Об изменениях в части третьей ГК РФ

(Парций Я. Е.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГК РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 14 января 2014 года

Я. Е. ПАРЦИЙ

Парций Я. Е., заслуженный юрист РСФСР.

Федеральным законом от 30.09.2013 N 260-ФЗ (далее — ФЗ) внесены поправки в раздел «Международное частное право» части третьей Гражданского кодекса РФ (далее — ГК). ФЗ вступил в силу с 1 ноября 2013 г. Часть третья ГК РФ, в которую включен раздел «Международное частное право», Федеральным законом от 26 ноября 2001 года N 147-ФЗ введена в действие с 1 марта 2002 г. Появление в ГК указанного раздела было вызвано расширением внешнеэкономической деятельности отечественных юридических лиц, зарубежных контактов российских граждан, в том числе и в области гражданско-правовых отношений. Упомянутые обстоятельства, в свою очередь, потребовали модернизации правового регулирования, включая кодификацию соответствующих правовых норм. Комментируемый ФЗ принят в рамках действующей программы совершенствования гражданского законодательства. Согласно действующей статье 1186 ГК изменяемый раздел регулирует вопросы определения права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом. Пункт 1 указанной статьи предусматривает, что право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации. Автор не ставил в данной статье задачу дать всеобъемлющий комментарий ко всем или даже только изменяемым статьям раздела. Предлагаемая статья имеет целью дать читателю представление о сущности внесенных изменений на основе сравнительного анализа содержания изменяемых норм в прежней и новой редакциях, ограничившись минимально необходимыми комментариями. Все изменения предусмотрены в статье 1 ФЗ, поэтому в тексте будут указываться только пункты упомянутой статьи. 1. Пунктом 1 из второго пункта статьи 1190 ГК исключены слова «(статьи 1195 — 1200)». Указанная статья, входящая в главу об общих положениях международного частного права, регулирует вопрос о так называемой обратной отсылке (когда отсылка к иностранному праву как бы возвращается путем отсылки к российскому праву). В пункте 1 этой статьи предусмотрено, что любая отсылка к иностранному праву в соответствии с правилами настоящего раздела должна рассматриваться как отсылка к материальному праву соответствующей страны, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи. Согласно этому исключению обратная отсылка иностранного права может приниматься в случаях отсылки к российскому праву, определяющему правовое положение физического лица (статьи 1195 — 1200). Данные статьи входят в главу 67 ГК «Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц» и определяют: личный закон физического лица; право, подлежащее применению при определении гражданской правоспособности физического лица; право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица; право, подлежащее применению при определении прав физического лица на имя; право, подлежащее применению к опеке и попечительству; право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим. Однако российское право содержит и другие нормы по рассматриваемому вопросу. Таким образом, исключение упоминания об этих статьях означает, что обратная отсылка к российскому праву может приниматься при отсылке ко всем нормам российского права, определяющим правовое положение физического лица. 2. Пунктом 2 внесены изменения в статью 1191 ГК. Указанная статья в действующей редакции, озаглавленная «Установление содержания норм иностранного права», в пункте 1 предусматривает, что при применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Согласно пункту 2 комментируемой статьи: «В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов. Лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм. По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено судом на стороны». Согласно пункту 3, если содержание норм иностранного права, несмотря на предпринятые в соответствии с настоящей статьей меры, в разумные сроки не установлено, применяется российское право. Изменениями в абзаце третьем пункта 2 статьи 1191 ГК слова «бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено» заменены словами «обязанность по предоставлению сведений о содержании норм иностранного права может быть возложена». Таким образом, суд лишен права возлагать на стороны спора обязанность доказывания содержания норм иностранного права. Теперь суд может возлагать на стороны лишь обязанность представить сведения о содержании норм иностранного права. Новелла имеет существенный характер. Если стороне не удалось бы доказать в суде содержание норм иностранного права, это могло повлечь для нее неблагоприятные последствия. При новой формулировке невыполнение обязанности по представлению сведений о содержании норм иностранного права не должно привести к таким последствиям, поскольку рассматриваемой статьей обязанность по установлению содержания норм иностранного права возложена на суд. Необходимо подчеркнуть, что абзац 3 пункта 2, куда внесены изменения, регулирует только случаи, связанные с предпринимательской деятельностью сторон. 3. Пунктом 3 внесены изменения в статью 1192 ГК «Применение императивных норм». Данная статья в предыдущей редакции имела 2 пункта, первый из которых устанавливал способы определения норм обязательного применения российского права, а пункт 2 — условия, при которых суд мог использовать обязательные нормы права другой страны. Пункт 1 в предыдущей редакции предусматривал важнейшее положение, согласно которому правила настоящего раздела не затрагивали действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. Пунктом 2 в предыдущей редакции было установлено, что при применении права какой-либо страны согласно правилам настоящего раздела суд мог принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы должны регулировать соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения. Внесенными поправками наименование статьи изложено в новой редакции: «Нормы непосредственного применения». Такое уточнение подчеркивает основной смысл статьи, заключающийся в том, что участники гражданского оборота должны применять соответствующие нормы независимо от подлежащего применению права. В соответствии с упомянутым уточнением пункт 1 статьи дополнен словами «(нормы непосредственного применения)», а в пункте 2 слова «должны регулировать соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права» замены словами «являются нормами непосредственного применения». 4. Пунктом 4 в статью 1193 ГК «Оговорка о публичном порядке» внесено дополнение. Указанная статья в прежней редакции предусматривала: «Норма иностранного права, подлежащая применению в соответствии с правилами настоящего раздела, в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае при необходимости применяется соответствующая норма российского права. Отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации». Согласно ФЗ часть первая статьи после слов «Российской Федерации» дополнена словами «с учетом характера отношений, осложненных иностранным элементом». Представление о содержании дополнения можно получить из вышеприведенного пункта 1 статьи 1186 ГК. Как установлено частью 1, статья может быть использована только в указанных исключительных случаях, определяемых по усмотрению суда. Обобщенное понятие основ правопорядка можно определить на основе анализа содержания систем, упомянутых в части 2 статьи. 5. Пунктом 5 внесены изменения в статью 1202 ГК, определяющую понятие личного закона юридического лица. Согласно пункту 1 указанной статьи ГК в предыдущей редакции личным законом юридического лица считалось право страны, где учреждено юридическое лицо. Пунктом 2 устанавливался круг вопросов, определяемых на основе личного закона юридического лица, в частности: 1) статус организации в качестве юридического лица; 2) организационно-правовая форма юридического лица; 3) требования к наименованию юридического лица; 4) вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства; 5) содержание правоспособности юридического лица; 6) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей; 7) внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками; 8) способность юридического лица отвечать по своим обязательствам. Изменениями пункт 2 дополнен подпунктом 9 «вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам». Пункт 3 комментируемой статьи сохранен без изменений и устанавливает, что юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении. Комментируемая статья дополнена пунктом 4, согласно которому, если учрежденное за границей юридическое лицо осуществляет свою предпринимательскую деятельность преимущественно на территории Российской Федерации, к требованиям об ответственности по обязательствам юридического лица его учредителей (участников), других лиц, которые имеют право давать обязательные для него указания или иным образом имеют возможность определять его действия, применяется российское право либо по выбору кредитора личный закон такого юридического лица. 6. Пунктами 6 — 9 внесены изменения в ряд статей ГК, связанных с правом, подлежащим применению к вещным правам. Кодекс дополнен также новой статьей 1205.1, связанной с указанной темой. Упомянутые статьи входят в главу 68 ГК «Право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям». Указанная глава содержит большое количество статей (по 1224 включительно), регулирующих разнообразные правоотношения и различные объекты. Это обстоятельство требует усиленного внимания при определении предмета регулирования соответствующих норм. Статья 1205 «Общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам» изложена в новой редакции. В предыдущей редакции статьи предусматривалось, что содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится. В таком же порядке определяется принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам. Изменения направлены на уточнение и приведение формулировки статьи в соответствие с ее смыслом. В этих целях статье дано новое наименование: «Право, подлежащее применению к вещным правам», а текст содержит общее правило, согласно которому «право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится». Таким образом, в новой редакции отсутствуют положения о содержании права, осуществлении прав на имущество и их защите. Регулирование указанных вопросов перенесено в другие статьи ГК. В частности, содержание права определено новой статьей 1205.1. Понятия права собственности и иных вещных прав, движимого и недвижимого имущества по российскому законодательству изложены соответственно в разделе втором части 1 ГК и в статье 130 ГК. ГК дополнен статьей 1205.1 «Сфера действия права, подлежащего применению к вещным правам», устанавливающей перечень вопросов, решаемых в рамках подлежащего применению права. Таким правом согласно новой редакции статьи 1205 является право страны, где находится соответствующее имущество. Статьей 1205.1 установлено, что «если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, правом, подлежащим применению к вещным правам, определяются, в частности: 1) виды объектов вещных прав, в том числе принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам; 2) оборотоспособность объектов вещных прав; 3) виды вещных прав; 4) содержание вещных прав; 5) возникновение и прекращение вещных прав, в том числе переход права собственности; 6) осуществление вещных прав; 7) защита вещных прав». Необходимо подчеркнуть, что приведенный перечень вопросов не является исчерпывающим. Статья 1206 «Право, подлежащее применению к возникновению и прекращению вещных прав» изложена в новой редакции. Следует обратить внимание, что предмет регулирования данной статьи, существовавшей до принятия ФЗ, включен в новую статью 1205.1 (пункт 5), определяющую сферу действия статьи 1205. Однако это нельзя рассматривать как ошибочное дублирование, поскольку статьей 1205.1 предусмотрено, что она применяется, если иное не установлено ГК. Статья 1206 ГК предусматривает иное регулирование вопроса и потому подлежит применению как исключение из общего правила, установленного статьей 1205 в редакции ФЗ. Статья 1206 в предыдущей редакции предусматривала следующее. 1. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом. 2. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом. 3. Возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности. В редакции ФЗ статья полностью сохранила прежнее содержание и дополнена новым пунктом 3, согласно которому стороны могут договориться о применении к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество права, подлежащего применению к их сделке, без ущерба для прав третьих лиц. Таким образом, данная новелла не распространяется на недвижимое имущество, в отношении которого должен применяться пункт 1 комментируемой статьи. Понятие приобретательной давности по российскому законодательству дано в статье 234 ГК. Статья 1207 «Право, подлежащее применению к вещным правам на суда и космические объекты» в предыдущей редакции устанавливает, что к праву собственности и иным вещным правам на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, их осуществлению и защите применяется право страны, где эти суда и объекты зарегистрированы. Изменениями статья изложена в новой редакции, которая практически сохранила основное содержание статьи в предыдущей редакции, исключив из нее слова об осуществлении и защите указанных в статье прав, поскольку они не соответствуют смыслу и объектам регулирования, предусмотренным в ее наименовании (см. комментарий к статье 1205 ГК). Комментируемая статья также является исключением из правила, предусмотренного статьей 1205 ГК. 7. Пунктом 10 статья 1209 «Право, подлежащее применению к форме сделки» изложена в новой редакции. Пунктом 1 указанной статьи в предыдущей редакции установлено: «Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Правило, предусмотренное абзацем первым настоящего пункта, применяется и к форме доверенности». В новой редакции изменен критерий определения права, применяемого к форме сделки: в полном соответствии с логикой установлено, что форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Вместе с тем предусмотрено, что сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, предписываемой правом страны, подлежащим применению к сделке, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Изменено регулирование и в отношении сделки, совершенной за границей. Такая сделка, если хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки. В новой редакции сохранено положение о том, что правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности. Пункт дополнен правилом, согласно которому при наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя (см. комментарий к статье 1212). Пунктом 2 комментируемой статьи в предыдущей редакции предусмотрено, что «форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Это правило применяется и в случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со статьей 1195 настоящего Кодекса является российское право». В новой редакции этого пункта изменен предмет регулирования. Вместо определения права, применяемого к форме внешнеэкономической сделки российских юридических и физических лиц, установлено общее правило, согласно которому определяется форма договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица. Согласно этому правилу, если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы таких договора или сделки, их форма подчиняется праву этой страны. Изменениями статья дополнена новым пунктом 3, согласно которому, если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву. Пункт 3 в предыдущей редакции сохранен без изменений в качестве пункта 4 новой редакции и устанавливает, что форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — российскому праву. 8. Пунктом 11 внесены изменения в статью 1210 ГК «Выбор права сторонами договора». Согласно пункту 1 комментируемой статьи в предыдущей редакции стороны договора могли при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежало применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применялось к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Изменениями второе предложение данного пункта из текста исключено в связи с тем, что содержащееся в нем правило перенесено в специальную статью 1206, регулирующую вопросы возникновения и прекращения права собственности и иных вещных прав, в качестве нового пункта 3. Пункт 2 статьи сохранен без изменений и предусматривает, что соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела. Пункт 3, согласно которому выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора, после слов «для прав третьих лиц» дополнен словами «и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме». Пункт 4, уточняющий, что стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей, сохранен без изменений. Изменениями пункт 5 изложен в новой редакции, согласно которой, если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства. В новой редакции данного пункта сохранено существо нормы в прежней редакции, изменения уточнили ее формулировку. Статья дополнена пунктом 6, согласно которому, если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 — 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом. Из смысла нового пункта следует, что он направлен на создание благоприятных условий для сторон договора, намеренных в дальнейшем вступать в договорные отношения по поводу иных предметов, не предусмотренных заключенным договором. 9. Пунктом 12 статья 1211 «Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права» изложена в новой редакции. В предыдущей редакции пункта 1 данной статьи предусматривалось, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. В новой редакции изменен подход к определению подлежащего применению права: вместо довольно расплывчатого критерия о наиболее тесной связи договора со страной, предусмотрен более определенный критерий — к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Данная формулировка фактически заимствована из пункта 2 прежней редакции статьи. Изменениями также предусмотрено, что изложенное правило применяется, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или другим законом. В пункте 2 в редакции ФЗ (вместо пункта 3 в прежней редакции) дано определение стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, применительно к юридическому статусу стороны в соответствующих договорах. Такой стороной признается сторона, являющаяся, в частности: 1) продавцом — в договоре купли-продажи; 2) дарителем — в договоре дарения; 3) арендодателем — в договоре аренды; 4) ссудодателем — в договоре безвозмездного пользования; 5) подрядчиком — в договоре подряда; 6) перевозчиком — в договоре перевозки; 7) экспедитором — в договоре транспортной экспедиции; 8) заимодавцем (кредитором) — в договоре займа (кредитном договоре); 9) финансовым агентом — в договоре финансирования под уступку денежного требования; 10) банком — в договоре банковского вклада (депозита) и договоре банковского счета; 11) хранителем — в договоре хранения; 12) страховщиком — в договоре страхования; 13) поверенным — в договоре поручения; 14) комиссионером — в договоре комиссии; 15) агентом — в агентском договоре; 16) исполнителем — в договоре возмездного оказания услуг; 17) залогодателем — в договоре о залоге; 18) поручителем — в договоре поручительства. По сравнению с прежней редакцией в новом перечне произведены следующие изменения: исключены — правообладатель в договоре коммерческой концессии (подпункт 16); лицензиар в лицензионном договоре (подпункт 19); включен в подпункт 16 исполнитель в договоре возмездного оказания услуг. В пункте 4 прежней редакции статьи содержались особенности определения применяемого права к отдельным видам договоров. Изменениями эти особенности воспроизведены в редакции ФЗ в качестве самостоятельных пунктов статьи: в пункте 3 — в отношении договора строительного подряда и договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ. К указанным договорам применяется право страны, где в основном создаются предусмотренные соответствующим договором результаты; в пункте 4 — в отношении договора простого товарищества, к которому применяется право страны, где в основном осуществляется деятельность такого товарищества; в пункте 5 — в отношении договора, заключенного на аукционе, по конкурсу или на бирже, к которым применяется право страны, где проводится аукцион или конкурс либо находится биржа. Пунктами 6 — 8 в редакции ФЗ установлены правила в отношении ряда договоров, отсутствовавшие в предыдущей редакции статьи: в пункте 6 — в отношении договора коммерческой концессии, к которому применяется право страны, на территории которой пользователю разрешается использование комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав, либо, если данное использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности правообладателя; в пункте 7 — в отношении договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации применяется право страны, на территории которой действует передаваемое приобретателю исключительное право, а если оно действует на территориях одновременно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности правообладателя; в пункте 8 — в отношении лицензионного договора применяется право страны, на территории которой лицензиату разрешается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, а если такое использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности лицензиара. В связи с упомянутыми изменениями комментируемая статья дополнена пунктом 9, согласно которому, если из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела явно вытекает, что договор более тесно связан с правом иной страны, чем та, которая указана в пунктах 1 — 8 настоящей статьи, подлежит применению право страны, с которой договор более тесно связан. Пункт 10 в редакции ФЗ воспроизводит пункт 5 в прежней редакции, согласно которому к договору, содержащему элементы различных договоров, применяется право страны, с которой этот договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан. Вместе с тем изменениями уточнено, что указанное правило применяется, если из закона, условий или существа этого договора либо совокупности обстоятельств дела не вытекает, что применимое право подлежит определению для таких элементов этого договора отдельно. Содержание понятия «о праве страны, с которой договор наиболее тесно связан», применяемого в статье, в отношении недвижимого имущества можно уяснить из статьи 1213 ГК (пункт 11 комментария), определяющей право, подлежащее применению к договору в отношении недвижимого имущества, согласно которой правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора, либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится недвижимое имущество. Пункт 11 в редакции ФЗ воспроизводит правило, содержавшееся в пункте 6 прежней редакции статьи (с учетом замены в ГК понятия обычая делового оборота на понятие обычая), согласно которому, если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев, обозначаемых соответствующими торговыми терминами. 10. Пунктом 13 в статью 1212 ГК внесен ряд следующих изменений: а) пункт 1 изложен в новой редакции. В предыдущей редакции данного пункта предусматривалось, что выбор права, подлежащего применению к договору, стороной которого является физическое лицо, использующее, приобретающее или заказывающее либо имеющее намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, не может повлечь за собой лишение такого физического лица (потребителя) защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны места жительства потребителя, если имело место хотя бы одно из следующих обстоятельств: 1) заключению договора предшествовала в этой стране оферта, адресованная потребителю, или реклама и потребитель совершил в этой же стране действия, необходимые для заключения договора; 2) контрагент потребителя или представитель контрагента получил заказ потребителя в этой стране; 3) заказ на приобретение движимых вещей, выполнение работ или оказание услуг сделан потребителем в другой стране, посещение которой было инициировано контрагентом потребителя в целях побуждения потребителя к заключению договора. В новой редакции пункта сохранены прежнее описание понятия «потребитель» и сущность нормы, заключающаяся в том, что какое бы право потребитель ни выбрал, это не может повлечь за собой лишение потребителя защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны места жительства потребителя. Изменения коснулись только условий, при которых упомянутая норма может быть применена. Согласно редакции ФЗ норма применяется, если контрагент потребителя (профессиональная сторона) осуществляет свою деятельность в стране места жительства потребителя либо любыми способами направляет свою деятельность на территорию этой страны или территории нескольких стран, включая территорию страны места жительства потребителя, при условии, что договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны. Следует обратить внимание на некоторые отличия описания понятия «потребитель» в Законе РФ «О защите прав потребителей» и в комментируемой статье ГК. При этом следует иметь в виду, что приоритет в применении имеет Закон; б) статья дополнена новыми пунктами 4 и 5. Согласно пункту 4, в случаях, не предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, выбор права, подлежащего применению к договору с участием потребителя, не может повлечь за собой лишение потребителя защиты его прав, предоставляемой императивными нормами той страны, право которой применялось бы к этому договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права (см. статью 1211 ГК в редакции ФЗ — пункт 8 настоящего комментария). Пунктом 5 предусмотрено, что за установленными настоящей статьей изъятиями право, подлежащее применению к договору с участием потребителя, определяется по общим правилам настоящего Кодекса о праве, подлежащем применению к договору (см. статью 1210 ГК в редакции ФЗ — пункт 7 настоящего комментария). 11. Пунктом 14 в статью 1213 ГК «Право, подлежащее применению к договору в отношении недвижимого имущества» внесено дополнение. Согласно пункту 1 этой статьи в прежней редакции, при отсутствии соглашения сторон о праве, подлежащем применению к договору в отношении недвижимого имущества, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается право страны, где находится недвижимое имущество, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора, либо совокупности обстоятельств дела. Изменениями после слов «если иное» текст дополнен словом «явно». Это дополнение предполагает возможность применения иного решения только тогда, когда соответствующие упомянутые обстоятельства являются очевидными, общепризнанными и не требуют каких-либо доказательств. Пункт 2 комментируемой статьи, предусматривающий, что к договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право, в новой редакции сохранен без изменений. 12. Пунктом 15 статья 1214 ГК «Право, подлежащее применению к договору о создании юридического лица с иностранным участием» изложена в новой редакции. Прежняя редакция предусматривала, что к договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, в которой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо. В редакции ФЗ содержание статьи существенно расширено, что видно из ее нового наименования «Право, подлежащее применению к договору о создании юридического лица и к договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица». Согласно пункту 1 статьи в редакции ФЗ выбор права, подлежащего применению к договору о создании юридического лица и к договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица, не может затрагивать действие императивных норм права страны места учреждения юридического лица по вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202 настоящего Кодекса. Таким образом, устранен императивный характер нормы в прежней редакции, и учредители получили возможность самостоятельно выбирать право, подлежащее применению к регулируемым договорам. Однако выбранное право не может отменить действие императивных норм права страны места учреждения юридического лица, определяемых на основе личного закона юридического лица. В соответствии с пунктом 2 статьи при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору о создании юридического лица и к договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица, применяется право страны, в которой учреждено или подлежит учреждению юридическое лицо. 13. Пунктом 16 статья 1215 ГК «Сфера действия права, подлежащего применению к договору» изложена в новой редакции. Согласно прежней редакции статьи правом, подлежащим применению к договору в соответствии с правилами статей 1210 — 1214, 1216 настоящего Кодекса, определяются, в частности: 1) толкование договора; 2) права и обязанности сторон договора; 3) исполнение договора; 4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора; 5) прекращение договора; 6) последствия недействительности договора. Данный текст полностью сохранен в редакции ФЗ в качестве первого пункта статьи. Статья дополнена пунктом 2, согласно которому, если иное не вытекает из закона, положения пункта 1 настоящей статьи не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202, статье 1205.1 и пункте 5 статьи 1217.1 настоящего Кодекса». Таким образом, этот пункт устанавливает исключения из вопросов, решаемых в соответствии с их перечнем, предусмотренным пунктом 1, в части вопросов, определяемых на основе личного закона юридического лица, вопросов, решаемых в рамках права, подлежащего применению к вещным правам, а также вопросов, определяемых правом, подлежащим применению к отношениям между представляемым или представителем и третьим лицом. Исключения установлены, поскольку указанные вопросы получили специальное регулирование в статьях, упомянутых в пункте 2 комментируемой статьи. Вместе с тем необходимо обратить внимание на диспозитивный характер рассматриваемой нормы, предусматривающей возможность установления законом иных правил. 14. Пунктом 17 в статью 1216 ГК внесены изменения. В предыдущей редакции указанная статья «Право, подлежащее применению к уступке требования» предусматривала в пункте 1, что «право, подлежащее применению к соглашению между первоначальным и новым кредиторами об уступке требования, определяется в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1211 настоящего Кодекса». Изменениями слова «пунктами 1 и 2 статьи 1211 настоящего Кодекса» заменены словами «правилами настоящего Кодекса о праве, подлежащем применению к договору». Таким образом, сохранив прежний предмет регулирования данного пункта, ФЗ изменил порядок определения права, подлежащего применению к соглашению об уступке требования. Как видно из прежней редакции пункта, он регулировал вопрос о соглашении (т. е. о заключенном договоре) по поводу уступки требования новому кредитору, отсылая при этом к отдельным нормам статьи 1211 ГК, определяющей право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права. Нелогичность этой отсылки является очевидной. Поскольку в тексте пункта речь идет о договоре, отсылка к общим правилам ГК о праве, подлежащем применению к договору является вполне обоснованной. Разумеется, при этом должны применяться нормы, относящиеся к требованию, являющемуся предметом уступки. В пункте 2 прежней редакции статьи предусматривалось: «Допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, а также вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником определяется по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки». Внесенные в пункт изменения имеют редакционный характер: слова «а также вопрос» заменены словом «вопрос», слово «определяется» заменено словом «определяются»; 15. Пунктом 18 ГК дополнен статьей 1216.1 «Право, подлежащее применению к переходу прав кредитора к другому лицу на основании закона», которая предусматривает: «При удовлетворении третьим лицом требования кредитора к должнику переход на основании закона прав кредитора к такому третьему лицу (новому кредитору) определяется по праву, подлежащему применению к отношениям между первоначальным кредитором и новым кредитором, если иное не вытекает из закона или совокупности обстоятельств дела. При этом в отношениях между должником и новым кредитором не затрагивается действие направленных на защиту должника положений права, подлежащего применению к обязательству между должником и первоначальным кредитором». Статья регулирует ситуацию, когда новый кредитор появляется в результате исполнения обязательства должника перед первоначальным кредитором. В этом случае переход прав первоначального кредитора к новому кредитору определяется по праву, подлежащему применению к отношениям между ними. Статья допускает возможность иного решения, если оно вытекает из закона или обстоятельств дела. 16. Пунктом 19 в статью 1217 ГК «Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок» внесены изменения. Прежняя редакция статьи устанавливала: «К обязательствам, возникающим из односторонних сделок, если иное не вытекает из закона, условий или существа сделки, либо совокупности обстоятельств дела, применяется право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке. Срок действия доверенности и основания ее прекращения определяются по праву страны, где была выдана доверенность». Изменениями часть первая статьи после слов «если иное» дополнена словом «явно», после слов «право страны, где» дополнена словами «на момент совершения односторонней сделки»; часть вторая признана утратившей силу, регулирование решаемых в ней вопросов перенесено в специальную новую статью 1217.1. Согласно статье 154 ГК сделки могут быть двух — или многосторонними (договоры) и односторонними. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Примером таких сделок являются завещание, дарение, доверенность и др. 17. Пунктом 20 ГК дополнен статьей 1217.1 «Право, подлежащее применению к отношениям представительства», которая предусматривает следующее. 1. Если представительство основано на договоре, отношения между представляемым и представителем определяются по правилам настоящего Кодекса о праве, подлежащем применению к договору. 2. Если иное не вытекает из закона, отношения между представляемым или представителем и третьим лицом определяются по праву страны, которое выбрано представляемым в доверенности, при условии, что третье лицо и представитель были извещены об этом выборе. Если представляемый не выбрал применимое право в доверенности либо выбранное право в соответствии с законом не подлежит применению, отношения между представляемым или представителем и третьим лицом определяются по праву страны, где находится место жительства или основное место деятельности представителя. Если третье лицо не знало и не должно было знать о месте жительства или об основном месте деятельности представителя, применяется право страны, где преимущественно действовал представитель в конкретном случае. 3. В случае если полномочие предоставлено представителю для совершения сделки в отношении недвижимого имущества и при этом сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации, применяется право страны, где недвижимое имущество внесено в государственный реестр. 4. В случае если полномочие предоставлено представителю для ведения дела в государственном или третейском суде, применяется право страны, где проводится судебное или третейское разбирательство. 5. Правом, подлежащим применению к отношениям между представляемым или представителем и третьим лицом, определяются, в частности: 1) наличие и объем полномочий представителя; 2) последствия осуществления представителем своих полномочий; 3) требования к содержанию доверенности; 4) срок действия доверенности; 5) прекращение доверенности, в том числе последствия ее прекращения для третьих лиц; 6) допустимость выдачи доверенности в порядке передоверия; 7) последствия совершения сделки при отсутствии полномочий действовать от имени представляемого или при превышении этих полномочий, в том числе в случае последующего одобрения такой сделки представляемым. 6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, при отсутствии в доверенности иных указаний считается, что в объем полномочий представителя входит определение порядка разрешения споров (заключение соглашений о передаче споров в государственный или третейский суд и т. п.), а также выбор права, подлежащего применению к сделкам, совершаемым представителем от имени представляемого. 7. Положения настоящей статьи не распространяются на отношения представительства, основанные на указании закона либо акте уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления». Часть первая пункта 2 имеет диспозитивный характер и применяется, если иное не вытекает из закона. Данная норма устанавливает общее правило об определении права, подлежащего применению к отношениям между представляемым или представителем и третьим лицом, путем указания представляемым в доверенности права соответствующей страны. Из смысла нормы следует, что доверенность оформлена представляемым в отсутствие представителя и третьего лица, в связи с чем норма предусматривает необходимость их извещения о сделанном выборе. Данное условие направлено на защиту интересов третьего лица и представителя, которые при несогласии с выбором представляемого могут принять соответствующее решение. При отсутствии упомянутого извещения выбор представляемого не имеет юридической силы. Часть вторая пункта 2 предусматривает ситуацию, когда представляемый не указал в доверенности выбранное право либо выбрал право, не подлежащее по закону применению к упомянутым отношениям. В этом случае отношения определяются по праву страны, где находится место жительства или основное место деятельности представителя. Рассматриваемая норма устанавливает также правило на случай, когда третье лицо не знало и не должно было знать о месте жительства или об основном месте деятельности представителя. В такой ситуации применяется право страны, где преимущественно действовал представитель в конкретном случае. Перечисленные в пункте 6 полномочия представителя могут использоваться, только если иное не вытекает из закона или существа отношений, при отсутствии в доверенности иных указаний. Установленный объем полномочий представителя не подлежит расширительному толкованию. Пункт 7 ограничивает применение рассматриваемой статьи только к урегулированным в ней отношениям, предусматривая регулирование других отношений в области представительства законом, нормативными актами уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления. 18. Пунктом 21 ГК дополнен статьей 1217.2 «Право, подлежащее применению к прекращению обязательства зачетом», которая предусматривает: «Прекращение обязательства зачетом определяется по праву страны, подлежащему применению к отношению, из которого возникло требование, против которого заявляется о зачете встречного требования. Прекращение обязательства зачетом, производимое по соглашению сторон, определяется правилами настоящего Кодекса о праве, подлежащем применению к договору». 19. Пунктом 22 в статью 1219 ГК «Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда» внесен ряд изменений. Пункт 2 изложен в новой редакции. В прежней редакции пункт предусматривал, что к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны. В случае если стороны такого обязательства не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны. Новой редакцией пункта предусмотрено: «Если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, применяется право этой страны. Если стороны данного обязательства имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны». Таким образом, в редакции ФЗ законодатель отказался от применения критерия места причинения вреда (за границей). Вместо этого в качестве основного критерия установлены место жительства или основное место деятельности сторон в одной и той же или в разных странах. Следует также отметить, что в редакции ФЗ более четко по сравнению с прежней редакцией пункта определены субъекты, на которых распространяется его действие: граждане и юридические лица (последние не упомянуты во втором предложении пункта). Пункт 3 также изложен в новой редакции. В прежней редакции данный пункт предусматривал, что после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда. В новой редакции установлено: «Если из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности, к данному обязательству применяется право, подлежащее применению к такому договору». Как видно из прежней редакции пункта, предметом регулирования было установление возможности сторон договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда. В редакции ФЗ предмет регулирования изменен: установлено правило определения применимого права для случая, когда потерпевший и причинитель вреда являются сторонами предпринимательского договора, с которым тесно связано обязательство, возникшее вследствие причинения вреда. Актуальность данной новеллы не вызывает сомнений. Однако непонятно, в чем выражается эта тесная связь, означает ли это причинение вреда в результате исполнения упомянутого договора либо что-то иное, памятуя, что обязательства из причинения вреда традиционно рассматриваются как внедоговорные. Во всяком случае, наличие упомянутой связи, если она не является очевидной, подлежит доказыванию. Если такая связь не будет установлена, рассматриваемая норма не подлежит применению. Комментируемая статья дополнена пунктом 4, согласно которому «правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1)». Данное дополнение отражает общую тенденцию законодателя на всемерное сокращение применения императивных норм и расширение возможностей решения возникающих вопросов путем договоренности между сторонами соответствующих отношений. 20. Пунктом 23 ГК дополнен статьей 1220.1 «Право, подлежащее применению к установлению допустимости требования о возмещении вреда страховщиком». Согласно этой норме «требование о возмещении вреда может быть предъявлено потерпевшим непосредственно к страховщику, если это допускается по праву, подлежащему применению к обязательству, возникающему вследствие причинения вреда, или по праву, подлежащему применению к договору страхования». В российском законодательстве обязательства, возникшие вследствие причинения вреда, регулируются главой 59 части 2 ГК и другими законами. Вопросы страхования в ГК регулируются главой 48 части второй, вопросу допустимости предъявления требования о возмещении вреда страховщиком посвящен пункт 4 статьи 931 (см. также: пункт 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.11.2003 N 75). 21. Пунктом 24 статья 1221 ГК «Право, подлежащее применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги» изложена в новой редакции. Пункт 1 в редакции ФЗ предусматривает, что к требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, по выбору потерпевшего применяется: 1) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда; 2) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший; 3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар. Выбор потерпевшим права, предусмотренного подпунктом 2 или 3 настоящего пункта, не допускается, если причинитель вреда докажет, что он не предвидел и не должен был предвидеть распространение товара в соответствующей стране. Изменения коснулись только последнего абзаца, который в прежней редакции устанавливал, что выбор потерпевшим права, предусмотренного подпунктом 2 или 3 настоящего пункта, может быть признан только в случае, если причинитель вреда не докажет, что товар поступил в соответствующую страну без его согласия. Таким образом, законодатель сохранил ограничение выбора потерпевшим права, предусмотренного подпунктами 2 и 3, но изменил условия ограничения. Представляется, что формулировка ФЗ усиливает гарантии потерпевшего и ответственность причинителя вреда. Пункт 2 в новой редакции предусматривает: если стороны в соответствии со статьей 1223.1 настоящего Кодекса выбрали по соглашению между собой право, подлежащее применению к требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, применяется выбранное сторонами право. Пункт 2 в прежней редакции устанавливал: если потерпевший не воспользовался предоставленным ему настоящей статьей правом выбора, право, подлежащее применению, определяется в соответствии со статьей 1219 настоящего Кодекса. Регулирование ситуации, предусмотренной прежним пунктом 2, перенесено в новый пункт 3, согласно которому, если потерпевший не воспользовался предоставленным ему пунктом 1 настоящей статьи правом выбора и отсутствует соглашение сторон о подлежащем применению праве, применяется право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда, при условии, что из закона, существа обязательства либо совокупности обстоятельств дела не вытекает иное. Норма пункта 3 согласуется с новой редакцией статьи 1219 ГК. В пункте 4 сохранена без изменений норма, содержавшаяся в прежнем пункте 3, согласно которому «правила настоящей статьи соответственно применяются к требованиям о возмещении вреда, причиненного вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре, работе или об услуге». 22. Пунктом 25 статья 1222 ГК «Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции» изложена в новой редакции. Прежде всего следует указать на изменение наименования статьи. К прежнему названию добавлены слова «и ограничения конкуренции». Таким образом, круг регулируемых статьей вопросов расширен. В прежней редакции статья содержала одну норму, согласно которой к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. Данное правило сохранено в абзаце 1 пункта 1 новой редакции статьи с распространением его действия также на случай, когда рынок еще не затронут, но может быть затронут в дальнейшем такой конкуренцией. Абзац 2 пункта 1 содержит также новую норму: если недобросовестная конкуренция затрагивает исключительно интересы отдельного лица, применимое право определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса. Смысл данного правила состоит в том, чтобы дать возможность отдельному лицу воспользоваться правом заключения соглашения о применимом праве как в случае причинения вреда, предусмотренном указанными статьями ГК. Однако, согласно пункту 3 комментируемой статьи в редакции ФЗ выбор сторонами права, подлежащего применению к обязательствам, указанным в абзаце первом пункта 1 и пункте 2 настоящей статьи, не допускается. Данное правило обусловлено тем, что указанные нормы регулируют случаи, связанные с влиянием недобросовестной конкуренции и ограничения конкуренции на весь рынок соответствующей страны. Согласно пункту 2 в редакции ФЗ к обязательствам, возникающим вследствие ограничения конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут или может быть затронут этим ограничением конкуренции, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. 23. Пунктом 26 ГК дополнен статьей 1222.1 «Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора». Пункт 1 указанной статьи устанавливает: «К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, применяется право, подлежащее применению к договору, а если договор не был заключен, применяется право, которое применялось бы к договору, если бы он был заключен». Раздел 6 ГК «Международное частное право» регулирует порядок определения права, подлежащего применению к договору путем установления общих правил (статьи 1186; 1210; 1211;), а также правил для определенных договоров (статьи 1206; 1212; 1213; 1214; 1216; 1217.1; 1217.2; 1219; 1220.1). Пункт 2 предусматривает: «Если применимое право не может быть определено в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, право, подлежащее применению, определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса». Данная норма исходит из того, что обязательством, возникающим вследствие недобросовестного поведения одной из договаривающихся сторон, является обязательство по возмещению причиненного этим вреда другой стороне. Этим объясняется отсылка к упомянутым в пункте статьям ГК, регулирующим порядок определения применимого права в случае причинения вреда. 24. Пунктом 27 в статью 1223 ГК «Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения» внесены следующие изменения: а) абзац второй пункта 1 признан утратившим силу. Указанный пункт в прежней редакции предусматривал: «К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место. Стороны могут договориться о применении к таким обязательствам права страны суда». Вопрос, предусмотренный вторым абзацем пункта 1, урегулирован в иной редакции в новой статье 1223.1 ГК; б) статья дополнена новым пунктом 3, согласно которому «правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие неосновательного обогащения, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1)». 25. Пунктом 28 ГК дополнен статьей 1223.1 «Выбор права сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда или вследствие неосновательного обогащения», которая предусматривает следующее. 1. Если иное не вытекает из закона, после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда или неосновательное обогащение, стороны могут выбрать по соглашению между собой право, подлежащее применению к обязательству, возникающему вследствие причинения вреда или вследствие неосновательного обогащения. Выбранное сторонами право применяется без ущерба для прав третьих лиц. 2. Если в момент совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда или неосновательное обогащение, все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства. Пункт 1 комментируемой статьи для сторон обязательств, возникших вследствие причинения вреда или неосновательного обогащения, дополнительно предусмотрел возможность договориться о праве, подлежащем применению к указанным обязательствам. Заключение соглашения об этом исключает применение статей, регулирующих упомянутые обязательства (статьи 1219; 1221; 1223). Пункт 2 направлен на сохранение действия императивных норм права страны, с которой связано существо отношений сторон, при выборе ими права другой страны. 26. Статья 2 ФЗ определяет дату его вступления в силу и порядок применения, который приводится без комментария. 1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 ноября 2013 года. 2. Положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. 3. Впредь до приведения законодательных и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона).

——————————————————————

Название документа «Аналитический обзор практики по спорам в сфере интеллектуальной собственности. Ответственность за незаконное использование товарного знака (ст. 14.10 КоАП РФ)» (Гладкая Е. И.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТОВАРНОГО ЗНАКА (СТ. 14.10 КОАП РФ)

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 14 января 2014 года

Е. И. ГЛАДКАЯ

1. ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ

Контрафактные товары, этикетки, упаковки — товары, этикетки, упаковки, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (ст. 1515 ГК РФ). Использование товарного знака — его размещение на товарах при выполнении работ (оказании услуг), на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, в предложениях о продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе, в сети Интернет для индивидуализации товаров (работ, услуг), в отношении которых товарный знак зарегистрирован (п. 2 ст. 1484 ГК РФ).

2. ОСНОВНЫЕ ПРИМЕНИМЫЕ НОРМЫ И РАЗЪЯСНЕНИЯ

2.1. Нормы и разъяснения об органах, которые рассматривают дела о привлечении к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ

Об органах, к компетенции которых относится рассмотрение дел о привлечении к ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 14.10 КоАП РФ, см.: — ст. 23.1 КоАП РФ; — ст. 34 АПК РФ; — ст. 4 Федерального закона от 08.12.2011 N 422-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам»; — п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 60 «О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам».

2.2. Нормы и разъяснения об отдельных элементах состава правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ

Об объективной стороне правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ, см.: — п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»; — п. 2 Методических рекомендаций по квалификации и расследованию административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 7.12 и статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нарушения в сфере интеллектуальной собственности), направленных письмом ФТС России от 29.06.2007 N 01-06/24387. О моменте окончания предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ правонарушения, совершенного в форме ввоза товара, незаконно маркированного товарным знаком, правообладателем которого является иное лицо, см.: — п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11. О целях приобретения, перевозки и хранения товара, содержащего незаконное воспроизведение товарного знака, которые являются условием для признания указанных действий правонарушением в силу ст. 14.10 КоАП РФ, см.: — п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11. О субъективной стороне правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ, см.: — п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11; — п. 4 Методических рекомендаций по квалификации и расследованию административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 7.12 и статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нарушения в сфере интеллектуальной собственности), направленных Письмом ФТС России от 29.06.2007 N 01-06/24387. О субъектах правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ, см.: — п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11.

2.3. Нормы и разъяснения об отдельных обстоятельствах, подлежащих доказыванию при привлечении к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ

Об оценке судом сходства использованного обозначения и товарного знака см.: — п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11. Об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по возбужденному на основании ст. 14.10 КоАП РФ делу об административном правонарушении, и о подтверждающих документах см.: — Методические рекомендации по квалификации и расследованию административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 7.12 и статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нарушения в сфере интеллектуальной собственности), направленные Письмом ФТС России от 29.06.2007 N 01-06/24387.

3. АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

3.1. Действия, которые не исключают привлечения к ответственности за совершение предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ правонарушения в форме ввоза товара, незаконно маркированного товарным знаком, правообладателем которого является иное лицо

3.1.1. Заключение соглашения о праве использования товарного знака и подача его правообладателем заявления об отсутствии претензий в отношении ввоза маркированного его товарным знаком товара, которые совершены после подачи таможенной декларации, не исключают привлечения лица, ввезшего товар, к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ

Постановление Президиума ВАС РФ от 04.09.2012 N 3127/12 по делу N А46-3464/2011. Обстоятельства дела. В таможню обратился правообладатель товарного знака «МЕТЕОР/METEOR» с заявлением о его незаконном использовании индивидуальным предпринимателем. В ходе таможенной проверки установлено, что на упаковках товара, ввезенного на территорию Российской Федерации, размещен указанный товарный знак. На этом основании в отношении индивидуального предпринимателя возбуждено дело о правонарушении по ст. 14.10 КоАП РФ. В таможню поступило письмо правообладателя о том, что между ним и индивидуальным предпринимателем достигнуто соглашение о предоставлении последнему права за плату импортировать товар, маркированный товарным знаком, в том числе партию велосипедов. В связи с этим правообладатель не имел претензий к предпринимателю по факту ввоза данной партии товара. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к ответственности, предусмотренной ст. 14.10 КоАП РФ. Вывод и обоснование суда. Заявление удовлетворено. Заключение письменного соглашения о предоставлении права на импорт товара после подачи предпринимателем декларации на товары и ее регистрации таможней, а также наличие заявления правообладателя товарного знака об отсутствии претензий к предпринимателю не имеют значения, поскольку правонарушение было установлено в день, когда предприниматель ввез товар на территорию Российской Федерации и подал декларацию на него.

3.2. Обстоятельства, подлежащие доказыванию для привлечения к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ

3.2.1. Для привлечения к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ необходимо доказать связь нарушения исключительного права на товарный знак с оборотом предметов, на которых он размещен

Постановление ФАС Московского округа от 02.04.2013 по делу N А40-112998/12-144-540. Обстоятельства дела. При проведении таможенного контроля установлено, что на упаковках товара, ввезенного обществом на территорию Российской Федерации, размещено обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком, правообладателем которого является иное лицо. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Вывод и обоснование суда. Заявление удовлетворено. Нарушение права на товарный знак может быть квалифицировано по ст. 14.10 КоАП РФ, если оно связано с оборотом предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака (в том числе на товарах, этикетках, упаковке товаров). Аналогичный вывод содержат: Постановление ФАС Московского округа от 19.03.2012 по делу N А41-24310/11; Постановление ФАС Московского округа от 27.09.2011 по делу N А40-13799/11-144-128; Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 N А-А41/202-10 по делу N А41-28720/09; Постановление ФАС Московского округа от 02.11.2009 N КА-А40/11422-09 по делу N А40-53692/09-146-370 Постановление ФАС Московского округа от 21.09.2009 N КА-А41/9435-09 по делу N А41-13767/09. Примечание. О доказательствах ввоза товаров с целью введения их в гражданский оборот см. п. 3.3 данного материала.

3.2.2. Для привлечения к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ необходимо доказать следующие факты: предоставление правовой охраны товарного знака на территории РФ и ее объем; отсутствие исчерпания прав на товарный знак; тождество или сходство до степени смешения использованного на товаре обозначения и товарного знака; однородность контрафактных товаров тем, в отношении которых товарный знак зарегистрирован; совершение лицом, привлекаемым к ответственности, всех юридически значимых действий по ввозу товара

Постановление ФАС Московского округа от 21.05.2009 N КА-А41/4307-09 по делу N А41-23036/08. Обстоятельства дела. При проведении таможенного досмотра установлено, что товар, ввезенный на территорию Российской Федерации, маркирован обозначением Persil. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Вывод и обоснование суда. В удовлетворении заявления отказано. Дело не может быть возбуждено без выяснения следующих обстоятельств: — предоставлена ли спорному товарному знаку правовая охрана на территории Российской Федерации и каков ее объем; — кто выступает обладателем исключительного права на товарный знак; — является ли изображение на ввозимой продукции тождественным либо сходным до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком; — признается ли соответствующий товар однородным тем, в отношении которых товарный знак зарегистрирован; — является ли товар контрафактным; — совершены ли лицом, привлекаемым к ответственности, все юридически значимые действия по ввозу товара на территорию Российской Федерации, выбран ли им тот или иной таможенный режим, подана ли соответствующая таможенная декларация; — исчерпал ли правообладатель свои исключительные права.

3.3. Доказательство ввоза товаров, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, исключительные права на который принадлежат иному лицу, с целью введения этих товаров в гражданский оборот

3.3.1. Доказательством ввоза товара с целью его введения в гражданский оборот является тот факт, что индивидуальный предприниматель, одним из видов деятельности которого является оптовая торговля, ввез большое количество одноименного товара

Постановление ФАС Московского округа от 06.09.2011 по делу N А40-14668/11-153-132. Обстоятельства дела. Индивидуальный предприниматель, одним из видов деятельности которого является оптовая торговля, ввез на территорию Российской Федерации товары, маркированные обозначением LEVIS. В результате проведения таможенного контроля таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении его к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Предприниматель ссылается на то, что привез товар, полученный в счет уплаты долга, для личных нужд. Вывод и обоснование суда. Дело направлено на новое рассмотрение. Суды первой и апелляционной инстанции отказали в привлечении к административной ответственности на том основании, что у лица отсутствовала цель использовать ввезенный товар в предпринимательской деятельности с дальнейшим введением товара в гражданский оборот. Однако доказательств, подтверждающих указанные выводы, не приведено. В то же время суды не дали оценку тому обстоятельству, что индивидуальный предприниматель ввез большое количество одноименного товара.

3.4. Ситуации, в которых отказано в привлечении лица к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ

3.4.1. Если товар выпущен правообладателем товарного знака, лицо, осуществившее ввоз такого товара на территорию Российской Федерации, не может быть привлечено к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ

Постановление Президиума ВАС РФ от 03.02.2009 N 10458/08 по делу N А40-9281/08-145-128. Обстоятельства дела. Общество ввезло на территорию Российской Федерации автомобиль марки PORSCHE CAYENNE S. В таможню с заявлением о нарушении права на товарный знак обратился владелец исключительной лицензии на использование на территории Российской Федерации товарных знаков PORSCHE и CAYENNE. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Вывод и обоснование суда. В удовлетворении заявления отказано. Конфискованный автомобиль выпущен правообладателем одноименных товарных знаков, следовательно, признаки незаконного воспроизведения товарных знаков отсутствуют. В связи с этим за его ввоз общество не может быть привлечено к ответственности, предусмотренной ст. 14.10 КоАП РФ.

3.4.2. Если товар выпущен с согласия правообладателя товарного знака, лицо, осуществившее ввоз такого товара на территорию Российской Федерации, не может быть привлечено к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ

Постановление ФАС Московского округа от 18.08.2009 N КА-А40/7797-09 по делу N А40-13400/09-94-90. Обстоятельства дела. При проведении таможенного досмотра установлено, что товар, ввезенный обществом на территорию Российской Федерации, маркирован обозначением Renault. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Вывод и обоснование суда. В удовлетворении заявления отказано. Обществом ввезены оригинальные запчасти компании Renault, подлинность которых подтверждается копиями сертификатов соответствия. Ввезенные товары изготовлены турецкой компанией, производящей и продающей оригинальные запасные части для автомобилей Renault с согласия правообладателя. Аналогичный вывод содержит: Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 N А-А40/134-10 по делу N А40-48475/09-120-275.

3.4.3. Если обозначения на товаре носят информационный характер относительно его технического применения, лицо, осуществившее ввоз такого товара на территорию Российской Федерации, не может быть привлечено к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ

Постановление ФАС Московского округа от 05.07.2013 по делу N А40-103636/12-152-603. Обстоятельства дела. В ходе проведения процедуры таможенного наблюдения установлено, что на товарах, ввезенных обществом на территорию Российской Федерации, размещено обозначение SAMSUNG. Оно нанесено на электронные модули в составе их технических характеристик. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Вывод и обоснование суда. В удовлетворении заявления отказано. Нанесенное на товары обозначение служит единственно возможным обозначением производителя микросхем, которое является одним из основных параметров, используемых при обозначении технических характеристик микросхем. Рассматриваемые обозначения не воспринимаются потребителем как товарные знаки, так как информируют о техническом применении товара. Вследствие этого оснований для привлечения к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ не имеется <*>. ——————————— <*> Данные выводы сделаны судом апелляционной инстанции и не опровергнуты вышестоящим судом.

Аналогичный вывод содержат: Постановление ФАС Московского округа от 20.10.2010 N КА-А40/11009-10 по делу N А40-169268/09-130-1014; Постановление ФАС Московского округа от 09.11.2009 N КА-А40/11468-09-П по делу N А40-57946/08-84-482; Постановление ФАС Московского округа от 27.05.2009 N КА-А40/4499-09 по делу N А40-67085/08-84-553.

3.5. Последствия незаконного размещения на товаросопроводительных документах обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, правообладателем которого является иное лицо

3.5.1. Если обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком, правообладателем которого является иное лицо, незаконно размещено на товаросопроводительных документах, такое размещение образует состав правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ

Постановление Президиума ВАС РФ от 26.06.2012 N 17769/11 по делу N А56-23733/2011. Обстоятельства дела. При проведении таможенного контроля установлено, что на сопроводительных документах к товару, ввезенному обществом на территорию Российской Федерации, размещено обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком Husqvarna. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Суд апелляционной инстанции сослался на то, что размещение сходного до степени смешения обозначения на товаросопроводительных документах, которые не являются ни этикетками, ни упаковкой и недоступны потребителю, не образует состава правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ. Вывод и обоснование суда. В удовлетворении заявления отказано в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности. Под незаконным использованием товарного знака понимаются в том числе действия по размещению товарного знака на товарах и документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, а также их ввоз на территорию Российской Федерации. Таким образом, наличие на документах обозначения образует состав указанного административного правонарушения.

3.6. Лица, привлекаемые к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ

3.6.1. К ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ может привлекаться не только изготовитель товара, но и любое лицо, реализующее товары, на которых незаконно воспроизведен товарный знак

Постановление ФАС Московского округа от 04.10.2010 N КА-А40/11287-10 по делу N А40-138722/09-152-999. Обстоятельства дела. В ходе проведения таможенного досмотра задекларированного товара, ввезенного обществом на территорию Российской Федерации, таможней установлено, что товар маркирован обозначением, сходным до степени смешения с товарными знаками Nokia и Sony Ericson. Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Суды нижестоящих инстанций сослались на то, что общество, не являясь изготовителем ввезенного товара, не может нести ответственность по указанной статье. Вывод и обоснование суда. Дело направлено на новое рассмотрение. К ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ может быть привлечено не только лицо, непосредственно разместившее соответствующий товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара или сходное с ними обозначение на товаре, но и любое лицо, которое занимается реализацией товаров, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака.

3.7. Последствия незаконного использования товарного знака на упаковке при решении вопроса о конфискации находящихся в ней товаров

3.7.1. Если товар имеет признаки контрафактности вследствие незаконного нанесения на упаковку обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, конфискации подлежат и упаковка, и содержащиеся в ней товары

Постановление Президиума ВАС РФ от 21.05.2013 N 16698/12 по делу N А57-11291/2012. Обстоятельства дела. Под таможенную процедуру «выпуск для внутреннего потребления» помещена партия товара в картонных коробках с ярлыками, на которых размещено обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком «КАМАЗ». Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Суды нижестоящих инстанций указали следующее. Товарный знак на изделиях отсутствует, упаковка может быть от них отделена и товар может быть реализован, в связи с чем конфискации подлежит только упаковка с незаконно нанесенным обозначением. Вывод и обоснование суда. Заявление удовлетворено. Под незаконным использованием товарного знака понимаются в том числе действия по размещению товарного знака на упаковках, предназначенных для введения товаров в гражданский оборот, а также ввоз таких товаров на территорию Российской Федерации. Согласно ст. 14.10 КоАП РФ к нарушениям, в частности, относятся введение товара, на котором (а также на его этикетках, упаковке, документации) имеется незаконное воспроизведение средства индивидуализации, в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также ввоз такого товара с целью его введения в гражданский оборот. Кроме того, поскольку товар в упаковке имеет признаки контрафактности, конфискации подлежали и упаковка, и содержащиеся в ней товары.

——————————————————————

Название документа «Аналитический обзор практики по спорам в сфере интеллектуальной собственности. Признание лица заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака» (Гладкая Е. И.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

ПРИЗНАНИЕ ЛИЦА ЗАИНТЕРЕСОВАННЫМ В ДОСРОЧНОМ ПРЕКРАЩЕНИИ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ТОВАРНОГО ЗНАКА

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 14 января 2014 года

Е. И. ГЛАДКАЯ

Если товарный знак не использовался непрерывно в течение трех лет с момента его государственной регистрации, заинтересованное лицо может подать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака (ст. 1486 ГК РФ). Как показывает анализ судебной практики, основанием для отказа в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака является отсутствие у лица заинтересованности. При установлении данного факта вопрос о неиспользовании товарного знака не исследуется (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2011 N 14503/10 по делу N А40-77602/09-15-252).

1. ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ

Заинтересованность лица в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака — признак, который характеризует лицо, подавшее в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования. Наличие заинтересованности лица является условием для рассмотрения возможности досрочного прекращения правовой охраны товарного знака и определяется судом на основании совокупности факторов (ст. 1486 ГК РФ, Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2011 N 14503/10 по делу N А40-77602/09-15-252). Срок действия исключительного права на товарный знак — период, составляющий десять лет со дня подачи в Федеральную службу по интеллектуальной собственности (далее — Роспатент) заявки на государственную регистрацию товарного знака. Данный срок может быть продлен на десять лет неограниченное число раз по заявлению правообладателя при условии уплаты пошлины (ст. 1491 ГК РФ). Прекращение правовой охраны товарного знака — одно из оснований прекращения исключительного права на товарный знак (п. 4 ст. 1486 ГК РФ).

2. ОСНОВНЫЕ ПРИМЕНИМЫЕ НОРМЫ

2.1. Нормы и разъяснения об условиях досрочного прекращения правовой охраны товарного знака

О возможности досрочного прекращения правовой охраны товарного знака по заявлению заинтересованного лица, если отсутствуют доказательства использования товарного знака или он не применяется по независящим от лица причинам, см.: — ст. 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS) (заключено в г. Марракеше 15.04.1994); — ст. 5 Парижской конвенции по охране промышленной собственности (заключена в г. Париже 20.03.1883); — ст. 1486 ГК РФ. О сроке неиспользования товарного знака, признаваемом достаточным для принятия решения о досрочном прекращении его правовой охраны, см.: — ст. 1486 ГК РФ; — п. 2.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 N 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

2.2. Нормы об органах, которые рассматривают заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака

Об органах, к компетенции которых относится рассмотрение заявлений о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, см.: — ст. 34 АПК РФ; — ст. 1486 ГК РФ; — ст. 43.4 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»; — ст. 4 Федерального закона от 08.12.2011 N 422-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам»; — п. 1.12 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных Приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56. Примечание. До 8 декабря 2011 г. заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования рассматривались Палатой по патентным спорам Роспатента.

3. АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

3.1. Подтверждение заинтересованности лица в досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака

3.1.1. Наличие законного интереса в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака подтверждает заинтересованность лица

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2011 N 14503/10 по делу N А40-77602/09-15-252. Обстоятельства дела. Лицо обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака «Стрижамент/Strigament». Роспатент не принял заявление к рассмотрению в связи с отсутствием у лица заинтересованности. Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным. Вывод и обоснование суда. Заинтересованным может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака, а не только то лицо, чьи права и законные интересы нарушены существующей регистрацией товарного знака. Примечание. О признаках наличия законного интереса в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака см. п. п. 3.2, 3.3 данного материала.

3.1.2. Подача заявления о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака и уплата государственной пошлины не подтверждает заинтересованность лица

Постановление ФАС Московского округа от 02.12.2010 N КА-А40/14678-10 по делу N А40-173871/09-51-1285. Обстоятельства дела. Общество обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака GEOWEB, полагая, что о заинтересованности лица свидетельствует его обращение за защитой своих прав и факт их нарушения не требуется доказывать. Роспатент не принял заявление к рассмотрению в связи с отсутствием у лица заинтересованности. Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным. Вывод и обоснование суда. Подача заявления о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака и уплата государственной пошлины за подачу такого заявления не могут свидетельствовать о заинтересованности в прекращении правовой охраны. Лицо обязано подтвердить тот факт, что правовая охрана товарного знака создает какие-либо препятствия для осуществления экономической деятельности или иным образом нарушает его права и законные интересы <*>. ——————————— <*> Данные выводы сделаны судом апелляционной инстанции и не опровергнуты судом кассационной инстанции.

3.2. Признание заинтересованными лицами производителей товаров (работ, услуг), однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак

3.2.1. Правообладатель сходного до степени смешения товарного знака, производящий товары (работы, услуги), однородные с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, признается заинтересованным лицом

Постановление ФАС Московского округа от 25.08.2010 N КГ-А40/8519-10 по делу N А40-128897/09-26-933. Обстоятельства дела. Лицо обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака Maestro de Oliva, ссылаясь на следующее. На момент обращения в Роспатент было вынесено предварительное решение об отказе заявителю в государственной регистрации товарного знака «ОЛИВА», поскольку экспертиза установила его сходство до степени смешения с товарным знаком Maestro de Oliva, зарегистрированным в отношении однородных товаров. В период подготовки к заседанию в Палате по патентным спорам товарный знак «ОЛИВА» был зарегистрирован на имя заявителя. Кроме того, последний являлся владельцем ресторана, в котором оказывались услуги, перечисленные в свидетельстве о регистрации спорного товарного знака. Роспатент удовлетворил это заявление. Бывший правообладатель товарного знака обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным в связи с недоказанностью заинтересованности лица. Вывод и обоснование суда. Лицо признано заинтересованным, так как является владельцем ресторана, предоставляющего услуги, однородные с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, и правообладателем товарного знака, сходного до степени смешения со спорным и зарегистрированного в отношении однородных услуг <*>. ——————————— <*> Данный вывод сделан судом первой инстанции и не опровергнут судами вышестоящих инстанций.

Аналогичный вывод содержит: Постановление ФАС Московского округа от 09.01.2013 по делу N А40-33201/12-26-270.

3.2.2. Подавший заявку на регистрацию сходного со спорным товарного знака производитель товаров (работ, услуг), однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, признается заинтересованным лицом

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2011 N 14503/10 по делу N А40-77602/09-15-252. Обстоятельства дела. Производитель товаров, однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован комбинированный товарный знак «Стрижамент/Strigament», обратился в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны указанного товарного знака. При этом он ссылался на то, что ранее подал в Роспатент заявку на регистрацию товарного знака с тождественным словесным обозначением, чтобы использовать его при производстве и реализации однородных товаров. Роспатент не принял заявление к рассмотрению в связи с отсутствием у лица статуса заинтересованного. Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным. Вывод и обоснование суда. Заявитель признан заинтересованным лицом, так как является производителем однородных товаров и ранее Роспатент отказал ему в регистрации сходного товарного знака по заявке, поданной в отношении однородных товаров.

3.3. Признание заинтересованными лиц, не являющихся производителями товаров (работ, услуг), однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак

3.3.1. Ситуации, когда лица, не являющиеся производителями товаров (работ, услуг), однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, признаются заинтересованными

3.3.1.1. Администратор доменного имени, сходного до степени смешения со спорным товарным знаком, признается заинтересованным лицом

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.2013 N 14483/12 по делу N А40-75222/11-5-466. Обстоятельства дела. Администратор доменного имени technoshock. ru, сходного до степени смешения с товарным знаком technoshock, обратился в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны указанного товарного знака. Роспатент удовлетворил это заявление. Бывший правообладатель товарного знака обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным в связи с отсутствием у администратора доменного имени статуса заинтересованного лица. Вывод и обоснование суда. Администратор доменного имени является заинтересованным лицом, поскольку обращение с заявлением о досрочном прекращении направлено на защиту его прав на доменное имя, сходное до степени смешения с товарным знаком.

3.3.1.2. Правообладатель сходного со спорным товарного знака, подавший заявку на регистрацию другого товарного знака, также сходного со спорным, в отношении товаров, однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, признается заинтересованным лицом

Постановление ФАС Московского округа от 31.07.2012 по делу N А40-78965/11-51-684. Обстоятельства дела. Компания обратилась в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака ELEKTA, ссылаясь на следующее. Заявитель обладает исключительным правом на зарегистрированный в отношении однородных товаров товарный знак, сходный со спорным. Кроме того, компания подала в Роспатент заявку на регистрацию товарного знака, также сходного со спорным, в отношении однородных товаров. Роспатент удовлетворил указанное заявление в отношении части товаров и услуг. Правообладатель спорного товарного знака обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным в связи с недоказанностью заинтересованности лица. Вывод и обоснование суда. Компания является заинтересованным лицом, так как подала в Роспатент заявки на регистрацию товарных знаков, сходных со спорным, для товаров и услуг тех классов Международной классификации товаров и услуг, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак <*>. ——————————— <*> Данный вывод сделан судом первой инстанции и не опровергнут судами вышестоящих инстанций.

Аналогичные выводы содержат: Постановление ФАС Московского округа от 29.09.2011 по делу N А40-104689/10-26-877; Постановление ФАС Московского округа от 27.09.2011 по делу N А40-104693/10-19-915.

3.3.1.3. Правообладатель фирменного наименования, сходного до степени смешения со спорным товарным знаком, признается заинтересованным лицом, если имеет право на ведение однородной деятельности

Постановление ФАС Московского округа от 07.07.2011 N КА-А40/6709-11 по делу N А40-102665/10-15-871 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 03.10.2011 N ВАС-12393/11 по делу N 40-102665/10-15-871 в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отказано). Обстоятельства дела. Лицо обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака «ВОЛОГОДСКИЙ СТАНДАРТ», ссылаясь на наличие исключительного права на фирменное наименование, сходное до степени смешения с оспариваемым товарным знаком. Роспатент удовлетворил указанное заявление в отношении части товаров и услуг. Правообладатель товарного знака обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным. Вывод и обоснование суда. Правообладатель фирменного наименования, сходного до степени смешения со спорным товарным знаком, признается заинтересованным лицом, так как имеет право на ведение однородной деятельности. Примечание. Аналогичный вывод о признаках заинтересованности лица см. в п. 5 Информационного письма Роспатента от 20.05.2009 N 3 «Об определении заинтересованности лица, подавшего заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием».

3.3.1.4. Художественный руководитель и продюсер музыкальной группы, наименование которой совпадает со спорным товарным знаком, подавший заявку на регистрацию товарного знака, сходного со спорным, признается заинтересованным лицом

Постановление ФАС Московского округа от 26.05.2010 N КА-А40/5025-10-П по делу N А40-25703/09-93-290 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 08.09.2010 N ВАС-12279/10 по делу N А40-25703/09-93-290 в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отказано). Обстоятельства дела. Лицо обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака «ЗЕМЛЯНЕ», ссылаясь на свою деятельность в составе одноименной музыкальной группы, а также на факт подачи в Роспатент заявки на регистрацию товарного знака, сходного со спорным, в отношении однородных товаров. Роспатент удовлетворил указанное заявление. Бывший правообладатель товарного знака обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным в связи с недоказанностью заинтересованности лица. Вывод и обоснование суда. Юридическое лицо, учрежденное бывшим художественным руководителем и продюсером музыкальной группы, название которой совпадает со спорным товарным знаком, признается заинтересованным лицом, так как подало в Роспатент заявку на регистрацию товарного знака, сходного со спорным.

3.3.2. Ситуации, когда лица, не являющиеся производителями товаров (работ, услуг), однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, не признаются заинтересованными

3.3.2.1. Лицо, подавшее заявку на регистрацию товарного знака, тождественного спорному, но не являющееся производителем товаров (работ, услуг), однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, не признается заинтересованным

Постановление ФАС Московского округа от 19.11.2009 N КГ-А40/10536-09 по делу N А40-14564/09-67-168 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 10.03.2010 N ВАС-2333/10 по делу N А40-14564/09-67-18 в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отказано). Обстоятельства дела. Лицо, профессиональной деятельностью которого являлось оказание услуг, связанных с охраной и защитой прав на интеллектуальную собственность, обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака Goldstar. При этом заявитель сослался на факт подачи в Роспатент заявки на регистрацию товарного знака, тождественного спорному, в отношении однородных товаров. Роспатент прекратил делопроизводство по заявлению в связи с отсутствием у лица статуса заинтересованного. Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным. Вывод и обоснование суда. Лицо не является заинтересованным, так как его профессиональной деятельностью является оказание услуг, связанных с охраной и защитой прав на интеллектуальную собственность, а не производство товаров. В связи с этим у заявителя отсутствует профессиональная заинтересованность в использовании спорного товарного знака для индивидуализации товаров. Кроме того, заявка на регистрацию товарного знака, тождественного спорному, в отношении однородных товаров подана лицом с целью создать заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака. Побудительным моментом подачи заявки явилось не желание применять обозначение Goldstar на товаре в своих интересах, а намерение использовать репутацию правообладателя спорного товарного знака. Примечание. Аналогичный вывод о признаках заинтересованности лица см. в п. 2 Информационного письма Роспатента от 20.05.2009 N 3. Аналогичные выводы содержат: Постановление ФАС Московского округа от 20.05.2013 по делу N А40-61505/12-12-278; Постановление ФАС Московского округа от 13.05.2013 по делу N А40-65329/12-12-299; Постановление ФАС Московского округа от 06.05.2013 по делу N А40-77351/12-27-713; Постановление ФАС Московского округа от 26.03.2013 по делу N А40-36041/12-27-322; Постановление ФАС Московского округа от 14.03.2013 по делу N А40-55301/12-5-511.

3.3.2.2. Правообладатель товарного знака, сходного до степени смешения со спорным, не являющийся производителем товаров (работ, услуг), однородных с теми, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, не признается заинтересованным лицом

Постановление ФАС Московского округа от 16.01.2013 по делу N А40-13397/12-26-107. Обстоятельства дела. Лицо обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака SKYY, ссылаясь на следующее. Заявитель обладает исключительным правом на товарный знак, сходный до степени смешения со спорным и зарегистрированным в отношении однородных товаров. Роспатент удовлетворил указанное заявление. Бывший правообладатель товарного знака обратился в арбитражный суд с требованием признать решение Роспатента незаконным. Вывод и обоснование суда. Правообладатель сходного до степени смешения товарного знака не является заинтересованным лицом, так как не производит товары (работы, услуги), однородные с теми, в отношении которых им подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны. Кроме того, при производстве он не использует на своих товарах и не намерен использовать не только спорный, но и собственный товарный знак.

——————————————————————

Название документа