Правовое регулирование международных воздушных перевозок пассажиров

(Мышко Ф. Г., Стригунова Д. П.)

(«Современное право», 2013, N 11)

Текст документа

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ

ВОЗДУШНЫХ ПЕРЕВОЗОК ПАССАЖИРОВ

Ф. Г. МЫШКО, Д. П. СТРИГУНОВА

Мышко Ф. Г., доктор юридических наук, зав. кафедрой предпринимательского и трудового права Государственного университета управления, Россия, Москва.

Стригунова Д. П., кандидат юридических наук, доцент, зам. зав. кафедрой предпринимательского и трудового права Государственного университета управления, Россия, Москва.

Анализируются источники правового регулирования международных воздушных перевозок пассажиров. Рассматривается договор международной воздушной перевозки пассажира.

Ключевые слова: международная перевозка, договор международной перевозки пассажира, ответственность перевозчика.

Legal regulation of international carriage of passengers by air

F. G. Myshko, D. P. Strigunova

Myshko F. G., Doct. in Law, Head of Dept. of Business and Labor Law in the State University of Management, Russia, Moscow.

Strigunova D. P., Cand. in Law, assoc. prof., Deputy Head of Dept. of Business and Labor law in the State University of Management, Russia, Moscow.

In the article sources of law of international transport of passengers by air are analyzed. The contract of international carriage of passengers by air is also examined.

Key words: international carriage by air, contract of international carriage by air, liability of the carrier.

Транспорт является одной из важнейших составных частей экономики всех развитых государств и мировой экономики в целом. Результатом деятельности транспорта выступает перемещение грузов, пассажиров и их багажа. В перевозках на воздушном транспорте основное место занимают пассажиры [7, с. 457].

Международная воздушная перевозка — это перевозка, осуществляемая с пересечением государственных границ. Особенность международных транспортных отношений состоит в наличии иностранного элемента: перевозка выполняется за границу, причем иностранный элемент присущ процессу перемещения, составляющему суть транспортной деятельности [10, с. 5].

Основным источником правового регулирования международных воздушных перевозок пассажиров и их багажа (равно как и международных воздушных перевозок грузов) выступают международные соглашения. Принято говорить о целом комплексе норм (иногда его даже именуют отраслью права) — международном воздушном праве, которое представлено целой системой правовых принципов, регулирующих международные перевозки.

В. Д. Бордунов выделяет следующие нормативные правовые акты, составляющие базу международного воздушного права: Конвенцию «О международной гражданской авиации» (подписана в Чикаго 7 декабря 1944 года; далее — Чикагская конвенция); Соглашения о коммерческих правах: о транзите при международных воздушных сообщениях и о международном воздушном транспорте 1944 года, относящиеся к регулярным международным воздушным сообщениям; Варшавскую конвенцию для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 года (далее — Варшавская конвенция), и заменяющую ее Монреальскую конвенцию для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок 1999 года (далее — Монреальская конвенция), а также Римскую конвенцию об ответственности за ущерб, причиненный воздушным судном третьим лицам на поверхности, 1952 года [2, с. 13 — 14].

Огромную роль в системе воздушного права играют также региональные международные договоры (например, многостороннее Соглашение о коммерческих правах при нерегулярных воздушных сообщениях в Европе 1956 года), а также двусторонние соглашения о воздушном сообщении. Как отмечает В. Д. Бордунов, их роль исключительно велика: всемирная сеть международных воздушных сообщений построена на этих соглашениях, и только они решают, как и каким образом воздушные суда одних государств могут осуществлять международные полеты и перевозки в другие государства [2, с. 14]. Помимо этого, он также указывает и на другие (вспомогательные) источники международного воздушного права, такие, как стандарты и рекомендуемую практику Международной организации гражданской авиации (ИКАО), соглашения между авиакомпаниями (назначенными перевозчиками) по вопросам эксплуатации международных воздушных сообщений [2, с. 57]. Иногда к источникам международного воздушного права относят также документы Международной ассоциации воздушного транспорта (ИАТА). Учитывая, что круг источников права точно определен — это международные договоры, правовые обычаи (в том числе международные), а также национальное законодательство, отнесение к источникам права регуляторов, не являющихся общепризнанными правовыми источниками, выглядит весьма спорно и требует дальнейшего изучения.

Круг отношений, регулируемых указанными выше международными соглашениями, весьма широк. В них решаются вопросы международных полетов над территориями государств, установления и использования международных воздушных сообщений, деятельности международных авиационных организаций и другие. Большинство вышеназванных международных соглашений носят ярко выраженный публично-правовой характер. Однако именно они предваряют заключение договоров перевозки гражданско-правового характера, осложненных иностранным элементом, т. е. международных.

Основополагающим нормативным правовым актом в сфере международно-правового регулирования перевозок выступает Чикагская конвенция. Согласно ст. 1 договаривающиеся государства признают, что каждое государство обладает полным и исключительным суверенитетом над воздушным пространством над своей территорией. В ст. 6 Чикагской конвенции установлено, что никакие регулярные международные воздушные сообщения не могут осуществляться над территорией или на территорию государств-участников, кроме как по специальному разрешению или с иной санкции этого государства и в соответствии с условиями такого разрешения или санкции. В исследуемой Конвенции выделяются регулярные, нерегулярные и каботажные (внутренние) воздушные сообщения. Регулярные полеты, а также нерегулярные полеты с коммерческими целями носят разрешительный характер. Для регулирования вопросов, связанных с полетами над исключительной экономической зоной, открытым морем, международными проливами и архипелажными водами, важную роль играет также Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года [13].

Российская Федерация участвует в целом ряде двусторонних международных договоров о воздушном сообщении. Как отмечает М. М. Богуславский, этими договорами, базирующимися на Чикагской конвенции, определяются коммерческие права сотрудничающих государств при осуществлении воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и почты. Эти права реализуются назначенными государствами авиапредприятиями (фактическими пользователями прав) в соответствии с заключаемыми ими коммерческими соглашениями [7, с. 359]. Одним из таких договоров является Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь о воздушном сообщении и сотрудничестве в области воздушного транспорта от 12 декабря 1997 года [3].

Что касается частноправовой сферы регулирования международных воздушных перевозок, то основную роль здесь на протяжении многих лет играет Варшавская конвенция [11], дополненная Гаагским протоколом от 28 сентября 1955 года [4] (далее — Гаагский протокол), а также призванная ее заменить Монреальская конвенция, в которой Россия не участвует. Конвенции определяют наиболее важные правила международных воздушных перевозок, касающиеся заключения договора перевозки, некоторых его условий и, главное, ответственности перевозчиков за причинение вреда жизни и здоровью пассажиров, багажу, грузу и просрочку в их доставке [9, с. 17]. Нормы международных транспортных конвенций носят императивный характер.

Нужно отметить, что правовое регулирование международных воздушных перевозок, в том числе пассажиров, осуществляется также нормами внутреннего законодательства. Это касается и коллизионных норм международного частного права, входящего в систему национального права каждого государства, а также норм внутреннего транспортного законодательства, которым является в первую очередь Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 N 60-ФЗ (далее — ВК РФ) [12].

Возвращаясь к нормам Варшавской конвенции и Монреальской конвенции, отметим: согласно ст. 1 обоих документов сферой их применения является всякая международная перевозка, осуществляемая за вознаграждение посредством воздушного судна. Обе Конвенции применяются к международным перевозкам, осуществляемым в рамках регулярных и нерегулярных международных воздушных сообщений, а также в отношении международной перевозки, осуществляемой несколькими последовательными перевозчиками, если она рассматривается ими как единая.

Наличие двух международных Конвенций, регулирующих однотипные отношения, делает актуальным вопрос о разграничении их сферы действия. Данный вопрос поднимается Н. Н. Остроумовым, который считает, что его решение содержится в ст. 55 Монреальской конвенции указанием на то, что присоединение государства к данной Конвенции не должно разрушать режим Варшавской системы. Присоединение к Монреальской конвенции не обусловлено требованием о денонсации этим государством Варшавской конвенции и не означает автоматического выхода такого государства из числа ее участников. В ст. 55 (1) Монреальской конвенции предусматривается ее преимущественная сила в отношении между государствами, участвующими в ней, перед положениями Варшавской системы [9, с. 18 — 19].

Обе рассматриваемые Конвенции дают определение международной перевозки, из которой вытекает определение международной перевозки пассажиров и багажа. Так, согласно ст. 2 Варшавской конвенции и ст. 2 Монреальской конвенции, международной является всякая перевозка, при которой место отправления и место назначения, вне зависимости от того, имеется или нет перерыв в перевозке или перегрузка, расположены либо на территории двух государств — участников Конвенции, либо на территории одного и того же государства — участника Конвенции, если остановка предусмотрена на территории другого государства, независимо от того, является ли оно участником конвенции.

Определение международной перевозки содержится также в п. 2 ст. 101 ВК РФ: «Международная воздушная перевозка — воздушная перевозка, при которой пункт отправления и пункт назначения расположены: соответственно на территориях двух государств; на территории одного государства, если предусмотрен пункт (пункты) посадки на территории другого государства». Как видим, указанное определение практически полностью воспроизводит нормы Варшавской конвенции.

Основой гражданско-правовых отношений по международной воздушной перевозке пассажиров и их багажа является договор международной воздушной перевозки пассажиров и их багажа. Как отмечает О. Н. Садиков, отношения транспортных организаций, грузовладельцев и пассажиров, складывающиеся при осуществлении перевозок между странами, основаны на договоре перевозки и регулируются в рамках названного договора [10, с. 68].

Определяя значение договора перевозки на международном транспорте, О. Н. Садиков указывает, в частности, следующее. Договор является правовым основанием возникновения обязательств по перевозке, складывающихся между пассажирами, с одной стороны, и транспортными организациями — с другой. Для осуществления транспортного процесса необходима конкретизация условий перевозки, установленных международными соглашениями и правилами национального законодательства. И что самое важное: договор международной перевозки является основанием имущественной ответственности сторон при невыполнении ими обязательств по перевозке [10, с. 68 — 69].

Ни Варшавская, ни Монреальская конвенции не дают определения договора международной воздушной перевозки. Не содержит данного понятия и ВК РФ. Как отмечает О. Н. Садиков, по своему назначению и основным правовым признакам договор международной перевозки однотипен с договором внутреннего сообщения [10, с. 70]. Безусловно, подобное сходство обусловлено в первую очередь единством предмета этих договоров — деятельности по перемещению. В соответствии с п. 1 ст. 103 ВК РФ, содержащим определение договора воздушной перевозки пассажира, по данному договору перевозчик обязуется перевезти пассажира воздушного судна в пункт назначения и доставить его багаж, а пассажир обязуется уплатить перевозчику провозную плату. Указанное определение полностью применимо и к сфере международных воздушных перевозок пассажиров с той только особенностью, что перевозка осуществляется в иностранное государство (либо предусмотрен пункт посадки (высадки) на территории иностранного государства).

Вопросы, связанные с договором перевозки пассажира, в общем виде рассматривались нами в одной из предыдущих работ [14, с. 91 — 96]. В этой связи здесь отметим следующее. Договор международной воздушной перевозки пассажиров является двусторонним (взаимным), возмездным, консенсуальным, публичным. По способу заключения указанный договор относится к договорам присоединения. Существенным условием рассматриваемого договора является его предмет — действия перевозчика по доставке пассажира в пункт назначения, а при сдаче багажа — также указанного багажа, и действия пассажира по внесению платы за проезд и провоз багажа. В литературе высказывается мнение о том, что существенным условием договора международной воздушной перевозки пассажира является также его цена [8, с. 85 — 86; 9, с. 64]. Немаловажным условием договора международной перевозки пассажира является его срок. Как отмечает В. А. Егиазаров, срок доставки пассажира к месту назначения (а также своевременная отправка пассажира) является одним из основных условий договора перевозки пассажира [5, с. 151].

Договор международной воздушной перевозки считается заключенным в момент выдачи пассажирского билета, который его удостоверяет. Согласно ст. III Гаагского протокола при перевозке пассажиров должен выдаваться билет, содержащий: а) указание места отправления и места назначения; б) если места отправления и назначения находятся в одной стране, то указание хотя бы одной остановки на территории другого государства; в) уведомление о том, что если пассажир совершает международную поездку, то к его перевозке могут применяться нормы Варшавской конвенции, ограничивающей ответственность перевозчика в случае смерти или ранения лица, а также при утере или повреждении его багажа.

Проездной билет является свидетельством заключения договора международной перевозки и его условий. Однако согласно ст. III Гаагского протокола отсутствие, неправильность или утеря проездного билета не влияют ни на существование, ни на действительность договора международной перевозки.

Согласно ст. 3 Монреальской конвенции при перевозке пассажиров выдается индивидуальный или групповой перевозочный документ, содержащий: а) указание пунктов отправления и назначения; б) если пункты отправления и назначения находятся в одном государстве, указание на остановку в иностранном государстве. При этом, как сказано в п. 2 ст. 3 Монреальской конвенции, вместо перевозочного документа могут использоваться любые другие средства, сохраняющие запись информации (так называемый электронный билет, активно используемый авиакомпаниями). При использовании таких средств перевозчик предлагает предоставить пассажиру письменное изложение информации, сохраненной таким образом.

Определенные требования предъявляются к оформлению багажа (ст. 3 Монреальской конвенции, ст. IV Гаагского протокола).

В литературе ставится вопрос о том, является ли обязательство перевозчика по перевозке багажа самостоятельным по отношению к договору перевозки пассажира или оно носит акцессорный характер? Большинство авторов признают, что обязательство по перевозке багажа (в том числе при международной перевозке) носит акцессорный по отношению к перевозке пассажира характер, которое (в отсутствие багажа) вовсе не возникает [10, с. 73; 9, с. 46; 14, с. 92 — 93].

Договор международной воздушной перевозки является международной сделкой, т. е. сделкой, содержащей иностранный элемент. Однако данная сделка не может рассматриваться как внешнеэкономическая, для которой характерно наличие сторон, имеющих коммерческие предприятия в различных государствах. У потребителя отсутствует коммерческое предприятие. Стороной, имеющей коммерческое предприятие, является только перевозчик, при этом коммерческое предприятие перевозчика не обязательно должно находиться в другой стране. Международный характер в рассматриваемом договоре присущ процессу перемещения — перевозка осуществляется в иностранное государство, хотя перевозчик, равно как и потребитель, могут оба являться российскими лицами. Аналогичного в целом мнения по данному вопросу придерживается В. В. Мосашвили [8, с. 45 — 46].

Одним из важнейших вопросов при осуществлении международной воздушной перевозки является вопрос об ответственности перевозчика за вред, причиненный пассажиру во время перевозки. При этом в литературе неоднократно возникали споры об отнесении такой ответственности к договорной или деликтной [15, с. 22]. По мнению О. Н. Садикова, при ненадлежащем исполнении обязательств по международной перевозке не должны применяться начала внедоговорной (деликтной) ответственности. Это противоречило бы природе отношений перевозчиков и клиентуры, которые имеют договорный характер, и приводило бы к использованию гражданско-правовых санкций не в соответствии с их назначением [10, с. 68 — 69].

Нужно отметить, что Варшавская конвенция и Монреальская конвенция не определяют правовой природы ответственности перевозчика. Как отмечает Т. С. Козлова, международно-правовое регулирование вопросов ответственности перевозчика за жизнь и здоровье пассажиров отличается безразличием к правовой природе такой ответственности [6, с. 22].

Согласно ст. 17 Варшавской конвенции перевозчик отвечает за вред, происшедший в случае смерти, ранения или всякого другого телесного повреждения, понесенного пассажиром, если несчастный случай, причинивший вред, произошел на борту воздушного судна или во время любых операций по посадке и высадке. Перевозчик также отвечает за вред, происшедший в случае уничтожения, потери или повреждения зарегистрированного багажа или товара, если происшествие, причинившее вред, произошло во время воздушной перевозки (п. 1 ст. 18 Варшавской конвенции). Перевозчик несет ответственность за вред, происшедший вследствие опоздания при воздушной перевозке пассажиров, багажа или товаров (ст. 19 Варшавской конвенции). Однако согласно ст. 20 Варшавской конвенции перевозчик не несет ответственности, если он докажет, что им и подчиненными ему лицами были приняты все необходимые меры к тому, чтобы избежать вреда, или что им было невозможно их принять. В том случае, если перевозчик докажет, что вина лица, потерпевшего вред, была причиной вреда или содействовала ему, суд может, согласно постановлению своего собственного закона, устранить или ограничить ответственность перевозчика (ст. 21 Варшавской конвенции).

Ответственность воздушного перевозчика согласно Варшавской конвенции и Гаагскому протоколу является ограниченной. Так, в частности, предельный размер ответственности воздушного перевозчика в отношении пассажира составляет 250 тыс. французских золотых франков, а в отношении багажа — 250 французских золотых франков за 1 кг веса. При этом для российских перевозчиков данная сумма составляет 20 долларов за 1 кг веса [1, с. 360]. Ответственность перевозчика в отношении предметов, оставляемых пассажиром при себе, ограничивается 5 тыс. франков в отношении каждого пассажира.

Варшавская конвенция содержит ряд коллизионных норм, предусматривая, например, норму о применении закона суда в отношении возможности установить возмещение в виде периодических платежей, присуждении истцу понесенных судебных издержек и др. Однако многие вопросы, связанные с международной воздушной перевозкой пассажиров, в договорах не решаются. Так, Варшавская конвенция оставила открытыми вопросы о порядке определения размера возмещения (в пределах установленного максимума), о круге лиц, имеющих право на возмещение в случае гибели пассажиров. В этих и других случаях суду необходимо будет руководствоваться коллизионными нормами национального права. Кроме того, вопрос о применимом праве возникнет, когда вред причинен во время перевозки, осуществляемой между государствами, которые не являются одновременно участниками Варшавской конвенции или Монреальской конвенции. В этом случае нормы международного договора будут неприменимы и судье потребуется определить право, нормы которого должны определять режим, основания, размер ответственности перевозчика, а также будут регулировать все иные вопросы, связанные с такой ответственностью [15, с. 52].

При определении права, применимого к отношениям вследствие причинения вреда жизни и здоровью пассажира, А. А. Щурова предлагает использовать ст. 1219 «Право, подлежащее применению к обязательствам вследствие причинения вреда» части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации от 26.11.2001 N 146-ФЗ (далее — ГК РФ). При этом данный автор считает целесообразным включить в гл. XVII ВК РФ специальную норму, которая бы предусматривала, что к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни или здоровью пассажира воздушного судна, подлежит применению право страны перевозчика [15, с. 12]. Несколько иной позиции придерживается Т. С. Козлова, которая рассматривает причинение вреда жизни и здоровья пассажира при международной перевозке как деликт, а при определении права, применимого к рассматриваемым правоотношениям, предлагает применять привязку «наиболее тесной связи» [6, с. 36].

Нормы об ответственности перевозчика предусмотрены также в главе III Монреальской конвенции. В этой связи В. Д. Бордунов отмечает, что Монреальская конвенция ввела двухуровневую систему ответственности за причинение вреда жизни и здоровью пассажира. Первый уровень — объективная ответственность в размере до 100 тыс. специальных прав заимствования (далее — СПЗ) независимо от вины перевозчика. Второй уровень основывается на презумпции вины перевозчика и не предусматривает ограничения ответственности [2, с. 55 — 56]. В случае вреда, причиненного при перевозке лиц в результате задержки, ответственность перевозчика ограничивается суммой 4150 СПЗ, а в случае уничтожения, утери или задержки багажа ограничивается суммой 1000 СПЗ за исключением установленных Монреальской конвенцией случаев. Документ также предусматривает ряд коллизионных привязок и не решает всех вопросов, которые могут возникнуть при осуществлении международных воздушных перевозок. Учитывая возможное присоединение Российской Федерации к Монреальской конвенции, видится актуальным более детальное изучение положений данного международного правового акта.

Список литературы

——————————————————————

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное).

——————————————————————

1. Богуславский М. М. Международное частное право: Учеб. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2011.

2. Бордунов В. Д. Международное воздушное право: Учеб. пособие. М., 2007.

3. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь о воздушном сообщении и сотрудничестве в области воздушного транспорта от 12.12.1997 // Бюллетень международных договоров. 1998. N 6.

4. Протокол относительно изменения Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, подписанной в г. Варшаве 12 октября 1929 года (подписан в г. Гааге 28.09.1955) // Ведомости ВС СССР. 1957. N 8. Ст. 217.

5. Егиазаров В. А. Транспортное право: Учеб. 6-е изд., доп. и перераб. М., 2008.

6. Козлова Т. С. Правовое регулирование ответственности за причинение вреда жизни и здоровью пассажиров при международной воздушной перевозке: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

7. Международное частное право: Учеб. / Отв. ред. Г. К. Дмитриева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004 (глава 13 написана проф. К. А. Бекяшевым).

8. Мосашвили В. В. Договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа: понятие, особенности, система правового регулирования: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

9. Остроумов Н. Н. Договор перевозки в международном воздушном сообщении. М., 2009.

10. Садиков О. Н. Правовое регулирование международных перевозок. М., 1981.

11. Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок (заключена в г. Варшаве 12.10.1929) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. VIII. М., 1935. С. 326 — 339.

12. Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 N 60-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1997. N 12. Ст. 1383.

13. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву (заключена в г. Монтего-Бее 10.12.1982) // Собрание законодательства РФ. 1997. N 48. Ст. 5493.

14. Стригунова Д. П. Договор перевозки пассажира в российском законодательстве // Современное право. 2012. N 7.

15. Щурова А. А. Ответственность воздушного перевозчика за причинение вреда жизни и здоровью пассажира при международной перевозке: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

References

——————————————————————

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное).

——————————————————————

1. Boguslavskij M. M. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Ucheb. 6-e izd., pererab. i dop. M., 2011.

2. Bordunov V. D. Mezhdunarodnoe vozdushnoe pravo: Ucheb. posobie. M., 2007.

3. Soglashenije mezhdu Pravitel’stvom RF i Pravitel’stvom Respubliki Belarus’ o vozdushnom soobshchenii i sotrudnichestve v oblasti vozdushnogo transporta ot 12.12.1997 // Bjulleten’ mezhdunarodnyh dogovorov. 1998. N 6.

4. Protokol otnositel’no izmenenija Konvencii dlja unifikacii nekotoryh pravil, kasajushhihsja mezhdunarodnyh vozdushnyh perevozok, podpisannoj v g. Varshave 12 oktjabrja 1929 goda (podpisan v g. Gaage 28.09.1955) // Vedomosti VS SSSR. 1957. N 8. St. 217.

5. Egiazarov V. A. Transportnoe pravo: Ucheb. 6-e izd., dop. i pererab. M., 2008.

6. Kozlova T. S. Pravovoe regulirovanie otvetstvennosti za prichinenie vreda zhizni i zdorov’ju passazhirov pri mezhdunarodnoj vozdushnoj perevozke: Dis. … kand. jurid. nauk. M., 2011.

7. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Ucheb. / Otv. red. G. K. Dmitrieva. 2-e izd., pererab. i dop. M., 2004 (glava 13 napisana prof. K. A. Bekjashevym).

8. Mosashvili V. V. Dogovor mezhdunarodnoj vozdushnoj perevozki passazhira i bagazha: ponjatie, osobennosti, sistema pravovogo regulirovanija: Dis. … kand. jurid. nauk. M., 2011.

9. Ostroumov N. N. Dogovor perevozki v mezhdunarodnom vozdushnom soobshhenii. M., 2009.

10. Sadikov O. N. Pravovoe regulirovanie mezhdunarodnyh perevozok. M., 1981.

11. Konvencija dlja unifikacii nekotoryh pravil, kasajushhihsja mezhdunarodnyh vozdushnyh perevozok (zakljuchena v g. Varshave 12.10.1929) // Sbornik dejstvujushhih dogovorov, soglashenij i konvencij, zakljuchennyh SSSR s inostrannymi gosudarstvami. Vyp. VIII. M., 1935. S. 326 — 339.

12. Vozdushnyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 19.03.1997 N 60-FZ // Sobranie zakonodatel’stva RF. 1997. N 12. St. 1383.

13. Konvencija Organizacii Ob’edinennyh Nacij po morskomu pravu (zakljuchena v g. Montego-Bee 10.12.1982) // Sobranie zakonodatel’stva RF. 1997. N 48. St. 5493.

14. Strigunova D. P. Dogovor perevozki passazhira v rossijskom zakonodatel’stve // Sovremennoe pravo. 2012. N 7.

15. Shhurova A. A. Otvetstvennost’ vozdushnogo perevozchika za prichinenie vreda zhizni i zdorov’ju passazhira pri mezhdunarodnoj perevozke: Dis. … kand. jurid. nauk. M., 2009.

——————————————————————

Название документа