ноу-хау от несанкционированного использования третьими лицами при производстве товаров и услуг. Между тем информация, составляющая государственную тайну, может быть объектом гражданского оборота и составлять объект исключительного права третьего лица, хотя и ограниченный в обороте. Необходимо учитывать, что в режиме государственной тайны находится значительная часть информации о секретах производства военного назначения, в том числе используемой в ходе ВТС. Из-за того что секретные (в смысле отнесения к государственной тайне) РИД не могут составлять ноу-хау, они не охраняются и нормами межправительственных соглашений об охране интеллектуальной собственности в сфере ВТС. Предлагается внести изменения в статью 1465 ГК РФ, заменив слова «обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны» на слова «обладатель таких сведений принимает разумные по обстоятельствам меры по обеспечению их конфиденциальности». Понятия конфиденциальности информации, а также обеспечения конфиденциальности информации раскрываются в статьях 2, 9, 16, 17 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», в статье 3 Федерального закона от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ «О коммерческой тайне». Такой подход был воспринят Исследовательским центром частного права при подготовке Концепции совершенствования раздела VII Гражданского кодекса Российской Федерации «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», размещенного на сайте «Российской газеты» 7 февраля 2012 года <6>, однако реализован в законе пока не был. ——————————— <6> URL: http:// www. rg. ru/2012/ 02/07/gk-site-dok. html.

Введение РНТД в оборот при экспорте продукции военного назначения

Ряд проблем связан со спецификой урегулирования отношений с Российской Федерацией при введении РНТД в оборот при экспорте продукции военного назначения. Норма подпункта «г» пункта 6 Положения о порядке лицензирования в Российской Федерации ввоза и вывоза продукции военного назначения, утвержденного Указом Президента Российской Федерации N 1062, в совокупности с нормами Постановления Правительства Российской Федерации от 29 сентября 1998 года N 1132 обязывает предприятия заключать лицензионные договоры в случае, когда у Российской Федерации нет исключительных прав, что входит в явное противоречие с нормами главы 69 ГК РФ, поскольку согласно пункту 1 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах. Предлагается изменить указанные нормы, исключив обязанность экспортера ПВН заключать лицензионный договор до получения лицензии на вывоз продукции.

Порядок взимания платежей при вовлечении РИД в гражданско-правовой оборот

Действующий Порядок взимания платежей в соответствии с лицензионными договорами, заключаемыми при вовлечении в гражданско-правовой оборот результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения, и их предельных размеров, утвержденный Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 21 марта 2008 года N 72 (далее — Порядок взимания платежей), содержит в формуле для расчета лицензионного платежа в качестве множителя долю государства в правах на РИД. Общедоступной или утвержденной органом государственной власти методики расчета этой доли не существует. В результате предприятия, понуждаемые к заключению так называемого лицензионного договора нормами упомянутых подзаконных нормативных актов, лишены реальной возможности участвовать в формировании и согласовании цены договора. Предлагается разработать методику расчета доли прав государства в правах на РИД и принять ее совместным приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, Министерства обороны Российской Федерации и Министерства промышленности и торговли Российской Федерации.

Распоряжение правами государства на РИД военного назначения при поставках для федеральных нужд

Не урегулированы в соответствии с потребностями оборота отношения по распоряжению правами государства на РИД военного назначения при поставках для федеральных нужд. Дело в том, что существенная часть поставок продукции военного назначения осуществляется в рамках экспортной части государственного оборонного заказа, финансируется из бюджета Российской Федерации и является поставками, осуществляемыми для государственных нужд. Между тем Порядок взимания платежей не предусматривает освобождения от лицензионных платежей за использование РИД для государственных нужд. Это положение Порядка взимания платежей не только не оправдано экономически (государство самому себе перечисляет лицензионные платежи), но и не вполне соответствует (в смысле аналогии закона) законодательству Российской Федерации по следующим основаниям. В соответствии с пунктом 5 статьи 1373 ГК РФ, если патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному контракту для государственных нужд, получен совместно на имя исполнителя и Российской Федерации, государственный заказчик вправе предоставить безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование таких изобретений, полезной модели или промышленного образца в целях выполнения работ или осуществления поставок продукции для государственных нужд, уведомив об этом исполнителя. Отношения по распоряжению правами Российской Федерации на РИД, не являющимися объектами патентных прав, в целях использования таких РИД для выполнения работ или осуществления поставок продукции для государственных нужд прямо законом не урегулированы. Предлагается внести изменения в Порядок взимания платежей для его приведения в соответствие с подходами части 4 ГК РФ к регулированию сходных отношений по использованию патентных прав Российской Федерации на РИД.

Литература и информационные источники

1. Путин В. В. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета. Столичный выпуск. N 5708 (35). 2. Постановление Правительства Российской Федерации от 23 января 2004 года N 41 «Об утверждении примерных государственных контрактов на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по государственному оборонному заказу» (с изменениями от 22 августа 2005 года, 17 августа 2010 года). 3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ. 4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четве ртая): Федеральный закон от 18 декабря 2006 года N 230-ФЗ. 5. Постановление Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2009 года N 342 «О некоторых вопросах регулирования закрепления прав на результаты научно-технической деятельности». 6. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30 ноября 2001 года N 1607-р «Основные направления реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности». 7. Пиленко А. А. Право изобретателя. М.: Статут, 2001. 8. Постановление Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 года N 1024 «О внесении изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2009 года N 342». 9. Федеральный закон от 19 июля 1998 года N 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами». 10. Указ Президента Российской Федерации от 10 сентября 2005 года N 1062 «Вопросы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами». 11. Федеральный закон от 21 декабря 2001 года N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества». 12. Письмо Министерства имущественных отношений Российской Федерации от 6 июня 2002 года N АБ-2/10099 «О приватизации имущественных комплексов федеральных государственных унитарных предприятий Минимущества России». 13. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2012 года N 09АП-30236/2011-ГК по делу N А40-8391/11-51-64. 14. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 декабря 2010 года N КА-А40/14541-10(А) по делу N А40-20554/10-84-53. 15. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2012 года N 09АП-31156/2011-ГК по делу N А40-30750/11-26-233. 16. Федеральный закон от 5 апреля 2011 года N 61-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами». 17. Указ Президента Российской Федерации от 26 ноября 2011 года N 1548 «О внесении изменения в Положение о порядке осуществления военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 10 сентября 2005 г. N 1062». 18. Федеральный закон от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ «О коммерческой тайне». 19. Федеральный закон от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». 20. Сайте «Российской газеты». URL: http:// www. rg. ru/ 2012/ 02/07/ gk-site-dok. html. 21. Постановление Правительства Российской Федерации от 29 сентября 1998 года N 1132 «О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения» (с изменениями от 14 декабря 1999 года, 15 декабря 2000 года, 16 апреля, 7, 14 июня, 24 сентября 2001 года). 22. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 21 марта 2008 года N 72 «Об утверждении Порядка взимания платежей в соответствии с лицензионными договорами, заключаемыми при вовлечении в гражданско-правовой оборот результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения, и их предельных размеров».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *