Меры семейно-правовой ответственности в виде лишения, ограничения в родительских правах. Возможность применения иных мер ответственности

(Соседова М. В.)

(«Вопросы ювенальной юстиции», 2011, N 3)

Текст документа

МЕРЫ СЕМЕЙНО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ,

ОГРАНИЧЕНИЯ В РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВАХ. ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ

ИНЫХ МЕР ОТВЕТСТВЕННОСТИ

М. В. СОСЕДОВА

Соседова М. В., судья Становлянского районного суда Липецкой области.

Согласно ст. 15 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, имеют право на особую защиту со стороны федеральных органов государственной власти, органов законодательной и исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления [2]. Государство гарантирует судебную защиту прав детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

При рассмотрении судебных споров, связанных с лишением и ограничением родительских прав, правовое положение ребенка весьма своеобразно. Статья 57 Семейного кодекса Российской Федерации гласит: «…учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам» [1]. Следовательно, если ребенок не достиг десяти лет, он фактически не является участником процесса, а несовершеннолетний, достигший десятилетнего возраста, хотя и опрашивается в суде, но правового статуса не имеет.

Следует также отметить, что правовой статус ребенка, чьи родители лишены родительских прав, в российском законодательстве более определенен. Эти дети имеют право на гарантии и льготы, они могут быть усыновлены другими лицами. Дети, чьи родители ограничены в родительских правах, зачастую обладают меньшими правами. Их родителям дают отсрочку для исправления. Если ограниченный в родительских правах гражданин по истечении 6 месяцев желает восстановить свои права, то он должен обратиться в суд с соответствующим иском. В случае нежелания родителя выполнять должным образом родительские обязанности орган опеки и попечительства вправе обратиться в суд с иском о лишении родительских прав. Однако законодатель не предусмотрел никакой ответственности в отношении самого органа опеки и попечительства, который может уклониться от контроля над поведением лица, ограниченного в родительских правах.

В итоге в течение 6 месяцев положение ребенка, чьи родители ограничены в родительских правах, фактически ничем не отличается от положения детей, чьи родители прав лишены. Таким образом, можно констатировать, что ограничение в родительских правах есть, в сущности, «временное лишение родительских прав» на определенный срок.

На наш взгляд, имеющихся в настоящее время мер семейного права явно недостаточно, ведь ребенок всегда хочет жить в семье, любит своих родителей, какими бы они ни были. Есть, правда, и такая мера, как отказ в удовлетворении иска о лишении родительских прав с одновременным предупреждением ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей и возложением на органы опеки и попечительства контроля над выполнением родителем родительских обязанностей [3]. Наверное, данная мера была бы более гуманной по отношению к детям, их родителям и семьям в целом, чем лишение и ограничение родительских прав. Однако она является наименее контролируемой и в случае осуществления ненадлежащего контроля со стороны органа опеки «воспитательный эффект» данной меры может быть сведен к нулю. Встает ряд вопросов. К примеру, как судья, рассмотревший дело, сможет убедиться в том, что орган опеки и попечительства надлежащим образом выполняет свои функции по контролю над поведением родителя, а в семье «бывшего» ответчика все благополучно? Как долго должен осуществляться этот контроль органом опеки и попечительства? Каковы предельные сроки? До какой степени возможен этот контроль со стороны органа опеки и попечительства, с тем чтобы это было действенной помощью, а не унижающей достоинство гражданина мелкой опекой? Включает ли данный контроль возможность посещения семьи гражданина или, может быть, уместны и необходимы такие меры, как прохождение родителем соответствующей программы реабилитации, посещение психолога, принятие участия в психотерапевтической группе, прохождение лечения от алкоголизма? Какие меры можно применить и как воздействовать в отношении родителя, который после рассмотрения дела и принятия решения об отказе в иске и возложении контроля на орган опеки и попечительства не желает что-либо глобально менять в своей жизни? И если судья убедится, что орган опеки и попечительства самоустранился после рассмотрения дела, какие меры суд может принять к данному неподотчетному органу, если гражданское дело в суде уже рассмотрено и частное определение не может быть вынесено, а письма не являются процессуальными документами, предусмотренными ГПК РФ?

На сегодняшний момент правового инструмента регулирования всех этих ситуаций, достаточно часто возникающих на практике, нет. В то же время отсутствие других мер семейно-правовой ответственности, альтернативных лишению и ограничению в родительских правах, приводит к динамике роста дел данной категории. Статистика показывает, что год от года наблюдается рост количества детей, чьи родители лишаются родительских прав или ограничиваются в родительских правах. Если в 1995 г. в России число детей, чьи родители лишены родительских прав, составляло 31 403, а число детей, чьи родители ограничены в родительских правах, — 6265, в 2005 г. их число составило соответственно 69 664 и 4212 человек, то в 2009 г. — 72 012 и 7645 человек. В долгосрочном периоде (с 1995 по 2009 г.) число случаев ограничения и лишения родительских прав увеличилось более чем в 2 раза. В среднем же ежегодно более 60 тысяч родителей проходят процедуру лишения родительских прав, в результате чего без родительского попечения остаются более 70 тысяч детей [4].

Вместе с тем существует некая закономерность между лишением родительских прав и ростом детской преступности. В 2004 и 2005 гг. Ювенальным судом города Таганрога проводилось исследование. Специалисты изучали социальное положение семей, в которых воспитывались несовершеннолетние, попавшие на скамью подсудимых. Как отмечает федеральный судья Ювенального суда города Таганрога С. В. Черчага, 52% детей воспитывались в неполных семьях, 51% детей проживали в семьях с крайне низким доходом, 18% детей не работали, не учились на момент совершения преступления, 16% несовершеннолетних ранее состояли на учете в ПДН ОМ УВД (КДНиЗП), 3,5% несовершеннолетних были ранее судимы [5].

Таким образом, судья, рассматривающий дело о лишении или ограничении родительских прав, прекрасно должен осознавать, что, применяя данные меры семейно-правовой ответственности, осуществляя юридически узаконенное отобрание ребенка у родителей с целью спасения жизни и здоровья малыша, тем самым он увеличивает риск ребенка быть втянутым в социально неблагополучные, криминальные слои общества.

Мы считаем, что необходимо внести изменения в Семейный кодекс Российской Федерации, введя новую меру семейно-правовой ответственности в виде предупреждения лица о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей с возложением дополнительных обязанностей (по выбору):

1) в течение 6 месяцев пройти обязательное лечение у нарколога от алкогольной или наркотической зависимости, пройти обязательный курс занятий у психолога (возможно, вместе с ребенком), возложить обязанность на гражданина по трудоустройству (при невозможности устройства на работу, следует постановка на учет в Центр занятости населения);

2) на срок до 6 месяцев возложить дополнительные ограничения в праве на самостоятельное распоряжение (без согласия органа опеки и попечительства) государственными пособиями, установленными для граждан, имеющих детей;

3) ограничение на срок до 6 месяцев в праве на льготы, установленные для граждан, имеющих детей.

При этом контроль над выполнением гражданином своих родительских обязанностей, а также возложенных на него дополнительных обязанностей и ограничений осуществляется в течение 6 месяцев органом опеки и попечительства по месту жительства гражданина. Орган опеки и попечительства в свою очередь должен быть подотчетен (в этой части своей деятельности) работнику районной (городской) прокуратуры, на которого возложены данные функции.

Эта мера существенно бы отличалась от предусмотренного в действующем законодательстве «отказа в иске с предупреждением». Во-первых, она являлась бы мерой ответственности, а не отказом в иске, во-вторых, указывала бы на то обстоятельство, что гражданином совершены виновные действия в виде невыполнения (уклонения от выполнения) родительских прав, в-третьих, имела бы воспитательное воздействие на родителя.

Данная мера семейно-правовой ответственности позволила бы ребенку находиться в семье, а органам опеки и попечительства и органам прокуратуры влиять на поведение родителя с целью создания в семье благоприятной обстановки в интересах ребенка.

На наш взгляд, только наличие альтернативной меры семейной ответственности сделает лишение родительских прав действительно исключительной и одновременно высшей мерой ответственности за виновное невыполнение родительского долга.

Литература

1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (в ред. от 23 декабря 2010 г.) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

2. Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (с изм. от 17 декабря 2009 г. N 326-ФЗ) // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3802.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. от 6 февраля 2007 г.) // РГ. N 110. 1998. 10 июня.

4. Дети в трудной жизненной ситуации: новые подходы к решению проблем. Доклад о положении детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, подготовлен Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. М., 2010. С. 18 — 19.

——————————————————————

КонсультантПлюс: примечание.

Статья С. В. Черчага «Становление ювенальной юстиции: вопросы гражданско-процессуального законодательства РФ (опыт Ростовской области)» включена в информационный банк согласно публикации — «Вопросы ювенальной юстиции», 2008, N 2.

——————————————————————

5. Черчага С. В. Становление ювенальной юстиции: вопросы гражданско-процессуального законодательства РФ (опыт Ростовской области). Тезисы выступления в Гос. Думе РФ 20 марта 2006 г. // URL: http:// www. juvenilejustice. ru/ documents/ doc3/ ss/ us5.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *