Значение добросовестности владения для приобретательной давности

(Багаев В. А.) ("Закон", 2013, N 12) Текст документа

ЗНАЧЕНИЕ ДОБРОСОВЕСТНОСТИ ВЛАДЕНИЯ ДЛЯ ПРИОБРЕТАТЕЛЬНОЙ ДАВНОСТИ

В. А. БАГАЕВ

Багаев Владимир Ахсарович, руководитель проекта Zakon. ru, MJur (Oxon).

Реформа ГК РФ предполагает отказ от реквизита добросовестности давностного владения. В статье показаны причины принятия этого решения и дана его оценка с точки зрения места добросовестности в институте приобретательной давности. Автор считает, что сбалансированная конструкция приобретательной давности должна предусматривать возможность как добросовестного, так и недобросовестного владения. Для последнего срок должен быть более длительным. На этом основании критикуется единый тридцатилетний срок давностного владения в отношении имущества, выбывшего из владения собственника помимо его воли.

Ключевые слова: приобретение права собственности, приобретательная давность, владение, добросовестность, недвижимое имущество.

Введение

В рамках реформы ГК РФ предлагается отказаться от реквизита добросовестности давностного владения. Упоминание о нем исключено из статьи о приобретательной давности в проекте изменений в ГК РФ (далее - проект ГК РФ). Одновременно планируется ввести удлиненный срок приобретательной давности для случаев, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли (п. 1 ст. 242 проекта ГК РФ). На длительность этого срока не влияет то, что владелец может быть добросовестным. Попробуем разобраться, какие соображения привели законодателя к такому решению и насколько оно оправданно с политико-правовой точки зрения. Для этого вначале вкратце проследим историю понимания и применения этого реквизита в современном российском праве и затем обратимся к его функциям в рамках этого способа приобретения права собственности. В статье преимущественно будут затрагиваться вопросы давностного владения недвижимым имуществом, поскольку именно в отношении его данный способ приобретения имеет практическое значение <1>. -------------------------------- <1> Из сотен дел в арбитражных судах, касающихся данного института, только единицы относятся к движимым объектам.

1. Добросовестность давностного владения в российской доктрине и практике

1.1. Базовый принцип

В российской доктрине, как правило, давностное владение признается добросовестным, если владелец не знал и не должен был знать о том, что он не является собственником <2>. Такое понимание соответствует традиции, восходящей к римскому праву <3>. Однако более точно говорить о добросовестности положительно - как о мнении владельца о наличии у него права собственности. Иначе пришлось бы признавать добросовестным того, кто не считает себя собственником в силу одного (мнимого) порока сделки, в то время как в действительности порок у нее иной <4>. Например, приобретатель считает продавца вором, хотя на самом деле он собственник, но лишенный дееспособности. -------------------------------- <2> См., напр.: Бевзенко Р. С. Тенденции судебной практики разрешения споров, связанных с первоначальным возникновением права собственности на недвижимое имущество // Закон. 2008. N 3. С. 39, 40; Богданов Е. Категория "добросовестности" в гражданском праве // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 12; Вороной В. В. Добросовестность как гражданско-правовая категория // Законодательство. 2002. N 6. С. 20; Емельянов В. И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М., 2002. С. 93; Латыев А. Н. Правовое положение лица, владеющего имуществом в течение срока приобретательной давности // Российский юридический журнал. 2001. N 4. С. 95; Рудоквас А. Д. Спорные вопросы учения о приобретательной давности. М., 2011. С. 104; Толстой Ю. К. Приобретательная давность // Правоведение. 1993. N 6. С. 25 (как будет показано далее, в настоящее время Ю. К. Толстой понимает добросовестность шире). <3> См., напр.: Барон Ю. Система римского гражданского права. С. 391. В том же смысле писал И. А. Покровский (см.: Покровский И. А. История римского права. СПб., 1998. С. 304). <4> На это обратил внимание Г. Дернбург (см.: Дернбург Г. Пандекты. СПб., 1905. Т. 2. Вещное право. С. 67). Положительное определение добросовестности было распространено в дореволюционной литературе (см.: Азаревич Д. Система римского права: университетский курс. СПб., 1887. Т. 1. С. 397, 398; Дормидонтов Г. Ф. Система римского права. Вещное право. Казань, 1913. С. 129; Ефимов В. В. Догма римского права. Особенная часть: Лекции. СПб., 1894. С. 80, 81; Попович П. В. Оправдание давности и давность владения в древнеримском гражданском праве. Варшава, 1911. С. 59; Хвостов В. М. Система римского права. II Вещное право. 3-е изд. М., 1908. С. 29, 30).

Определение добросовестности, данное высшими судами, в целом совпадает с господствующим в доктрине подходом: "...давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности" (абз. 3 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", далее - Постановление N 10/22). Помимо общего понятия добросовестности, в этом разъяснении указывается, на какой момент она должна существовать. Речь идет о получении владения. Таким образом, суды встали на позицию ученых, выступавших за применение в российском праве римского принципа о том, что последующая недобросовестность не вредит приобретательной давности - mala fides superveniens non nocet <5>. -------------------------------- <5> См., напр.: Барон Ю. Указ. соч. С. 389; Дормидонтов Г. Ф. Указ. соч. С. 129; Хвостов В. М. Указ. соч. С. 30. Противоположная позиция была занята каноническим правом. Оно предъявляло повышенные моральные требования к участникам юридических отношений и рассматривало последующую недобросовестность как грех (см., напр.: Барон Ю. Указ. соч. С. 261, 389). В европейских законодательствах примеру канонического права следует, например, Германия (только для движимых вещей - § 937 (2) Германского гражданского уложения (ГГУ)).

1.2. Добросовестность и бесхозяйное имущество

Описанный традиционный подход не подходит для бесхозяйных вещей. Вступая во владение ими, невозможно не знать об отсутствии основания возникновения права собственности. Конечно, могут быть исключения. Например, когда покупатель земельного участка занимает прилегающую к нему бесхозяйную территорию, добросовестно полагая, что она включена в предмет продажи. Правда, в таком случае возникает вопрос, не нарушает ли его добросовестность то, что он не сверил фактически занятый им участок с кадастровым планом <6>. Другой пример - приобретение бесхозяйной недвижимости в результате сделки. Это возможно, если отчуждатель в действительности не был собственником и при этом недвижимость никому не принадлежит. Однако было бы странным предполагать, что, прямо допуская давностное владение бесхозяйной недвижимостью (п. 3 ст. 225 ГК РФ), законодатель имел в виду именно эти исключительные ситуации. -------------------------------- <6> В Голландии, например, данное обстоятельство не принимается во внимание. См.: Marais E. J. Acquisitive Prescription in View of the Property Clause: Dissertation presented in partial fulfillment of the requirements for the degree of Doctor of Laws at Stellenbosch University. 2011. P. 127. URL: http://scholar. sun. ac. za/handle/10019.1/18004 (дата обращения: 14.07.2013).

Дополнительные сложности создает и презумпция государственной собственности на землю (п. 2 ст. 214 ГК РФ) <7>. Из нее следует, что даже явно заброшенный участок, сведений о котором нет в реестре, должно считать принадлежащим государству. При таких условиях бесхозяйные земельные участки фактически исключены из сферы действия приобретательной давности <8>. Вероятно, это и имеют в виду высшие суды, когда, рассуждая о приобретательной давности, обращают внимание на необходимость учитывать, что находящиеся в публичной собственности земельные участки "приобретаются <...> в порядке, установленном земельным законодательством" (п. 16 Постановления N 10/22) <9>. -------------------------------- <7> Очевидно, что ее существование - результат условий, имевшихся во время принятия первой части ГК РФ. В тот момент еще не сформировался рынок земли, во многом из-за того, что вступление в силу специальной главы ГК РФ о правах на земельные участки было отложено до принятия Земельного кодекса РФ. Тогда можно было разумно предполагать, что незанятая земля принадлежит публичному субъекту, ибо ранее она находилась в собственности государства. Однако по мере вовлечения ее в оборот оснований для подобной презумпции становится все меньше. <8> На это обращает внимание и К. И. Скловский (см.: Скловский К. И. Комментарий к Постановлению Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав". М., 2011. С. 38, 39). <9> Это подтверждается практикой нижестоящих судов. В одном судебном акте сказано, что "Земельный кодекс Российской Федерации не предполагает возникновения права на землю в силу приобретательной давности" (см.: Постановление ФАС ВСО от 15.11.2010 по делу N А74-516/2010; Определением ВАС РФ от 28.03.2011 N ВАС-2866/11 отказано в пересмотре данного дела). Похожий вывод сделан в Постановлениях ФАС СКО от 09.03.2011 по делу N А32-19760/2010 и ФАС УО от 23.11.2010 по делу N А50-5307/2010. В другом деле суд указал, что спорный земельный участок не является бесхозяйным, т. к. все земельные участки находятся в государственной собственности (см.: Постановление ФАС СЗО от 11.03.2010 по делу N А56-17681/2009).

Некоторые исследователи попытались решить описанные проблемы путем расширения содержания понятия добросовестности. Так, авторы практического пособия по приобретательной давности пишут: "...по нашему мнению, добросовестность лица, занявшего участок, ограничивается впечатлением о том, что участок не возделывается, а значит, заброшен (собственник неизвестен или от участка отказался)" <10>. В другом сочинении выражено мнение, что завладение бесхозяйной недвижимостью "опирается на прямое разрешение закона, т. е. признается правомерным", а потому добросовестным <11>. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография Н. В. Карловой, Л. Ю. Михеевой "Приобретательная давность и правила ее применения" включена в информационный банк. ------------------------------------------------------------------ <10> Карлова Н. В., Михеева Л. Ю. Приобретательная давность и правила ее применения: Практическое пособие. М., 2002. С. 46. <11> Мисник Н. Н. О владении имуществом как собственным и добросовестном владении в приобретательной давности // Вестник гражданского права. 2007. N 2. С. 52 - 54. Е. А. Останина предлагает распространить приобретательную давность на бесхозяйное имущество, полагая, что сейчас она к такому имуществу неприменима ввиду узкой трактовки судами термина "добросовестность" (см.: Останина Е. А. Приобретательная давность в контексте правоприменительной практики // Вещные права: постановка проблемы и ее решение: Сб. ст. / Отв. ред. М. А. Рожкова. М., 2011. С. 281 - 287).

1.3. "Смягчение" добросовестности и отказ от нее

Попытки раздвинуть границы добросовестности в случае с недвижимым имуществом свидетельствуют о том, что этот реквизит существенно сужает сферу действия приобретательной давности. Ситуация осложняется тем, что в России, в отличие от других систем континентального права или смешанных правовых систем, не допускается недобросовестное давностное владение. В результате при строгом подходе к определению добросовестности у значительного числа владельцев ее обнаружить нельзя. Никто из них не может полагаться на приобретательную давность, а правовое положение находящегося в их владении имущества оказывается неопределенным. Это особенно ярко проявляется опять же в случае с недвижимостью. Как правило, для приобретения права собственности на нее требуется государственная регистрация. Приобретатель вещи, не зарегистрировавший свое право, не может считаться добросовестным <12>. Это так, даже если он ввиду юридической неграмотности не знал о необходимости зафиксировать свое право в реестре <13>. В таком случае он допускает ошибку в праве (error iuris), которую не принято считать извинительной <14>. В связи с этим Н. В. Карлова и Л. Ю. Михеева отмечают: "Очевидно, что <...> обязательная государственная регистрация прав на недвижимое имущество вступает в противоречие с возможностью добросовестного завладения недвижимостью" <15>. -------------------------------- <12> См.: Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. 4-е изд. М., 2008. С. 395. Так же квалифицируют эту ситуацию, например, в Голландии (см.: Marais E. J. Op. cit. P. 125). ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография Н. В. Карловой, Л. Ю. Михеевой "Приобретательная давность и правила ее применения" включена в информационный банк. ------------------------------------------------------------------ <13> Ср.: "Жизнь показывает, что для многих граждан правоустанавливающим документом является расписка продавца, выданная покупателю в том, что покупная цена уплачена полностью. Обладая таким "документом", люди всерьез считают себя законными хозяевами вещи" (Карлова Н. В., Михеева Л. Ю. Указ. соч. С. 27). <14> Васьковский Е. В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов. М., 2002. С. 81, 82; Гришаев С. П. Правовой режим недвижимого имущества. 2007. § 4 гл. 1 // СПС "КонсультантПлюс"; Логинов К. А., Чернышов Д. В. Приобретательная давность как основание признания права собственности на недвижимое имущество // Закон. 2007. N 8. С. 104; Рудоквас А. Д. О непрерывном, открытом и добросовестном давностном владении // Цивилистические исследования: Сб. науч. тр. Вып. 1 / Под ред. Б. Л. Хаскельберга, Д. О. Тузова. М., 2004. С. 161; Скловский К. И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении: практические вопросы. М., 2004. С. 182. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография Н. В. Карловой, Л. Ю. Михеевой "Приобретательная давность и правила ее применения" включена в информационный банк. ------------------------------------------------------------------ <15> Карлова Н. В., Михеева Л. Ю. Указ. соч. С. 44.

В качестве выхода А. Д. Рудоквас предлагает в отдельных случаях признавать владельца добросовестным, несмотря на отсутствие регистрации. Данное исключение может быть применено при приобретении ранее не зарегистрированного объекта гражданином <16>. -------------------------------- <16> См.: Рудоквас А. Д. Спорные вопросы учения о приобретательной давности. С. 45, 46.

Жесткое понимание добросовестности для целей применения приобретательной давности приводит к неопределенному правовому положению недвижимого имущества и в области коммерческой деятельности. Значительное число промышленных и торговых объектов досталось современным российским предпринимателям "в наследство" от советских организаций. Все они должны были приобретаться в порядке приватизации. Регулирующее ее законодательство было довольно разрозненным и запутанным. Ситуация усугублялась тем, что на практике огромные имущественные комплексы передавались новым юридическим лицам без составления пообъектных списков, в результате чего трудно установить, был ли приобретен тот или иной объект с соблюдением законодательства <17>. Поэтому неудивительно, что большинство дел о приобретательной давности в арбитражных судах касаются недвижимости, полученной в ходе приватизации в начале 1990-х гг. Зачастую истцам отказывают в признании права собственности со ссылкой на их недобросовестность. Она может быть обусловлена правовыми нарушениями при передаче имущества в частную собственность: включением в состав имущества объектов, не подлежащих приватизации (например, социально-культурных) <18>, несоблюдением самой процедуры <19>. В таких случаях недобросовестность объясняется ошибкой в праве. Довольно часто речь идет об имуществе, не включенном в план приватизации <20>. -------------------------------- <17> Ср.: "Очень часто имущество, которое находилось во владении приватизируемого предприятия, не включалось в приложения к плану приватизации и не попадало в уставный капитал создаваемого акционерного общества" (Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М., 2007. С. 548 (автор главы - Р. С. Бевзенко)). О верности этого наблюдения можно судить по некоторым делам, рассмотренным арбитражными судами. См., напр.: Постановления ФАС УО от 07.07.2008 по делу N А50-14172/2007, ФАС СЗО от 03.12.2012 по делу N А56-65116/2011 (Определением ВАС РФ от 15.04.2013 N ВАС-3974/13 отказано в пересмотре данного дела). <18> См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 28.02.2012 N 13464/11 (здание общежития); Постановления ФАС ВСО от 30.01.2012 по делу N А19-8307/2011 (административное здание, которое на момент приватизации было общежитием), ФАС УО от 18.10.2011 по делу N А07-2113/2011 (комплекс зданий детского лагеря), от 10.02.2011 по делу N А76-11101/2010-35-270 (здание пионерского лагеря; Определением ВАС РФ от 17.06.2011 N ВАС-7098/11 отказано в пересмотре данного дела). <19> См., напр.: Постановления ФАС ВВО от 27.01.2012 по делу N А17-1354/2011 (решение принято неуполномоченным лицом), от 01.12.2011 по делу N А43-21659/2010 (передача противоречит законодательству о приватизации), ФАС ДВО от 07.02.2012 по делам N А51-4786/2011 и N А51-5987/2011, ФАС МО от 15.02.2012 по делу N А40-95559/10-105-854 (нарушено законодательство о приватизации), ФАС СЗО от 01.09.2011 по делу N А56-54888/2010, от 16.12.2010 по делу N А56-89975/2009. Хотя в некоторых случаях суды признают добросовестными владельцев, получивших имущество от лица, не уполномоченного на распоряжение им (см., напр.: Постановление ФАС ДВО от 29.01.2013 по делу N А73-7292/2011; Определением ВАС РФ от 17.04.2013 N ВАС-5186/12 отказано в пересмотре данного дела). <20> См., напр.: Постановления ФАС ВВО от 25.11.2011 по делу N А31-8257/2010, ФАС ВСО от 09.12.2011 по делу N А78-3670/2011, от 17.11.2011 по делу N А19-4792/2011 (Определением ВАС РФ от 13.03.2012 N ВАС-2308/12 отказано в пересмотре данного дела), от 08.07.2010 по делу N А10-4915/2009, ФАС ЗСО от 01.12.2011 по делу N А27-1744/2011, от 18.02.2010 по делу N А45-12595/2009, ФАС СЗО от 15.07.2010 по делу N А56-80610/2009 (административное здание, которым истец, ОАО "Леноблпечать", и его правопредшественник, одноименное унитарное предприятие, владеют с 1972 г., не вошло в план приватизации, и в признании права собственности на него было отказано), ФАС УО от 28.10.2011 по делу N А76-47/2011, от 23.03.2011 по делу N А50-8286/2009 (истец не доказал, что спорные железнодорожные пути были включены в план приватизации под общим названием "железнодорожные пути"), от 03.03.2011 по делу N А76-575/2010-21-89/17-238/62-337, от 20.10.2010 по делу N А76-7875/2010-22-306, от 23.08.2010 по делу N А60-62184/2009 (Определением ВАС РФ от 19.11.2010 N ВАС-15065/10 отказано в пересмотре данного дела). Правда, суды иногда признают право собственности, даже если имущество не было включено в план приватизации (см., напр.: Постановление ФАС МО от 21.10.2010 по делу N А41-44164/09).

Тогда имеет место неизвинительная фактическая ошибка. Реакцией на такое развитие практики являются предложения юристов определить добросовестность так, чтобы подогнать под давностное владение как можно большее число ситуаций. Нередко встречаются формулировки, позволяющие считать добросовестным любого владельца, лишь бы контроль над вещью не был установлен в результате насилия или преступления. Например, Ю. К. Толстой считает достаточным, чтобы владелец "не приобрел имущество преступным путем или способом, заведомо противным основам правопорядка и нравственности" <21>. Чуть формулируют добросовестность те, кто оценивает ее, исходя из принятых в обществе стандартов правильного или допустимого поведения <22>. Наконец, некоторые предлагают считать добросовестным того, кто не вернул использовавшееся временно имущество после прекращения действия договора <23>. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Учебник "Гражданское право: В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права" (том 2) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография Н. В. Карловой, Л. Ю. Михеевой "Приобретательная давность и правила ее применения" включена в информационный банк. ------------------------------------------------------------------ <21> Гражданское право: Учеб.: В 3 т. 7-е изд. / Под ред. Ю. К. Толстого. М., 2011. Т. 1. С. 423 (автор главы - Ю. К. Толстой). Ранее Ю. К. Толстой придерживался более узкого понимания добросовестности, определяя ее следующим образом: владелец не знает и не должен знать об отсутствии у него права собственности (см.: Толстой Ю. К. Приобретательная давность. С. 25). Недобросовестность сводится к совершению преступления или иного серьезного правонарушения также в следующих работах: Гражданское право: Учеб.: В 4 т. 3-е изд. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2010. Т. 2. С. 44 (автор главы - Е. А. Суханов) (добросовестный владелец не должен быть похитителем); Карлова Н. В., Михеева Л. Ю. Указ. соч. С. 27 ("добросовестным является тот, кто не отнял имущество насильственным путем"); Чашкова С. Ю. Приобретательная давность как основание возникновения права собственности на землю // Сибирский юридический вестник. 2001. N 2. С. 54. <22> См., напр.: Лисаченко А. В. Приобретательная давность в российском гражданском праве. Томск, 2000. С. 58 - 60; Нестолий В. Г. Указ. соч. С. 41 (владелец должен быть уверен в том, что "его поведение соответствует общественному правосознанию", и одновременно его владение не должно "являться предосудительным с точки зрения общественного быта"); Скловский К. И. Комментарий к Постановлению Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22. С. 36, 37; Он же. Собственность в гражданском праве. С. 492, 493 (в обоих случаях предлагает понимать добросовестность как осознание отсутствия "неправды", что не исключает осознание владельцем того, что он не собственник). <23> См., напр.: Коновалов А. В. Указ. соч. С. 60 - 62; Мисник Н. Н. Указ. соч. С. 56 - 61.

Все эти взгляды объединяет то, что они призваны вернуть приобретательной давности ее функцию - служить средством ликвидации разрыва между фактом и правом. Правда, делается это за счет отказа от традиционного понимания добросовестности. Некоторые ученые предлагают и вовсе исключить данный реквизит <24> либо допустить, чтобы недобросовестный владелец мог воспользоваться приобретательной давностью по истечении более длительного срока <25>. -------------------------------- <24> См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М., 2007. С. 554, 558 (автор главы - Р. С. Бевзенко); Дроздов И. А. К вопросу о добросовестности давностного владельца // Вестник ВАС РФ. 2009. N 5. С. 18, 19; Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. С. 494. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография Н. В. Карловой, Л. Ю. Михеевой "Приобретательная давность и правила ее применения" включена в информационный банк. ------------------------------------------------------------------ <25> См.: Карлова Н. В., Михеева Л. Ю. Указ. соч. С. 50, 51; Рудоквас А. Д. Комментарий отдельных положений Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" в свете грядущей реформы Гражданского кодекса Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2010. N 7. С. 63, 64.

Поддерживают это движение и высшие суды. В Постановлении N 10/22 они исключили применение условий давностного владения, перечисленных в п. 1 ст. 234 ГК РФ (в том числе добросовестности), к ситуации, когда иск собственника к давностному владельцу отклонен в связи с пропуском исковой давности. Таким образом, фактически допускается недобросовестное давностное владение имуществом <26>. Однако суды нижестоящих инстанций понимают это разъяснение ограничительно: как определяющее момент начала течения срока приобретательной давности, но не исключающее требования к владению, указанные в п. 1 ст. 234 ГК РФ <27>. -------------------------------- <26> См. критику этого разъяснения А. Д. Рудоквасом, который считает, что оно "не имеет опоры в законе": Рудоквас А. Д. Спорные вопросы учения о приобретательной давности. С. 151. <27> См., напр.: Постановления ФАС СЗО от 10.09.2012 по делу N А56-6871/2011 (Определением ВАС РФ от 21.11.2012 N ВАС-14873/12 отказано в пересмотре данного дела), ФАС ЦО от 17.11.2010 по делу N А35-631/08-С12 (Определением ВАС РФ от 06.04.2011 N ВАС-3337/11 отказано в пересмотре данного дела). Тем не менее эта позиция косвенно подтверждена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 29.05.2012 N 17530/11. В нем Суд отказал в удовлетворении виндикационного иска в связи с пропуском исковой давности. Передача спорного имущества нынешнему владельцу при приватизации была незаконной. В связи с этим ВАС РФ исключил применение п. 2 ст. 223 ГК РФ о добросовестном приобретении права собственности, по-видимому, из-за недобросовестности владельца. Несмотря на это, в Постановлении говорится о том, что срок приобретательной давности начал течь.

На этом фоне выглядит логичным отказ от рассматриваемого реквизита, предложенный Концепцией развития гражданского законодательства <28>. Воплощением этого программного положения является проект ГК РФ. -------------------------------- <28> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11. С. 50; Концепция законодательства о вещном праве // Вестник ВАС РФ. 2009. N 4. С. 122.

1.4. Добросовестность в сравнении

Отказ от реквизита добросовестности позволит расширить сферу действия приобретательной давности. Благодаря этому должна быть решена проблема правового положения задавненного имущества, т. е. тех объектов, которые собственник не может истребовать от владельца из-за истечения исковой давности. По этой же причине те, кто предлагал возродить приобретательную давность в советском праве, как правило, не считали нужным требовать добросовестности от давностного владельца <29>. -------------------------------- <29> См.: Генкин Д. М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 137; Толстой Ю. К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 198, 199.

Между тем современное регулирование данного института в других странах демонстрирует противоположную тенденцию. Например, практическое значение недобросовестного владения ограничивается там, где добросовестность традиционно не входила в конструкцию приобретательной давности, - в Англии <30> и США <31>. -------------------------------- <30> Имеется в виду гражданское право Англии и Уэльса. В Шотландии и Северной Ирландии действуют автономные системы частного права. <31> Имеются в виду законодательства отдельных штатов.

В Англии в результате реформы приобретательной давности в 2002 г. действие этого способа в отношении зарегистрированной недвижимости было подчинено принципу внесения. Давностный владелец становится правообладателем после регистрации <32>. При этом зарегистрированному собственнику (а также арендатору и залогодержателю) дано право возразить против удовлетворения заявки давностного владельца о внесении его в реестр <33>. Такое ограничение приобретательной давности можно объяснить ее чрезвычайным распространением ранее, во многом связанным с тем, что владельцами для давности признавались и недобросовестные лица. -------------------------------- <32> Land Registration Act 2002. Schedule 6. § 9. <33> Ibid. § 3, 4.

Английская система примечательна в еще одном отношении. Зарегистрированные правообладатели лишены возможности возразить против регистрации давностного владельца, если его заявка относится к части соседнего участка, которой он владел, "разумно считая" (reasonably believed) своей <34>. Поскольку разумное предположение не отличается от извинительного заблуждения, эта новелла вводит реквизит добросовестности для определенных случаев давностного владения. -------------------------------- <34> Ibid. § 5 (4).

Наконец, с недавних пор с недобросовестными давностными владельцами в Англии борются с помощью уголовного закона. Закон о юридической помощи, назначении наказаний и привлечении правонарушителей к ответственности (Legal Aid, Sentencing and Punishment of Offenders Act) 2012 г. объявил преступлением проникновение в чужой дом с намерением проживать в нем, при условии что лицо знало или должно было знать о неправомерности своих действий (ст. 144). Впрочем, с точки зрения частного права ситуация не изменилась <35>. -------------------------------- <35> Первым результатом этой меры стало переключение внимания бездомных на заброшенную коммерческую недвижимость (см.: Wallop H. Squatters Take a Commercial Break // The Telegraph. 06.11.2012. URL: http://www. telegraph. co. uk/finance/newsbysector/constructionandproperty/9658410/Squatters-take-a-commercial-break. html (дата обращения: 18.08.2013)).

В США в последние годы некоторые штаты вводят добросовестность как необходимое условие приобретательной давности. Такие законы были приняты на Аляске <36> и в Нью-Йорке <37>. Более того, даже там, где такого изменения не произошло, суды, по-видимому, бессознательно отдают предпочтение добросовестным владельцам, а недобросовестным могут отказывать в признании их собственниками <38>. -------------------------------- <36> См.: Morawetz J. No Room for Squatters: Alaska's Adverse Possession Law // Alaska Law Review. 2011. N 28. P. 341 - 370. <37> См.: Greenberg J. Reasonableness is Unreasonable: A New Jurisprudence of New York Adverse Possession Law // Cardozo Law Review. 2010. N 31. P. 2491 - 2520. <38> См.: Helmholz R. H. Adverse Possession and Subjective Intent // Washington University Law Quarterly. 1983 - 1984. N 61. P. 331 - 358.

Конечно, есть страны, не проводящие различий между недобросовестным и добросовестным давностным владением. Например, такой подход принят в ЮАР <39> и в отношении недвижимости в Германии <40>. Однако в последнем случае приобретение права собственности по давности может произойти при соблюдении дополнительных условий, основным из которых является необходимость вызывного производства. -------------------------------- <39> См.: Marais E. J. Op. cit. P. 42. Опыт этого государства должен быть интересен российским юристам, поскольку это одна из стран с так называемой смешанной системой права. <40> См.: § 927, 930 ГГУ.

Предлагаемое в России регулирование расходится с некоторыми законодательствами континентальной Европы также в том, что устанавливает единый срок приобретательной давности для добросовестного и недобросовестного владения. Отдельные законодательства требуют более длительного срока владения при недобросовестности владельца. Например, во Франции он составляет тридцать лет (ст. 2272 Французского гражданского кодекса), а в Голландии - двадцать лет (ст. 3:105.1 Гражданского кодекса Голландии). При этом добросовестному владельцу, чтобы стать собственником, в обеих странах требуется десятилетний срок давностного владения. Приведенные примеры заставляют задуматься, не будет ли предпринимаемый в России шаг преждевременным и ошибочным. Ответить на этот вопрос можно, определив, как реквизит добросовестности влияет на функции приобретательной давности.

2. Добросовестность и функции приобретательной давности

В российской доктрине нет работ, детально рассматривающих функции приобретательной давности <41>. Предлагаемые в зарубежных источниках экономические причины существования приобретательной давности можно разделить на группы. -------------------------------- <41> Вызывает сожаление, что такого анализа нет и в концепциях развития гражданского законодательства, предлагающих кардинальную реформу исследуемого института.

2.1. Стимулирование оборота

Согласно одному из объяснений приобретательную давность следует ввести, потому что она способствует развитию экономического оборота. В первую очередь она упрощает передачу вещей за счет снижения издержек при совершении сделок с ними. Проверка титула продавца для потенциальных приобретателей ограничивается периодом давностного владения. Если история владения и передачи титула прослеживается в течение этого времени, то покупатель будет защищен от неожиданных угроз своему праву со стороны третьих лиц <42>. -------------------------------- <42> См.: Law Commission Report N 254. Land Registration for the Twenty-First Century: A Consultative Document. 1998. Par. [10.9]. URL: http://lawcommission. justice. gov. uk/publications/land-registration-consultative-document. htm (дата обращения: 17.06.2013); Marais E. J. Op. cit. P. 175 - 176.

Косвенно приобретательная давность способствует и другим видам экономической активности. В частности, она упрощает финансирование под залог недвижимости. Кредиторы могут быть уверены, что положение владельца защищено даже при наличии дефектов в его праве <43>. По этой же причине у владельца есть стимул вкладывать в развитие недвижимости, ибо по прошествии определенного срока он может не опасаться за судьбу своих инвестиций <44>. -------------------------------- <43> См.: Stake J. E. The Uneasy Case for Adverse Possession // Georgetown Law Journal. 2001. N 89. P. 2441. <44> Ibid. P. 2444 - 2446.

При подготовке реформы приобретательной давности Правовая комиссия Англии и Уэльса (Law Commission of England and Wales) признала это объяснение основным для незарегистрированной недвижимости <45>. Однако система регистрации прав на недвижимость существенно ограничивает его значение: историю титула легко проследить по записям в реестре <46>. -------------------------------- <45> См.: Law Commission Report N 254. Par. 10.9, 10.10. <46> Ibid.

Приобретательная давность достаточно оправданна лишь в тех случаях, когда сведений реестра не хватает для выяснения правового режима объекта. Например, зарегистрированный собственник исчез и обнаружить его невозможно <47>. Или поземельная книга в каком-то отношении недостоверна. Это актуально для негативных регистрационных систем, в которых внесение в реестр не наделяет правом при отсутствии оснований для его возникновения или перехода. Такой подход реализован в России <48>. Правда, он отчасти сглаживается действием принципа публичной достоверности. Благодаря ему право может быть приобретено от указанного в реестре лица, даже если оно не являлось правообладателем. Но польза от названного принципа значительно нивелируется ограничениями, несвойственными другим регистрационным системам <49>. В первую очередь речь идет о том, что приобретаемое недвижимое имущество не должно быть выбывшим из владения собственника помимо его воли. Следовательно, для таких случаев актуально применение приобретательной давности. Она приведет юридическое положение в соответствие с содержащейся в реестре информацией. Проект ГК РФ предполагает отдельно урегулировать эту ситуацию, введя для нее более длительную (экстраординарную) приобретательную давность сроком в тридцать лет. -------------------------------- <47> См., напр.: Epstein R. A. Op. cit. P. 678; Stake J. E. Op. cit. P. 2442. <48> Из-за существования возможности добросовестного приобретения недвижимости российскую систему иногда называют полупозитивной (см.: Бевзенко Р. С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения // Вестник гражданского права. 2011. N 5. С. 7). <49> Поэтому не все согласны с тем, что российское право признает принцип публичной достоверности (см., напр.: Рудоквас А. Д. Комментарий отдельных положений Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22... С. 56, 57; Самойлов Е. Ю. Публичная достоверность в гражданском праве: теоретическая конструкция и условия использования института // Вестник гражданского права. 2007. N 4. С. 91 - 99).

Должна ли учитываться недобросовестность давностного владельца при таком объяснении? По-видимому, нет. Более того, с этой точки зрения ограничение приобретательной давности только случаями добросовестного владения должно быть признано вредным. Для незарегистрированной недвижимости это повлечет необходимость для приобретателей (кредиторов и т. п.) исследовать историю титула за пределами давностного срока и вдобавок выяснять обстоятельства, указывающие на то, могла ли быть история титула известна владельцу (т. е. можно ли его признать недобросовестным). Цель этих мероприятий - подтвердить добросовестность, свою и правопредшественников. Вместо сокращения издержек мы получим их увеличение. Для зарегистрированной недвижимости это будет означать, что ни регистрация, ни длительное владение не могут гарантировать безупречность титула для приобретателя. По сути, ему надо будет восстанавливать историю права на объект с момента его создания.

2.2. Предотвращение ущерба

Другая полезная функция приобретательной давности - предотвращение ущерба. Как правило, рассматривают экономический ущерб, причиняемый владельцу вещи в результате ее изъятия <50>. Если владелец инвестировал средства в развитие недвижимости, увеличивая ее стоимость, эти вложения тоже можно будет отнести к его убыткам <51>. Также должны учитываться расходы собственников на доказывание своего права в суде. Приобретательная давность позволяет сократить и их. Вместо прослеживания всей истории титула, которое из-за своей сложности было названо "дьявольским доказательством" (probatio diabolica), собственнику достаточно сослаться на приобретательную давность <52>. Это полезно как в делах о возврате вещи (неважно, от временного владельца или незаконного захватчика), так и при защите от необоснованных требований третьих лиц <53>. -------------------------------- <50> См.: Marais E. J. Op. cit. P. 169 - 171. <51> См.: Stake J. E. Op. cit. P. 2439, 2440. <52> Так определяли назначение давности в римском праве и праве континентальной Европы (см.: Рудоквас А. Д. Спорные вопросы учения о приобретательной давности. С. 10, 11). <53> Например, нечистоплотный истец мог бы предъявить иск к собственнику, основываясь на поддельных документах о том, что предмет спора был отчужден его правопредшественнику много лет назад. В отсутствие приобретательной давности ответчик, чтобы гарантировать положительный исход спора, мог бы предпочесть не оспаривать подлинность документов, а урегулировать требования, выплатив незначительную компенсацию истцу (см.: Stake J. E. Op. cit. P. 2450).

Приобретательная давность выгодна и для экономики в целом. Она способствует сокращению количества споров <54>, в том числе о границах <55>. Средства, затраченные на судебные процессы, могут быть использованы в более продуктивных целях. -------------------------------- <54> См., напр.: Ballantine H. W. Title by Adverse Possession // Harvard Law Review. 1918 (vol. 32). N 2. P. 135; Epstein R. A. Op. cit. P. 677; Stake J. E. Op. cit. P. 2450. <55> См.: Stake J. E. Op. cit. P. 2446.

Для этой функции приобретательной давности дифференциация между добросовестным и недобросовестным владением имеет большее значение. Ущерб наиболее чувствителен для людей, у которых не было возможности к нему подготовиться. Иными словами, он имеет значение для того, кто не знал, что не является собственником и что его положение уязвимо, т. е. для добросовестного владельца <56>. -------------------------------- <56> Для этой ситуации mutatis mutandis может быть применена аргументация Л. И. Петражицкого, объяснявшего, почему право на плоды и доходы от вещи должно принадлежать ее добросовестному владельцу (см.: Петражицкий Л. И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права. М., 2002. С. 195 - 217). См. также: Law Commission Report N 254. Par. 10.16.

Дополнительное подтверждение тому, что защиты заслуживают добросовестные владельцы, содержится в работе Д. Э. Стейка. Он считает наиболее рациональным объяснением приобретательной давности именно возможность предотвращения ущерба <57>. Этот тезис проиллюстрирован рядом психологических тестов. Их результаты показывают: люди больше ценят имеющиеся в наличии вещи, чем деньги или имущество, которыми они не обладают. Поэтому субъективно воспринимаемый вред от изъятия вещи должен быть больше, чем выгода от получения той же вещи другим лицом <58>. Это утверждение применимо и к возврату вещи истинному собственнику от давностного владельца. Но, как признает автор, результаты тестов подходят только для случаев, когда владелец считает вещь принадлежащей ему, т. е. является добросовестным. Отсутствуют данные о том, что аналогичный эффект распространяется на недобросовестных владельцев. -------------------------------- <57> Stake J. E. Op. cit. P. 2466 - 2474. <58> Эту мысль выразил уже в начале XIX в., но без экспериментальных подтверждений шотландский философ Д. Юм: "Люди в основном привязываются к тому, что находится в их владении, а не к тому, чем они никогда не пользовались <...> было бы злом лишить человека владения чем-либо, чем не дать это ему" (Hume D. A Treatise of Human Nature: Being an Attempt to Introduce the Experimental Method of Reasoning into Moral Subjects. Book III. Part II. Section 1. Цит. по: Cobb N., Fox L. Op. cit. P. 893, fn 66).

Впрочем, при таком оправдании давности все равно будет полезным учитывать интересы недобросовестного владельца. Полный запрет на использование им приобретательной давности может иметь негативный экономический эффект. Одна из причин заключается в том, что даже недобросовестные владельцы постепенно включают вещь в свое хозяйство и со временем связь этой вещи с их хозяйством укрепляется <59>. Другая причина состоит в необходимости минимизации издержек на ведение споров. Чем дольше вещь находится в его владении, тем сложнее и дороже вести процесс и ему, и истцу - действительному собственнику. Со временем их издержки, соединенные с издержками судебной системы, вынужденной рассматривать запутанные и длительные дела, относящиеся к давнему времени, должны стать слишком высокими, чтобы допускать их <60>. Если доводить эту логику до крайности, то неважно, кто в течение всего срока давности владел вещью, - для прекращения тяжб достаточно закрепить, что собственником становится тот, кто в момент его истечения является владельцем. Такое правило существует в современном Гражданском кодексе Голландии <61>. Предлагали его ввести и в России, но соответствующее предложение Концепции развития гражданского законодательства не нашло отражения в измененном ГК РФ <62>. -------------------------------- <59> См.: Петражицкий Л. И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права. С. 212, прим. 1. <60> Впрочем, этот негативный экономический эффект компенсируется уменьшением со временем количества споров (см.: Ellickson R. C. Adverse Possession and Perpetuities Law: Two Dents in the Libertarian Model of Property Rights // Washington University Law Quarterly. 1986. N 64. P. 731, 732). <61> См.: ст. 3:105.1 Гражданского кодекса Голландии. См. также: Marais E. J. Op. cit. P. 128, 129. <62> См.: Концепция развития гражданского законодательства о вещных правах. С. 121, 122.

Приведенные аргументы, помимо прочего, показывают, почему при недобросовестности владельца срок приобретательной давности может быть более продолжительным, чем тогда, когда владелец был добросовестным. Действительно, в последнем случае вещь обыкновенно включается в хозяйство субъекта сразу после приобретения. Поэтому неблагоприятные последствия от ее изъятия должны наступить довольно скоро. Следует, однако, учитывать, что приобретательная давность теряет свое значение в качестве средства страхования от ущерба при создании системы регистрации прав на недвижимость. Ведь достаточно легко установить собственника по данным реестра, даже если прошло много лет с тех пор, как он лишился владения. Сделав это, можно с ним договориться о передаче права на недвижимость посредством сделки. Поэтому для оправдания приобретательной давности потребуются дополнительные аргументы, такие как отсутствие собственника или его нежелание возвращать вещь себе или договариваться. А это уже дает повод обратиться к следующей функции давностного владения.

2.3. Повышение эффективности использования ресурсов

Довольно распространено мнение о том, что приобретательная давность повышает эффективность использования ресурсов. Эта идея может быть выражена по-разному. Часто говорят о наличии у собственника обязанности заботиться о своем имуществе и наказании его за проявленную халатность <63>. Однако максимум, что требуется от собственника для предотвращения действия давности, - это проведение периодического мониторинга своей недвижимости <64>. Само по себе это полезно, но прекращение права собственности из-за неосуществления мониторинга едва ли выглядит соразмерным. К тому же мониторинг нельзя признавать использованием земли по назначению. Поэтому вернее считать, что приобретательная давность в первую очередь стимулирует активность незаконных владельцев <65>. -------------------------------- <63> См.: Cobb N., Fox L. Op. cit. P. 894; Marais E. J. Op. cit. P. 147, 166 - 168; Stake J. E. Op. cit. P. 2434; Ballantine H. W. Op. cit. P. 135; Epstein R. A. Op. cit. P. 67. Эту функцию приобретательной давности выделил и судья Ньюберже (Neuberger) в деле JA Pye (Oxford) Ltd. v. Graham ([2000] Ch 676, 709, 710). <64> См.: Stake J. E. Op. cit. P. 2436, 2437. <65> См.: Katz L. The Moral Paradox of Adverse Possession // McGill Law Journal. 2010. N 55. P. 77, 78; Marais E. J. Op. cit. P. 171 - 172; Stake J. E. Op. cit. P. 2435.

Положительные последствия такого стимулирования показывает английская практика, где владение заброшенной недвижимостью рассматривается как способ решить проблему нехватки жилья <66>. Недавние исследования показали важную роль приобретательной давности в освоении западных территорий США <67>. Очевидно, что для данной функции вовсе не обязательно, чтобы владелец был добросовестным. Напротив, недобросовестность является условием того, что закон о давностном владении получит применение. Действовать, полагаясь на него, будут люди, знающие, что не имеют прав на конкретный объект. -------------------------------- <66> Обширный материал об этом приведен в книге: Anning N., Wates N., Wolmar C. Squatting: The Real Story. London, 1980. См. также: Cobb N., Fox L. Op. cit. P. 886 - 888. Однако публичные власти всегда считали более правильным предоставлять жилье в соответствии с системой распределения муниципального фонда (Ibid. P. 887). В последние годы эта позиция победила, если судить по тому, что было криминализировано сознательное проживание в чужом жилом помещении (см. сноску 35). <67> См.: Katyal S. K., Penalver E. M. Property Outlaws // University of Pennsylvania Law Review. 2007. N 155. P. 1104 - 1114.

Высказывалось даже предложение ограничить действие приобретательной давности только случаями недобросовестного владения <68>. По мнению Л. А. Фенел, тогда этот институт сможет выполнять свою функцию - "передавать недвижимость в руки того лица, которое ценит ее намного больше, чем указанный в документах собственник" <69>. Понимая, однако, что это может быть опасным для правообладателей, она допускает приобретательную давность, только если рыночные механизмы не могут обеспечить переход права. Для этого знание владельца об отсутствии у него права (т. е. его недобросовестность) должно быть, как правило, задокументировано. Наиболее предпочтительным документом является оферта, адресованная собственнику, но существуют и иные варианты (например, получение кадастровой карты) <70>. Когда договориться о приобретении вещи с собственником не удается и при этом последний длительное время не проявляет интереса к восстановлению владения, возможно действие приобретательной давности. Ценность этой конструкции в том, что она ограничивает безусловное приобретение права недобросовестным владельцем и показывает экономическую подоплеку такого ограничения - подтвердить, что давностный владелец ценит объект намного выше, чем зарегистрированный собственник. В то же время предложение автора исключить добросовестных владельцев из рядов владельцев давностных нельзя признать достаточно обоснованным. -------------------------------- <68> См.: Fennell L. Efficient Trespass: The Case for "Bad Faith" Adverse Possession // Northwestern University Law Review. 2006 (vol. 100). N 3. P. 1037 - 1096. <69> Ibid. P. 1040. <70> Ibid. P. 1073 - 1076. Если владелец не имеет другой недвижимости, дополнительных документов не требуется (Ibid. P. 1082).

Своеобразным ответвлением данной теории выступает идея о том, что приобретательная давность способна служить инструментом справедливого распределения собственности в обществе <71>. Благодаря ей имущество должно доставаться тем, кто не может себе позволить его приобрести. Представляется, однако, что в этом случае на классический частноправовой институт приобретательной давности предлагается возложить несвойственные ему публично-правовые функции. В действии приобретательной давности слишком много случайных факторов (наличие свободной недвижимости, определенная смелость владельца и т. п.), чтобы она могла помочь в достижении этой цели большому количеству людей. Поэтому Д. Э. Стейк вполне справедливо назвал подобную идею популистской <72>. -------------------------------- <71> См.: Davis T. Keeping the Welcome Mat Rolled-Up: Social Justice Theorists' Failure to Embrace Adverse Possession as a Redistributive Tool // Journal of Transnational Law and Policy. 2010 - 2011. P. 73 - 102. <72> Stake J. E. Op. cit. P. 2437.

3. Выводы

1. Проведенный анализ показывает, что добросовестное и недобросовестное владение в контексте приобретательной давности выполняют разные функции. Первое следует защищать для предотвращения ущерба для владельцев и собственников. Второе стоит признавать, чтобы стимулировать экономический оборот и более эффективное использование имущества. Применительно к российскому праву можно сказать, что существующее de lege lata <73> исключение недобросовестного владения из сферы приобретательной давности сокращает возможный положительный эффект от нее. -------------------------------- <73> С точки зрения действующего закона (лат.).

В то же время, как показывает негативный английский и дореволюционный российский <74> опыт, недобросовестное владение представляет серьезную угрозу для собственников. Вдобавок его признание будет стимулировать совершение правонарушений. А право может сохранять такие стимулы только как побочный и неизбежный результат норм, которые приносят несоизмеримо большую пользу в каком-то ином отношении <75>. Поэтому, допуская недобросовестное давностное владение, стоит предусмотреть механизм оповещения собственника о наличии угрозы для его права. Подобная мера ограничит приобретательную давность на недвижимость только случаями, когда собственника нет и положение имущества оказывается неопределенным либо когда собственник не ценит вещь настолько, что готов лишиться ее без компенсации <76>. -------------------------------- <74> См.: Рудоквас А. Д. Спорные вопросы учения о приобретательной давности. С. 14 - 41. <75> См.: Петражицкий Л. И. Введение в науку политики права // Петражицкий Л. И. Теория и политика права. Избранные труды / Науч. ред. Е. В. Тимошина. СПб., 2010. С. 107; Epstein R. A. Op. cit. P. 686. <76> Существует предложение возложить на недобросовестного давностного владельца обязанность выплачивать компенсацию собственнику (см.: Merrill T. W. Property Rules, Liability Rules, and Adverse Possession // Northwestern University Law Review. 1985. N 79. P. 1122 - 1154). Критику этого решения см.: Epstein R. A. Op. cit. P. 688; Stake J. E. Op. cit. P. 2466.

Для незарегистрированной недвижимости таким сигнализирующим механизмом является само владение. Впрочем, у него в этом отношении есть недостатки. Собственник может просто не знать о владельце или не понимать, что бывший зависимый владелец изменил основание и теперь владеет для давности. Дополнительной гарантией публичности может служить требование признания права за давностным владельцем в порядке вызывного производства и длительный срок приобретательной давности. Зарегистрированных собственников уведомить гораздо проще. Достаточно, как в Англии, возложить на регистрирующие органы обязанность направлять им информацию о заявке давностного владельца. Одновременно можно сократить период давностного владения. Это будет способствовать более быстрому выявлению случаев, когда собственники не заинтересованы в сохранении своего права. 2. Сбалансированная конструкция приобретательной давности должна учитывать особенности добросовестного и недобросовестного давностного владения при установлении его продолжительности. В первом случае срок не должен быть слишком долгим. Иначе участники оборота будут длительное время подвергнуты риску, о котором они не подозревают. Последний момент не учтен разработчиками проекта ГК РФ при закреплении тридцатилетнего срока приобретательной давности в отношении имущества, выбывшего из владения собственника помимо его воли (п. 1 ст. 242). Данное правило вызывает по крайней мере два возражения <77>. Первое заключается в том, что такое регулирование ставит добросовестного владельца в зависимость от случайных обстоятельств. С одной стороны, он может стать собственником мгновенно, если выполнены условия для добросовестного приобретения (п. 1 ст. 241 проекта ГК РФ). С другой стороны, если указанные условия не соблюдаются, ему придется ждать тридцать лет. Его положение будет определяться тем, были ли у сделки о приобретении вещи какие-либо пороки, помимо неуправомоченности отчуждателя, и - главное - выбыло ли имущество из владения собственника помимо его воли. -------------------------------- <77> В отношении движимости проблема не так актуальна, потому что многие предметы просто не смогут "пережить" давностный срок.

Второе возражение против правила п. 1 ст. 242 проекта ГК РФ связано с его негативным влиянием на достоверность реестра недвижимого имущества и экономику в целом. Надежность зарегистрированного права не должна зависеть от обстоятельств, не отраженных в реестре <78>. Если же правовая система допускает это, то эффект от такой нормы должен быть сведен к минимуму. Правила проекта ГК РФ, напротив, ухудшили ситуацию по сравнению с нынешней. Срок исковой давности увеличен в десять раз. Да, теперь возможно приобретение права собственности недобросовестным владельцем. Но эта благая цель достигнута ценой того, что добросовестные владельцы недвижимости подвергаются риску изъятия имущества в течение тридцати лет. Учитывая строгое отношение российских судов к добросовестности, эта норма будет требовать от участников оборота проведения длительного и дорогого исследования титула перед покупкой недвижимости и страхования на случай ее изъятия. Если сейчас оно действует три года, то в будущем договоры страхования будут заключаться на максимальный срок приобретательной давности - тридцать лет. В итоге суммарные издержки для общества от этой новеллы вырастут на порядок. Выходом должно стать введение сокращенного срока приобретательной давности для лиц, которые ввиду извинительной ошибки полагали, что стали собственниками. -------------------------------- <78> Надо признать, что в России это не так по крайней мере в двух отношениях: (1) приобретатель может быть признан недобросовестным при наличии подозрительных обстоятельств, которые, естественно, находятся вне реестра, и (2) он может быть лишен недвижимости, которая выбыла из владения собственника помимо его воли.

------------------------------------------------------------------

Название документа