Международный гражданский процесс: определение места в системе науки и права

(Фатхуллина Л. В.) («Вестник гражданского процесса», 2013, N 5) Текст документа

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС: ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТА В СИСТЕМЕ НАУКИ И ПРАВА

Л. В. ФАТХУЛЛИНА

Фатхуллина Л. В., аспирантка кафедры экологического, трудового права и гражданского процесса Казанского (Приволжского) федерального университета.

Статья посвящена определению места международного гражданского процесса в системе юридической науки и правовой системе. Общепринятого определения МГП в науке не существует; равным образом и место МГП в системе права не является достаточно определенным. Международный гражданский процесс включает в себя комплекс вопросов, связанных с защитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц, порядком и особенностями рассмотрения в судах гражданско-правовых споров, осложненных иностранным элементом, является формой реализации гражданских прав и одновременно может осуществляться лишь как публичное правоотношение, охватывает комплекс международных и национальных процедур. Нормы международного гражданского процесса имеют иной предмет регулирования, чем нормы международного частного права: они регулируют не сами частные отношения, осложненные иностранным элементом, а деятельность суда по разрешению гражданских дел, в которых такой элемент присутствует.

Ключевые слова: международный гражданский процесс; международное частное право; определение международного гражданского права.

International civil procedure: determination of place in science and law L. V. Fatkhullina

Fatkhullina L. V., Postgraduate Student of the Department of Environmental, Employment Law and Civil Procedure of the Kazan (Volga region) Federal University.

The article is devoted to the definition of the place of international civil process (ICP) in the system of jurisprudence and legal system. Universally accepted definition of international civil process in the science does not exist, as well as the place of ICP in the legal system is not sufficiently defined. The ICP involves complex issues related to the protection of the rights of foreigners and foreign legal persons, the procedure and the characteristics before the courts of civil disputes complicated by foreign element. It is also a form of exercise of civil rights and at the same time can be carried out only as public relations that covers a range of international and national procedures. The rules of international civil procedure are the subject of a regulation on contrary to the rules of private international law: they do not regulate private relations, complicated with a foreign element, and the activities of the courts to resolve civil cases in which this element is present.

Key words: international civil procedure; private international law, definition of the international civil process.

В мировой практике в настоящее время мы часто видим примеры судебных процессов, участниками которых являются иностранные физические и юридические лица, и все чаще возникают ситуации, когда сам статус субъекта процессуальных отношений сложно определить исходя только из одной правовой системы (ярким примером могут служить транснациональные корпорации). Судебные процессы с участием иностранных лиц, транснациональных корпораций либо процессы с применением иностранного права принято рассматривать через призму международного гражданского процесса (далее — МГП). Безусловно, понятие МГП куда шире, чем просто сфера судебных разбирательств, отягощенных иностранными элементами. Задача определения места МГП в системе права и науки является в настоящее время сложной, но необходимой, так как именно это позволит, во-первых, определить состав отношений, которые попадают в сферу МГП, во-вторых, понять принцип определения применимых правовых норм и их источников, в-третьих, наиболее эффективно проследить межотраслевые и междисциплинарные связи, которые позволят определить правильную сферу правоприменения и правореализации норм МГП. Исторически сложилось, что общепринятого определения МГП в науке не существует; равным образом и место МГП в системе права не является достаточно определенным. Сам термин «международный гражданский процесс» носит сугубо условный характер, поскольку речь не идет о каком-то международном рассмотрении конкретного дела и поскольку не существует международной универсальной организации, призванной рассматривать споры между субъектами (сторонами) из разных государств. Иногда вместо этого термина применяют более удачный — «международное гражданское процессуальное право», под которым можно было бы понимать совокупность правовых принципов и норм процессуального характера, как общих для государств, определяемых международными соглашениями, так и непосредственно устанавливаемых законодательством каждой страны. Однако еще в свое время П. Е. Казанский отмечал, что «недостаток большинства определений международного частного права состоит в том, что они рассматривают его исключительно с судебной точки зрения» <1>. Поэтому для определения МГП необходимо привести те теоретические точки зрения на него как явление правовой действительности, которые уже сложились в настоящий момент. ——————————— <1> Казанский П. Е. Учебник международного права, публичного и гражданского. Одесса, 1902. С. 505.

Сторонники первой точки зрения (представителем которой является Л. П. Ануфриева <1>), отмечая принципиальные различия, существующие между публичным и частным правом, указывают, что не следует игнорировать и тесную взаимосвязь между международным частным правом и МГП, поскольку от предварительного решения процессуальной проблемы выбора юрисдикции зависит и решение коллизионной проблемы, а тем самым и материально-правовой проблемы регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом. Кроме того, не следует игнорировать то обстоятельство, что в процессуальных отношениях существенное значение приобретают и отношения по горизонтали — между сторонами в имущественном, хозяйственном, семейном, трудовом и иных спорах. В международной жизни роль таких горизонтальных отношений возрастает вследствие того, что стороны в споре имеют как возможность выбора (хотя и в определенных пределах) самого порядка рассмотрения спора (в государственном или в третейском суде), так и возможность заключения соглашения об изменении так называемой родовой или территориальной подсудности. В этом заключается одно из оснований отнесения МГП к международному частному праву как отрасли права. Другим основанием, выдвигаемым сторонниками этой точки зрения, является то, что в сфере МГП применяются традиционные для международного частного права понятия и институты — те же, что и в других разделах международного частного права (применение принципов гражданства и домицилия в отношении физических лиц, принципов инкорпорации, места нахождения и иных критериев для определения государственной принадлежности («национальности») юридических лиц и т. д.). ——————————— <1> Ануфриева Л. П. Международное частное право: В 3 т. Т. 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс. М.: БЕК, 2001.

В современных условиях тесная взаимосвязь, существующая между коллизионными и материально-правовыми нормами, с одной стороны, и процессуальными — с другой, реализуется в области международного частного права как в международных соглашениях, так и во внутреннем законодательстве. Такой подход проявился в Кодексе Бустаманте. Что же касается внутреннего законодательства, сошлемся на наиболее обстоятельный Закон о международном частном праве Швейцарии, в котором содержатся нормы и коллизионного, и процессуального права. Такой комплексный подход характерен для последних кодификаций в области международного частного права Италии, Грузии, Венесуэлы и других государств. При наличии таких разных подходов МГП можно считать составной частью международного частного права как отрасли правоведения. МГП включает в себя комплекс вопросов, связанных с защитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц, порядком и особенностями рассмотрения в судах гражданско-правовых споров, осложненных иностранным элементом <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004.

МГП является формой реализации гражданских прав и одновременно может осуществляться лишь как публичное правоотношение, охватывает комплекс международных и национальных процедур. Рассматривая точки зрения о МГП в отечественной литературе, немаловажным для определения МГП представляется приведение точек зрения наиболее авторитетных представителей международного частного права. Так, в последнем издании учебника «Международное частное право» М. М. Богуславский указывает, что он придерживается «широкой концепции международного частного права» <1>, что не вносит ясности в рассматриваемую проблему. Л. А. Лунц же в своем отношении к МГП пошел другим путем, указав, что «к международному гражданскому процессу относятся вопросы о подсудности гражданских дел с иностранным элементом; о гражданском процессуальном положении иностранных граждан и юридических лиц; о гражданском процессуальном положении государства и его дипломатических представителей; о порядке установления содержания подлежащего применению иностранного закона; о поручениях судов одного государства судам другого государства; о признании и принудительном исполнении иностранных судебных решений и признании иностранных административных актов по гражданским делам; о признании иностранных арбитражных соглашений и принудительном исполнении решений иностранного арбитража» <2>. Все это — отдельные вопросы, выделенные из состава гражданского процесса как отрасли права по признаку их связи с делами, возникающими в условиях международного оборота, международной жизни <3>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд. М., 1998. С. 19, 22. <2> Лунц Л. А. Международное частное право: Общая часть. М., 1970. С. 28. <3> Международное частное право: Учебник / Под ред. Г. К. Дмитриевой. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е. М., 2002. С. 559.

Согласно другому пониманию, МГП — это комплексный институт международного частного права, регламентирующий взаимосвязь и взаимодействие национальных международных процедур, определенных в процессуальных нормах, направленных на защиту и установление гражданских прав (Т. Н. Нешатаева <1>, Л. П. Ануфриева <2>). ——————————— <1> См.: Нешатаева Т. Н. Международный гражданский процесс. М., 2001. <2> См.: Ануфриева Л. П. Указ. соч.

Учитывая это, можно напомнить, что еще в начале XX в. некоторым русским ученым приходилось отстаивать материальную природу самого международного частного права, так как основополагающим было мнение, что все правовые нормы, входящие в эту науку, имеют сугубо процессуальную природу <1>. Так же как и в те далекие времена, рядом авторов современных (в большей части зарубежных (М. Коппенол-Ляфорс <2>, Дж. Мейджер, Д. Доктор, Ф. Смили)) учебников упоминается, что, «если возникает международный спор, первый шаг, который надлежит предпринять в международном частном праве, — это определить судебные органы, обладающие компетенцией на его рассмотрение» <3>. Следовательно, изначальное «процессуальное» видение международного частного права свойственно, как вытекает из приведенного, юридической науке и практике некоторых стран и в настоящее время <4>. Такой подход характерен именно для стран «общего права», в которых, по выражению французского автора К. Кессенджиан, преподают сначала средства судебной защиты, а уже потом сами права <5>. В российской доктрине отмечается, что внутригосударственные нормы, регламентирующие международный гражданский процесс, следует относить к отраслям процессуального права: гражданскому процессуальному праву и арбитражному процессуальному праву (В. П. Звеков <6>, И. С. Перетерский <7>, Л. А. Лунц <8>, О. Н. Садиков <9>, М. Г. Розенберг <10> и др.). ——————————— <1> Казанский П. Е. Указ. соч. <2> Kappenol-Laforce M. E. et al. International contracts: aspects of jurisdiction, arbitration and private international law. Sweet & Maxwell, 1996. <3> См.: Kappenol-Laforce M. E. et al. Op. cit. P. 7. <4> См.: Ануфриева Л. П. Указ. соч. С. 281. <5> См.: Kessedjian C. La modelisation procedural // La mondialisation du droit. Travaux du Centre de recherche sur le droit des marches et des investissements internationaux. Vol. 19 / Sous la dir. de E. Loquin et C. Kessedjian. Litec, 2000. P. 237. <6> См.: Звеков В. П. Международное частное право: Курс лекций. М., 1997. <7> См.: Перетерский И. С., Крылов С. В. Международное частное право: Учебник. М., 1959. <8> См.: Лунц Л. А. Указ. соч.; Лунц Л. А., Марышева Н. И. Курс международного частного права. Международный гражданский процесс. М., 1976; Лунц Л. А. Курс международного частного права: В 3 т. М.: Спарк, 2002. <9> См.: Садиков О. Н. Императивные нормы в международном частном праве // Московский журнал международного права. 1992. N 2. С. 71 — 84. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. Г. Розенберга «Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров» включена в информационный банк согласно публикации — Книжный мир, 2007 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <10> См.: Розенберг М. Г. Контракт международной купли-продажи // Современная практика. Разрешение споров. М.: Книжный мир, 1998; Он же. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М.: Статут, 1998; Он же. Некоторые актуальные вопросы применения иностранного гражданского права российскими судами // Хозяйство и право. 2003. N 2.

При этом указывается, что нормы международного гражданского процесса имеют иной предмет регулирования, чем нормы международного частного права: они регулируют не сами частные отношения, осложненные иностранным элементом, а деятельность суда по разрешению гражданских дел, в которых такой элемент присутствует (Г. К. Дмитриева <1>, Н. И. Марышева <2>, А. Г. Светланов <3>). ——————————— <1> См.: Дмитриева Г. К. Международное частное право. М.: Проспект, 2000. С. 165 — 166. <2> См.: Марышева Н. И. Вопросы кодификации норм международного гражданского процесса в России // Журнал российского права, 2004. N 6; Она же. Правовая помощь по договорам России с иностранными государствами и тенденции ее развития // Российский ежегодник международного права. 1996 — 1997. СПб., 1998; Она же. Принципы применения иностранного права российскими судами: процессуальный аспект // Журнал российского права. 1997. N 4. <3> См.: Светланов А. Г. Международный гражданский процесс: современные тенденции: Монография. М.: ТОН — Острожье, 2002; Он же. Право и международные отношения. Проблемы взаимосвязи судопроизводства в международном гражданском процессе // Государство и право. 2002. N 10.

Таким образом, исходя из приведенных выше точек зрения, в советской, а ныне и в российской науке международного частного права МГП с традиционным единодушием включается исследователями в международное частное право как отрасль правоведения. Однако при этом делалась оговорка, что в область объективного права — международного частного права как отрасли права — МГП не входит, будучи частью национального гражданского процессуального права <1>. Проблемы МГП относятся к гражданскому процессу как отрасли права, регулирующей деятельность органов юстиции по гражданским делам <2>. В то же время когда речь идет о системе отраслей юридических наук, то соответствующие проблемы принято относить к дисциплине международного частного права, ибо «каждая из них тесно связана с вопросами о подлежащем применению законе (т. е. с проблемами коллизии законов) или с вопросами гражданской правоспособности лица» <3>. ——————————— <1> Международное частное право. Учебник / Под ред. Г. К. Дмитриевой. С. 558. <2> Лунц Л. А., Марышева Н. И. Указ. соч. С. 10; Международное частное право: Учебник / Под ред. Г. К. Дмитриевой. С. 558. <3> Лунц Л. А. Международное частное право: Общая часть. С. 30; Кузнецов М. Н. Некоторые особенности развития международного частного права // Советский журнал международного права. 1991. N 1. С. 21 — 22; Международное частное право: Учебник / Под ред. Г. К. Дмитриевой. М., 2002. С. 558.

МГП определяется преимущественно как совокупность вопросов процессуального характера, связанных с защитой прав иностранцев в судах, и далее авторы перечисляют те вопросы, которые характеризуют особенности процессуальных отношений, связанных с рассмотрением гражданско-правовых споров, осложненных иностранным элементом (данной точки зрения придерживаются Г. К. Дмитриева <1>, М. М. Богуславский <2>, Л. А. Лунц <3> и др.). ——————————— <1> См.: Международное частное право: Учебник / Под ред. Г. К. Дмитриевой. М., 2002. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <2> См.: Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд. <3> См.: Лунц Л. А. Международное частное право: Общая часть; Лунц Л. А., Марышева Н. И. Указ. соч.; Лунц Л. А. Курс международного частного права: В 3 т.

Исходя из вышеизложенного определения, мы можем выделить следующие характеристики МГП: — термин «международный» в МГП означает, что предметом рассмотрения суда или вопросом разрешения нотариуса, органа опеки и попечительства (или любого другого юрисдикционного органа) выступают частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом; — словосочетание «гражданский процесс» в МГП созвучно понятию, разработанному в отечественной науке гражданского процесса, но не идентично ему, а имеет несколько более широкое содержание, поскольку процессуальные отношения (или отношения процессуального характера) возникают не только при рассмотрении частноправовых трансграничных споров в судах, но и при правовой реализации частноправовых отношений с иностранным элементом, которые возникают лишь при наличии данного иностранного элемента; — МГП является составной частью национального гражданского процесса каждого государства, поскольку сам «суверен» определяет специфику процессуальных норм, учитывающих особенности рассмотрения гражданских дел, осложненных иностранным элементом, или регламентирующих различные вопросы, связанные с реализацией частноправовых отношений международного характера. В этой связи особенно интересно обратиться к зарубежному опыту раскрытия данного вопроса. Так, например, в странах общего права, прежде всего Англии, США, Канаде, Австралии, ЮАР и т. д., включение МГП в международное частное право не представляет собой проблемы. К примеру, в Законе о международном частном праве Венгрии так очерчена сфера его действия: «Целью настоящего Закона является определение на основе мирного развития международных отношений права того государства, которое применяется к гражданским, семейным или трудовым отношениям, в которых участвуют иностранные субъекты, имущества или право (в дальнейшем именуемые иностранным элементом) и которые подчинены правопорядку нескольких государств; норм, определяющих подсудность и юрисдикцию, а также процессуальных правил, которые должны регулировать споры, содержащие иностранный элемент» (ст. 1). В этом отношении показателен швейцарский Закон о международном частном праве, который устанавливает сферу действия недвусмысленным образом: а) компетенция швейцарских судов или ведомств; б) применимое право; в) предпосылка признания и исполнения иностранных решений; г) арбитраж и подсудность. Аналогично решает Кодекс Бустаманте. В Нидерландах, Франции гражданский процесс также охватывается международным частным правом. В Германии международное частное право конструируется в принципе как коллизионное право, поэтому ответы на процессуальные вопросы должны быть получены с помощью норм гражданского процессуального права ФРГ. В заключение рассмотрения вопроса об определении МГП хотелось бы сделать вывод и предложить следующее определение МГП. Международный гражданский процесс — это часть международного частного права и национального процессуального права, комплексная подотрасль процессуального и международного частного права одновременно; при этом его объектом выступают процессуальные отношения, возникающие в судах, при рассмотрении споров, отягощенных иностранным элементом в виде иностранного субъекта или применимого права, а также при правореализации частноправовых отношений международного характера. Сложность определения места МГП заключается в его соединяющем характере, так как именно через нормы МГП происходит соединение процессуальных и материальных норм при рассмотрении споров с иностранным элементом.

References

Kazansky P. E. Uchebnik mezhdunarodnogo prava, publichnogo i grazhdanskogo [Textbook of international law, public and civil] (in Russian). Odessa, 1902. P. 505. Anufrieva L. P. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: V 3 t. T. 3. Transgranichnye bankrotstva. Mezhdunarodnyj kommerchesky arbitrazh. Mezhdunarodnyj grazhdansky process [Private international law: In 3 vols. Vol. 3. Cross-border insolvency. International commercial arbitration. International civil procedure] (in Russian). M., 2001. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— Boguslavsky M. M. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Uchebnik [Private international law: Textbook] (in Russian). 5th ed., rev. and exp. M., 2004. Boguslavsky M. M. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Uchebnik [Private international law: Textbook] (in Russian). 3rd ed. M., 1998. Lunc L. D. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Obshhaya chast’ [Private international law: General part] (in Russian). M., 1970. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Uchebnik [Private international law: Textbook] (in Russian) / Ed. by G. K. Dmitrieva. M., 2002. Neshataeva T. N. Mezhdunarodnyj grazhdanskij process [International civil procedure] (in Russian). M., 2001. Kappenol-Laforce M. E. et al. International contracts: aspects of jurisdiction, arbitration and private international law. Sweet & Maxwell, 1996. Zverkov V. P. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Kurs lekcij [Private international law: A course of lectures] (in Russian). M., 1997. Peretersky I. S., Krylov S. V. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Uchebnik [Private international law: Textbook] (in Russian). M., 1959. Lunts L. A., Marysheva N. I. Kurs mezhdunarodnogo chastnogo prava. Mezhdunarodnyj grazhdanskij process [The course of private international law. International civil procedure] (in Russian). M., 1976. Lunts L. A. Kurs mezhdunarodnogo chastnogo prava: V 3 t. [Course of International Private Law: In 3 vols.] (in Russian). M., 2002. Sadikov O. N. Imperativnye normy v mezhdunarodnom chastnom prave [Imperative norms in private international law] (in Russian) // Moscow Journal of International Law. 1992. No. 2. P. 71 — 84. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. Г. Розенберга «Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров» включена в информационный банк согласно публикации — Книжный мир, 2007 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— Rozenberg M. G. Kontrakt mezhdunarodnoj kupli-prodazhi [Contract for the international sale] (in Russian) // The modern practice. Resolution of Disputes. M., 1998. Rozenberg M. G. Mezhdunarodnyj dogovor i inostrannoe pravo v praktike Mezhdunarodnogo kommercheskogo arbitrazhnogo suda [International treaties and foreign law practice of the International Court of Commercial Arbitration] (in Russian). M., 1998. Rozenberg M. G. Nekotorye aktual’nye voprosy primeneniya inostrannogo grazhdanskogo prava rossijskimi sudami [Some topical issues of application of foreign law by Russian civil courts] (in Russian) // Management and Law. 2003. No. 2. Dmitrieva M. G. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo [Private international law] (in Russian). M., 2000. P. 165 — 166. Marysheva N. I. Voprosy kodifikacii norm mezhdunarodnogo grazhdanskogo processa v Rossii [Questions of codification of international civil process in Russia] (in Russian) // Journal of Russian Law. 2004. No. 6. Marysheva N. I. Pravovaya pomoshh’ po dogovoram Rossii s inostrannymi gosudarstvami i tendencii ee razvitiya [Legal assistance treaty of Russia with foreign states and trends her development] (in Russian) // Russian Yearbook of International Law. 1996 — 1997. St. Petersburg, 1998. Marysheva N. I. Principy primeneniya inostrannogo prava rossijskimi sudami: processual’nyj aspekt [The principles of the application of foreign law by Russian courts: procedural aspect] (in Russian) // Journal of Russian Law. 1997. No. 4. Svetlanov A. G. Mezhdunarodnyj grazhdanskij process: sovremennye tendencii: Monografiya [International civil procedure: Current trends: Monograph] (in Russian). M., 2002. Svetlanov A. G. Pravo i mezhdunarodnye otnosheniya. Problemy vzaimosvyazi sudoproizvodstva v mezhdunarodnom grazhdanskom processe [Law and international relations. Problem of the relationship of legal proceedings in the international civil trial] (in Russian) // State and Law. 2002. No. 10. Kuznetsov M. N. Nekotorye osobennosti razvitiya mezhdunarodnogo chastnogo prava [Some features of the development of private international law] (in Russian) // Soviet Journal of International Law. 1991. No. 1. P. 21 — 22. Marysheva N. I. Kurs mezhdunarodnogo chastnogo prava. Mezhdunarodnyj grazhdanskij process [The course of private international law. International civil procedure] (in Russian). M., 1976. Kessedjian C. La modelisation procedurale // La mondialisation du droit. Travaux du Centre de recherche sur le droit des marches et des investissements internationaux. Vol. 19 / Sous la dir. de E. Loquin et C. Kessedjian. Litec, 2000. P. 237.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *