Права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, как самостоятельный институт Российского семейного права

(Кривошеева М. А.) («Адвокат», 2012, N 11) Текст документа

ПРАВА ДЕТЕЙ-СИРОТ И ДЕТЕЙ, ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ, КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКОГО СЕМЕЙНОГО ПРАВА

М. А. КРИВОШЕЕВА

Кривошеева Мария Анатольевна, стажер адвоката Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы, адвокатская контора N 25, соискатель кафедры гражданского права Российского государственного университета туризма и сервиса.

М. А. Кривошеева рассматривает соотношение объема прав детей, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, особенности и сложности их реализации, а также специфику способов и методов их защиты.

Ключевые слова: дети-сироты; дети; оставшиеся без попечения родителей; усыновление; опека; защита прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Rights of orphan children and children without parental support as an independent institute of modern Russian family law M. A. Krivosheeva

Trainee lawyer, Interregional Bar Association of the Moscow City, law office N 25, competitor of the chair of Civil law of the Russian State University of Tourism and Service M. A. Krivosheeva (e-mail: vorobey-m@mail. ru) considers the ratio of volumes of children’s rights and rights of orphan children and children without parental support, peculiarities and complexities of their implementation, as well as specifics of ways and methods of their defence.

Key words: orphan children; children without parental support; adoption; care; defence of rights of orphan children and children without parental support.

В последние годы как ученым-теоретикам, включившим в сферу своих интересов область семейного права, так и юристам-практикам, работающим в прокуратуре, судах, комиссиях по делам несовершеннолетних, органах опеки и других органах, становится все более очевидной актуальность темы защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в современной России. Сама система охраны ребенка и защиты его прав начала формироваться после Второй мировой войны в рамках Организации Объединенных Наций. Именно ООН создала универсальный свод законов по правам человека, гарантирующий соблюдение прав человека во всех сферах общественной жизни. Именно ООН стала вводить в действие механизмы защиты и соблюдения прав человека вообще и прав детей в частности <1>. ——————————— <1> Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. N 45. Ст. 955.

В российском законодательстве нормы, посвященные правам несовершеннолетних, появились в 1990 г. Российская Федерация стала участницей Конвенции ООН о правах ребенка, в связи с чем потребовалось привести законодательство в соответствие с требованиями данной Конвенции. Благодаря этому в СК РФ 1996 г. появились нормы, защищающие личные и имущественные права несовершеннолетних, что явилось новеллой законодательства, поскольку в КоБС РСФСР 1969 г. <2> таких норм не было. Ребенком в соответствии с п. 1 ст. 54 СК РФ признается лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия). Аналогичное по сути определение дается в правовой норме ст. 1 Конвенции ООН о правах ребенка. ——————————— <2> КоБС РСФСР 1969 г. Свод законов РСФСР. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1993. С. 43.

Вместе с тем, на наш взгляд, существуют и иные обстоятельства, которые серьезно влияют на обеспечение прав ребенка. Если любой ребенок «ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения» <3>, то ребенок-сирота или ребенок, оставшийся без попечения родителей, еще больше нуждается в такой защите, и его права и свободы могут попираться чаще и грубее в силу его правового статуса. ——————————— <3> Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. N 45. Ст. 955.

Впервые легальное определение ребенка-сироты и ребенка, оставшегося без попечения родителей, в Российской Федерации было дано в Федеральном законе от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Значение этой новеллы сложно переоценить. Следует отметить, что данный нормативный акт впервые в истории российского семейного права сформулировал легальное, а не доктринальное определение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, что, несомненно, положительным образом повлияло на правоприменительную практику и облегчило применение норм, защищающих права и свободы указанных выше субъектов правоотношений. Кроме того, он определил перечень обстоятельств, в которых ребенок чаще всего сталкивается с нарушением прав, гарантированных Конвенцией о правах ребенка (и следовательно, в связи с этим требует дополнительных средств и способов защиты своих прав и законных интересов), а также указал иные не описанные в Конвенции трудные жизненные ситуации, в которых детям необходима особая защита с целью соблюдения их основополагающих прав и законных интересов, например: дети, оставшиеся без попечения родителей; дети-инвалиды; дети с ограниченными возможностями здоровья; дети — жертвы вооруженных и межнациональных конфликтов и другие категории. При более подробном анализе норм права, регламентирующих права и законные интересы детей, становится очевидно, что: — применение ряда правовых норм, регламентирующих права и законные интересы детей, невозможно к таким категориям лиц, как дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей; — большинство правовых норм имеют существенную специфику способов и методов защиты как в теоретическом и законодательном аспектах, так и в правоприменительной практике; — дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, имеют дополнительные права, законные интересы и обладают дополнительными гарантиями при осуществлении прав и свобод. В научной литературе распространенной является позиция, согласно которой объем прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, равен объему прав детей вообще. Например, А. Ю. Томилов в работе «Защита прав и интересов несовершеннолетних лиц, находящихся под опекой и попечительством», опираясь в том числе на исследования Г. Ш. Черновой и Б. А. Булаевского, утверждает, что объем прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достаточно полно проанализирован, изучен и совпадает с объемом прав несовершеннолетних <4>. Однако данный подход может быть подвергнут серьезной критике. Объем прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также их тип, род, механизмы реализации этих норм, методы правового регулирования данных правоотношений позволяют говорить нам о том, что права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, являются самостоятельным, комплексным институтом права, имеющим существенные особенности в отличие от института права ребенка, включающим в себя нормы ряда отраслей, таких как семейное право, гражданское право, административное право, жилищное право и др. ——————————— <4> Томилов А. Ю. Защита прав и интересов несовершеннолетних лиц, находящихся под опекой и попечительством: Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.14, 12.00.03. М., 2001. С. 63 — 66.

Одним из важнейших прав ребенка является его право жить и воспитываться в семье, закрепленное в ст. 54 СК РФ. Оно включает в себя несколько составляющих и заключается в обеспечении ребенку со стороны государства возможности жить и воспитываться в семье, поскольку в ней он, прежде всего, получает физическое и духовное развитие, находит поддержку и понимание, именно семья выступает перед государством гарантом полного, всестороннего, комплексного осуществления прав ребенка. Поэтому к основным принципам регулирования семейных отношений СК РФ относит приоритет семейного воспитания детей. И если для всех детей защита и охрана данного права, гарантируемые государством, не имеют своей специфики, то в отношении рассматриваемой нами категории детей (дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей) осуществление данного права на практике сталкивается со значительными сложностями, зачастую начиная с момента рождения ребенка. Согласно ст. 124 СК РФ «усыновление или удочерение (далее — усыновление) является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие». Если усыновление по тем или иным причинам невозможно (родители не лишены родительских прав, не написали добровольное согласие на усыновление), орган опеки и попечительства совместно с кандидатами в опекуны (попечители), приемные родители выбирает семейную форму устройства, наиболее полно защищающую интересы конкретного ребенка. Согласно официальной статистике Министерства образования и науки РФ из 107378 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на 31 декабря 2010 г. в семьи российских граждан было передано 75,8 тыс. детей; из них 11,1 тыс. — на усыновление; 64,7 тыс. — под опеку (попечительство), в том числе 13,6 тыс. — в приемные семьи, 0,5 тыс. — на патронатное воспитание, а 3,4 тыс. усыновлены иностранными гражданами <5>. Таким образом, на конец 2010 г. 28,1 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лишены гарантированного законодательством права жить и воспитываться в семье. На 31 декабря 2011 г. эта цифра составила 23,8 тыс. детей <6>. ——————————— <5> http://www. usynovite. ru/statistics/2010/ <6> http://www. usynovite. ru/statistics/2011/2/

Ряд ученых следуют устоявшейся в отечественной юриспруденции концепции защиты прав несовершеннолетних как деятельности государства, направленной на решение «восстановительных задач — на восстановление нарушенного права, обеспечение исполнения юридической обязанности» <7>, следуя теории естественного права, где права и свободы человека неотъемлемы и принадлежат каждому от рождения. Исследуя же вопрос защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вообще и рассуждая о праве ребенка жить и воспитываться в семье, праве проживать со своими родителями и получать от них заботу, на наш взгляд, следует говорить о том, что меры государственных органов по устройству его в семью путем усыновления, опеки (попечительства), приемную семью или патронат носят компенсаторный характер. ——————————— <7> Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 280.

Исходя из буквального толкования норм Конвенции о правах ребенка, СК РФ, Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» можно сделать вывод о том, что устройство ребенка в замещающую семью не восстанавливает его утраченное право, а лишь стремится компенсировать его. При применении усыновления как формы устройства такая компенсация прав ребенка (право жить и воспитываться в семье, право на совместное проживание с родителями, право получать от них заботу и т. п.) носит максимальный характер, поскольку на усыновленного ребенка согласно норме российского права (п. 1 ст. 137 СК РФ) распространяются все те же нормы права, что и на биологических детей. Усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению <8>. ——————————— <8> Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. М. Кузнецовой. М.: БЕК, 1996. С. 164 — 165.

Вместе с тем их права все же нельзя признать полностью восстановленными, поскольку биологически ребенок все же имеет других родителей, хотя в большинстве случаев и утрачивает правовую связь с ними (исключение составляет п. 3 ст. 137 СК РФ), кроме того, нормы Конвенции о правах ребенка, а также ряд норм СК РФ (ст. ст. 54, 55, 58) регулируют права ребенка именно в отношении биологических родителей. Сравнительный анализ прав и законных интересов ребенка, находящегося под опекой, попечительством и в приемной семье показывает, что, с одной стороны, государство вводит субсидиарные, дополнительные гарантии защиты прав данной категории лиц (например, право на содержание и дополнительные денежные средства, воспитание в семье опекуна (попечителя), заботу со стороны опекуна (попечителя), совместное проживание с опекуном (попечителем) и т. п.), а с другой — далеко не все базисные права, установленные СК РФ и Конвенцией о правах ребенка, реализуются при передаче детей под опеку, попечительство, в приемную семью. Ребенок-сирота и ребенок, находящийся без попечения родителей, в ряде случаев не может общаться с биологическими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками: при нахождении под опекой, попечительством или в приемной семье, если орган опеки признает такое общение не соответствующим интересам ребенка. Вместе с тем в законодательстве Российской Федерации не существует норм, позволяющих ребенку гарантировать право на общение с небиологическими родственниками (родными детьми, родителями, братьями, сестрами опекунов, попечителей, приемных родителей). Очевидно, что при проживании длительное время в небиологической семье у ребенка чаще всего складываются теплые, родственные отношения не только с законными представителями, но и с другими членами семьи, а также их родственниками. Таким образом, лишаясь права на общение с биологическими родственниками (в ряде случаев), ребенок не приобретает права на общение с родственниками опекунов, попечителей или приемных родителей. Такое положение не согласуется, как указывает М. В. Антокольская <9>, с судебной практикой Европейского суда по правам человека по применению ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на защиту личной и семейной жизни. ——————————— <9> Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2002. С. 194.

Семейная жизнь, дающая право на общение и после ее прекращения, возникает, по мнению Суда, не только из факта родства, но также из факта совместного проживания, а иногда и из тесного общения с ребенком, не связанным с совместным проживанием. Таким образом, исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы. 1. Применение ряда правовых норм, регламентирующих права детей, невозможно для такой категории лиц, как дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей (право знать своих родителей для усыновленных детей, право жить и воспитываться в семье для детей, находящихся в учреждениях на полном государственном обеспечении и др.). 2. Большинство правовых норм, регулирующих защиту прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеют существенную специфику способов и методов защиты как в теоретическом и законодательном аспектах, так и в правоприменительной практике. 3. Права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, являются самостоятельным комплексным институтом права, имеющим существенные особенности в отличие от института права ребенка вообще.

Библиография

Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. 355 с. Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2002. 336 с. КоБС РСФСР 1969 г. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. М. Кузнецовой. М.: БЕК, 1996. 512 с. Конвенция о правах ребенка // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. N 45. Ст. 955. Свод законов РСФСР. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1993. С. 43. Томилов А. Ю. Защита прав и интересов несовершеннолетних лиц, находящихся под опекой и попечительством: Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.14, 12.00.03. М., 2001. 193 с. Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // Российская газета. 1996. 27 декабря. http://www. usynovite. ru/ statistics/2010/. http://www. usynovite. ru/ statistics/2011/2/.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *