Учет износа по ОСАГО: кто в лес, кто по дрова

(Иванов И.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 44)

Текст документа

УЧЕТ ИЗНОСА ПО ОСАГО: КТО В ЛЕС, КТО ПО ДРОВА

И. ИВАНОВ

Иван Иванов, кандидат юридических наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Астраханского филиала ФГБОУ ВПО «СГЮА», член Экспертного совета по мониторингу правоприменения при Управлении Министерства юстиции по Астраханской области, независимый эксперт, уполномоченный на проведение антикоррупционной экспертизы, г. Астрахань.

Обязан ли страховщик ОСАГО возмещать фактические расходы потерпевшего на восстановление поврежденного автомобиля? На этот счет есть два противоположных мнения. Страховщикам свойственно отвечать «нет», потерпевшим — «да». Так что же написано в законе и что думают об этом судьи?

Черным по белому

Идея об учете страховщиком износа при определении размера восстановительных расходов встраивалась в законодательство об ОСАГО постепенно.

Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утв. Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263 (далее — Правила ОСАГО), сразу по вступлении в силу закрепили положение, в соответствии с которым в случае повреждения имущества потерпевшего страховое возмещение выплачивается в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах (п. 63 Правил ОСАГО).

Первоначальная редакция ст. 12 «Определение размера страховой выплаты» Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» не позволяла установить размер возмещаемого имущественного вреда, она состояла из процессуальных норм, регулирующих действия сторон на этапе урегулирования убытков.

В 2007 году статью дополнили п. 2.1, согласно которому размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего должен определяться:

— в случае полной гибели имущества потерпевшего — в размере действительной стоимости имущества на день наступления страхового случая;

— в случае повреждения имущества потерпевшего — в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

В 2010 году в п. 2.2 впервые появилось слово «износ» в следующем контексте: «Размер расходов на материалы и запасные части определяется с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. При этом на указанные комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты) не может начисляться износ свыше 80 процентов их стоимости».

На момент подготовки настоящей статьи все перечисленные нововведения сохранены, Закон действует в редакции от 23.07.2013, а редакции с изменениями, не вступившими в силу, отсутствуют.

Износ учитывать

ВС РФ в решении от 25.11.2003 N ГКПИ03-1266 указал, что «положения о необходимости учета износа деталей полностью соответствуют требованиям ст. 15 ГК РФ, поскольку позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны».

Определением ВС РФ от 14.05.2009 N ГКПИ09-449 правомерность указанной позиции была подтверждена повторно.

Именно приведенная позиция «цементировала» всю последующую судебную практику, обеспечивала единообразие и предсказуемость правоприменения (Кассационное определение Краснодарского краевого суда от 20.07.2010 по делу N 33-13433/10, Определения Рязанского областного суда от 10.11.2010 N 33-1906, Санкт-Петербургского городского суда от 26.04.2011 N 6079).

Таким образом, суды при возникновении споров занимали сторону страховщиков и признавали учет износа правомерным и основанным на действующем законодательстве.

Разницу взыскать с вредителя

Суды признавали правомерным взыскание разницы между полученным страховым возмещением и реально понесенными затратами на ремонт с непосредственного причинителя вреда.

Так, Верховный суд Республики Карелия в Определении от 05.08.2011 по делу N 33-2298/2011, ссылаясь на п. 1 ст. 15, ст. 931, п. 1 ст. 935, ст. ст. 1072, 1079 ГК РФ и подп. «б» п. 63 Правил ОСАГО, рассуждал следующим образом:

— юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба;

— лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков;

— взыскание с причинителя вреда денежных средств с учетом износа деталей и узлов не позволит истцу отремонтировать автомобиль, поскольку ремонт с применением бывших в употреблении запасных частей с конкретным размером износа в РФ не производится;

— недополученная потерпевшим разница подлежит взысканию с причинителя вреда для восстановления нарушенного права истца в полном объеме.

Именно таким образом работал механизм полного возмещения потерпевшему причиненного имущественного вреда: потерпевший получал страховую выплату, а затем в судебном порядке истребовал с лица, виновного в причинении ущерба, разницу между страховым возмещением и фактически понесенными восстановительными расходами.

Странности правоприменения

В 2013 году, строго исполняя Закон N 40-ФЗ, страховщики продолжали подсчитывать износ деталей, однако скоро будет уже шесть лет, как Президиум ВАС РФ в Постановлении от 20.02.2007 N 13377/06, вынесенном до появления в Законе N 40-ФЗ положений об учете износа деталей, выступил против учета износа страховщиком и привел следующие аргументы:

— основными целями и принципами Закона N 40-ФЗ являются защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью и имуществу, недопустимость ухудшения положения потерпевшего и снижения установленных данным Законом гарантий его прав на возмещение вреда при использовании транспортных средств другими лицами;

— для реализации этих целей и принципов ст. 7 Закона N 40-ФЗ устанавливает размер страховой суммы, в пределах которого потерпевший вправе требовать страховую выплату по обязательному страхованию (ст. 13 Закона N 40-ФЗ);

— ограничение страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда, противоречило бы положению гражданского законодательства о полном возмещении убытков вследствие повреждения имущества потерпевшего, поскольку необходимость расходов, которые он должен будет произвести для восстановления имущества, вызвана причинением вреда.

В системе судов общей юрисдикции по-прежнему применяется иная позиция, сформулированная ВС РФ в решении от 25.11.2003 N ГКПИ03-1266.

К примеру, в Апелляционном определении Орловского областного суда от 03.09.2013 по делу N 33-1949/2013 выплата страхового возмещения с учетом износа и взыскание недополученной разницы с водителя, совершившего столкновение с транспортным средством потерпевшего, признаны правомерными.

Тем не менее случаются весьма странные решения, стоящие особняком, например Постановление президиума Верховного суда Республики Татарстан от 24.07.2013 N 44-Г-68. В этом деле президиум изменил резолютивную часть решения мирового судьи, вынесенного в соответствии с правовыми позициями судов общей юрисдикции по ОСАГО. Взыскание с причинителя вреда разницы между страховым возмещением и фактическими затратами на ремонт посчитал неправомерным, при этом пояснил следующее:

«Из материалов дела видно, что общая стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца даже без учета эксплуатационного износа не превышает лимита ответственности страховщика, предусмотренного статьей 7 Закона об ОСАГО, а потому взыскание какой-либо части суммы ущерба, не превышающего указанного лимита, с непосредственного виновника ДТП, застраховавшего свою гражданскую ответственность, противоречит закону».

Коллегия посчитала, что суды тем самым допустили существенное нарушение норм материального права, поскольку оно привело к необоснованному удовлетворению исковых требований.

На чем основывался президиум, делая такой вывод, остается загадкой, ведь в его распоряжении были те же нормы ГК РФ, Закона N 40-ФЗ и Правил ОСАГО, что и у других судов при рассмотрении аналогичных случаев.

Коллегия сослалась на ст. 7 Закона N 40-ФЗ, в соответствии с которой «ответственность за причиненный вред возлагается на страховщика в пределах страховой суммы», п. 2.2 ст. 12 (в части учета износа) и ст. 14.1 того же Закона, согласно которой потерпевший имеет право предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего.

«По смыслу указанных норм, — резюмировал суд, — требуемое истцом страховое возмещение в размере, не превышающем лимит ответственности страховщика, подлежит выплате страховой компанией, в которой застрахована автогражданская ответственность потерпевшего лица либо причинителя вреда, при этом размер ущерба должен определяться исходя из расходов на ремонт автомобиля с учетом его износа».

В удовлетворении исковых требований потерпевшего к причинителю вреда о взыскании суммы убытков и судебных расходов было отказано, в остальной части пересмотренные судебные акты оставлены в силе.

Позиция Верховного суда Республики Татарстан является более чем спорной.

Обосновывая свое решение, Коллегия умолчала о применимой к данному случаю ст. 1072 ГК РФ, согласно которой лицо, застраховавшее свою ответственность в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Суд ввел в постановление невнятную формулировку «даже без учета эксплуатационного износа не превышает лимита ответственности страховщика» и, основываясь на ней, пришел к спорному выводу об отсутствии законных оснований для предъявления потерпевшим требований к причинителю вреда.

Полагаем, суд переоценил значение лимита ответственности страховщика, да и нет в законодательстве такого термина, ст. 7 Закона N 40-ФЗ называется «Страховая сумма».

Факт исчерпания или неисчерпания страховой суммы на возникновение закрепленной в ст. 1072 ГК РФ обязанности может и не влиять, как, например, в настоящем деле: недостаточность страховой выплаты для полного возмещения причиненного вреда (фактического ущерба) была обусловлена не пределом страховой суммы, а порядком определения размера страхового возмещения (с учетом износа).

Суд упустил этот момент из внимания, и в результате два принципиальных вопроса просто повисли в воздухе. Вопрос первый: имеет ли потерпевший право получить разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба? Вопрос второй: если да, то кто обязан возместить указанную разницу?

Полагаем, суд в данном случае загнал себя в логический тупик, поскольку любой ответ при сохранении такой аргументации с учетом положений действующего гражданского законодательства заведомо ошибочный.

В настоящее время правовые нормы, прямо позволяющие взыскивать со страховщика ОСАГО в претензионном или судебном порядке фактические затраты потерпевшего на ремонт поврежденного автомобиля, отсутствуют, и у страховщиков нет правовых оснований производить такие выплаты.

Вместе с тем, как показало изучение правоприменительной практики, суды находят аргументы, ставящие под сомнение законность выплаты с учетом износа.

Достижению единообразного понимания проблемы на всех уровнях могли бы способствовать:

— слияние систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов и выработка окончательной правовой позиции по износу;

— внесение изменений в Закон N 40-ФЗ и Правила ОСАГО, в случае если выплата с учетом износа будет признана незаконной.

——————————————————————

Название документа