Актуальные вопросы применения уголовной ответственности за нарушение прав на коммерческую тайну

(Забегайло Л. А., Назарова И. А.) («Право и экономика», 2014, N 1) Текст документа

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВ НА КОММЕРЧЕСКУЮ ТАЙНУ

Л. А. ЗАБЕГАЙЛО, И. А. НАЗАРОВА

Забегайло Лариса Алексеевна, юрист агентства интеллектуальной собственности «Геотроника» (г. Краснодар). Доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Южного института менеджмента (г. Краснодар). Специалист по актуальным вопросам защиты прав на объекты интеллектуальной (промышленной) собственности. Родилась 11 ноября 1951 г. в г. Краснодаре. В 1975 г. окончила юридический факультет Кубанского государственного университета. Соавтор монографий «Особенности рассмотрения дел о защите интеллектуальной собственности» (2008) и «Охрана коммерческой тайны в Российской Федерации» (2009), а также автор статей по актуальным вопросам защиты различных объектов интеллектуальной собственности, которые опубликованы в журналах «Право и экономика», «Современное право», «Российская юстиция», «Юрист» и др.

Назарова Ирина Алексеевна, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Южного института менеджмента (г. Краснодар). Специалист по актуальным вопросам жилищного права, по сделкам с недвижимостью. Родилась 11 ноября 1951 г. в г. Краснодаре. В 1975 г. окончила юридический факультет Кубанского государственного университета. Автор статей по актуальным вопросам защиты различных объектов интеллектуальной собственности в центральных журналах «Современное право», «Российская юстиция», «Юрист», «Молочная промышленность», в региональных и местных журналах «Вестник Торгово-промышленной палаты Краснодарского края», «Бизнес-советчик».

В статье рассмотрены актуальные вопросы привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении противоправных действий в отношении чужой коммерческой тайны. В статье рассмотрены также условия предъявления гражданского иска в рамках соответствующего уголовного дела. Выводы авторов могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: уголовная ответственность, коммерческая тайна, разглашение коммерческой тайны, незаконное использование коммерческой тайны, крупный ущерб, гражданский иск.

Topical issues of application of criminal liability for violation of rights to commercial secret L. A. Zabegajlo, I. A. Nazarova

The article examines the issues of bringing to criminal liability persons who are guilty of illegal actions concerning commercial secret. The article also reviews the terms of bringing a civil action in the frame of a corresponding criminal case. The conclusions drawn by the authors can be used in law enforcement practice.

Key words: criminal liability, commercial secret, illegal actions, civil action, criminal case.

Применение указанного вида ответственности закреплено в ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» <1>. Особый статус коммерческой тайны подтверждается тем, что неправомерное обращение с ней карается уголовным наказанием по ст. 183 «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну» Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ). ——————————— <1> СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283.

О повышенном внимании отечественного законодателя к защите коммерческой, налоговой и банковской тайны в нашей стране свидетельствуют изменения, вносимые в ст. 183 УК РФ. Последняя корректировка санкций, применяемых по данной статье, введена Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» <2> (далее — Федеральный закон N 420-ФЗ). ——————————— <2> Там же. 2011. N 50. Ст. 7362.

Исходя из названия ст. 183 УК РФ, она носит комплексный характер и предусматривает равную ответственность за совершение противоправных деяний в отношении трех видов тайны. Темой нашего исследования является применение уголовной ответственности за нарушение прав на коммерческую тайну. В соответствии с общими нормами уголовного законодательства Российской Федерации субъектом преступления по ст. 183 УК РФ может быть вменяемое физическое лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста, которое действовало с прямым умыслом и преследовало указанные в статье цели. Согласно ч. 1 ст. 183 УК РФ уголовная ответственность может быть применена к лицу при установлении факта собирания сведений, составляющих коммерческую тайну ее обладателя, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом. Как следует из содержания данной статьи, указанный в ней перечень неправомерных способов получения информации, составляющей коммерческую тайну, не является исчерпывающим. В соответствии со сложившейся правоприменительной практикой к таковым способам можно также отнести: похищение опытных образцов продукции, прослушивание средств связи, вскрытие корреспонденции обладателя коммерческой тайны и т. д. Среди лиц, которые могут быть привлечены к ответственности по ч. 1 ст. 183 УК РФ, следует выделить работников обладателя коммерческой тайны, которые в силу своих трудовых обязанностей не имеют доступа к коммерческой тайне работодателя, но которые за обещанное вознаграждение или по иным причинам совершают указанные выше противозаконные действия по поручению и в интересах третьих лиц, в первую очередь прямых конкурентов работодателя. Совершение деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 183 УК РФ, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до шести месяцев либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок (в ред. Федерального закона N 420-ФЗ). Часть 2 ст. 183 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую тайну, без согласия их владельца лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны по службе или работе. К числу указанных лиц в первую очередь следует отнести работников обладателя сведений, составляющих коммерческую тайну, которые в силу своих трудовых функций получили доступ к таковым сведениям работодателя в установленном законом порядке, но в нарушение своих трудовых обязанностей разгласили или незаконно использовали эти сведения. Как справедливо отмечено в правовой литературе, именно работники являются слабым звеном в системе защиты коммерческой тайны предпринимателей. Во-первых, работники обладают наибольшим объемом конфиденциальной информации о фирме, поскольку ежедневно работают с ней. Во-вторых, именно с работниками (особенно бывшими) связаны острые внутрифирменные конфликты, отягощенные взаимными претензиями. Даже при бесконфликтном увольнении работника велика вероятность того, что он либо начнет свой бизнес в той же сфере, в какой действует бывший работодатель, либо устроится на работу к его конкуренту [1]. Практике известна масса случаев, когда бывшие сотрудники предприятия, выпускающего продукцию с использованием секретов производства, создают собственное предприятие с аналогичным направлением деятельности. Скопировав интересующие их изделия перед своим уходом с прежнего места работы, такие сотрудники начинают производить аналогичные изделия, зачастую с таким же названием, как у изделий, созданных и внедренных в производство техническими специалистами бывшего работодателя. В результате такой недобросовестной конкуренции наносится серьезный ущерб коммерческим интересам законного производителя оригинальных изделий. В подобной ситуации бывший работодатель недобросовестных конкурентов может защитить свои права на коммерческую тайну с использованием мер уголовного преследования в отношении указанных лиц. Совершение деяний, предусмотренных ч. 2 ст. 183 УК РФ, наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок (в ред. Федерального закона N 420-ФЗ). Согласно ч. 3 ст. 183 УК РФ деяния, указанные в ч. ч. 1 и 2 данной статьи, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок (в ред. Федерального закона N 420-ФЗ). Исходя из содержания ч. 3 ст. 183 УК РФ, одним из квалифицирующих признаков, позволяющих применить более строгую ответственность, является наличие крупного ущерба. В примечании к статье 169 УК РФ «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности», открывающей гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности», указано: «В статьях настоящей главы, за исключением статей 174, 174.1, 178, 185 — 185.6, 193, 194, 198, 199 и 199.1, крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей один миллион пятьсот тысяч рублей, особо крупным — шесть миллионов рублей» (в ред. Федерального закона от 7 апреля 2010 г. N 60-ФЗ, Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 224-ФЗ <3>). ——————————— <3> См.: Российская газета. 2010. N 5154. 9 апр.; N 5247. 30 июля.

Для привлечения виновного лица к ответственности по ч. 3 ст. 183 УК РФ сторона обвинения должна представить убедительные доказательства наличия причинной связи между наступлением крупного ущерба и совершенным противоправным деянием. В действительности размер крупного ущерба в виде существенного уменьшения доходов потерпевшей стороны может совпадать по времени не только с совершением деяния, нарушающего права потерпевшей стороны на коммерческую тайну, но и с другими обстоятельствами объективного характера (например, появлением у потерпевшей стороны успешных конкурентов на рынке, насыщением рынка товарами, производимыми потерпевшей стороной с применением соответствующих секретов производства, сезонным характером торговли такими товарами и т. д.). Согласно ч. 4 ст. 183 УК РФ деяния, предусмотренные ч. ч. 2 и 3 данной статьи, повлекшие тяжкие последствия, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет (в ред. Федерального закона N 420-ФЗ). К сожалению, отечественным законодателем не раскрыто понятие тяжких последствий, однако с учетом сложившейся практики к таковым можно отнести банкротство фирмы, разорение, смерть, самоубийство предпринимателя. Складывающаяся в России практика применения ст. 183 УК РФ показывает, что основная проблема назначения наказания по данной статье связана с необходимостью обеспечения бесспорных доказательств нарушения прав на чужую коммерческую тайну (личное признание обвиняемого, свидетельства очевидцев, разоблачающая видеозапись, переписка обвиняемого с лицом, заинтересованным в приобретении коммерчески ценных сведений у обвиняемого). Несмотря на имеющиеся трудности в применении ст. 183 УК РФ, число случаев осуждения лиц по данной статье неуклонно растет, о чем свидетельствуют материалы отечественной судебной практики, сообщаемые в правовых и иных источниках информации. Обратимся к материалам одного судебного дела, ставшего общеизвестным благодаря публикации в «Российской газете» [2]. Суд города Богдановича Свердловской области признал виновной в промышленном шпионаже Наталью Осинцеву, бывшего мастера по хлебопечению местного комбината. Женщину застали с поличным при попытке проникнуть в компьютерную базу данных предприятия с целью доступа к рецепту изготовления булок. По версии следствия, женщина хотела либо продать рецептуру изготовления булок конкурентам, либо открыть собственное хлебопекарное производство. Как пояснила старший помощник прокурора Свердловской области Ольга Тетерина, в данном случае цель, ради которой похищалась коммерческая информация, не важна. Главное — доказано, что сотрудница действительно пыталась выведать производственные секреты работодателя. По итогам рассмотрения дела суд приговорил Наталью Осинцеву к выплате штрафа в размере 13 тыс. руб. В упомянутой газетной публикации справедливо указано на то, что «дело булочек» довели до логического конца благодаря твердой позиции директора хлебопекарного комбината Ирины Казанцевой, которая одновременно является и юристом предприятия. Этот и подобные ему примеры свидетельствуют в пользу тех руководителей, которые решаются подключить к расследованию правоохранительные органы и на законном основании наказать своих сотрудников или иных лиц, нарушающих права обладателя коммерческой тайны. Использование возможностей уголовного преследования способно существенно повысить эффективность борьбы с нарушением прав на коммерческую тайну, особенно в случаях выпуска продукции с незаконным использованием чужих секретов производства. Уголовно-процессуальный порядок позволяет обнаружить и зафиксировать следы преступления, используя такие формы предварительного расследования, как осмотр, обыск, изъятие, допрос и т. д. Преимуществом уголовно-процессуальной процедуры является также протокольная форма фиксации следов преступления, что позволяет представить их в качестве серьезных доказательств в суде. Привлечение к уголовной ответственности конкретных виновников преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ, не исключает заявления потерпевшими гражданско-правовых требований о возмещении причиненного им вреда. Каковы условия предъявления гражданского иска в уголовном деле? Согласно ч. 1 ст. 44 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) право на предъявление гражданского иска о возмещении имущественного вреда имеет физическое или юридическое лицо при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Таким образом, гражданским истцом по уголовному делу может быть в равной степени физическое или юридическое лицо. В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (ч. 1 ст. 54 УПК РФ). Согласно современной редакции ч. 2 ст. 44 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины. Целью гражданского иска является возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением. Гражданский истец может предъявить иск и для имущественной компенсации морального вреда. Круг правомочий гражданского истца определен ч. 4 ст. 44 УПК РФ. Например, гражданский истец или его представитель имеют право заявить ходатайство о принятии необходимых мер обеспечения гражданского иска. Однако независимо от их просьбы орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны своевременно принять такие меры, в том числе в соответствии со ст. 115 УПК РФ наложить арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ основание гражданского иска — характер и размер вреда, причиненного преступлением, — подлежит доказыванию по уголовному делу. Доказывание производится по правилам уголовно-процессуального законодательства. Если гражданский иск остался непредъявленным, суд при вынесении приговора вправе по собственной инициативе разрешить вопрос о возмещении имущественного ущерба, причиненного преступлением. Лицо, не предъявившее гражданский иск в уголовном процессе, а также лицо, чей гражданский иск остался без рассмотрения, имеет право предъявить его в порядке гражданского судопроизводства (ч. 3 ст. 250 УПК РФ). В удовлетворении гражданского иска может быть отказано: при вынесении оправдательного приговора; при прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); при прекращении уголовного преследования в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). Следует еще раз уточнить, что при рассмотрении гражданского иска в уголовном деле процессуальные вопросы такого иска решаются по нормам уголовного законодательства, а материально-правовые вопросы — по нормам гражданского законодательства. Следовательно, при определении гражданской ответственности, размера причиненного ущерба и порядка его возмещения должны применяться положения ГК РФ, Закона о коммерческой тайне, иных законодательных актов. В заключение отметим, что заявление гражданского иска по уголовному делу предоставляет заявителям несколько преимуществ: освобождение от уплаты государственной пошлины; существенное сокращение расходов на судебное представительство; обязанность доказывания характера и размера ущерба, причиненного преступлением, возлагается на правоохранительные органы; нет необходимости вторично участвовать в разбирательстве того же дела в длительном и зачастую дорогостоящем гражданском процессе.

Список литературы

1. Речкин Р. В. Обеспечение сохранности сведений, составляющих коммерческую тайну // Корпоративные споры. 2008. N 4. С. 122. 2. Добрынина С. Булочка с секретом // Российская газета (Экономика УРФО). 2010. N 5257. 12 авг.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *