Изъятие земельных участков для государственных (муниципальных) нужд

(Оболонкова Е. В.) («Законодательство и экономика», 2014, N 1) Текст документа

ИЗЪЯТИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ (МУНИЦИПАЛЬНЫХ) НУЖД

Е. В. ОБОЛОНКОВА

Многочисленные скандалы по поводу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд демонстрируют не только остроту возникающих конфликтов, но и несовершенство законодательства и судебной практики по разрешению споров такого рода. Существующие проблемы требуют изучения для подготовки взвешенных и обоснованных предложений по исправлению положения. В статье и. о. ведущего научного сотрудника отдела гражданского законодательства и процесса ФГНИУ «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ» Е. В. Оболонковой проведен анализ материально-правовых норм, регулирующих комплекс вопросов, связанных с таким изъятием, а также весьма неоднозначной судебной практики.

Изъятие имущества для государственных (муниципальных) нужд является, пожалуй, самым проблемным и наиболее спорным способом принудительного изъятия государством (его образованиями) имущества у собственника, о чем свидетельствует являющаяся более чем обширной судебная практика. В качестве примера можно привести следующее дело <1>. Т. В. Симонова обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании убытков, причиненных изъятием земельного участка. Распоряжением Правительства Астраханской области от 23 декабря 2009 г. N 467-Пр «Об изъятии земельных участков для государственных нужд Астраханской области» (далее — распоряжение от 23 декабря 2009 г.) для строительства восточного обхода г. Астрахани на участке от автодороги Астрахань — Зеленга до автодороги Астрахань — Камызяк изъяты земельные участки, в том числе земельный участок, принадлежащий истице на праве собственности. Поскольку земельный участок изъят без согласия собственника и без выплаты выкупной цены, она просила взыскать убытки, причиненные его изъятием. ——————————— <1> Определение Верховного Суда РФ от 5 июня 2012 г. N 25-КГ12-2; Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 июля 2012 г. N ВАС-9227/12 по делу N А21-773/2011.

В жалобе от 10 января 2012 г. Т. В. Симонова поставила вопрос о ее передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, отмене определения Кировского районного суда от 29 ноября 2010 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 12 января 2011 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ нашла, что имеются основания, предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ, для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке. 23 января 2008 г. за Т. В. Симоновой зарегистрировано право собственности на земельный участок, категория — земли сельскохозяйственного назначения для садоводства и огородничества. Распоряжением от 23 декабря 2009 г. изъяты для строительства восточного обхода г. Астрахани на участке от автодороги Астрахань — Зеленга до автодороги Астрахань — Камызяк земельные участки, в том числе названный земельный участок. Оставляя без рассмотрения исковое заявление Т. В. Симоновой, суд, с которым согласилась судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда, руководствуясь статьями 279 и 282 Гражданского кодекса РФ, исходил из того, что органом государственной власти субъекта Федерации уведомление об изъятии земельного участка, принадлежащего истице, не направлялось, в связи с чем досудебная процедура о выкупе земельного участка не соблюдена. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда пришла к выводу: с позициями первой и кассационной инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном применении норм процессуального права. Т. В. Симонова указала, что земельный участок, принадлежащий ей на праве собственности, уже изъят для государственных нужд. Однако суд, не проверив данное обстоятельство, сослался на положения закона, которые регламентируют правоотношения, предшествующие изъятию у гражданина собственности государственным органом. Кроме того, суд не дал оценку доводам о том, что принадлежащий Т. В. Симоновой на праве собственности земельный участок был изъят до издания распоряжения от 23 декабря 2009 г., и в данном случае в исковом заявлении ставился вопрос не о несогласии с изъятием земельного участка, а о взыскании невыплаченной компенсации за уже изъятый участок. По мнению коллегии, суд также не учел, что действующее законодательство не содержит требования об обязательном досудебном порядке урегулирования спора, связанного с возмещением убытков, причиненных изъятием земельного участка. Нормы закона, на которые имеется ссылка в обжалуемом определении, регулируют только отношения, связанные с порядком изъятия земельных участков для государственных нужд, и не содержат указания на обязательность досудебного порядка урегулирования спора, связанного с таким изъятием земельного участка. С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам сочла, что определение Кировского районного суда от 29 ноября 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским дела Астраханского областного суда от 12 января 2011 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Данное дело является иллюстративным, но не единичным, и в судебной практике возникают споры, связанные и с другими способами изъятия земельных участков для государственных (муниципальных) нужд. Часть возникающих проблем, как представляется, связана с отсутствием в ГК РФ определения оснований для изъятия имущества для государственных (муниципальных) нужд. Если в качестве примера использовать для сравнения такой способ принудительного изъятия имущества у собственника, как реквизиция, то он по крайней мере имеет закрепленный в ГК РФ перечень оснований для применения, не являющийся, правда, исчерпывающим. Согласно положениям статьи 242 ГК РФ в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, которые установлены законом, с выплатой ему стоимости имущества <2>. Исходя из приведенного определения данный способ приобретения имущества предназначен для использования в исключительных случаях, поэтому судебная практика его применения не очень обширна. Закрепленное в ГК РФ определение все же позволяет отличить этот способ от других способов принудительного изъятия имущества государством. ——————————— <2> Удачным также представляется определение реквизиции, предлагаемое В. П. Мозолиным, в соответствии с которым «при реквизиции речь идет об использовании реквизируемого имущества для борьбы с чрезвычайными событиями и преодоления их вредоносных последствий. Действия соответствующих органов государства совершаются в условиях крайней необходимости, когда возможностей и времени для использования иных средств практически нет». См.: Мозолин В. П. Право собственности в РФ в период перехода к рыночной экономике. М.: Изд-во ИГиП РАН, 1992.

С точки зрения защиты интересов собственника представляется самым важным при применении положений о принудительном изъятии имущества является закрепление четких оснований для такого изъятия. Между тем применительно к изъятию земельных участков для государственных (муниципальных) нужд ГК РФ не содержит оснований для такого изъятия и исходя исключительно из закрепленного в нем определения ограничений для изъятия государством имущества у частного собственника в законодательстве не имеется. О. М. Козырь справедливо отмечает: ГК РФ не раскрывает понятие государственных или муниципальных нужд, не называет какие-либо конкретные основания для такого изъятия и даже не содержит указания на порядок определения публичных нужд, являющихся основанием для такого изъятия. «Этот пробел Гражданского кодекса в определенной мере восполняет Земельный кодекс, который в развитие правила п. 2 ст. 279 ГК о том, что органы, уполномоченные принимать решения об изъятии, порядок подготовки и принятия этих решений, определяются федеральным земельным законодательством, в п. 1 ст. 49 установил, что изъятие возможно в исключительных случаях, связанных либо с выполнением международных обязательств Российской Федерации, либо с размещением определенных объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения таких объектов… Перечень дополняется в подп. 3 п. 1 ст. 49 ЗК иными обстоятельствами в случаях, установленных федеральными законами, а в ряде случаев и законами субъектов Российской Федерации, то есть исчерпывающим не является. Подобный перечень оснований изъятия земельных участков для публичных нужд следовало бы в качестве неисчерпывающего включить непосредственно в ГК РФ и дополнить его правилом, согласно которому дополнительные основания для изъятия могут устанавливаться лишь федеральным законом. Поскольку гарантии досрочного прекращения права собственности связаны с конституционными гарантиями права частной собственности, они должны быть едиными на всей территории Российской Федерации» <3>. С такими выводами автора, безусловно, следует согласиться — с той лишь оговоркой, что перечень оснований для изъятия земельных участков, закрепленный в ГК РФ, на наш взгляд, должен быть исчерпывающим. Предоставление возможностей для его произвольного расширения федеральными законами может повлечь пагубные последствия. ——————————— <3> Козырь О. М. Изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд // Развитие основных идей Гражданского кодекса в современном законодательстве и судебной практике: Сб. статей / Под ред. С. С. Алексеева. М.: Статут, 2011.

Отсутствие «единой, четкой формулировки понятия общественных нужд, закрепленной в законодательстве, неопределенность в толковании конституционного ограничения права собственности» характерны, как отмечает Е. Б. Шмакова, и для законодательства других государств <4>. В то же время указанный автор приходит к выводу, что даже самый совершенный нормативный акт не сможет зафиксировать все разнообразие публичных (общественных) нужд, которые зависят от специфики правоотношений, и полагает, что оптимальным решением данной проблемы было бы использование судами индивидуального подхода к рассмотрению каждого конкретного дела, связанного с определенным видом изъятия собственности, и проведение тщательной судебной проверки наличия общественного интереса. ——————————— <4> Шмакова Е. Б. Общественный интерес как условие изъятия собственности в конституциях зарубежных стран // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 6.

На наш взгляд, для российской действительности такой выход неприемлем, поскольку отсутствие жесткого критерия на первоначальном этапе влечет большое количество судебных споров, а в последующем, уже при их разрешении, слишком широкая свобода судейского усмотрения может повлечь судебные ошибки и злоупотребление правом. Основные положения ГК РФ, посвященные изъятию земельных участков, предусматривают следующее. Согласно статье 279 земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем выкупа. В зависимости от того, для чьих нужд изымается земля, выкуп осуществляется Российской Федерацией, соответствующим субъектом Федерации или муниципальным образованием. Указанная статья определяет порядок принятия решения об изъятии земельного участка и, в частности, устанавливает, что решение федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Федерации или органа местного самоуправления об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на земельный участок. Собственник земельного участка должен быть извещен о произведенной регистрации с указанием ее даты. Статьи 279 и 280 также закрепляют гарантии собственника земельного участка, определяя, что он должен быть не позднее чем за год до предстоящего изъятия земельного участка письменно уведомлен об этом органом, принявшим решение об изъятии. Выкуп земельного участка до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускается только с согласия собственника. Статья 280 закрепляет права собственника земельного участка, подлежащего изъятию для государственных или муниципальных нужд, устанавливая, что собственник такого земельного участка с момента государственной регистрации решения до достижения соглашения или принятия судом решения о выкупе земельного участка может владеть, пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению и производить необходимые затраты, обеспечивающие использование участка в соответствии с его целевым назначением. Однако собственник несет риск отнесения на него при определении выкупной цены земельного участка затрат и убытков, связанных с новым строительством, расширением и реконструкцией зданий и сооружений на земельном участке в указанный период. Статья 282 ГК РФ (выкуп земельного участка для государственных или муниципальных нужд по решению суда) закрепляет правила для случаев, когда собственник не согласен с решением об изъятии у него земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо с ним не достигнуто соглашение о выкупной цене или других условиях выкупа. В этих ситуациях федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Федерации или орган местного самоуправления, принявший такое решение, может предъявить иск о выкупе земельного участка в суд. Иск о выкупе земельного участка может быть предъявлен в течение трех лет с момента направления собственнику участка уведомления, предусмотренного в статье 279 ГК РФ. Интересно, что статья 235 ГК РФ, которая устанавливает основания принудительного изъятия у собственника имущества, относит к ним отчуждение имущества в случае, предусмотренном только статьей 282 Кодекса, но не статьей 279. Таким образом, к принудительному изъятию у собственника отнесен лишь выкуп земельных участков по решению суда. Данное положение представляется неверным, поскольку в любом случае выкуп имущества для государственных (муниципальных) нужд у собственника — это принудительное изъятие имущества в собственность государства по воле государства и в его интересах. Стороны в данном случае изначально неравноправны, собственнику предоставляется лишь частичная возможность защитить свои права при заключении соглашения о выкупе <5>. О неравенстве сторон при заключении указанного соглашения как раз свидетельствует содержание статьи 282, предоставляющей соответствующему государственному органу право предъявить иск о выкупе земельного участка в суд при несогласии собственника с изъятием у него земельного участка либо при недостижении соглашения о выкупной цене и условиях выкупа. Таким образом, выкуп земельного участка для государственных или муниципальных нужд — всегда принудительное изъятие у собственника имущества, а статья 282 устанавливает при этом для сторон неодинаковые условия заключения соглашения, что ставит стороны в положение неравенства. ——————————— <5> Согласно пункту 1 ст. 281 плата за земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд (выкупная цена), сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником участка. Соглашение включает обязательство Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования уплатить выкупную цену за изымаемый участок.

Такое соотношение положений действующего законодательства может привести (и порой приводит) к нарушениям прав собственника, о чем свидетельствует следующая судебно-арбитражная практика. ЗАО «Олипс» (далее — общество) обратилось к администрации г. Екатеринбурга (далее — администрация) о понуждении к заключению договора о выкупе для муниципальных нужд семнадцати объектов недвижимого имущества, расположенных в г. Екатеринбурге <6>. ——————————— <6> Определение ВАС РФ от 14 мая 2013 г. N ВАС-5402/13 по делу N А60-24396/2012.

Общество является собственником земельного участка и находящихся на нем 16 объектов недвижимого имущества. Администрацией было принято постановление от 2 августа 2011 г. N 3157 об изъятии для муниципальных нужд земельных участков и объектов недвижимости по улицам Челюскинцев, Стрелочников, III Интернационала и Готвальда, в котором для целей строительства улицы Европейской предусмотрено изъятие для муниципальных нужд названного земельного участка и 16 объектов недвижимости, принадлежащих обществу. В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 10 и 17 октября 2011 г. зарегистрировано обременение в виде изъятия для муниципальных нужд названного земельного участка и 16 объектов недвижимости, принадлежащих обществу. Администрация 19 января 2012 г. направила обществу письмо, в котором предложила заключить договор купли-продажи изымаемых объектов по цене 388305945 руб., определенной на основании отчета об оценке от 24 октября 2011 г. Общество в письме от 21 мая 2012 г. N 109 выразило согласие на выкуп объектов недвижимости на предложенных администрацией условиях. Не получив проект договора, общество направило администрации проект соглашения от 28 апреля 2012 г. N 607. Администрация в письме от 21 мая 2012 г. в ответ на названный запрос общества указала: работа по изъятию земельных участков возобновится после ввода в эксплуатацию нового товарного двора на Серовском тракте, не менее чем через пять лет. Общество, полагая, что администрация уклоняется от заключения договора о выкупе объектов недвижимости для муниципальных нужд, обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением. Решением Арбитражного суда Свердловской области от 17 августа 2012 г. исковые требования удовлетворены. Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 ноября 2012 г. решение от 17 августа 2012 г. оставлено без изменения. Постановлением ФАС Уральского округа от 31 января 2013 г. указанные судебные акты отменены, в удовлетворении исковых требований отказано. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд кассационной инстанции исходил из следующего. Из системного толкования положений статей 282, 445, 446 ГК РФ следует, что правовая природа правоотношений по изъятию земельных участков для муниципальных нужд отлична от правовой природы правоотношений по урегулированию разногласий, возникших при заключении договора. Согласно положениям статьи 282 ГК РФ с требованием о выкупе земельного участка может обратиться только орган, принявший решение об изъятии земельного участка при условии недостижения соглашения о выкупе с собственником этого земельного участка. У собственника земельного участка, подлежащего изъятию для государственных или муниципальных нужд, отсутствует право требовать от уполномоченного органа выкупа у него этого земельного участка в порядке, предусмотренном статьями 445 и 446 ГК РФ. Администрация с соответствующим заявлением в порядке статьи 282 ГК РФ не обращалась. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. Коллегия судей в Определении ВАС РФ от 14 мая 2013 г. сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных частью 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ, по которым дело может быть передано на рассмотрение в Президиум ВАС РФ. Данный случай не является единичным <7>. Обращает на себя внимание тот факт, что, отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды не указали на право истца потребовать возмещения убытков, связанных с прекращением процедуры выкупа. Между тем очевидно, что такие убытки (как реальный ущерб, так и упущенная выгода) не могли не иметь места у истца и прежде всего в случае, когда решение об изъятии земельного участка было уже зарегистрировано, а соглашение о выкупной цене достигнуто. В данном случае неравенство сторон при изъятии земельных участков для государственных (муниципальных) нужд, вытекающее из положений действующего законодательства, нашло свое отражение в выводах судебных инстанций уже при отсутствии прямых для того оснований. ——————————— <7> Определение ВАС РФ от 10 января 2013 г. N ВАС-12462/12 по делу N А55-15804/2011. Общество в данном деле полагало, что между ним и мэрией возник преддоговорный спор в отношении соглашения об изъятии земельного участка для муниципальных нужд, и выводы судов о том, что в рамках процедуры изъятия земельного участка для муниципальных нужд правила статей 445 и 446 ГК РФ не могут применяться, являются необоснованными. Суд при разрешении дела указал: «Из системного толкования положений статей 282, 445 и 446 Гражданского кодекса РФ следует, что правовая природа правоотношений по изъятию земельного участка для муниципальных нужд отлична от правовой природы правоотношений по урегулированию разногласий, возникших при заключении договора… Наличие специального порядка выкупа земельного участка для государственных или муниципальных нужд в судебном порядке в случае, когда собственник изымаемого земельного участка не согласен с выкупной ценой земельного участка, предусматривающего право на обращение с соответствующим заявлением в суд для государственных (муниципальных) органов, принявших решение об изъятии земельного участка, не устанавливает возможность обращения собственника изымаемого земельного участка с требованиями, предусмотренными статьями 445 и 446 ГК РФ». Аналогичную точку зрения содержит Определение ВАС РФ от 1 февраля 2013 г. N ВАС-78/13.

При разрешении дел об изъятии земельных участков для государственных (муниципальных) нужд в судебной практике возникал ряд и иных спорных вопросов, по которым Президиум ВАС РФ был вынужден высказывать свое понимание положений законодательства, причем верная позиция порой вырабатывалась судом не сразу. Департамент земельных ресурсов г. Москвы (далее — Департамент) <8> обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Валентина 1» (далее — общество) об изъятии для государственных нужд в принудительном порядке земельных участков площадью 0,0135 и 0,0100 га и обязании общества подписать соглашения об изъятии земельных участков для государственных нужд, включающие определенные судом суммы компенсации в связи с таким изъятием. ——————————— <8> Определение ВАС РФ от 26 апреля 2011 г. N ВАС-2379/11 по делу N А40-96790/09-7-743.

Своим решением от 26 мая 2010 г. Арбитражный суд г. Москвы постановил изъять земельные участки для государственных нужд и обязать общество подписать соглашения об изъятии земельных участков для государственных нужд, включающие компенсационные суммы: на земельный участок площадью 0,0135 га — в размере 31638000 руб.; земельный участок площадью 0,0100 га — в размере 23667000 руб. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2010 г. данное решение оставлено без изменения. Постановлением ФАС Московского округа от 25 ноября 2010 г. решение от 26 мая 2010 г. и Постановление от 19 августа 2010 г. также оставлены без изменения. Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество обратилось в ВАС РФ с заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора. Заявитель, в частности, указал, что является собственником не земельных участков, а расположенных на них сооружений. При разрешении дела судами было установлено, что между Московским земельным комитетом и обществом был заключен договор аренды земельных участков от 21 июля 2000 г. сроком до 21 июля 2020 г. Общество является собственником строений, находящихся на спорных земельных участках и расположенных по адресу: Москва, Ленинградский проспект, д. 73, стр. 2, 3. Во исполнение Постановления Правительства Москвы от 23 января 2007 г. N 37-ПП «О проектировании, строительстве и реконструкции дорожно-мостовых объектов и транспортных развязок по Тверской ул., Ленинградскому проспекту и Ленинградскому шоссе» было принято распоряжение Правительства Москвы от 24 октября 2007 г. N 2370-РП «Об освобождении территории для строительства транспортной развязки на пересечении Ленинградского и Волоколамского шоссе у станции метро «Сокол». Поскольку принадлежащие обществу объекты недвижимости расположены в зоне строительства объекта городского заказа «Транспортная развязка Ленинградского и Волоколамского шоссе в районе станции метро «Сокол», Правительством Москвы было принято распоряжение от 30 января 2008 г. N 169-РП «Об изъятии для государственных нужд земельных участков, попадающих в зону строительства транспортной развязки на пересечении Ленинградского и Волоколамского шоссе у станции метро «Сокол». Данным распоряжением определена сумма компенсации стоимости строений, расположенных на земельных участках, а также убытков, в том числе упущенной выгоды, в связи с изъятием земельных участков; предусмотрены подготовка проектов и последующее заключение соглашений о выкупной цене и других условиях выкупа в связи с изъятием земельных участков для государственных нужд. После заключения соглашений Департаменту поручено расторгнуть договор аренды земли и осуществить государственную регистрацию прекращения прав на земельные участки. Распоряжение Правительства Москвы N 169-РП было зарегистрировано 5 февраля 2009 г., а уведомление о принятом решении государственного органа направлено в адрес общества до регистрации решения государственного органа — 27 мая 2008 г., 7 августа 2008 г. и после регистрации — 9 июня 2009 г. В связи с недостижением соглашения с обществом Департамент обратился в арбитражный суд. Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из положений статей 279, 281, 282, 445, 446 ГК РФ, статей 11, 46, 55, 63 Земельного кодекса РФ и установил общий размер компенсационных сумм по каждому из спорных земельных участков, включающий рыночную стоимость объекта оценки — права аренды земельного участка с учетом зданий и сооружений, а также упущенной выгоды. Передавая дело для рассмотрения в порядке надзора и в соответствии с пунктом 1 ст. 304 АПК РФ, коллегия судей указала на следующие обстоятельства. Положения пункта 1 ст. 279 и ст. 282 ГК РФ об изъятии земельного участка у его собственника путем выкупа и аналогичные нормы ЗК РФ об изъятии земельного участка применимы к выкупу земельного участка у его собственника. При этом собственник имеет право на компенсацию, размер которой в случае спора определяется судом. Как следует из материалов дела, общество не является собственником земельных участков площадью 0,0135 и 0,0100 га, а использует данные земельные участки на праве аренды. Следовательно, указанные нормы о порядке изъятия земельного участка у собственника в данном случае неприменимы, а прекращение договора аренды земельного участка должно осуществляться на основании иных механизмов, предусмотренных действующим законодательством. На этом основании коллегия пришла к выводу: судами были неправильно применены нормы материального права, что повлекло за собой нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 26 июля 2011 г. N 2379/11 судом была высказана другая точка зрения. Президиум указал: статьи 279 и 283 ГК РФ и соответствующие им нормы ЗК РФ прямо регулируют выкуп земельного участка у его собственника либо изъятие земельного участка у обладателя иного вещного права. При этом правообладатель имеет право на компенсацию, размер которой в случае спора определяется судом. Из системного толкования норм Гражданского и Земельного кодексов можно сделать вывод: применение норм, регулирующих изъятие земельных участков, может быть распространено и на случаи, когда для государственных или муниципальных нужд требуется земельный участок, переданный в аренду. Применение к праву владения и пользования земельным участком, возникшему на основании договора аренды, института выкупа для государственных или муниципальных нужд обеспечивает наиболее полную защиту интересов арендатора земельного участка, поскольку предусматривает использование для прекращения арендных отношений механизма изъятия земельного участка, не только устанавливающего баланс интересов сторон, но и гарантирующего интересы лица, чье право будет прекращено в результате выкупа, в том числе: предварительное уведомление о предполагаемом изъятии не менее чем за год; включение в выкупную цену рыночной стоимости объектов, а также всех убытков, включая упущенную выгоду; возможность судебного обжалования выкупной цены и других условий выкупа; предварительность возмещения. Правила ГК РФ предусматривают, что при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд одновременно с прекращением права на землю прекращается право собственности землевладельца на объекты недвижимого имущества, расположенные на изымаемом участке. Согласно пункту 2 ст. 281 при определении выкупной цены в нее включаются как рыночная стоимость земельного участка, так и рыночная стоимость находящегося на нем недвижимого имущества. Данные нормы подлежат по аналогии применению в случае, когда арендованные земельные участки изымаются вместе с находящимися на них строениями, принадлежащими арендатору на праве собственности. Уполномоченный орган должен принять решение об изъятии путем выкупа как арендованного земельного участка, так и находящихся на нем и принадлежащих арендатору на праве собственности объектов недвижимости, а при несогласии правообладателя уполномоченный орган должен обратиться в суд с требованием о выкупе арендованного земельного участка и находящихся на нем объектов недвижимости. В отношении выкупа объектов недвижимости также должна быть обеспечена реализация принципа предварительности возмещения. На основании принятых решений об изъятии путем выкупа арендованного земельного участка и находящихся на нем объектов недвижимости договор аренды земельного участка прекращается в силу положений подпункта 5 п. 2 ст. 46 ЗК РФ. Таким образом, по мнению Президиума, по настоящему делу суд должен принять решение в отношении изъятия путем выкупа как арендованных земельных участков, так и находящихся на них строений, принадлежащих обществу. В соответствии со статьей 282 ГК РФ суд определяет условия выкупа, по которым сторонами не достигнуто соглашение. Судами при рассмотрении настоящего дела определены не все такие условия. В данном деле суммы компенсации, определенные судом первой инстанции, рассчитаны в соответствии с пунктом 5 ст. 57 ЗК РФ и Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 262 «Об утверждении Правил возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных уч астков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц». Однако суммы компенсации за изымаемые земельные участки и за расположенные на них объекты недвижимости, также подлежащие изъятию, должны быть определены отдельно. При этом компенсация должна выплачиваться из бюджета соответствующего уровня, что установлено пунктом 4 названных Правил. При выплате компенсации необходимо обеспечивать реализацию положений пункта 2 ст. 35 Конституции РФ и пункта 2 ст. 55 ЗК РФ о необходимости предварительной выплаты такой компенсации. Изложенное свидетельствует о неправильном применении судами норм материального права, в частности статьи 35 Конституции РФ, статьи 55 ЗК РФ, статей 279, 282, 445 и 446 ГК РФ в части удовлетворения требований Департамента об изъятии объектов для государственных нужд и об определении условий выкупа. Поскольку принятые судами решения об изъятии путем выкупа спорных земельных участков в данном случае неразрывно связаны с определением условий такого изъятия и не разрешают вопрос об изъятии путем выкупа принадлежащих обществу строений, находящихся на изымаемых земельных участках, оспариваемые судебные акты подлежат отмене в полном объеме. Исходя из изложенного, Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты, принятые по данному делу, и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Президиуму ВАС РФ пришлось сформулировать правовую позицию и по другому конкретному вопросу — о возможности взимания с собственника земельного участка, изъятого для государственных нужд, налога на прибыль с суммы возмещения <9>. ——————————— <9> Постановление Президиума ВАС РФ от 23 июня 2009 г. N 2019/09 по делу N А32-7432/2007-56/191-2008-5623.

Общество с ограниченной ответственностью «Янтарь» (далее — общество) обратилось с заявлением о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Краснодарского края от 27 июня 2008 г. по делу N А32-7432/2007-56/191-2008-56/2, Постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 сентября 2008 г. и Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 18 ноября 2008 г. По результатам выездной налоговой проверки общества за период с 1 января 2003 г. по 30 июня 2006 г. ИФНС по г. Новороссийску (далее — инспекция) были установлены нарушения, послужившие основанием для принятия решения от 11 января 2007 г. о привлечении общества к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в размере 119986 руб., статьей 123 НК РФ — в виде штрафа в размере 11332 руб. 80 коп. и пунктом 2 ст. 120 НК РФ — в виде штрафа в размере 15000 руб. Обществу также предложено уплатить доначисленные налоги в общей сумме 665323 руб. и начисленные пени — 81371 руб. 83 коп. Не согласившись с принятым решением, общество обратилось с жалобой в УФНС по Краснодарскому краю (далее — Управление), которая была оставлена без удовлетворения решением Управления от 16 февраля 2007 г. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании недействительными названных решений инспекции и управления в части доначисления 487209 руб. налога на прибыль, начисления 52953 руб. 48 коп. пеней и привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 97442 руб. В частности, общество оспаривало выводы инспекции и управления относительно необходимости включения в состав внереализационных доходов 2005 г. денежных средств, полученных обществом в том же периоде в качестве возмещения убытков в связи с изъятием его земель и уничтожением виноградников. Земельный участок площадью 42,31 га, занятый молодым виноградником, вступившим в стадию плодоношения, был изъят у общества на основании постановления главы администрации Краснодарского края от 17 августа 1995 г. N 454 под казачье поселение. Сумма убытка, включая упущенную выгоду, подлежащая возмещению обществу в связи с изъятием виноградников, определена Краснодарским краевым агентством государственной оценки земли (заключение от 20 октября 1999 г. N 01-9/19) и составила 25613086 руб. Поскольку администрация г. Новороссийска свою обязанность по выплате указанной компенсации не исполнила, общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края за судебной защитой. Дело неоднократно рассматривалось судами различных инстанций, и при последнем рассмотрении в удовлетворении заявленных требований было отказано. Суды исходили из следующего. К внереализационным доходам налогоплательщика согласно пункту 3 ст. 250 НК РФ отнесены доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба. Порядок признания доходов налогоплательщиком, применяющим метод начисления, установлен в статье 271 НК РФ: доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, когда они имели место, независимо от момента фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (метод начисления). Для внереализационных доходов датой получения дохода признается дата признания должником либо дата вступления в законную силу решения суда — по доходам в виде штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также в виде сумм возмещения убытков (ущерба). Таким образом, дата и основания для признания налогоплательщиком в целях налогообложения внереализационного дохода в виде убытков и неустойки связаны с признанием соответствующих сумм должником либо с датой вступления в законную силу решения суда о взыскании этих сумм. Основываясь на положениях статей 279 — 282 ГК РФ, суды пришли к выводу, что 25613086 руб., присужденные обществу по Определению Арбитражного суда Краснодарского края от 13 апреля 2005 г. по делу N А32-30849/2004-42/710, представляют собой возмещение убытка, причиненного обществу изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд, и включает в себя выкупную стоимость земли, а также ущерб в связи с уничтожением виноградников и упущенную выгоду. В заявлении, поданном в ВАС РФ, обществом был поставлен вопрос о пересмотре в порядке надзора судебных актов, принятых при повторном рассмотрении дела в связи с нарушением единообразия в толковании и применении судом норм материального права. Коллегия судей отметила <10>: при разрешении аналогичных споров отсутствует единообразие в вопросах толкования и применения положений действующего налогового законодательства при схожих обстоятельствах. ——————————— <10> Определение ВАС РФ от 21 апреля 2009 г. N ВАС-2019/09 по делу N А32-7432/2007-56/191-2008-56/23.

При разрешении вопроса о включении во внереализационные доходы компенсации за освобождение и изъятие земель для государственных и муниципальных нужд ряд окружных арбитражных судов исходят из того, что положения пункта 3 ст. 250 НК РФ относят к внереализационным доходам штрафы, пени, иные санкции, убытки и ущерб, которые можно получить в качестве возмещения исходя из договорных отношений, действующих согласно принципу равенства сторон. В рассматриваемом случае прекращение права владения и пользования земельными участками не зависит от волеизъявления землепользователя и реализуется на основании специальных актов органов власти (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 15 января 2007 г. по делу N А56-11621/2006 Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ФАС Московского округа от 9 июля 2008 г. по делу N А41-К2-16521/07 Арбитражного суда Московской области). В этом случае, как полагают суды, налогоплательщик не получает доход в смысле, придаваемом указанному понятию статьей 41 НК РФ, соответственно, не обязан включать получаемые средства в налогооблагаемую базу при исчислении налога на прибыль. На основании изложенного коллегия судей усмотрела основания для передачи дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра принятых по делу судебных актов в порядке надзора. При разрешении данного дела Президиум указал: для решения вопроса о включении полученных сумм возмещения в связи с изъятием земельного участка и иного имущества для государственных нужд в налоговую базу при исчислении налога на прибыль основополагающим является соответствие их критериям, установленным НК РФ. Организации, признаваемые плательщиками налога на прибыль, определяют объект налогообложения — прибыль, полученную в порядке, установленном главой 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ, как доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Понятие «доход» в целях применения Кодекса раскрывается в статье 41 и представляет собой экономическую выгоду в денежной или натуральной форме. Сославшись на статью 35 Конституции РФ, пункт 1 ст. 57 ЗК РФ, положения статей 279 и 281 ГК РФ, Президиум ВАС РФ отметил: земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем выкупа; при определении выкупной цены в нее входят рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду. Правила возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц, утв. Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 262, не предусматривают включение в сумму возмещения налога на прибыль, подлежащего уплате собственником земельного участка, изъятого для государственных нужд. Следовательно, взимание с собственника земельного участка, изъятого для государственных нужд, налога на прибыль с суммы возмещения нарушало бы принцип полного возмещения, определенный законодателем для таких случаев. Президиум ВАС РФ указал также: поскольку в рассматриваемом случае имело место прекращение права владения и пользования земельным участком при его изъятии, а также лишение общества права собственности на иное имущество, расположенное на данном участке, средства, полученные обществом в виде компенсации указанных убытков, не подлежали включению в налоговую базу при исчислении налога на прибыль. То обстоятельство, что 2030038 руб. были получены на основании судебного акта, не меняет характер сложившихся между обществом и администрацией г. Новороссийска правоотношений и не влияет на налоговые последствия получения этой суммы. На основании изложенного Президиум ВАС РФ счел, что при названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении судами норм материального права и отменил решение Арбитражного суда Краснодарского края от 27 июня 2008 г. по делу N А32-7432/2007-56/191-2008-56/23, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 сентября 2008 г. и Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 ноября 2008 г. по тому же делу; решения ИФНС по г. Новороссийску от 11 января 2007 г. N 6д1 и УФНС по Краснодарскому краю от 16 февраля 2007 г. N 27-13-37-211 в части доначисления обществу с ограниченной ответственностью «Янтарь» 487209 руб. налога на прибыль, начисления 52953 руб. 48 коп. пеней и взыскания 97442 руб. штрафа признал недействительными.

Библиография

Афанасьева С. Д. Изъятие земельных участков для публичных нужд в России и США: некоторые актуальные вопросы защиты конституционных прав // Сравнительное конституционное обозрение. 2010. N 1 (74). Козырь О. М. Изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд // Развитие основных идей Гражданского кодекса России в современном законодательстве и судебной практике: Сб. статей / Под ред. С. С. Алексеева. М.: Статут, 2011. Мозолин В. П. Право собственности в РФ в период перехода к рыночной экономике. М.: Изд-во ИГиП РАН, 1992. Соловьев В. Н. Принудительное изъятие имущества как основа достижения социальных функций государства // Российский судья. 2011. N 2. Шмакова Е. Б. Общественный интерес как условие изъятия собственности в конституциях зарубежных стран // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 6.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *