Демографическая функция права социального обеспечения

(Гусева Т. С.) («Журнал российского права», 2013, N 2) Текст документа

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ ПРАВА СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Т. С. ГУСЕВА

Гусева Татьяна Сергеевна, доцент кафедры правовых дисциплин Пензенского государственного университета, кандидат юридических наук.

Изучаются вопросы воздействия норм права социального обеспечения на демографические процессы, протекающие в России. Выдвигаются предложения по повышению эффективности правового регулирования отношений по социальному обеспечению граждан с учетом целей демографической политики.

Ключевые слова: демография, законодательство, социальное обеспечение, семья, пенсии, пособия, медицинская помощь.

Demographic function of the law of social security T. S. Guseva

The article is devoted to questions of influence of norms of the Social security law on the demographic processes proceeding in Russia. The author suggests ways to improve the legal regulation of social security of citizens with regard to the objectives of population policy.

Key words: demography legislation, social security, family, pension, benefits, medical aid.

Понятие функции права довольно полно исследовано правовой наукой. Некоторые ученые рассматривают функцию права как роль, которую оно выполняет в организации общественных отношений <1>, другие под функцией права понимают направления правового воздействия на общественные отношения <2>. Т. Н. Радько рассматривает функцию права в двуединстве роли (назначения) права в обществе и основных направлений его воздействия на общественные отношения, объединяя тем самым ролевой и деятельностный подход к пониманию функции права <3>. ——————————— <1> См.: Ткаченко Ю. Г. Методологические вопросы теории права. М., 1980. С. 34; Филимонов В. Д. Охранительная функция уголовного права. СПб., 2003. С. 50 и др. <2> См.: Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 191; Вопленко Н. Н. Сущность, принципы и функции права. Волгоград, 1998. С. 45 и др. <3> См.: Радько Т. Н. Функции социалистического права // Советское государство и право. 1977. N 5; Абрамов А. И. Понятие функции права // Журнал российского права. 2006. N 2. С. 80; Он же. Теоретические и практические проблемы реализации функций права. Самара, 2008. С. 43.

Развивая деятельностную характеристику функции права, А. И. Абрамов отмечает, что «основное ее назначение заключается в опосредовании связей между правом и объектами его воздействия — общественными отношениями, сознанием людей, иными фактами социальной действительности», и рассматривает функцию как способность к деятельности либо саму деятельность. Эта черта функции права проявляется в двух ее компонентах — роли и направлении воздействия, которые могут быть как «наличными», фактическими, так и возможными, потенциальными <4>. Функция права предстает как внутренне присущее праву явление, определяемое ролью (назначением) права в обществе, представляющее собой основное (главное) направление его воздействия на объективную реальность и выражающее связь права с иными явлениями социальной действительности <5>. ——————————— <4> См.: Абрамов А. И. Понятие функции права. <5> См.: Абрамов А. И. Теоретические и практические проблемы реализации функций права. С. 43.

Функции права неразрывно связаны с функциями государства, ведь последнее воздействует на общественные отношения в определенных правовых формах. Т. Н. Радько пишет, что «право осуществляет свои функции в соответствии с задачами государства, которое является политической силой, обеспечивающей нормальное функционирование права» <6>. Кризис в той или иной сфере общественных отношений заставляет государство соответствующим образом реагировать на него. Так, с развитием индустриального производства, увеличением неблагоприятного воздействия на окружающую среду у государства появилась новая функция — экологическая, что дало импульс к формированию природоохранного законодательства. Предпосылкой и условием актуализации определенной функции права выступают внешние факторы. Современная демографическая ситуация свидетельствует о необходимости правового воздействия на процессы, происходящие в обществе, а без выраженной в праве государственной воли демографическую проблему не решить. ——————————— <6> Радько Т. Н. Методологические вопросы познания функций права. Волгоград, 1974. С. 93.

Впервые в теории права демографическая функция в составе общесоциальных функций права была выявлена В. Н. Карташевым. Анализ демографической функции права в общетеоретическом аспекте позволил М. Т. Бадоеву определить ее как «относительно обособленное, прогрессивное направление гомогенного (однородного) юридического воздействия на сознание, волю и поведение людей, способное обеспечить оптимальную численность населения, установить такой режим его воспроизводства и миграционной подвижности, который бы полностью отвечал задачам государства и общества» <7>. ——————————— <7> Бадоев М. Т. Демографическая функция права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004.

Воздействие права социального обеспечения на демографические процессы — признанный факт в отраслевой науке. Однако, несмотря на исследования демографической функции права социального обеспечения в учебной и научной литературе <8>, потенциал этой отрасли права в решении демографической проблемы до настоящего времени не востребован в полной мере. ——————————— <8> См.: Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Право социального обеспечения России: Учебник. 3-е изд. М., 2004. С. 39; Право социального обеспечения России: Учебник / Под ред. К. Н. Гусова. 3-е изд. М., 2006. С. 12; Саликова Н. М. Роль права социального обеспечения в осуществлении демографической политики РФ: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1992.

Так как одними из главных проблем развития Российской Федерации остаются низкий уровень жизни и сильная дифференциация доходов, задачей демографической политики является сокращение масштабов бедности и неравенства. В условиях рыночной экономики у государства есть два способа воздействия на уровень жизни населения: 1) регулирование доходов, 2) система социальной защиты. При невозможности обеспечить высокий доход от занятости в виде оплаты труда возрастает востребованность инструментов социального обеспечения. Социальное обеспечение является эффективным механизмом противодействия неравенству, поскольку выступает способом перераспределения внутреннего валового продукта путем предоставления гражданам материальных благ в целях выравнивания их личных доходов при наступлении социальных рисков для поддержания их полноценного социального статуса <9>. ——————————— <9> См.: Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Указ. соч. С. 32.

В последние годы отечественная система социального обеспечения претерпела существенные изменения. В социалистическом обществе существовала единая государственная система социального обеспечения, соответствующая потребностям плановой экономики: государство являлось монопольным собственником средств производства и основным работодателем, гарантируя всеобщность социального обеспечения. В условиях рыночной экономики государство было вынуждено пересмотреть содержание основных организационно-правовых форм социального обеспечения: государственного социального обеспечения и социального страхования. На современном этапе, по утверждению Ю. В. Васильевой, право социального обеспечения стало эффективно сочетать три основные организационно-правовые формы: традиционное для страны государственное социальное обеспечение и новые — обязательное социальное страхование и государственную социальную помощь. Социальное страхование присутствовало в системе социального обеспечения в СССР, но в искаженном виде. Ему были присущи черты, характеризовавшие советскую модель социального обеспечения в целом (за исключением уплаты взносов в фонд социального страхования): безэквивалентность, уравнительность, обеспечительный характер <10>. ——————————— <10> См.: Васильева Ю. В. Кодификация российского законодательства о социальном обеспечении: теоретические и практические проблемы: Монография. Пермь, 2009. С. 216 — 217.

Система социального страхования, обеспечивая возмещение утраченного заработка застрахованным гражданам, служит цели увеличения продолжительности жизни и улучшения ее качества. Ведь в отличие от государственного социального обеспечения страховые механизмы позволяют соотносить выплаты с заработком застрахованного лица, а не ограничиваются удовлетворением жизненно необходимых потребностей. Несмотря на имеющийся потенциал, апробированный за рубежом <11>, социальное страхование в российской интерпретации функционирует крайне неэффективно. Замена единого социального налога взносами, непосредственно зачисляемыми в государственные внебюджетные фонды, произведенная в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования», не привела к совершенствованию страховых механизмов. Главным препятствием достижения цели возмещения утраченного заработка застрахованными лицами является ограничение базы для начисления страховых взносов на каждого застрахованного суммой 415 тыс. руб. в год, которая формируется нарастающим итогом. С выплат свыше этой суммы страховые взносы не взимаются. Это приводит к разрушению связи между суммой заработной платы и размером страхового возмещения. По замечанию М. Ю. Федоровой, «если уровень социально-страхового обеспечения будет одинаковым или даже более низким в сравнении с государственным социальным обеспечением, то преимущества страховой модели нивелируются, утрачиваются стимулы для экономической деятельности, которая должна обеспечивать не только стабильные высокие доходы в активный период жизни, но и достойное материальное обеспечение при наступлении страховых случаев» <12>. ——————————— <11> Первые законы об обязательном социальном страховании были приняты в Германии в 1880-х гг. Впоследствии системы социального страхования были введены в странах Европы и Латинской Америки. <12> Федорова М. Ю. Понятие социального страхования // Журнал российского права. 2001. N 1. С. 39.

Эффективная система социального страхования должна выражать согласованную волю сторон трудовых отношений (работников и работодателей). Однако состояние законодательства в этой области свидетельствует о доминировании интересов бизнес-сообщества (сокращение размера страховых платежей и, соответственно, уменьшение затрат на рабочую силу приводят к росту прибыли) в ущерб интересам застрахованных лиц (сокращение средств внебюджетных фондов в результате снижения размеров страховых платежей влечет снижение размеров пособий по временной нетрудоспособности для граждан, страховой стаж которых менее 6 месяцев; введение ограничений сроков выплаты пособий по временной нетрудоспособности в случае ухода за больным членом семьи; изменение порядка расчета среднего заработка при определении размера пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам и др.). На эффективности социальной защиты негативно отражается как растущее число работников, не охваченных системой социального страхования (имеются в виду случаи фактического осуществления трудовой деятельности без оформления трудовых правоотношений), так и распространение практики начисления «серой» заработной платы, когда страховые взносы уплачиваются не от всей суммы полученной работником платы за труд, а лишь от части, что приводит к снижению уровня социальных выплат при наступлении социальных рисков. Одним из способов преодоления идеологии социального иждивенчества может стать воплощение принципа солидарной ответственности работодателей и работников за уплату страховых взносов по системе социального страхования <13>. Доли страховых платежей работодателя и работника в разных странах различны, наиболее типичное их соотношение 2:1, но совместное участие работодателя и работника в таких платежах обязательно. В Западной Европе, например, нет ни одной страны, где работники полностью освобождены от уплаты страховых взносов. Поэтому стоит прислушаться к предложению М. Л. Захарова и Е. Г. Азаровой о восстановлении страхового взноса работников в размере 1% заработка, постепенном доведении его до 3 — 5% и одновременном снижении в такой же степени ставки взимаемого с заработка подоходного налога <14>. ——————————— <13> В Российской Федерации страховой взнос работника существовал до 2001 г. <14> См.: Захаров М. Л., Азарова Е. Г. Концепция развития законодательства о социальном обеспечении // Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т. Я. Хабриевой, Ю. А. Тихомирова. М., 2010. С. 405.

Важную роль в улучшении демографической ситуации выполняет институт обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве. Социальное обеспечение пострадавших на производстве минимизирует финансовые риски за счет пособий, страховых выплат, компенсаций, назначаемых и выплачиваемых при наступлении страховых случаев, содействует скорейшему восстановлению трудоспособности за счет обеспечения доступа к медицинской помощи. М. Ю. Федорова отмечает, что социальное страхование выполняет функции не только компенсации социального риска, но и предупреждения неблагоприятных последствий рисковой ситуации, подчеркивая, что «состояние охраны труда и техники безопасности на предприятии наряду со степенью профессионального риска может служить основанием для установления скидок или надбавок к страховым тарифам» <15>. ——————————— <15> Федорова М. Ю. Указ. соч. С. 38.

Также следует учитывать тенденцию демографического старения населения России: пенсионеры составляют значительную долю среди граждан и в ближайшей перспективе она будет увеличиваться. Сокращение в составе рабочей силы пожилых мужчин и женщин ведет к увеличению затрат на цели пенсионного обеспечения и принятию мер по увеличению продолжительности трудовой жизни. Международное бюро труда, определяя стратегию развития государств, отмечает, что «основная задача заключается в том, чтобы сформулировать в пенсионном законодательстве такие положения, которые позволяли бы людям прекратить свою трудовую деятельность в рациональном возрасте в экономическом и социальном отношении» <16>. ——————————— <16> МБТ: Занятость и социальная защита в новом демографическом контексте. Женева, 2010.

Нередко в качестве способа адаптации пенсионной системы к демографическим изменениям рассматривают повышение пенсионного возраста. Для этого в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) есть существенный демографический резерв: в большинстве из них ожидаемая продолжительность жизни при рождении для мужчин существенно превышает 70 лет, а женщин — 80. В России такого демографического резерва нет: продолжительность жизни составляет 62 и 74 года соответственно. В странах ОЭСР для лиц, достигших возраста 65 лет, ожидаемая продолжительность жизни для мужчин составляет 15 — 18 лет, женщин — 18 — 22 года, тогда как в России чуть выше 11 и 16 лет соответственно. В то же время период получения пенсии в нашей стране при ныне действующих возрастных границах (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) вполне адекватен западному: 14 лет и 23 года соответственно мужчины и женщины <17>. Эти данные позволяют сделать вывод, что повышение пенсионного возраста в России в настоящее время недопустимо, оно не согласуется с объективно существующими общественными отношениями. ——————————— <17> См.: Итоги пенсионной реформы и долгосрочные перспективы развития пенсионной системы Российской Федерации с учетом влияния мирового финансового кризиса. Аналитический доклад // URL: http://www. minzdravsoc. ru/docs/mzsr/insurance/6.

Проблему повышения продолжительности жизни нетрудоспособных граждан способен решить достойный уровень пенсионного обеспечения. Ю. В. Васильева отмечает, что фактический размер трудовых пенсий за последние годы заметно возрос, а относительный размер, определяемый как доля прежнего заработка (коэффициент замещения), по-прежнему не отвечает международным нормам о 40-процентном замещении и даже демонстрирует тенденцию к снижению <18>. Эта тенденция вызвана изменением норм пенсионного законодательства о расчете размера пенсии. «Новые правила исчисления пенсии неверны по своей сути, они не отвечают в полной мере природе обязательного социального страхования (заложенному в ней принципу солидарности, необходимости перераспределения ресурсов в пользу наименее обеспеченных участников), а также связанной с этим технике финансирования системы» <19>. Разделяя эту точку зрения, необходимо отметить, что перед российским законодательством не стоит задача достижения определенного уровня замещения прежних доходов, причем запутанность и сложность правил расчета пенсии не позволили бы ее решить. ——————————— <18> См.: Васильева Ю. В. Уровень пенсионного обеспечения в обязательном социальном страховании: сравнение российских и международных норм // Международное, российское и зарубежное законодательство о труде и социальном обеспечении: современное состояние (сравнительный анализ) / Под ред. К. Н. Гусова. М., 2011. С. 658. <19> Там же. С. 659.

Одним из социальных рисков, при наступлении которых гарантируется помощь государства, является бедность. Для 55 — 60% населения России необеспеченность — главная жизненная проблема. Основные причины бедствования многих наших сограждан заключаются в обесценении их труда, а также в безнравственно низком и социально опасном размере пенсий <20>. Поэтому институт государственной социальной помощи получает все большее развитие в системе права социального обеспечения. Т. В. Деркачева отмечает, что «государственная социальная помощь имеет все признаки самостоятельной организационно-правовой формы социального обеспечения. Во-первых, она распространяется на особых субъектов — малоимущие семьи и малоимущих одиноко проживающих граждан. Во-вторых, источниками финансирования служат бюджеты различных уровней. В-третьих, в рамках государственной социальной помощи предоставляются особые виды социальных выплат и услуг. В-четвертых, государственная социальная помощь назначается решением органа социальной защиты населения по месту жительства или месту пребывания малоимущего субъекта» <21>. В контексте демографического развития России значение института государственной социальной помощи состоит в предоставлении средств к существованию малообеспеченным гражданам, что позволяет им удовлетворять жизненно важные потребности, тем самым воздействуя на продолжительность жизни. ——————————— <20> См.: Беляева Л. А. Материальное неравенство в России. Реальность и тенденции // Социологические исследования. 2007. N 11. С. 34. <21> Деркачева Т. В. Правовое регулирование государственной социальной помощи (федеральный и региональный аспекты): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 156 — 157.

Негативное влияние на продолжительность жизни населения оказывает отсутствие доступа к необходимой медицинской помощи и финансовая недоступность для большинства граждан платных медицинских услуг, связанная с низким уровнем жизни. Отношения по оказанию бесплатной медицинской помощи традиционно включаются в предмет права социального обеспечения. В современных условиях оказание бесплатной медицинской помощи осуществляется за счет средств обязательного медицинского страхования и бюджетных ассигнований. Обязательное медицинское страхование охватывает все население России: за работающих граждан страховые взносы оплачивают работодатели, за неработающих (детей, пенсионеров, безработных) — органы местного самоуправления. Но это не гарантирует получение гражданами необходимого объема медицинской помощи бесплатно. Согласно действующему законодательству обязательное медицинское страхование обеспечивает всем гражданам РФ равные возможности в получении лекарственной и медицинской помощи лишь в объеме, предусмотренном программой обязательного медицинского страхования. Программа же не предусматривает всего спектра необходимых услуг и лекарственных средств, как следствие <22> — возникает необходимость их оплаты из собственных средств. Коммерциализация медицины приводит к тому, что многие граждане не в состоянии оплатить собственное лечение и лечение своих детей. Согласно опросам среди граждан, желающих израсходовать денежные средства на медицинские услуги, в среднем 43% не имеют для этого финансовых возможностей <23>. Это подрывает здоровье населения России, ведет к росту хронических заболеваний и увеличению числа инвалидов. ——————————— <22> Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации отмечает, что концептуальная проблема российского здравоохранения состоит в ориентации «на лечение лишь тех, на кого хватит средств в рамках некоей министерской программы». Подробнее см.: Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2009 год // Российская газета. 2010. 28 мая. <23> См.: Здравоохранение в России. 2009: Сб. стат. М., 2009. С. 360.

Ежегодно в России рождается порядка 628 тыс. больных детей, т. е. 37% от общего количества новорожденных. Недоношенными рождается около 5,3% детей. В 2008 г. на 1000 детей первого года жизни было зарегистрировано 2496,6 заболевания <24>. Как показывают данные прокурорских проверок, на местах в сторону уменьшения корректируются объемы и виды предоставленной медицинской помощи, составляются перечни платных услуг, оказываемых государственными и муниципальными лечебно-профилактическими учреждениями, происходит отмена льгот по лекарственному обеспечению, вплоть до ущемления прав на их получение детьми-инвалидами <25>. Но когда речь идет о здоровье детей, необходимо законодательно устанавливать дополнительные гарантии бесплатной медицинской и лекарственной помощи, в противном случае преодолеть тенденции высокой смертности и низкой продолжительности жизни населения не удастся. ——————————— <24> См.: Дети в России. 2009: Сб. стат. М., 2009. С. 26. <25> См.: Баранов А. А., Лапин Ю. Е. Охрана здоровья детей России // Гендерная экспертиза российского законодательства: теория и практика. Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания РФ. М., 2002. С. 124 — 125.

Система мер социального обеспечения, направленная на охрану материнства и поддержку семей с детьми, создает благоприятные социальные условия для рождения детей, улучшая демографическую ситуацию в стране. Меры по охране материнства включают медицинское обслуживание женщин в период беременности, во время и после родов, медицинскую помощь новорожденным детям, а также предоставление пособий по беременности и родам, которое возмещает женщине утраченный заработок в период нетрудоспособности в последние месяцы беременности и после родов. Между тем статистические данные (в 2008 г. на 1000 родов приходилось свыше 700 заболеваний, осложнивших роды <26>, 354 женщины умерли по причинам, связанным с осложнениями беременности, родов и послеродового периода) <27> указывают на необходимость повышения качества медицинской помощи в период ведения беременности и родовспоможения. ——————————— <26> См.: Здравоохранение в России. 2009: Сб. стат. С. 108. <27> См.: Дети в России. 2009: Сб. стат. С. 52.

Не менее важна и возможность осуществления ухода за ребенком в первые годы его жизни. Труд по воспитанию детей необходимо стимулировать средствами социального обеспечения. Для этого требуется решить проблему соразмерности социальных гарантий лицу, осуществляющему уход за ребенком, с позиции публичного интереса государства в выполнении воспитательной функции. Несмотря на предоставленную законом возможность ухода в отпуск одним из родителей либо лицом, их заменяющим, чаще этим правом пользуются женщины. Не случайно в Рекомендации ПАСЕ 741 (1974) «О правовом положении женщин» европейским государствам предлагается признать работу по дому экономической деятельностью, дающей право на получение социальных выплат. В российском законодательстве о социальном обеспечении этот прогрессивный принцип не воплощен в полной мере. Так, периоды отпуска по уходу за ребенком до трех лет не включаются в специальный стаж <28>, что ограничивает право граждан на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. В связи с изменением условий пенсионного обеспечения (необходимая продолжительность стажа служит юридическим фактом, порождающим право на пенсию, но не влияющим на ее размер) представляется целесообразным не только возложить на государство обязанность уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд РФ за период отпуска по уходу за ребенком <29>, но и обеспечить такой объем возмещения страховых взносов, который существенно увеличит размер будущей пенсии. ——————————— <28> Ранее (до 6 октября 1992 г. — даты вступления в силу Закона РФ от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР») законодательство позволяло засчитывать период нахождения женщины в частично оплачиваемом отпуске по уходу за ребенком до полутора лет или дополнительном отпуске без сохранения заработной платы до достижения ребенком возраста трех лет в специальный стаж. <29> См.: Федеральный закон от 21 марта 2005 г. N 18-ФЗ «О средствах федерального бюджета, выделяемых Пенсионному фонду Российской Федерации на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца отдельным категориям граждан».

Нормы права социального обеспечения направлены на защиту семьи, поддержка которой осуществляется с помощью различных видов социального обеспечения. Пенсии по случаю потери кормильца возмещают доход умершего кормильца и обеспечивают семью средствами к существованию. На материальную поддержку семей направлена система пособий гражданам, имеющим детей, однако, несмотря на их разнообразие, большинство пособий ориентировано на период от рождения ребенка до достижения им возраста полутора лет, хотя обязанность по воспитанию и содержанию детей лежит на родителях до тех пор, пока ребенок не достигнет совершеннолетия. В современных условиях неизбежна дифференциация социального обеспечения в зависимости от очередности рождения ребенка в семье. Подобные примеры имеются в действующем законодательстве (компенсационные выплаты за содержание ребенка в детских дошкольных учреждениях, пособия по уходу за ребенком до полутора лет и др.), видимо, эти механизмы должны получить дальнейшее развитие. Проявление заботы о семье до появления в ней ребенка соответствует как частным интересам семьи, так и публичным интересам государства в увеличении деторождения. Согласно медицинской статистике в России около 5,5 млн. супружеских пар страдают бесплодием <30>. С применением современных вспомогательных репродуктивных технологий <31> у этих граждан появляется реальная возможность стать родителями. Однако, учитывая низкий уровень жизни населения России, для многих бездетных семей высокая стоимость процедуры экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) является препятствием реализации репродуктивных установок. О. Филиппов отметил, что «в 2009 году субъектам Российской Федерации было выделено более 2,2 тыс. квот на проведение ЭКО. В 2010 г. эта цифра будет увеличена. Стоимость одной квоты, оплачиваемой федеральным бюджетом, составляет около 125 тыс. руб.» <32>. Однако потребность в проведении ЭКО превосходит число выделяемых квот, таким образом, срок наступления желанной беременности и родов отодвигается, а с увеличением возраста женщины возрастает риск осложнений беременности и родов и снижается вероятность рождения здорового потомства. ——————————— <30> См.: Чернуха Е. А., Кузьмичев Л. Н., Киндаров Л. Б., Васильченко О. Н. Беременность и роды у суррогатных матерей // Акушерство и гинекология. 2006. N 4. С. 23. <31> См.: Приказ Минздрава России от 26 февраля 2003 г. N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия». <32> URL: http://www. minzdravsoc. ru/health/child/54.

Отсутствие действенной системы социальной защиты населения России наряду с другими причинами является фактором, воздействующим на демографические потери от суицидов, по которым наша страна традиционно лидирует. Несмотря на потенциальные возможности профилактического воздействия, законодательство о социальном обеспечении устраняет лишь последствия. Безусловно, позитивно следует оценить отмену законодателем ограничения на назначение трудовой пенсии в случае смерти кормильца в результате умышленного нанесения вреда своему здоровью, установленного в судебном порядке <33>. Ведь авторитетные специалисты с момента принятия Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» критиковали это нововведение, отмечая огромные масштабы суицида в России (около 60 тыс. самоубийств в год) и недопустимость лишения трудовой пенсии десятков ни в чем не повинных детей <34>. Однако в законодательстве по-прежнему сохранились положения, лишающие права на пенсию нетрудоспособных членов семьи умершего кормильца в случае наступления его смерти в результате совершения им умышленного уголовно наказуемого деяния, установленного в судебном порядке. Считаем, что применение принципа «объективного вменения» в отношении нетрудоспособных членов семьи умершего по меньшей мере негуманно, а перевод детей умершего кормильца на социальную пенсию вместо заработанной им трудовой недопустим, учитывая страховую природу трудовых пенсий. ——————————— <33> См.: Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) в связи с принятием Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования». <34> См.: Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Указ. соч. С. 290 — 291; Захаров М. Л., Тучкова Э. Г., Савостьянова В. Б. Пенсионный кодекс РФ. Проект. М., 2008. С. 168.

Развитая система социального обеспечения является одним из факторов, определяющих движение миграционных потоков населения в межгосударственном масштабе (наряду с имущественными гарантиями, уровнем оплаты труда, простотой процедуры получения вида на жительство и гражданства). Наличие серьезных проблем и противоречий практически в каждом институте права социального обеспечения влечет необходимость дальнейшего осмысления возможностей этой отрасли права для достижения стратегической цели демографической политики.

Библиографический список

Абрамов А. И. Понятие функции права // Журнал российского права. 2006. N 2. Абрамов А. И. Теоретические и практические проблемы реализации функций права. Самара, 2008. Алексеев С. С. Общая теория права М., 1981. Т. 1. Бадоев М. Т. Демографическая функция права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004. Баранов А. А., Лапин Ю. Е. Охрана здоровья детей России // Гендерная экспертиза российского законодательства: теория и практика. Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания РФ. М., 2002. Беляева Л. А. Материальное неравенство в России. Реальность и тенденции // Социологические исследования. 2007. N 11. Васильева Ю. В. Кодификация российского законодательства о социальном обеспечении: теоретические и практические проблемы: Монография. Пермь, 2009. Васильева Ю. В. Уровень пенсионного обеспечения в обязательном социальном страховании: сравнение российских и международных норм // Международное, российское и зарубежное законодательство о труде и социальном обеспечении: современное состояние (сравнительный анализ) / Под ред. К. Н. Гусова. М., 2011. Вопленко Н. Н. Сущность, принципы и функции права. Волгоград, 1998. Деркачева Т. В. Правовое регулирование государственной социальной помощи (федеральный и региональный аспекты): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. Дети в России. 2009: Сб. стат. М., 2009. Захаров М. Л., Азарова Е. Г. Концепция развития законодательства о социальном обеспечении // Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т. Я. Хабриевой, Ю. А. Тихомирова. М., 2010. Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Право социального обеспечения России: Учебник. 3-е изд. М., 2004. Захаров М. Л., Тучкова Э. Г., Савостьянова В. Б. Пенсионный кодекс РФ. Проект. М., 2008. Здравоохранение в России. 2009: Сб. стат. М., 2009. Итоги пенсионной реформы и долгосрочные перспективы развития пенсионной системы Российской Федерации с учетом влияния мирового финансового кризиса. Аналитический доклад // URL: http://www. minzdravsoc. ru/docs/mzsr/insurance/6. МБТ: Занятость и социальная защита в новом демографическом контексте. Женева, 2010. Право социального обеспечения России: Учебник / Под ред. К. Н. Гусова. 3-е изд. М., 2006. Радько Т. Н. Методологические вопросы познания функций права. Волгоград, 1974. Радько Т. Н. Функции социалистического права // Советское государство и право. 1977. N 5. Саликова Н. М. Роль права социального обеспечения в осуществлении демографической политики РФ: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1992. Ткаченко Ю. Г. Методологические вопросы теории права. М., 1980. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации отмечает, что концептуальная проблема российского здравоохранения состоит в ориентации «на лечение лишь тех, на кого хватит средств в рамках некой министерской программы». Подробнее см.: Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2009 год // Российская газета. 2010. 28 мая. Федорова М. Ю. Понятие социального страхования // Журнал российского права. 2001. N 1. Филимонов В. Д. Охранительная функция уголовного права. СПб., 2003. Чернуха Е. А., Кузьмичев Л. Н., Киндаров Л. Б., Васильченко О. Н. Беременность и роды у суррогатных матерей // Акушерство и гинекология. 2006. N 4.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *