Становление института брака в России, государствах — участниках Содружества Независимых Государств и Балтии

(Трофимец И. А.) («Семейное и жилищное право», 2011, N 6) Текст документа

СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА БРАКА В РОССИИ, ГОСУДАРСТВАХ — УЧАСТНИКАХ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ И БАЛТИИ <*>

И. А. ТРОФИМЕЦ

——————————— <*> Trofimec I. A. Formation of the in stitute of marriage in Russia, states-members of the commonwealth of Independent States and Baltic States.

Трофимец Ирина Александровна, доцент кафедры гражданского права ГОУ ВПО «Хабаровская государственная академия экономики и права», кандидат юридических наук.

В статье предпринята попытка показать в историческом аспекте становление института брака на постсоветском пространстве.

Ключевые слова: брак, семейное право, собственные правовые традиции, международные стандарты, иностранное влияние.

In the article author undertakes attempt to show formation of marriage’s institute on the post-Soviet territory in the historical aspect.

Key words: marriage, family law, own law traditions, international standards, foreign influence.

Необходимо отметить, что развитие семейного права на территории государств бывшего СССР, в частности по вопросам брака, подвержено, во-первых, влиянию собственных традиционных положений, во-вторых, воздействию международных стандартов в этой сфере общественных отношений, и в-третьих, заимствованию зарубежного опыта. В результате последней постсоветской кодификации семейное право сформировано как самодостаточная отрасль права с присущими ей предметом, методом, принципами и функциями правового регулирования, включающая в себя определенные правовые институты, особое место среди которых занимает институт брака. Это общая тенденция для семейного права всех государств — участников СНГ и Балтии. Разумеется, у отдельных народов и в разные эпохи становление права связано с национальными особенностями территорий, однако общие закономерности в значительной мере совпадают в истории большинства народов мира. Генезис права занимал целые эпохи, испытывал различные внешние влияния. Многие нормы современного семейного права в сфере брака не только схожи, но и имеют общие исторические корни: моногамия, минимальный брачный возраст, запрет на брак лиц, страдающих психическим расстройством здоровья, недопущение инцеста и др. Несмотря на длительную историю существования данные правила не утратили своей важности и значимости в области регулирования брачных отношений. Эти положения брачного права сформировались почти одновременно на территории различных государств. Последнее свидетельствует не только об общем происхождении и началах, на которых возникло и развивалось брачное право в различных правовых пространствах, но и о возможности унификации, происходящей в результате интенсивной конвергенции мировых правопорядков. Достоверно воспроизвести картину формирования института брака на территории современных государств невозможно в связи с тем, что их границы постоянно менялись, так что судить о процессе развития права в России, других государствах — участниках СНГ и Балтии можно лишь с определенной долей условности. Сведения о регулировании брачных отношений до X в. фрагментарны и немногочисленны. Бесспорно, что первыми источниками права были обычаи, особенно это характерно для брачно-семейной сферы. Первыми писаными источниками древнерусского права считают договоры Руси с Византией. С принятием славянскими народами христианства начинается рецепция византийского права, основанного на канонических представлениях о браке и семье. В Киевской Руси действует Номоканон — это византийские сборники церковных правил и императорских указов. Одна из редакций Номоканона была положена в основу древнерусской Кормчей книги (XIII в.) — основного источника религиозного права в средневековой Руси. Было введено церковное венчание. Осуждалось заключение браков по традиционным обрядам язычников (обряд «у воды»). Венчанию предшествовало обручение (помолвка), которое связывало жениха и невесту. А также устанавливался брачный возраст, вводились запреты на брак с близкими родственниками, не допускались браки при наличии духовного «родства», закрепились принципы моногамии и свободы заключения брака, ограничивалось число браков (не более трех), появился институт свидетелей при совершении венчания, усложнялось расторжение брака. Однако эти нововведения не искоренили всех пережитков язычества. В XVI в. брачно-семейные отношения, кроме того, регулировались Домостроем. Домострой — это сборник правил, советов и наставлений по всем направлениям жизни человека и семьи, включая общественные, семейные, хозяйственные и религиозные вопросы. Ученые прослеживают связь Домостроя с более ранними сборниками поучений и «слов», как славянских — «Измарагд», «Златоуст», «Златая цепь», так и западных — «Книга учения христианского» (Чехия), «Парижский хозяин» (Франция) и др. Домострой не являлся правовым актом, он лишь систематизировал и оформил сложившиеся в то время морально-этические нормы поведения и нравоучительные тексты. Большие перемены в регулировании брачно-семейных отношений произошли в период возникновения империи и реформ Петра I. Усиливается роль светского законодательства. Добровольность вступления в брак перестает носить декларативный характер. Устанавливается запрет на брак душевнобольных («дураков»). Помолвка утрачивает юридическое значение. Ограничивается максимальный возраст вступления в брак — это 80 лет. Христиане разных конфессий получили возможность сочетаться брачными узами. В эпоху империи ужесточаются запреты на брак родственников и свойственников, повышается брачный возраст, независимо от возраста брачующихся вводится обязательное получение согласия родителей на брак. Венчанию предшествовало оглашение. Для состоящих на гражданской или военной службе обязательно получение разрешения начальства на брак. Лицам, осужденным за двоебрачие, запрещалось вступать в брак. Вместе с тем мусульманам, населявшим Россию, разрешалось вступать в полигамные браки. В состав Российской империи входили Остзейские губернии (Прибалтика), Малороссия, Белоруссия, Царство Польское, Бессарабия, Северный Кавказ, Великое Княжество Финляндское, Закавказье, Казахстан, Средняя Азия и др. Практически на всех территориях действовало собственное брачное законодательство, признанное и подтвержденное российским правительством с присоединением их к империи. Остзейские губернии (Курляндия, Лифляндия, Эстляндия) по брачно-семейным вопросам применяли Свод местных законов, который воспроизводил римские источники, местные узаконения и сложившиеся обычаи. Самобытность положений о браке была слишком велика <1>. ——————————— <1> См.: Нольде А. Э. Очерки по истории местных гражданских законов при графе Сперанском. Вып. 2. Кодификация местного права Прибалтийских губерний. СПб., 1914.

На территории Бессарабии (Бессарабия вошла в состав Российской империи в 1812 г.) в сфере брака действовали шестикнижие Константина Арменуполы (книга Арменуполы), которое представляло собой перевод с греческого, а также краткое собрание законов Андроника Донича (книга Донича) и соборная грамота Молдавского господаря Александра Маврокордского. Принятое позже Гражданское изложение княжества Молдавского господаря Скарлота Каллимаха не получило силы закона <2>. ——————————— <2> См.: Даневский П. Об источниках местных законов некоторых губерний и областей России. СПб., 1857.

Вплоть до 1920-х годов на территории современного Казахстана господствовала система обычного права (адат). Оно существовало преимущественно в устной форме, что было естественно при почти сплошной неграмотности населения. Обычное право отличалось архаичностью и противоречивостью, его нормы соответствовали потребностям патриархального общества кочевников-скотоводов. Наиболее значительная до присоединения Казахстана к России кодификация обычаев была предпринята при Тауке-хане (1680 — 1718 гг.). Созданная им Жеты-Жаргы (Семь уложений) не была писаным правом, а представляла собрание устных пословиц и изречений, которые обязан был знать каждый бий-судья, старшина и аксакал казахских родов, отделений и аулов. Нормы обычного права, в том числе и Жеты-Жаргы, постоянно пополнялись и видоизменялись в процессе судебной деятельности ханов, султанов и особенно биев-судей, решения наиболее авторитетных из которых становились обязательными прецедентами <3>. ——————————— <3> См.: Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / Отв. ред. А. Я. Сухарев. М., 2003.

В Средней Азии применялось Туркестанское положение, которое в области регулирования брачных отношений отсылало к обычаям киргизов. Достоверно нет информации о том, когда на среднеазиатских территориях было принято мусульманство. Влияние шариата стали отмечать с XVI в. Позже, в XIX в., Средняя Азия оказалась под воздействием русского законодательства. Однако мусульманские порядки в брачно-семейной сфере закрепились: женитьба — это обычная сделка, а не таинство; выбор жены зависел от воли отца жениха; обязательны помолвка и калым; после смерти мужа жена оставалась в его семье, переходила к брату или другим родственникам; развод осуществлялся по произволу мужа <4>. ——————————— <4> Малышев Н. Обычное семейное право киргизов. Ярославль, 1902. С. 72.

В связи с разнообразием в правовом регулировании отношений возникали трудности в правоприменении <5>. Встал вопрос об унификации законодательства этих земель. Так появился Свод законов Российской империи — официальное собрание действующих законодательных актов Российской империи, расположенных в тематическом порядке. Первое издание 1832 г. и последующие издания 1842 и 1857 гг. состояли из 15 томов. Том X ч. 1 — это Свод законов гражданских в четырех книгах. Открывался Свод законов гражданских книгой о правах и обязанностях семейственных и делился на три раздела. Первый постановлял о союзе брачном. Известно, что союз этот главным образом имел значение нравственно-религиозное, и так как признавались различные религии, то различие вероисповеданий должно было, конечно, отразиться и в брачном праве. Действительно, в Своде законов под особой рубрикой представлялись определения о браках лиц православного исповедания — о вступлении в брак, о совершении брака, о доказательствах брачного союза и о прекращении брака — естественном и юридическом; особо излагались определения о браках лиц других христианских исповеданий между собой и с лицами православного исповедания, о браках раскольников и, наконец, отдельно — о браках нехристиан между собой и с христианами. Определив юридические отношения в брачном союзе, находившиеся под влиянием вероисповедания, законодательство переходило к правам, возникающим из супружеского союза независимо от религии, и давало о них определения, общие всем вероисповеданиям: сначала о личных, а потом об имущественных правах, вытекающих из супружеского союза <6>. ——————————— <5> Сложности отмечали в правовом регулировании и правоприменении не только по вопросам брака и семьи. <6> См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995.

История брачного права советского периода ведет свое начало с момента образования РСФСР, с принятия Декрета «О гражданскомъ браке, о детяхъ и о веденiи книгъ актовъ состоянiя» от 18 декабря 1917 г. <7> и Декрета «О расторжении брака» от 19 декабря 1917 г. <8>. В соответствии с первым Декретом независимо от религиозной принадлежности лиц заключение брака стало производиться органами записи актов гражданского состояния. Значительно упростились условия вступления в брак. Для расторжения брака достаточно было волеизъявления хотя бы одного из супругов. Дела о разводах были подведомственны местным судам. ——————————— <7> СУ РСФСР. 1917. N 1. Ст. 160. <8> СУ РСФСР. 1917. N 10. Ст. 152.

На территории других советских республик принимались аналогичные нормативные акты. Так, например, в г. Харькове 20 февраля 1919 г. Совет народных комиссаров Украинской ССР принял сразу три Декрета: «Об организации отделов записей актов гражданского состояния», «О гражданском браке и о ведении книг записи актов гражданского состояния», «О разводе» <9>. В целом украинские акты представляли собой аналоги российских. ——————————— <9> СУ УССР. 1919. N 12. Ст. 143 — 145.

В некоторых союзных республиках прямо применялись Декреты РСФСР. В 1918 г. началась кодификация семейного права. Первый кодекс — это Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве РСФСР (далее — КЗоАГС РСФСР) <10>. КЗоАГС РСФСР не только вобрал в себя прогрессивные положения первых декретов, но и существенно расширил правовое регулирование семейных отношений. Вплоть до 1926 г. отмечалось действие КЗоАГС РСФСР на других советских территориях. ——————————— <10> СУ РСФСР. 1918. N 76. Ст. 818.

В первые годы образования СССР была проведена вторая кодификация семейного законодательства — был принят Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. (далее — КЗоБСО РСФСР) <11>. В республиках принимались свои кодифицированные акты в сфере брака и семьи. Так, были приняты Кодекс законов о семье, опеке и браке УССР 1926 г., Кодекс законов о браке, семье и опеке БССР 1927 г. и др. ——————————— <11> СУ РСФСР. 1926. N 82. Ст. 612.

Семейно-правовые акты других республик (Азербайджанской, Армянской, Грузинской, Узбекской, Таджикской, Туркменской) представляли собой копии КЗоБСО РСФСР. На территории Казахской, Киргизской, Латвийской, Литовской, Эстонской республик прямо применялся КЗоБСО РСФСР. В Молдавской — Кодекс законов о семье, опеке и браке УССР. В истории правовые заимствования обычно связывают с политической, военной оккупацией или экономической колонизацией либо интерпретируют слабым развитием собственной юриспруденции. На наш взгляд, именно так можно было объяснить состояние права на советской территории. Кодекс РСФСР был использован в качестве модельного в большинстве республик, где принимали собственные семейные кодексы. Однако это не исключало существование определенных отличий в правовом регулировании по вопросам брака и семьи, что подчеркивает соблюдение собственных национальных традиций в этой сфере общественных отношений. Попытка унификации семейно-правовых норм была предпринята в 1968 г. На базе принятых Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье была проведена работа по принятию собственных семейных кодексов всех без исключения союзных республик. Так, 30 июля 1969 г. — Кодекс о браке и семье РСФСР, 20 июня 1969 г. — Кодекс о браке и семье Украинской ССР, 13 июня 1969 г. — Кодекс о браке и семье Белорусской ССР, 26 декабря 1969 г. — Кодекс о браке и семье Молдавской ССР, 26 декабря 1969 г. был принят Кодекс о браке и семье Азербайджанской ССР, 18 июля 1969 г. — Кодекс о браке и семье Армянской ССР, 18 июня 1970 г. — Кодекс о браке и семье Грузинской ССР, 6 августа 1969 г. — Кодекс о браке и семье Казахской ССР, 26 декабря 1969 г. — Кодекс о браке и семье Киргизской ССР, 25 августа 1969 г. — Кодекс о браке и семье Узбекской ССР, 19 июня 1969 г. — Кодекс о браке и семье Таджикской ССР, 25 декабря 1969 г. — Кодекс о браке и семье Туркменской ССР, 18 апреля 1969 г. — Кодекс о браке и семье Латвийской ССР, 16 июля 1969 г. — Кодекс о браке и семье Литовской ССР, 31 июля 1969 г. — Кодекс Эстонской ССР о браке и семье. После распада СССР на его территории сформировались новые государства, желавшие приобрести национальное законодательство и выстроить правопорядок на тех ценностях, которые им виделись приоритетными, но оказавшиеся в противоречии с принципами многолетнего советского единства. Отпала проблема единообразия советского семейного права, встала новая проблема — унификации семейного права новых независимых государств на постсоветском пространстве. При разработке новых семейных кодексов законодатели бывших союзных республик много внимания уделяли изучению зарубежного опыта. Вместе с тем многие принципы и методы, выработанные в советский период, сохранены в праве государств — участников СНГ и Балтии. Исключение составляет Латвия, на территории которой в 1992 г. было реставрировано досоветское семейное законодательство. Такая ситуация объясняется априорным неприятием всего советского, в том числе и опыта правового регулирования. Полагаем, что с точки зрения юридической техники и современных реалий семейный закон Латвии выглядит архаично <12>. ——————————— <12> См.: Свиб А. В. Гражданский закон Латвии 1937 г.: обзорная статья // Гражданский кодекс Латвийской Республики / Науч. ред. и предисл. Н. Э. Лившиц. СПб., 2001. С. 7 — 20.

По другому пути пошла Грузия <13>. На территории этого государства семейное законодательство изменено — заимствованы положения Германского гражданского уложения. Такая законодательная практика имеет положительные моменты: используется апробированный опыт; сокращаются сроки собственной кодификации. Следует заметить, что Грузия, отказавшись от советского права, тем не менее проявила преемственность, поскольку русское дореволюционное законодательство было построено на германских правовых нормах. ——————————— <13> В настоящее время это государство не является участником СНГ.

Страны СНГ и Балтии стремятся к суверенитету и независимости. Однако период увлечения правовой автономизацией прошел. И в настоящее время при создании национального законодательства, в частности, государства — участники СНГ стремятся унифицировать правовые нормы, в том числе и в сфере брачно-семейных отношений. С этой целью был создан специальный межгосударственный орган — Межпарламентская ассамблея (далее — МПА) государств — участников СНГ. Вместе с тем необходимо отметить, что в брачно-семейной сфере процесс унификации затруднителен, поскольку семейное право в отличие от других отраслей права обладает самобытностью. За все время деятельности МПА был разработан единственный семейно-правовой акт — Модельный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в государстве» 1999 г. Хотя, по нашему мнению, требуется гармонизация семейно-правовых норм государств — участников СНГ по вопросам заключения, прекращения, признания брака недействительным, имущественных отношений супругов, алиментных обязательств. Межнациональные браки и многонациональные семьи по-прежнему не редкость на постсоветском пространстве. Следующая тенденция развития современного института брака бывших советских республик — это приведение его в соответствие с международными нормами и принципами. Если анализировать соответствие национального брачного права отдельных государств положениям международного права, то можно сделать вывод, что основные стандарты прав и свобод человека в этой сфере отношений соблюдены. Соответствие отмечается по материальным условиям брака — необходимость добровольного согласия, свобода брака, в том числе предполагающая свободу не только вступления в брак, но и свободу его расторжения, установление брачного возраста, определение обстоятельств, препятствующих его заключению. Вместе с тем международные нормы допускают любые модели семьи (фактическое сожительство, полигамный брак, однополые партнерства). Международные нормы не связывают с правовой охраной семьи и брака наличие или отсутствие государственной регистрации матримониальных отношений, международное право не наделяет государственную регистрацию брака конститутивным значением. Однако в большинстве государств постсоветского пространства законодательство по этому вопросу индифферентно. Исключение составляет Украина, где нашли юридическое признание права фактических сожителей. Международное право — это часть любой современной внутренней правовой системы. Причем международное право регулирует как межнациональные и национальные отношения (международное публичное право), так и отношения между национальными правовыми системами (международное частное право). Активное взаимодействие международного и внутреннего права на современном этапе стали отмечать недавно. Так, в России с 1993 г. с принятием новой Конституции в национальную правовую систему включены общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Аналогичные положения содержатся в конституциях государств — участников СНГ и Балтии. Такую иерархию в праве (приоритет международно-правовых норм) можно объяснить процессами глобализации, человечество неуклонно движется по пути к более устойчивому и целостному мировому сообществу. Глобализация вообще имеет целью достижение добра и справедливости, представляя собой длительный, многовековой процесс усвоения человечеством позитивных идей всеобщего блага в различных областях общественных отношений: экономике, политике, социальной сфере и др., получивший нормативное закрепление как в международном праве, так и во внутреннем законодательстве отдельных государств <14>. ——————————— <14> См. о глобализации: Смирнова Е. С. Проблемы правового статуса иностранцев в условиях глобализации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2009.

Никем ни отрицается процесс гармонизации общих и национальных интересов. Бесспорно, внутренние правовые системы также влияют на развитие международного права: «Международные договоры и закрепленные в них нормы для… государств-участников представляют собой не «инородную» правовую материю, не «постороннее право», а такой продукт нормотворчества, в котором в той или иной степени (в зависимости от многих обстоятельств) воплощены государственные потребности» <15>. ——————————— <15> Игнатенко Г. В. Международное и советское право: проблемы взаимодействия правовых систем // Советское государство и право. 1985. N 1. С. 74.

Основополагающее начало современного международного права — это принцип уважения прав человека и гражданина, посредством которого оно стремится установить компромисс между свободой и необходимостью. Главная обязанность современных государств, являющихся частью мирового сообщества и принявших на себя определенные международно-правовые обязательства, заключается во введении стандартов прав человека и гражданина во внутригосударственное законодательство и строгое их соблюдение, в частности, и по вопросам брака и семьи. Традиционные (точнее сказать, древние) положения внутреннего права не оправдывают невыполнение нынешних требований международного права. Так, уже отмечалось, что международные нормы не связывают с правовой охраной семьи и брака наличие или отсутствие государственной регистрации матримониальных отношений, международное право не наделяет государственную регистрацию брака конститутивным значением. Отказ от модернизации законодательства в связи с изменением общественных отношений вызывает больше нареканий, чем национальный восторг верности традиции. Институт брака формируется не только под международным воздействием, но и претерпевает влияние отдельных иностранных правопорядков. В настоящее время в целом отмечается тенденция к сближению и гармонизации семейного права государств, относящихся к различным правовым системам. Влияние иностранного права отмечается исторически. Зарубежный опыт еще и потому представляет особый интерес, что позволяет заимствовать прогрессивные положения иностранного права для совершенствования национального законодательства. Законы некоторых государств традиционно рассматриваются в качестве моделей, особенно в области частного, в том числе семейного, права, например Германское гражданское уложение, Французский гражданский кодекс. Применение сравнительного правоведения позволяет не только оценить эффективность и целесообразность национальных систем права, но и увидеть общую основу права. Как утверждает Ж. Л. Бержель, глубинные уровни общественной жизни питаются от скрытых от внешнего взгляда корней, она протекает под знаком неосознаваемой преемственности <16>. Более того, он полагает, что в юридической среде, как вообще в жизни или в природе, «ничего не теряется бесследно, ничего не создается на голом месте, все преобразуется» <17>. Как справедливо отмечает А. А. Рубанов, все правовые системы современности связаны между собой, автор обосновывает теорию «открытого права» <18>. На наш взгляд, поскольку право — это есть высшая справедливость, несмотря на различие национальных культур, влияющих на конструирование объективного права, основные представления народов о добре и зле не могут существенно отличаться, не случайно и главные религиозные заповеди различных конфессий схожи (не убей, не укради, не прелюбодействуй и др.). Яркий пример интеграции — это право Европейского Союза. ——————————— <16> Бержель Ж. Л. Общая теория права. М., 2000. С. 206. <17> Там же. С. 206. <18> Человек и его время: жизнь и работа А. А. Рубанова. Рубанов А. А. Теория открытого права: отношения на международной арене. М., 2006. С. 369 — 381.

Также следует помнить, что иностранное право может непосредственно применяться на территории других государств в случаях, предусмотренных коллизионными нормами международных соглашений. Вообще же именно в брачно-семейной сфере отсутствует международная унификация материально-правовых норм, «здесь безраздельно господствуют коллизионные нормы, они отсылают к праву отдельных государств» <19>. Верно замечает М. М. Богуславский, что «для семейного права, как ни для какой другой области правового регулирования, характерны весьма существенные различия между правовыми системами различных государств» <20>. Объясняет такое положение ученый национальными особенностями, традициями, имеющими вековую историю, воздействием различных конфессий на институт брака. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <19> Богуславский М. М. Международное частное право. М., 2009. С. 474. <20> Там же. С. 474.

Существует мнение, что для суверенных государств унификация права в целом — это миф. Поскольку право, являясь частью национальной культуры, обусловлено менталитетом, особенностями мышления, поведения, навыков и привычек, характерных для нации (народа). Культура заложена в человеческой природе, являясь частью социума, индивид задумывается о своем поведении (возможном и должном), что может вызвать одобрение или неодобрение со стороны других членов общества. Право национально, оно берет свое начало в локальных культурах. Однако глобализация права возможна все-таки при сохранении правового плюрализма на региональном (национальном) уровне, в форме диалога различных систем права. Право вообще отличается такими противоречивыми признаками, как устойчивость и изменчивость. Так, А. Х. Саидов справедливо отмечает, что сближение и тесное взаимодействие правовых систем отнюдь не означает потерю самобытности, особенностей, традиций, свойственных каждой из них в отдельности, поскольку ссылки на «самобытность», «традиции», «особый путь» не могут оправдать такое состояние права страны, когда оно оказывается ниже основных мировых юридических стандартов, достигнутых человечеством к XXI в. <21>. В качестве примера ученый приводит право Европейского союза, находящееся в процессе гармонизации и унификации. ——————————— <21> Саидов А. Х. Сравнительное правоведение. М., 2005. С. 422.

В области брачных отношений следует обратить внимание на такие международно-правовые договоры, как Гаагская конвенция о заключении и признании действительности браков 1978 г., Гаагская конвенция о праве, применимом к режимам собственности супругов, 1978 г., Гаагская конвенция о признании разводов и решений о раздельном жительстве супругов 1970 г., Конвенция ООН о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков 1962 г., Нью-Йоркская конвенция о гражданстве замужней женщины 1957 г. и др. К сожалению, в указанных международных договорах Российская Федерация не участвует. Полагаем, что действие международных актов способствует совершенствованию внутреннего законодательства, а также участию в процессе унификации и гармонизации национального права. Полагаем, что право любого государства должно соответствовать основным международным стандартам по вопросам заключения и расторжения брака. Приведем некоторые примеры. Так, с точки зрения соблюдения прав человека представляются совершенно недопустимыми запреты на брак между людьми разной расы или разного вероисповедания (например, Индия) или возможность, предоставленная законодательством Йемена, опекуну выдать замуж несовершеннолетнюю девушку вообще без ее согласия, либо ограничения (особые условия) на брак с иностранцем (например, Туркменистан). И вместе с тем абсолютно справедливы положения ряда зарубежных государств, позволяющие брачующимся выбирать форму брака: гражданскую (государственная регистрация) или церковную, к их числу относятся Великобритания, Грузия, Испания, Италия, Португалия и др. Полагаем, что безальтернативная форма брака существенно ограничивает права лиц, вступающих в брак. Так, в Бельгии, Венгрии, Германии, Голландии, Дании, Норвегии, России, Украине, Франции и др. единственно возможной формой брака является его государственная регистрация. Предусматривается только церковная форма брака в Греции, Израиле, на Кипре. Представляются заслуживающими внимания и одобрения некоторые ограничения брачной правоспособности, установленные иностранными государствами. Это касается в первую очередь женщин, повторно вступающих в брак, они могут сочетаться брачными узами только по истечении определенного периода времени после расторжения брака или смерти мужа, поскольку такое ограничение направлено на исключение споров об отцовстве будущего ребенка (в странах Ближнего Востока). На наш взгляд, целесообразен институт помолвки (обручения), известный отдельным правопорядкам (например, Германии, Латвии, Литвы и др.), поскольку позволяет брачующимся не только тщательно обдумать столь серьезный шаг в своей жизнь, как заключение брака, но и предупредить возможные имущественные споры на случай отказа одного или обоих помолвленных заключить брак. С точки зрения Н. Н. Вознесенской, в современном мире с углублением процессов глобализации в праве большинства стран происходят изменения, которые постепенно приводят к сокращению в их праве национальной составляющей <22>. Хотя Н. Н. Вознесенская пишет о сфере действия гражданского права, представляется актуальным ее высказывание к области брачно-семейных отношений, поскольку заключение смешанных браков российских граждан с гражданами стран СНГ и Балтии не сокращается после распада СССР, что ставит отечественную юриспруденцию перед необходимостью изучения и анализа зарубежного законодательства. ——————————— <22> Вознесенская Н. Н. Юридические лица в международном частном праве России и ЕС // Правоведение. 2009. N 3. С. 165.

В настоящее время семейное законодательство стран — членов СНГ и государств Балтии в целом приведено в соответствие с нормами национальных конституций, международными стандартами и евразийской правовой традицией и представлено следующими внутренними актами: Семейный кодекс РФ 29 декабря 1995 г., Семейный кодекс Украины 10 января 2002 г. <23>, Кодекс Республики Беларусь о браке и семье 9 июля 1999 г. <24>, Семейный кодекс Республики Молдова 26 октября 2000 г., Семейный кодекс Республики Армения 9 ноября 2004 г. <25>, Семейный кодекс Азербайджанской Республики 28 декабря 1999 г. <26>, Гражданский кодекс Грузии 15 октября 1998 г. <27>, Закон о браке и семье Республики Казахстан 17 декабря 1998 г. <28>, Семейный кодекс Киргизской Республики 30 августа 2003 г. <29>, Семейный кодекс Республики Узбекистан 30 апреля 1998 г. <30>, Семейный кодекс Республики Таджикистан 10 ноября 1998 г. <31>, Закон о браке и семье Республики Туркестан 12 июня 2007 г., Гражданский кодекс Латвийской Республики 23 января 1937 г. <32>, Гражданский кодекс Литовской Республики 18 июня 2000 г. <33>, Закон Эстонии о семье 19 ноября 2009 г. <34>. ——————————— <23> Семейный кодекс Украины от 26 декабря 2002 г. (в ред. 2010 г.) // Ведомости Верховной Рады. 2002. N 21 — 22. Ст. 135; Ведомости Верховной Рады. 2010. N 46. Ст. 539. <24> Кодекс о браке и семье Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. в ред. 19.07.2005 // Национально-правовой портал Республики Беларусь. <25> Семейный кодекс Республики Армения от 8 декабря 2004 г. // Обзор законодательства государств — членов Содружества Независимых Государств и стран Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. I. М., 2008. <26> Семейный кодекс Азербайджанской Республики от 28 декабря 1999 г. // Обзор законодательства государств — членов Содружества Независимых Государств и стран Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. I. М., 2008. <27> Гражданский кодекс Грузии от 15 октября 1998 г. // Законодательный вестник Грузии. 1998. <28> О браке и семье: Закон Республики Казахстан от 17 декабря 1998 г. // Казахстанская правда. 1998. N 241. <29> Семейный кодекс Кыргызской Республики от 30 августа 2003 г. (в ред. 2005 г.) // Обзор законодательства государств — членов Содружества Независимых Государств и стран Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. II. М., 2008. <30> Семейный кодекс Республики Узбекистан от 30 апреля 1998 г. // Обзор законодательства государств — членов Содружества Независимых Государств и стран Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. III. М., 2008. <31> Семейный кодекс Республики Таджикистан от 13 ноября 1998 г. (в ред. 2006 г.) // Обзор законодательства государств — членов Содружества Независимых Государств и стран Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. I. М., 2008. <32> Гражданский кодекс Латвийской Республики от 28 января 1937 г. (в ред. 2006 г.). Часть первая: Семейное право // Обзор законодательства государств — членов Содружества Независимых Государств и стран Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. III. М., 2008. <33> Гражданский кодекс Литовской Республики от 18 июля 2000 г. Часть третья: Семейное право // Обзор законодательства государств — членов Содружества Независимых Государств и стран Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. III. М., 2008. <34> О семье: Закон Эстонской Республики от 18 ноября 2009 г. // Государственный вестник. III 2009, 15, 154.

Полагаем, что участие в международно-правовых договорах, изучение, а в ряде случаев и заимствование прогрессивных положений иностранного права, будут способствовать дальнейшему совершенствованию института брака России, государств — участников СНГ и Балтии без ущерба самобытности правового регулирования данной сферы общественных отношений.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *