Детство без жестокости и насилия: защита и помощь

(Галлямов Н. А.)

(«Вопросы ювенальной юстиции», 2010, N 3)

Текст документа

ДЕТСТВО БЕЗ ЖЕСТОКОСТИ И НАСИЛИЯ: ЗАЩИТА И ПОМОЩЬ

Н. А. ГАЛЛЯМОВ

Галлямов Н. А., директор государственного бюджетного специального учебно-воспитательного учреждения закрытого типа для детей и подростков с девиантным поведением «Республиканская специальная общеобразовательная школа», г. Казань.

Изменение экономических отношений в России повлекло за собой ряд существенных перемен в социальной жизни общества. Образовались новые социальные группы и новые социальные отношения. Страдающими группами стали наиболее слабые — дети и престарелые. Многие дети проживают в семьях с доходами ниже прожиточного минимума. В них дети не только лишены полноценного питания, но и становятся обузой семьи и получают характеристику «лишних».

Одним из показателей психологической безопасности детей в обществе является их защищенность от насилия. Под насилием понимается такое физическое, психическое, духовное воздействие на ребенка, которое понижает его нравственный, психический и жизненный статус (в том числе правовой и социальный), причиняя ему физические, душевные и духовные страдания, а также угроза такого воздействия. Это ведет к формированию у ребенка патологических черт характера или нарушению развития его личности.

Насилие наряду с алкоголизмом и наркоманией постепенно становится нормой поведения, передающейся от одного поколения к другому. Наблюдается рост насилия в семье и молодежной субкультуре. Дети становятся членами различных неформальных групп, таких, как панки, эмо, скинхеды, готы и т. д. Психологи отмечают, что молодые люди под влиянием такого «узкоспециализированного» коллектива деградируют, причем порой до такой степени, что начинают представлять опасность для других людей, не поддерживающих их взгляды и идеологию.

Боязнь насилия — один из наиболее часто встречающихся страхов и опасений у детей и их родителей; она может служить причиной школьных неврозов, дезадаптации, повышенной тревожности и негативного отношения к образовательной среде школы. Насилие всегда в действительности является весьма разрушительным. Психологические последствия насилия сказываются на всех уровнях функционирования личности. Они вызывают нарушения в познавательной сфере, проявляются в виде тревожных и депрессивных переживаний, формируют негативные представления, отражаются на поведении и взаимодействии с другими людьми, приводят к стойким личностным изменениям.

Именно подросток становится чаще всего жертвой насилия, так как он пребывает на границе между двумя мирами — миром детей и миром взрослых. При этом ни один из миров не принимает подростка как полноправного участника. У возникающих в подобных случаях у подростков осложненных форм поведения две причины: особенности социальной ситуации развития и индивидуальные особенности. В первом случае это трудное детство, насилие в семье, жестокое обращение с подростком, проживание в неблагополучных семьях, вплоть до криминальных, нахождение в чужом социальном окружении, во втором — внушаемость, нарушение привязанностей, заниженная или завышенная самооценка, склонность к алкоголизму, воровству и др.

По данным МВД РФ (Обращение МВД РФ и Общественного совета при МВД России // Право и жизнь. 2007. N 5/46. С. 24, 25), с каждым годом растет число безнадзорных и беспризорных подростков. По приблизительным подсчетам, в нашей стране более 700 тысяч детей-сирот, 2 миллиона подростков неграмотны, более 6 миллионов несовершеннолетних находятся в социально опасном положении, что приводит к отрешенности детей от нормальной жизни.

Снижение жизненного уровня, изменения привычного уклада жизни и нравственно-ценностных взглядов населения, а также ослабление воспитательных возможностей школы сыграли ключевую роль в возникновении серьезных деформаций в семейной сфере, вызвали распад семейных и родственных связей, социальное сиротство, рост жестокости и насилия в семье, безнадзорность и беспризорность. Крайне неблагоприятные условия в семье непосредственно связаны с асоциальным поведением детей и подростков и представляют собой один из провоцирующих факторов их преступного поведения.

В Федеральном законе от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» несовершеннолетним, находящимся в социально опасном положении, называют лицо, которое вследствие беспризорности или безнадзорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его содержанию или воспитанию, либо совершает правонарушения или антиобщественные действия.

Из года в год увеличивается количество детей и подростков, воспитывающихся в различных государственных учреждениях, а именно в домах ребенка, детских домах, школах-интернатах и т. д. Следует отметить, что у большинства этих несовершеннолетних имеются родители, которые либо лишены родительских прав, либо уклоняются от их воспитания, либо вообще от них отказались. Оказавшись на улице, они пополняют ряды беспризорных и, как правило, вовлекаются в употребление алкогольных напитков, наркотических и психотропных веществ, а также втягиваются в совершение преступных деяний.

Совершая общественно опасные деяния, подростки, не достигшие возраста уголовной ответственности, направляются в специальные учебно-воспитательные учреждения для ресоциализации подростка на первом этапе, реабилитации — на втором и создания условий для его дальнейшей позитивной адаптации в обществе — на третьем этапе.

Одна из таких школ закрытого типа была открыта в Казани в декабре 2002 г. В школе находятся подростки от 11 до 17 лет. Все они — жертвы психологического насилия, а многие из них — жертвы жестокого обращения в семье и на улице.

Вызывает тревогу число родителей, жестоко обращающихся с детьми, не выполняющих свои конституционные обязанности по заботе о детях и их воспитанию. По состоянию на 1 января 2009 г. на учете в ПДН состояли 4169 родителей, отрицательно влияющих на детей, из которых 3360 поставлены на учет в 2008 г. В I квартале 2009 г. состояли на учете 4182 неблагополучных родителя (за аналогичный период 2008 г. на учете состоял 4061 родитель). За первый квартал 2009 г. направлено 209 материалов в суд на лишение родителей родительских прав (в 2008 г. 175 материалов). По состоянию на май 2009 г. возбуждено 33 уголовных дела, а по ст. 156 УК РФ всего рассмотрено в суде с вынесением обвинительного приговора 19 уголовных дел.

Сравнительный анализ сведений о семьях воспитанников РСОШ

за 2005 — 2008 гг.

Тип семьи Количество/%

2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г.

Сироты 6/11% 2/4% 4/7% 4/8%

Оставшиеся без попечения родителей 13/23% 9/16% 10/19% 13/27%

Есть оба родителя 4/7% 20/36% 23/43% 12/24%

Есть один родитель (один родитель 34/59% 24/44% 17/31% 20/41%

умер или родители находятся в разводе)

Итого воспитанников: 57 56 54 49

Аналитическая справка.

Сравнительный анализ типологии семей воспитанников, прибывших в РСОШ, показывает, что за 2005 — 2007 гг. уменьшалось число сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Большую часть составляли воспитанники, прибывшие из полных семей. Начиная с 2006 г. наметилось увеличение количества семей, находящихся в социально опасном положении (т. е. семей, в которых вследствие безнадзорности ребенок находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни), где родители несовершеннолетних не исполняют свои обязанности по их воспитанию, обучению и содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними.

В 2007 г. число воспитанников, имеющих статус сирот и социальных сирот, увеличилось незначительно, продолжает увеличиваться количество воспитанников, имеющих двух родителей, но оба родителя злоупотребляют спиртными напитками, при этом они не лишены родительских прав. Ранее большая часть воспитанников были из семей, где один родитель злоупотребляет спиртными напитками, на данный момент статистика показывает, что алкоголизм становится семейной традицией.

В 2008 г. наблюдается рост детей, оставшихся без попечения родителей, при этом есть единичные факты поступления детей из приемных семей с последующим расторжением договора об образовании приемной семьи. Кроме того, увеличился приток воспитанников, воспитанных одинокими матерями, которые находятся в разводе и вынуждены заниматься материальным обеспечением семьи.

Попадая в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, дети вновь оказываются в психотравмирующей для них ситуации. Поэтому в таких школах особенно важна роль администрации, основная задача которой — организация и обеспечение психологической безопасности, которая рассматривается как защищенность жизни, здоровья, прав и свобод, чести и достоинства воспитанников, а также как защита общественного порядка и спокойствия, духовных ценностей, прав и свобод учебного учреждения и его нормальной деятельности. Типовым положением школы определены службы, которые обеспечивают реабилитационное пространство:

— служба медико-психолого-социального сопровождения;

— служба обеспечения воспитательного процесса;

— служба обеспечения учебно-производственного процесса;

— служба обеспечения учебного процесса;

— служба режима;

— административно-хозяйственная служба.

Деятельность всех служб пронизана деятельностью, способствующей выработке адаптивных форм поведения воспитанников, обеспечивающей возможности и модели безопасного поведения, основанного на опыте научения новым отношениям.

Специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа должно для подростка стать школой социально-педагогической поддержки. Опыт работы специалистов школы показывает, что довольно часто у детей происходят срывы поведения, они проявляют агрессивность, склонны к побегам. Психологическая травма, полученная ребенком, меняет направленность подростка в связи с изменением значимой для него социальной ситуации. Отсюда следует, что для создания эффективных программ позитивной реабилитации каждого воспитанника необходимо базироваться на личностно ориентированном подходе.

Однако, несмотря на индивидуальность подростков, существует некий скелет реабилитационного пространства, который обеспечивает психологическую безопасность воспитанника:

— создание ситуаций успеха;

— восстановление физического здоровья;

— мотивация на здоровый образ жизни;

— формирование профессионально-трудовых навыков;

— приведение в соответствие образовательного статуса с возрастной нормой;

— проведение мероприятий по социальной защищенности ребенка (восстановление социального статуса, обеспечение пакетом документов, работа с семьями, взаимодействие с организациями и службами, занимающимися работой с семьей и подростками, правовое просвещение);

— социально-психологическое обучение (воздействие, направленное на помощь в усвоении эффективных способов и приемов взаимодействия, свободных от проявления психологического насилия, создающее социально-психологическую умелость, реализующее принцип развивающего воспитания и защищенности личности и обеспечивающее поддержку в решении возрастных, жизненных и профессиональных проблем).

Очень важно смоделировать среду, где личность каждого была бы востребованна и функционировала, где ребенок чувствовал бы с первого шага свою защищенность от всех форм насилия.

Организация учебно-воспитательного процесса в РСОШ предполагает в первую очередь ресоциализацию, коррекцию и реабилитацию каждого воспитанника школы. Для этого необходимо выполнение ряда условий:

— изучение социума и поведенческих особенностей каждого подростка до поступления в школу;

— анализ полученных данных и изучение возможностей подростка для создания ситуаций успешности воспитанника;

— решение медицинских проблем ребенка;

— постановка перед воспитанником целей и задач и обеспечение их мотивацией;

— максимальное решение его социально-бытовых проблем и коррекция психологических.

В школе созданы все условия для обеспечения процесса успешной социализации.

На территории школы расположены: спальный и учебный корпуса, банно-прачечный комбинат, футбольное и волейбольное поля, хоккейная коробка, две летние теплицы и одна круглогодичного использования, имеется пришкольный участок, на котором расположены огород, сад и клумбы. Есть спортивный зал, два тренажерных зала, комната релаксации, компьютерный класс, медпункт, столовая и актовый зал на 100 посадочных мест. Дополнительным образованием охвачены все дети: брейк-данс, кукольный, дзюдо, футбол, хоккей. Это дает высокие результаты. Только за истекший учебный год воспитанники школы заняли:

— 3-е место в Открытом международном турнире по восточным единоборствам «Маккаби»;

— 3-е место во Всероссийском турнире по мини-футболу среди детских домов и школ-интернатов, город Москва;

— 1-е место в отборочном этапе Всероссийских соревнований Приволжского федерального округа по мини-футболу среди детских домов и школ-интернатов;

— 3-е место в региональном турнире по борьбе дзюдо, г. Йошкар-Ола;

— 3-е место в IV Республиканском туристическом слете палаточных лагерей;

— 1-е место в Республиканском фестивале детского творчества в номинации «Неожиданная сказка»;

— 2-е место в Республиканском турнире по баскетболу среди детских домов и интернатов на кубок Общества «Динамо» в рамках Всероссийской программы «Динамо — детям России»;

— 2-е место на соревнованиях VII летней спартакиады РТ по боксу;

— 3-е место в первенстве РТ по борьбе дзюдо;

— 1-е и 2-е места в городских соревнованиях по армрестлингу;

— 3-е место в турнире по футболу на приз «Кожаный мяч», г. Казань;

— 2-е место в турнире по хоккею на приз «Золотая шайба», г. Казань.

Школа является победителем Всероссийского смотра-конкурса на лучшую постановку массовой физкультурно-спортивной работы с детьми, подростками и молодежью по месту жительства, учебы среди детских домов, школ-интернатов за 2007 г. (Приказ от 19 мая 2008 г. N 256 Федерального агентства по физической культуре и спорту).

Эти результаты доказывают возможность ресоциализации и позитивной социализации подростка, который совершал преступления.

Кроме того, наставниками школы являются знаменитые спортсмены — чемпионка Паралимпийских игр по лыжным гонкам, биатлону и армрестлингу И. В. Полякова, чемпион мира по боксу А. Хамматов, экс-капитан футбольного клуба «Рубин» С. Харламов, капитан футбольного клуба «Рубин» С. Семак, капитан баскетбольного клуба «Уникс» П. Самойленко, чемпион мира и Европы по хоккею среди ветеранов С. Столбун. Они делятся с нашими воспитанниками формулой успеха, проводят с ними совместные тренировки и мастер-классы. Своим примером они помогают поверить воспитанникам школы в свои силы и возможности, чтобы из гонимых, поруганных, никчемных и никому не нужных подростков они стали достойными личностями, уважающими себя и окружающих. Наш девиз — «Мы — люди».

Но есть отдельные случаи, когда в условиях школы невозможно изменить направленность ребенка, потому что упущено время для коррекционных мероприятий с ребенком. В школу приходят подростки, имеющие до семи отказных материалов, прежде чем они направляются в учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, и тогда их уже поздно перевоспитывать, слишком глубоко ушли криминальные корни, потому что люди, несущие ответственность за судьбу ребенка, посчитали, что закрытая спецшкола не место для школьника, сбившегося с пути. К спецшколе по-прежнему относятся как к исправительной колонии. Единственное сходство — это то, что школа и колония — закрытые учреждения. Но при этом, помещая подростка в колонию для малолетних преступников, общество изолирует себя от него, так как он представляет собой угрозу для общества, а в случае со школой, наоборот, надо успеть изолировать ребенка от того социума, который у нас сейчас называется «трудная жизненная ситуация» и который представляет угрозу для ребенка. Наверное, люди, несущие ответственность за защиту прав детей, контролирующие соблюдение законности в соответствии с ювенальной юстицией, должны более детально и основательно проработать законы и статьи, служащие основанием для направления в школу для детей и подростков с девиантным поведением закрытого типа. Не надо дожидаться, когда пограничное отклоняющееся девиантное поведение подростка станет делинквентным и спецшкола уже мало что сможет изменить.

Имея статус закрытого учебно-воспитательного учреждения, школа считает невозможной полноценную реабилитацию воспитанников в полной изоляции от общества и общения с позитивно направленными сверстниками. Поэтому мы видим свою задачу в том, чтобы дать возможность ребенку быть в социуме, принимать участие в спортивных соревнованиях, культурно-массовых мероприятиях, оздоровительных и эколого-трудовых десантах. Так, например, воспитанники спецшколы посадили 183 тысячи саженцев сосны и ели на территории лесопарковой зоны города, с благотворительными концертами и подарками воспитанники РСОШ посетили 37 социальных приютов для детей и подростков, детских домов и социально-реабилитационных отделений для пенсионеров и инвалидов Республики Татарстан. За 2008 г. было 6133 человеко-выхода за территорию РСОШ, и при этом допущено только два самовольных ухода.

К сожалению, федеральные суды не учитывают при определении срока реабилитации начало и конец учебного года, жилищно-бытовые условия семьи и социально-психологическое состояние воспитанника, при этом ссылаясь на Уголовно-процессуальный кодекс. Почему? Ведь нашим воспитанникам для определения срока только 11 — 13 лет, т. е. они не достигли возраста уголовной ответственности. Когда суд определяет подростка в школу на один год, ребенок получает наказание, а не реабилитацию.

Также необходимо пересмотреть сроки нахождения подростка в спецшколе. Ни одна организация, занимающаяся подростком, включая суды, не может определить, сколько времени потребуется для реабилитации подростка. Только школа, проживая с ним каждый день и каждый миг, может указать тот час, когда ребенок прошел все необходимые этапы и готов жить дальше без участия служб сопровождения РСОШ. Для этого необходимо определять ребенка в спецшколу сроком более года (а лучше от двух до трех лет), учитывая окончание ступени образования и начало-конец учебного года. Это подтверждается практикой и статистикой школы: каждый пятый воспитанник нашей школы (в общей сложности 36) добровольно продлил через суд свое время пребывания в школе.

Одним из главных критериев эффективности работы РСОШ общество считает успешность постинтернатной адаптации выпускников. Они готовы делать что-то по-другому, они готовы жить по-другому. Но кто им в этом помог или поддержал? Дома он все так же не нужен, в школе, по прежним воспоминаниям, он — изгой. В школе нет ни социального педагога, ни педагога-психолога, которые могли бы вести его дальше. И кому же нужен наш изменившийся подросток? Улице! А в уличной компании его изменения никому не нужны, они только мешают…

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *