Неосновательное обогащение или денежное обязательство?

(Ахметова С., Кульшина Д.)

("ЭЖ-Юрист", 2013, N 44)

Текст документа

НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ОБОГАЩЕНИЕ ИЛИ ДЕНЕЖНОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО?

С. АХМЕТОВА, Д. КУЛЬШИНА

Светлана Ахметова, заместитель председателя Арбитражного суда Красноярского края.

Дарья Кульшина, главный специалист отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Арбитражного суда Красноярского края.

Согласно позиции Президиума ВАС РФ фактическое выполнение работ в отсутствие государственного (муниципального) контракта, заключенного с соблюдением требований закона о размещении заказов, не влечет неосновательного обогащения на стороне заказчика. Есть ли исключения из этого правила?

Если отойти от шаблона

В Постановлениях от 04.06.2013 N 37/13 и от 28.05.2013 N 18045/12 Президиум ВАС РФ изложил позицию, согласно которой выполнение работ в отсутствие государственного (муниципального) контракта, заключенного с соблюдением требований Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", не влечет неосновательного обогащения на стороне заказчика. Данная правовая позиция обусловила возникновение в правоприменительной практике вопроса о том, распространяется ли изложенный подход на любые фактические обстоятельства, связанные с обходом Закона N 94-ФЗ, или имеют место исключения (например, для случаев фактического одобрения работ заказчиком, а также при наличии государственного (муниципального) контракта, являющегося ничтожным).

Так, из содержания Постановления N 37/13 следует, что общество, предъявляя требование из обязательства вследствие неосновательного обогащения, ссылалось на факт выполненных подрядных работ для государственного учреждения, но наличие согласованной воли сторон на проведение упомянутых работ, необходимости их проведения, а также надлежащей приемки работ учреждением и факт их выполнения не доказаны.

В Постановлении N 18045/12 Президиум ВАС РФ также указал в числе фактических обстоятельств на отсутствие государственного контракта, подписанных актов приема-передачи выполненных работ, а также на то, что перечень выполненных работ не соответствует перечню предварительно согласованных работ.

Следовательно, анализируемая правовая позиция Президиума ВАС РФ подлежит безусловному применению к ситуации, когда работы выполнены по инициативе подрядчика в отсутствие государственного (муниципального) контракта, а также актов приемки работ заказчиком либо иных доказательств его одобрения выполнения работ.

Вместе с тем на практике имеют место и иные фактические обстоятельства. Вот два примера.

1. Выполнение работ подтверждено актами приемки, подписанными заказчиком, заказчик не отрицает необходимости их выполнения, но государственный (муниципальный) контракт в установленном порядке не заключался.

Возможность применения к ситуациям, когда между подрядчиком и заказчиком сложились, по сути, подрядные отношения, анализируемой правовой позиции Президиума ВАС РФ вызывает сомнения, поскольку в таком случае неосновательное обогащение возникает на стороне заказчика, действующего недобросовестно в обход требований Закона N 94-ФЗ и получающего результат работ без какого-либо встречного предоставления. Между тем никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, поэтому в целях установления баланса частных и публичных интересов возникает вопрос о возможности взыскания в данном случае неосновательного обогащения.

2. Государственный (муниципальный) контракт заключен с нарушением требований Закона N 94-ФЗ.

В силу п. 2 ст. 168 ГК РФ государственный (муниципальный) контракт, заключенный с нарушением требований Закона N 94-ФЗ, ничтожен. В связи с этим возникает вопрос о возможности взыскания стоимости работ в качестве применения последствий недействительности сделки (п. 2 ст. 167 ГК РФ) либо с учетом позиции Президиума ВАС РФ суд вправе не применять таковые на основании п. 4 ст. 167 ГК РФ. В последнем случае на стороне заказчика, допустившего нарушения в ходе размещения заказа, также будет возникать неосновательное обогащение, что будет свидетельствовать об извлечении преимуществ из незаконного поведения и ущемлении частного интереса.

Обязательность судебного акта

В свете рассматриваемых Постановлений, изменивших ранее существовавшую судебную практику, возникает вопрос правомерности взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), начисляемых на ранее взысканную решением арбитражного суда по другому делу сумму неосновательного обогащения за фактически выполненные в отсутствие государственного (муниципального) контракта работы. В сложившейся правоприменительной практике можно выделить несколько подходов к решению данного вопроса.

Сторонники первого подхода основываются на принципе обязательности судебных актов, гарантированном ст. 16 АПК РФ. Поскольку решение по делу, которым взыскана сумма неосновательного обогащения исходя из ранее определенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.09.2011 N 1302/11 правовой позиции, обладает обязательной юридической силой и исполнимостью, то с учетом невозможности самостоятельного нивелирования арбитражным судом первой инстанции юридической силы решения о взыскании неосновательного обогащения требование о взыскании процентов, начисляемых на данную сумму, подлежит удовлетворению.

Недостатком данного подхода является следующее обстоятельство. Если исходить из обязательности судебного акта в целом, которая распространяется в том числе на квалификацию судом спорной суммы в качестве неосновательного обогащения, то в силу п. 2 ст. 1107 ГК РФ начисление процентов по ст. 395 ГК РФ должно осуществляться с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (как правило, с даты подписания акта выполненных работ). Такая позиция повлечет еще большее обогащение на стороне истца, требование которого с учетом актуальной судебной практики не подлежало бы удовлетворению.

Принцип законности

Сторонники второго подхода полагают, что принцип законности при рассмотрении дел арбитражным судом (ст. 6 АПК РФ) является более общим правовым принципом, нежели принцип обязательности судебных актов. Следовательно, обязательностью может наделяться лишь законный судебный акт, а абсолютизировать обязательность судебного акта, незаконность которого хотя и не констатирована судами вышестоящих инстанций, но явствует из сформулированной Президиумом ВАС РФ правовой позиции, неправомерно.

Кроме того, с учетом позиции Президиума ВАС РФ все решения о взыскании неосновательного обогащения в отсутствие государственного (муниципального) контракта могут быть пересмотрены по новым обстоятельствам на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ (при условии соблюдения срока, установленного в ч. 3 ст. 312 АПК РФ), в результате чего в удовлетворении требования о взыскании сумм неосновательного обогащения в случае пересмотра будет отказано.

Таким образом, удовлетворение требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму такого неправомерно взысканного неосновательного обогащения, приведет к нарушению принципа законности при рассмотрении дел арбитражным судом и, помимо предполагаемой последующей отмены такого решения судом вышестоящей инстанции, может повлечь для судьи ответственность за вынесение заведомо неправосудного решения, предусмотренную ч. 1 ст. 305 УК РФ.

Второй подход, который является, на наш взгляд, более обоснованным, уже нашел свое отражение в судебной практике, в частности в Постановлении ФАС СКО от 24.09.2013 по делу N А32-2003/2013. Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на ранее взысканную по другому делу сумму неосновательного обогащения. Со ссылкой на вышеприведенные Постановления Президиума ВАС РФ ФАС СКО указал, что возникшее из недобросовестного поведения, заключающегося в обходе Закона N 94-ФЗ, право истца на проценты не может подлежать судебной защите по основаниям ст. 10 ГК РФ.

Всего лишь правовая оценка

Недобросовестные истцы в целях еще большего обогащения могут придерживаться третьего подхода и аргументировать свое требование тем, что квалификация взысканной решением суда по первому делу денежной суммы в качестве неосновательного обогащения является лишь правовой оценкой, подлежащей учету судом, рассматривающим второе дело, но не являющейся обязательной. Действительно, согласно разъяснению в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 57, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. То есть возможность иной правовой оценки судом одних и тех же обстоятельств не исключается.

Решение суда по делу о взыскании неосновательного обогащения, равно как и любое решение суда, имеет своей целью разрешение, прекращение спора между сторонами и переводит отношения в разряд бесспорных. С момента вступления решения в законную силу оно в соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 8 ГК РФ является основанием возникновения обязанности по исполнению судебного акта, которое заключается в уплате взысканных сумм. Другими словами, сумма, взысканная решением суда, перестает квалифицироваться как сумма неосновательного обогащения и трансформируется в денежное обязательство, подлежащее исполнению в силу обязательности судебного акта.

Такую правовую позицию поддержал и Президиум ВАС РФ в Постановлении от 18.09.2012 N 5338/12: на основании судебного акта, возлагающего на указанного в нем участника по делу обязанность уплатить денежную сумму, квалифицированную судом как неосновательное обогащение, у этого лица (должника) возникает денежное обязательство по уплате взысканной суммы другому лицу (кредитору). В случае неисполнения судебного решения лицо, в пользу которого оно принято, вправе в целях компенсации своих финансовых потерь обратиться с заявлением об индексации присужденных денежных средств в порядке, предусмотренном ст. 183 АПК РФ, или же с иском о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на взысканную сумму.

Таким образом, если квалифицировать взысканную сумму не как неосновательное обогащение, а как возникшее на основании решения суда денежное обязательство, одновременно принимая во внимание обязательность резолютивной части судебного акта о взыскании спорной суммы, то можно заключить, что с момента вступления решения арбитражного суда в законную силу на указанную сумму подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами либо должна осуществляться индексация присужденных денежных сумм.

Вместе с тем АПК РФ предоставляет возможность процессуального противодействия такому злоупотреблению со стороны истца. В случае если в отношении решения по первому делу о взыскании неосновательного обогащения будет подано заявление о пересмотре по новым обстоятельствам, то производство по делу о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемыми на взысканную решением суда сумму с момента вступления решения в законную силу, либо по заявлению об индексации присужденных сумм подлежит приостановлению на основании ч. 1 ст. 143 АПК РФ. Результатом пересмотра в таком случае будет являться отмена решения о взыскании неосновательного обогащения, что после возобновления производства обусловит отказ во взыскании процентов либо индексации ранее присужденных решением сумм. Однако истечение срока, предусмотренного ч. 3 ст. 312 АПК РФ для подачи заявления о пересмотре вступившего в силу судебного акта по новым обстоятельствам, повлечет невозможность преодоления юридической силы решения о взыскании денежных сумм, и в отсутствие разъяснений ВАС РФ по этому вопросу заявления о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ либо индексации денежных сумм, аргументированные в соответствии с третьим подходом, по всей видимости, будут удовлетворяться арбитражными судами.

------------------------------------------------------------------

Название документа

Вопрос: Организация имеет в собственности земельный участок 1 и арендует у органа местного самоуправления земельный участок 2. Оба участка относятся к категории "земли сельскохозяйственного назначения". Арендная плата за земельный участок 2 определяется путем применения коэффициентов к кадастровой стоимости земельного участка. Органом исполнительной власти субъекта РФ в 2013 г. утверждены результаты оценки кадастровой стоимости земельных участков в составе земель сельскохозяйственного назначения. В связи с этим увеличилась кадастровая стоимость обоих земельных участков, а также арендная плата за земельный участок 2. Организация заказала независимую оценку, согласно которой рыночная стоимость обоих земельных участков оказалась ниже кадастровой. В отношении каких земельных участков организация вправе оспорить кадастровую стоимость в арбитражном суде или комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости?

(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013)

Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

Вопрос: Организация имеет в собственности земельный участок 1 и арендует у органа местного самоуправления земельный участок 2. Оба участка относятся к категории "земли сельскохозяйственного назначения". Арендная плата за земельный участок 2 определяется путем применения коэффициентов к кадастровой стоимости земельного участка.

Органом исполнительной власти субъекта РФ в 2013 г. утверждены результаты оценки кадастровой стоимости земельных участков в составе земель сельскохозяйственного назначения. В связи с этим увеличилась кадастровая стоимость обоих земельных участков, а также арендная плата за земельный участок 2.

Организация заказала независимую оценку, согласно которой рыночная стоимость обоих земельных участков оказалась ниже кадастровой. В отношении каких земельных участков организация вправе оспорить кадастровую стоимость в арбитражном суде или комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости?

Ответ: Организация вправе оспорить кадастровую стоимость обоих земельных участков.

Обоснование: Результаты определения кадастровой стоимости могут быть оспорены в арбитражном суде или комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости (далее - комиссия) физлицами и юрлицами в случае, если результаты определения кадастровой стоимости затрагивают права и обязанности этих лиц, а также органами госвласти и местного самоуправления в отношении объектов недвижимости, находящихся в государственной или муниципальной собственности (далее - заявители). Данная норма установлена в абз. 1, 2 ст. 24.19 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Если оспариваются результаты определения кадастровой стоимости, рыночная стоимость объекта недвижимости должна быть установлена на дату, по состоянию на которую была установлена его кадастровая стоимость.

Кадастровая стоимость земельного участка устанавливается для целей налогообложения (п. 1 ст. 391 НК РФ) и в иных случаях, предусмотренных Земельным кодексом РФ и федеральными законами. Она также может применяться для определения арендной платы за земельный участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности (п. 5 ст. 65 ЗК РФ).

В случаях определения рыночной стоимости земельного участка кадастровая стоимость этого участка устанавливается равной его рыночной стоимости. На это указано в п. 3 ст. 66 ЗК РФ.

В абз. 8 ст. 24.19 Федерального закона N 135-ФЗ установлены следующие основания для пересмотра результатов определения кадастровой стоимости:

- недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости;

- установление в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости на дату, по состоянию на которую была установлена его кадастровая стоимость.

В силу ч. 1 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном данным Кодексом.

Следовательно, собственник земельного участка 1 вправе оспорить кадастровую стоимость участка в арбитражном суде или комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости.

Согласно судебной практике арендатор земельного участка и плательщик арендной платы, для определения размера которой используется кадастровая стоимость земельного участка, вправе обращаться с требованием об установлении кадастровой стоимости арендуемого земельного участка. Об этом говорится в Постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.05.2013 по делу N А33-14278/2012, от 29.08.2013 по делу N А33-20404/2012, ФАС Дальневосточного округа от 18.03.2013 N Ф03-919/2013, ФАС Поволжского округа от 17.07.2012 по делу N А65-8266/2011, ФАС Северо-Западного округа от 03.09.2013 по делу N А13-5607/2012, от 12.03.2013 по делу N А13-10377/2012, ФАС Уральского округа от 13.08.2013 N Ф09-7196/13.

Таким образом, организация вправе оспорить кадастровую стоимость обоих земельных участков в арбитражном суде или комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости.

Н. Б.Тихонова

Эксперт

Подписано в печать

07.11.2013

------------------------------------------------------------------

Название документа