Доверие как способ потерять наследство, и можно ли предотвратить такие потери

(Чаевцев Ю.)

(«Жилищное право», 2013, N 12)

Текст документа

ДОВЕРИЕ КАК СПОСОБ ПОТЕРЯТЬ НАСЛЕДСТВО,

И МОЖНО ЛИ ПРЕДОТВРАТИТЬ ТАКИЕ ПОТЕРИ

Ю. ЧАЕВЦЕВ

Чаевцев Юрий, ведущий юрисконсульт департамента лесного хозяйства Ростовской области.

Добровольно отказавшись от наследства, восстановить свое право на него будет невозможно. На практике граждане часто подписывают отказ от получения своей доли в наследуемом имуществе, поверив обещаниям других наследников впоследствии разделить все поровну или в любом другом удобном для отказывающихся порядке. Когда же дело доходит до исполнения этих обещаний, ситуация кардинально меняется…

Данная проблема в последнее время очень часто рассматривается российскими судами. Решение в этом направлении зачастую принимается не в пользу гражданина, отказавшегося от наследства — в целях якобы экономии — в пользу единственного наследника.

Каменский районный суд под председательством судьи А. А. Федонина рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по иску Ал. В. Донченко к Ан. В. Донченко о признании недействительным отказа от наследства, признании права собственности на долю дома и земельного участка. В судебном заседании было установлено: Ал. В. Донченко обратилась в суд с иском к своей внучке Ан. В. Донченко, указав в заявлении, что истица подарила домовладение своему сыну, который проживал в доме со своей дочерью, ответчицей по делу. Сын у истицы умер, вследствие чего Ал. В. Донченко находилась в болезненном состоянии. Истица и ответчица после смерти стали наследницами первой очереди. В состав наследства вошли домовладение и автомобиль. Ответчица — Ан. В. Донченко в присутствии свидетелей обещала истице передать ей автомобиль и право пользования частью участка в домовладении. В этой связи Ал. В. Донченко в нотариальной конторе отказалась от наследства в пользу внучки — ответчицы по делу. После получения свидетельства о праве на наследство по закону ответчица — Ан. В. Донченко своего обещания передать истице автомобиль и часть земельного участка не выполнила. Истица — Ал. В. Донченко просит суд признать ее отказ от наследства недействительным, признать за ней право собственности на долю домовладения, уменьшив право собственности ответчицы на это имущество до 1/2 доли.

В данном деле видно, какие серьезные ошибки допустил истец.

В судебном заседании истица — Ал. В. Донченко, настаивая на удовлетворении своих требований, дала показания, аналогичные содержанию заявления. Она дополнила, что после смерти сына действительно плохо себя чувствовала, однако в больницу за медпомощью не обращалась, в стационаре не находилась, в связи с чем документальных доказательств невозможности понимать в то время свои действия она представить не может. Какого-либо письменного документа о предстоящей передаче ей автомобиля и части земельного участка ответчица не составляла. До поездки к нотариусу Ал. В. Донченко сообщила своему старшему сыну, что всю свою долю в наследстве отдаст своей внучке — Ан. В. Донченко, после чего та отдаст ей автомобиль. В нотариальной конторе она подписала отказ от наследства; считает, что это было сделано через полгода после смерти младшего сына. Она не отрицает своей подписи в представленной копии заявления об отказе от наследства, написанного от ее имени. О получении ответчицей свидетельства о праве на наследство истице — Ал. В. Донченко стало известно через полгода после смерти сына.

Адвокат поддержал иск своей доверительницы, полагая его законным, обоснованным приведенными доказательствами.

Ответчица — Ан. В. Донченко в судебном заседании с иском Ал. В. Донченко не согласилась. Она пояснила, что никому ничего из наследственного имущества не обещала. Ее бабушка — Ал. В. Донченко сама говорила, что из имущества умершего сына ей ничего не надо. При оформлении у нотариуса отказа истицы от наследства нотариус разъясняла последствия отказа. Ал. В. Донченко была при этом в нормальном состоянии, все происходящее понимала. В настоящее время право собственности на домовладение зарегистрировано за ответчицей — Донченко Ан. В.

Адвокат А. В. Коробейник в судебном заседании поддержал позицию своей доверительницы Ан. В. Донченко, просил применить в отношении требований истицы о признании недействительным отказа от наследства срок исковой давности, установленный ч. 2 ст. 181 ГК РФ. Представитель ответчицы считает неподтвержденными обстоятельства, на которые ссылается истица, также как непонимание ею событий и их последствий при подписании заявления об отказе от наследства. Он обращает внимание на то, что заявление истицы об отказе от наследства составлено в присутствии нотариуса, прочитано вслух. Обещание дара, на что ссылается истица, не подтверждено в установленном законом порядке, поскольку нет письменных тому доказательств.

Выслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, допросив свидетелей, суд считает, что иск Ал. В. Донченко удовлетворению не подлежит ввиду следующего.

Истица — Ал. В. Донченко и ответчица — Ан. В. Донченко в силу ст. 1142 ГК РФ являются наследниками первой очереди, что не оспаривается сторонами, подтверждается нотариально удостоверенными действиями, совершенными ими. Так, согласно справке нотариуса г. Каменск-Шахтинского (л. д. N 2-1426/2012 — 2-1466/2012) после смерти отца по заявлению Ан. В. Донченко заведено наследственное дело, в котором имеется заявление Ал. В. Донченко от того же числа об отказе от наследства в пользу Ан. В. Донченко. Другие наследники с заявлениями не обращались. По состоянию на 2010 г. выданы свидетельства о праве наследования на дом и земельный участок и на автомашину.

На л. д. N 2-1426/2012 — 2-1466/2012 представлена копия полученного ответчицей — Ан. В. Донченко свидетельства о праве на наследство, согласно которому она унаследовала по закону целое спорное домовладение (жилой дом и земельный участок), находившееся при жизни в собственности ее отца. Требований о признании этого свидетельства о праве на наследство по закону, в целом или в части, ответчицей не заявлено. Право собственности на это имущество зарегистрировано за ответчицей в Управлении Росреестра в установленном законом порядке.

В силу ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Оценивая требования истицы о признании недействительным ее отказа от наследства, суд исходит из положений ч. 1, 3 ст. 1157 ГК РФ, согласно которым наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (ст. 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества, отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

Факт отказа истицы от наследства следует из копии ее заявления, содержание которого, кроме даты его составления, а также ее подпись истицей не оспариваются (л. д. N 2-1426/2012 — 2-1466/2012). В заявлении конкретно и недвусмысленно выражена воля Ал. В. Донченко об отказе от причитающейся ей доли наследства умершего в пользу его дочери Ан. В. Донченко. В документе отражено, что нотариусом разъяснены последствия отказа от наследства, предусмотренные ст. 1157, 1158 ГК РФ, в том числе о невозможности отменить его или взять обратно. Текст заявления зачитан вслух, подлинность подписи Ал. В. Донченко и ее личность удостоверены нотариусом.

Суть оснований иска Ал. В. Донченко сводится к тому, что она отказалась от причитающейся ей доли наследства, будучи обманутой второй наследницей — Ан. В. Донченко, обещавшей ей после оформления своих наследственных прав передать из унаследованного имущества автомобиль и часть земельного участка в домовладении.

В обоснование этого истицей представлены свидетели: ее сожитель, невестка, сын.

Так, свидетель в судебном заседании показал: он слышал, что Ан. В. Донченко обещала истице по истечении полугода после смерти своего отца передать той унаследованные автомобиль и часть земельного участка. Способ предполагавшейся передачи этого имущества свидетелю неизвестен. Он с Ал. В. Донченко, Ан. В. Донченко и ее матерью ездили к нотариусу, где Ал. В. Донченко подписала заявление об отказе от наследства в пользу ответчицы. При этом Ал. В. Донченко чувствовала себя нормально, соответственно возрасту. Она понимала, зачем едет к нотариусу. По выходе от нотариуса состояние Ал. В. Донченко не изменилось. К нотариусу Ал. В. Донченко ехала без принуждения со стороны кого бы то ни было.

Построение правильной защиты со стороны ответчика имеет подтверждение, помимо документальных фактов, еще и свидетельской базой.

Правильно построенный опрос свидетеля со стороны защитника ответчика приводит к построению субъективного мнения о действиях истца.

Сын истицы в судебном заседании в качестве свидетеля подтвердил, что слышал обещание ответчицы после оформления наследства передать его матери автомобиль и часть земельного участка. Мать участвовала в обсуждении вопросов принятия и оформления наследства, ее состояние не препятствовало этому. Какого-либо давления на мать со стороны, понуждающего ее отказаться от доли наследства, не было.

Об обстоятельствах составления и подписания истицей заявления об отказе от наследства свидетель и его жена судят со слов Ал. В. Донченко.

Свидетель, мать ответчицы, в судебном заседании показала, что в ее присутствии ее дочь никому никогда, в том числе и в нотариальной конторе при подписании истицей заявления об отказе от наследства, не обещала передать часть унаследованного имущества. Свидетель была в кабинете нотариуса, но в его общение с истицей не вмешивалась, находилась в отдалении.

Из показаний указанных свидетелей, содержания заявления об отказе от наследства суд считает установленным, что истица — Ал. В. Донченко в момент составления и подписания заявления понимала значение и последствия совершаемых ею действий, препятствия к этому отсутствовали, ее воля на отказ от наследства нарушена не была. Нотариус разъяснил ей последствия отказа от наследства, предусмотренные ст. 1157 ГК РФ, и то, что такой отказ не может быть впоследствии изменен или взят обратно. Какого-либо давления, направленного на искажение воли истицы, не было.

Относительно якобы имевшегося обещания ответчицы передать после вступления в наследство истице автомобиль и часть земельного участка было разъяснено, что суд оценивает доказательства исходя из положений ст. 56 ГПК РФ, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Как установлено в судебном заседании, истица основывает свои требования на якобы имевшем место обмане со стороны ответчицы, обещавшей передать ей часть унаследованного ею имущества, что послужило причиной отказа истицы от своей доли наследства.

Проще говоря, суду необходимо представить только документальное подтверждение своих требований.

Согласно п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 гл. 9 ГК РФ) и специальными правилами раздела V ГК РФ.

То есть требования о признании недействительным отказа Ал. В. Донченко от наследства вытекают из положений ст. 179 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), по иску потерпевшего может быть признана судом недействительной.

В данном случае суд считает, что истицей в установленном законом порядке не доказано наличие обмана в отношении ее со стороны ответчицы как причины последовавшего ее отказа от наследства.

Если при получении наследства между наследниками нет близких отношений, это значит, что необходима перестраховка.

Соответственно, из представленных истцом суду доказательств, а также показаний свидетелей по делу следует, что какого-либо письменного договора, соглашения, письменного документа об обязанности ответчицы подарить или иным способом передать часть унаследованного имущества истице после оформления наследства в собственность ответчицы не имеется.

В соответствии с ч. 1 ст. 161 ГК РФ сделки должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки. В силу ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

Таким образом, свидетельские показания об обещании ответчицы после оформления своего права собственности передать истице унаследованные автомобиль и часть земельного участка в домовладении не могут быть приняты судом как доказательства наличия сделки, подлежащей доказыванию установленным законом способом.

При указанных обстоятельствах суд считает, что совокупность представленных и исследованных в судебном заседании доказательств не дает достаточных оснований считать, что истица — Ал. В. Донченко, отказываясь от наследства, находилась в состоянии обмана со стороны ответчицы относительно природы и последствий совершенного истицей действия.

Кроме того, самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска Ал. В. Донченко является пропуск ею срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной. Согласно ч. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Исчисление срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 178), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Из показаний истицы в судебном заседании следует, что она узнала о нарушении своего права после получения ответчицей свидетельства о праве на наследство. Это же следует из содержания искового заявления (л. д. N 2-1426/2012 — 2-1466/2012). Согласно справке нотариуса ответчицей свидетельство о наследстве по закону в отношении жилого дома и земельного участка получено. С настоящим иском истица обратилась в суд более чем через год, т. е. по истечении срока давности. О восстановлении этого срока Ал. В. Донченко ни в своем заявлении, ни в судебном заседании не просила.

Вышеуказанные допущенные ошибки истицы привели, соответственно, к окончательному законному мнению суда.

Нижеуказанные факты приводят к существенным растратам истца, не подготовившегося должным образом к защите своих нарушенных прав.

При принятии судом иска Ал. В. Донченко к своему производству истицей уплачена госпошлина. Определением суда уплата полного объема госпошлины истице отсрочена до рассмотрения иска по существу. Поскольку в удовлетворении иска Ал. В. Донченко отказано, с нее в соответствии с ч. 2 ст. 103 ГПК РФ в бюджет муниципального образования подлежит взысканию неуплаченная госпошлина.

Помимо растрат на представителя истец, соответственно, несет существенные материальные траты на уплату государственной пошлины и оплату услуг представителя ответчика.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ с истицы в пользу ответчицы по ее заявлению подлежат взысканию расходы на оплату услуг представителя, что подтверждено квитанцией на л. д. N 2-1426/2012 — 2-1466/2012. Суд с учетом сложности рассмотренного дела считает данную сумму разумной. Истица в судебном заседании эти расходы по основаниям их несоразмерности не оспаривала.

Вынесенное решение по иску гр. Ал. В. Донченко.

В удовлетворении иска к Ан. В. Донченко о признании недействительным отказа от наследства в заявлении о признании права собственности на 1/2 долю дома и земельного участка отказать.

Взыскать с Ал. В. Донченко в бюджет муниципального объединения госпошлину, уплата которой была отсрочена до рассмотрения иска по существу.

Взыскать с Ал. В. Донченко в пользу Ан. В. Донченко расходы по оплате услуг представителя.

Аналогичные ситуации, как я уже отмечал, происходят по всей территории Российской Федерации:

Дело N 2-1292/2010. Абинский районный суд Краснодарского края в составе председательствующего — судьи А. А. Холошина, с участием: истца — В. П. Верпаховского, ответчика — Л. М. Верпаховской, ее представителя — адвоката Е. Г. Уманской, при секретаре Н. Г Стрелецкой рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В. П. Верпаховского к Л. М. Верпаховской о признании недействительным отказа от наследства.

В. П. Верпаховский обратился в суд с указанным заявлением по тем основаниям, что ответчица является его матерью. После смерти его отца, П. В. Верпаховского, его наследниками по закону являлись он и ответчица. Ответчица уговорила В. П. Верпаховского написать заявление об отказе от наследства в ее пользу, объяснив это тем, что в ином случае им придется нести двойные расходы по оформлению наследства. Л. М. Верпаховская убедила сына в том, что впоследствии все имущество перейдет к нему, т. к. он является единственным наследником, заверив, что он как проживал, так и будет проживать в наследственном доме. В. П. Верпаховский такое заявление написал, и его мать вступила в наследство одна. Жена и дети зарегистрировались в указанном доме по месту жительства и прописаны в нем до настоящего времени.

Суть проблемы ясна: вынесенное решение по данному делу аналогично вышеизложенному.

В удовлетворении исковых требований В. П. Верпаховского к Л. М. Верпаховской о признании недействительным отказа от наследства отказать.

Взыскать с В. П. Верпаховского в пользу Л. М. Верпаховской расходы на представителя в сумме 15 тыс. руб.

Отменить наложенные определением Абинского райсуда обеспечительные меры дела по иску В. П. Верпаховского к Л. М. Верпаховской о признании недействительным отказа от наследства в виде ареста на земельный участок площадью 3928 кв. м с кадастровым номером 23:01:02 006:0002 и домовладение, расположенные по адресу: хутор Екатериновский, ул. Лучезарная.

Положительные решения в пользу истцов выносятся крайне редко и в основном только по признанию ответчиками требований со стороны истцов.

3 марта 2011 г. Нижневартовский районный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры в составе председательствующего — судьи С. В. Кобяшевой, при секретаре И. В. Тамуркиной, с участием истца — Н. С. Пекариной, ответчика — Л. А. Корневой рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Н. С. Пекариной к Л. А. Корневой о признании недействительным отказа от наследства. Истец обратилась в суд с указанным иском, мотивируя свои требования тем, что после смерти ее отца осталось наследство, часть которого находится в Нижневартовском районе и представляет собой право собственности в квартире. Договорившись с Л. А. Корневой о том, что она не будет претендовать на имущество, находящееся в Нижневартовском районе, а Л. А. Корнева — на долю в квартире, Н. С. Пекарина обратилась к нотариусу и написала заявление об отказе от наследства. Нотариус разъяснила положения закона, но истица после похорон не смогла оценить ситуацию, считая, что отказывается только от наследства в Нижневартовском районе. Истица считает, что на основании ч. 1 ст. 178 ГК РФ отказ от наследства должен быть признан недействительным, т. к. она заблуждалась, что отказывается и от доли в квартире, оставшейся после смерти отца. В дальнейшем при разбирательстве ответчик — Л. А. Корнева исковые требования признала в полном объеме, приобщила письменное заявление о признании иска, последствия, предусмотренные ст. 173 ГПК РФ, ей разъяснены и понятны. Л. А. Корнева дополнила, что не претендует на долю в наследстве, они совместно с истцом обратятся к нотариусу для получения свидетельства о разделе наследственного имущества. Судом вынесено по делу соответствующее решение: признать недействительным отказ Н. С. Пекариной от наследства, открывшегося после смерти ее отца, в пользу Л. А. Корневой.

Но вышеуказанный пример представляет собой редкий случай при разделе имущества.

P. S. Стоит обратить внимание на следующее. Чтобы не допускать судебных тяжб или же чтобы подача такого рода исковых заявлений прошла для истца без серьезных последствий, он должен:

1) не пропустить срок исковой давности (или же иметь основания для его восстановления);

2) иметь документально оформленную доказательную базу или как минимум запись разговора на диктофон, если истец решил поверить на слово своему родственнику о дальнейшем разделе имущества;

3) в обязательном порядке иметь на руках подтверждающие документы относительно обращения в поликлинику или любое медицинское учреждение;

4) обратиться к юридически грамотному представителю, который может разъяснить истцу все последствия подачи такого рода иска как материальные, так и моральные.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *