О соотношении юрисдикционной и неюрисдикционной форм защиты прав и законных интересов членов семьи

(Прокошкина Н. И.) ("Семейное и жилищное право", 2011, N 1) Текст документа

О СООТНОШЕНИИ ЮРИСДИКЦИОННОЙ И НЕЮРИСДИКЦИОННОЙ ФОРМ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ <*>

Н. И. ПРОКОШКИНА

-------------------------------- <*> Prokoshkina N. I. On correlation of jurisdiction and non-jurisdiction forms of protection of rights and legitimate in terests of members of family.

Прокошкина Надежда Ивановна, старший преподаватель кафедры гражданского процесса ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права".

В статье дается анализ соотношения юрисдикционной и неюрисдикционной форм защиты прав и законных интересов членов семьи, приводятся возможные варианты соотношений.

Ключевые слова: формы защиты, права и законные интересы, члены семьи.

In clause the analysis of a parity of legal and not legal forms of protection of the rights and legitimate interests of members of family is given, possible variants of parities are resulted.

Key words: forms of protection, the right and legitimate interests, members of family.

Известно, что материальный закон выделяет несколько основных способов защиты цивилистических прав и обязанностей (ст. 12 ГК РФ), список которых не является исчерпывающим и подлежит расширительному толкованию с учетом того требования, что ни один примененный в реальности способ не должен расходиться с действующими правовыми положениями. С данными способами, охватывающими определенный правовой порядок или образ действий заинтересованных субъектов цивилистических правоотношений, корреспондируют формы защиты прав и законных интересов, т. е. некие внешние проявления указанных значимых действий. Традиционно в юридической литературе выделяют две основные формы защиты прав, характерные для всех цивилистических отраслей права (в том числе семейного права), - юрисдикционную и неюрисдикционную. Основное различие между ними, как правильно подчеркивает А. Н. Кожухарь, заключается в том, что защита прав и законных интересов в юрисдикционной форме осуществляется различными государственными и общественными органами, с присущим каждому из них процессуальным либо процедурным режимом деятельности; в то время как защита прав посредством неюрисдикционной формы протекает в рамках спорного (бесспорного) материального правоотношения и претворяется в жизнь самими сторонами, участвующими в нем <1>. -------------------------------- <1> См.: Кожухарь А. Н. Право на судебную защиту в исковом производстве. Кишинев, 1989. С. 13.

Говоря о неюрисдикционной форме, ученые и практики, как правило, отмечают, что она выражается в виде самозащиты нарушенных прав и законных интересов <2>. Вместе с тем думается, что названная форма обладает более объемным содержанием, или спектром, правовых проявлений, поскольку субъекты правоотношений без обращения к компетентным государственным органам могут прибегнуть не только к самозащите принадлежащих им прав, но наряду с этим использовать посредничество, переговоры, заключение различных соглашений и договоров, как прямо зафиксированных в законодательных нормах, так и не противоречащих их общему смыслу. -------------------------------- <2> См.: Грудцына Л. Ю. Комментарий к Семейному кодексу РФ (постатейный) / Под ред. А. Н. Головистиковой, Л. Ю. Грудцыной, В. А. Малышева, А. А. Спектор. М., 2008. С. 8 - 10.

В свою очередь, юрисдикционная форма предполагает общий (судебный), специальный (административный) и альтернативный порядок защиты прав и законных интересов <3>. В связи с чем М. А. Рожкова справедливо пишет: "В том случае, если субъект защиты не может сам эффективно осуществить защиту собственных субъективных прав <...> он вправе обратиться к уполномоченным органам, обладающим правом вынесения обязательного для сторон спора решения: суду общей юрисдикции, арбитражному суду, третейскому суду, в вышестоящую инстанцию, административный орган и т. п. Таким образом субъект защиты прибегает к применению так называемой юрисдикционной формы защиты прав. Обращение за защитой нарушенных (оспоренных) прав к государственным или иным уполномоченным органам (обращение к юрисдикционной форме защиты гражданских прав) допускается в предусмотренном законом порядке" <4>. -------------------------------- <3> См.: Базилевич А. И. Формы защиты субъективных гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ульяновск, 2002. С. 10 - 11. <4> Рожкова М. А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М., 2006. С. 3 - 4.

Это действительно так, причем из перечисленных выше порядков защиты прав и законных интересов наиболее важным и востребованным сегодня является судебный, в частности, проявляющийся в виде гражданской процессуальной деятельности. Объясняется данное обстоятельство отчасти тем, что именно суд как особый орган государственной власти обладает рядом дискреционных полномочий, с помощью которых видоизменяется содержание цивилистических правоотношений. Сказанное выше в одинаковой мере распространяется на носителей семейных прав и обязанностей, которые правомочны в целях защиты нарушенных либо оспоренных прав использовать как юрисдикционную, так и неюрисдикционную форму, что в процессуальной литературе описывалось достаточно подробно <5>. Между тем на страницах печати никогда не ставился и детально не исследовался вопрос о возможных вариантах соотношения юрисдикционной и неюрисдикционной форм защиты прав и законных интересов членов семьи. -------------------------------- <5> См.: Гордеюк Д. В. Некоторые общие положения семейного права и проблемы их применения // Юрист. 2005. N 7. С. 12 - 15; Зубарева О. А. Законодательство об обеспечении прав детей // Законность. 2005. N 6. С. 7 - 10 и др.

Если быть кратким, то изучение нормативных положений, закрепленных в Семейном кодексе РФ, показывает, что в большинстве действующих статей законодатель акцентирует внимание правоприменителя на той или иной конкретной форме защиты прав и законных интересов членов семьи. Так, в ст. 5 СК РФ подчеркивается, что в рамках неюрисдикционной формы защиты права и обязанности лиц, составляющих семью, могут быть урегулированы их добровольным соглашением даже при отсутствии прямого указания на это со стороны норм семейного права, но при условии, что достигнутые договоренности отвечают принципам гуманности, разумности и справедливости. Стало быть, a priori в области семейных правоотношений приоритетом обладает неюрисдикционная форма защиты соответствующих прав. При этом иногда последняя форма восполняется юрисдикционной, к примеру, на основании ч. 2 ст. 65 СК РФ все проблемы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию, исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. Одновременно родители (один из них) при наличии разногласий между ними вправе обратиться за разрешением имеющихся разногласий в орган опеки и попечительства или в суд. В отдельных случаях законодатель разрешает замещение неюрисдикционной формы юрисдикционной, примером чему может служить ч. 1 ст. 23 СК РФ. Напомним, что, согласно данной технически сложной норме, супруги вправе представить на рассмотрение органа правосудия соглашение о детях, но при его отсутствии, а также если такое соглашение нарушает интересы детей, суд самостоятельно принимает меры к защите их интересов в порядке гражданского судопроизводства. Следовательно, описанное соотношение юрисдикционной и неюрисдикционной форм защиты прав и законных интересов членов семьи в виде замещения конструируется законодателем по схеме: члены семьи вправе сами урегулировать возникший спор. Однако если этого не происходит либо выбранный вариант разрешения конфликтной ситуации объективно посягает на законные интересы несовершеннолетних, то органом правосудия по собственной воле вводится в действие юрисдикционная форма защиты прав. Еще одним способом соотношения означенных форм, как представляется, является комбинирование. К примеру, в силу ч. 2 ст. 38 СК РФ общее имущество супругов подлежит разделу между ними по их соглашению, при том, что по желанию супругов надлежащий договор может быть нотариально удостоверен, что свидетельствует о желании законодателя сориентировать субъектов семейных правоотношений на инициативную деятельность в контексте защиты принадлежащих им прав. Таким образом, необходимо сделать следующий вывод: в настоящее время соотношение юрисдикционной и неюрисдикционной форм защиты прав и законных интересов в области семейных правоотношений проявляется в следующих возможных вариантах - восполнение, замещение, комбинирование - первые два из них реализуются под воздействием принципов императивности и диспозитивности, последний осуществляется только исходя из начала свободы выражения воли.

------------------------------------------------------------------

Название документа