Административно-правовое обеспечение субъективных публичных прав граждан в жилищной сфере

(Суслова С. И.) ("Административное и муниципальное право", 2010, N 12) Текст документа

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СУБЪЕКТИВНЫХ ПУБЛИЧНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В ЖИЛИЩНОЙ СФЕРЕ

С. И. СУСЛОВА

Суслова Светлана Игоревна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Байкальского государственного университета экономики и права.

В статье исследуются сложившиеся в юридической литературе мнения отдельного понятия "субъективные публичные права", а также предлагается авторская позиция по вопросу разграничения понятий "субъективные публичные права в жилищной сфере" и "субъективные публичные жилищные права". В работе дается оценка административным правам в жилищной сфере, предлагается их систематизация по различным основаниям.

Ключевые слова: субъективные, жилищные, административные, публичные, частные, права, возможность, необходимость, правомочие.

Administrative Legal Regulation of Public Rights of Citizens in the Sphere of Housing S. I. Suslova

The article studies views on the term 'public rights' as well as describes the author's opinion on differentiation of terms 'public rights in the sphere of housing' and 'public housing rights'. The article also gives evaluation of administrative rights in the sphere of housing and suggests their systematization in accordance with the grounds the rights are based on.

Key words: legal, housing, administrative, public, private, rights, possibility, need, authority.

Наличие жилищных отношений, которые могут быть охарактеризованы как публичные, - факт неоспоримый. Это связано как с закрепленной конституционной нормой о гарантированности права на жилище, так и с законодательным перечнем поименованных жилищных отношений. Характеристику данного вопроса следует проводить по нескольким направлениям. Во-первых, для надлежащего раскрытия понятия субъективных публичных жилищных прав требуется обращение к исследованиям в области публичных прав в целом. Во-вторых, необходимо определить соотношение понятий "субъективные публичные жилищные права" и "субъективные публичные права в жилищной сфере". Еще в начале XX в. было подмечено, что настоящей сферой применения категории субъективных прав является область гражданского права. "В праве публичном это понятие играет менее значительную роль" <1>. Однако данная категория достаточно активным образом используется представителями многих наук, относимых к отраслям публичного права. -------------------------------- <1> См.: Хвостов В. М. Общая теория права. Элементарный очерк. СПб., 1908. С. 127.

Под субъективными публичными правами понимается достаточно большое количество правовых явлений. Изначально при употреблении данного термина под ними понимались права, закрепленные в основных законах (конституциях). Вслед за Г. Еллинеком, предложившим их деление на четыре группы, подобную градацию восприняли многие (как дореволюционные, так и современные) ученые. Вместе с тем в настоящее время вряд ли можно констатировать единство взглядов на сущность субъективных публичных прав. Их многообразие возможно представить следующими группами: - субъективные публичные права - это субъективные конституционные (основные) права <2>; -------------------------------- <2> См.: Овсепян Ж. И. Развитие учения о субъективном характере основных (конституционных) прав и свобод в классической научной теории // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 13. С. 8.

- субъективные публичные права - это субъективные права, существующие и реализующиеся только в рамках конкретного правоотношения. При этом выделяется особая группа субъективных публичных прав, связанная со специальным статусом носителя права, - статусные права <3>; -------------------------------- <3> Это особая категория функциональных прав (непосредственно сопряженных с особым статусом) лиц, замещающих государственные должности, государственные должности государственной службы, муниципальные должности, должности муниципальной службы. Эти права представляют собой обусловленные особой функциональностью публично-правового должностного статуса субъекта правопритязания лица по отношению к государству и муниципальному образованию (См.: Федосеенко В. А. Субъективные права в публичной сфере: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7).

- субъективные публичные права - это права, реализуемые посредством предъявления требований публичным органам, в частности, разновидностью субъективных публичных прав считаются "права, обслуживающие переход права собственности от публичного образования к частному лицу" (приватизация) <4>; -------------------------------- <4> См.: Бриксов В. В. Реализация субъективных прав в сфере приватизации земли: проблемы конституционного и земельно-правового регулирования // Закон. 2007. N 1. С. 82.

- высказываются сомнения в существовании субъективных публичных прав, хотя и допускается их возможное существование <5>. -------------------------------- <5> См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М., 2007. С. 48.

При этом, например, В. А. Федосеенко явно делает акцент на статусных правах, а содержание субъективного публичного права определено через категории, используемые цивилистикой (меры возможного поведения управомоченного и возможность требовать определенного поведения от обязанных лиц). Приводя подробный анализ мнений Г. Еллинека и Б. А. Кистяковского о субъективных публичных правах в качестве "рефлекса права", о возрастании роли индивидуализма, о ценности как общества, так и личности, Ж. И. Овсепян приходит к выводу о том, что закрепление конституциями основных прав и свобод (в первую очередь в частноправовой сфере) дает основания всего лишь для смены инструментария: субъективные публичные права должны быть заменены на понятие "субъективные конституционные (основные) права" <6>. -------------------------------- <6> См.: Овсепян Ж. И. Указ. соч. С. 8.

В отношении конституционных субъективных прав также существует неоднозначная оценка. С одной стороны, наличие конституционных субъективных прав связано с признанием существования общих правоотношений. В этих правоотношениях государство выступает как сторона, предоставившая определенные права, при этом в обязанности государства включается обеспечение их реальности <7>. Об этом же говорил и В. М. Хвостов, указывая, что "между государствами и подданными существуют взаимные юридические отношения, из которых для подданных возникают, с одной стороны, охраняемые правом обязанности перед государством, с другой же стороны - признанные правом притязания к государству" <8>. Отсюда утверждение о том, что самостоятельное существование субъективных публичных прав (вне рамок правоотношений) невозможно. Либо мы признаем наличие общего (конституционного) правоотношения, либо опять приходим к выводу о том, что конкретные субъективные права появляются только в соответствующих (отраслевых) правоотношениях (гражданских, административных и т. д.). И тогда публичными субъективными правами нужно считать права, существующие в различных отраслях права. Следуя такой логике, в качестве примеров субъективных публичных жилищных прав можно привести: субъективное право на получение жилищного сертификата, или субъективное право постановки на учет в качестве нуждающегося, или субъективное право постановки на регистрационный учет по месту жительства. -------------------------------- <7> См.: Назаров Б. Л. Конституционные правоотношения личности и государства // XXVI съезд КПСС и проблемы теории государства и права. М., 1982. С. 171. <8> См.: Хвостов В. М. Указ. раб. С. 13.

Напомним, что основные аргументы сторонников существования общерегулятивных (или общих) правоотношений сводятся к следующему. Во-первых, невозможно существование прав вне правоотношений, а следовательно, признание закрепленных Конституцией прав как элементов правоспособности неправильно. Правоспособность - это способность, а не конкретные права. Во-вторых, признание таких правоотношений позволяет решить многие общетеоретические проблемы, познать природу большинства публичных правоотношений <9>. Правда, следует оговориться, что сторонники такой позиции завуалированно (а иногда и прямо) утверждают, что теория правоотношений, разработанная цивилистикой, не совсем приемлема для других наук, в первую очередь для отраслей публичного права. А отсюда вытекает вывод о том, что для гражданского права существование общих правоотношений, может, и не нужно, однако для других отраслей права - часто необходимо, а поскольку учение о правоотношении должно быть единым, следовательно, допустить их существование нужно для всей системы правовых знаний. Однако сегодня и представители публичных отраслей права (в частности, административного) не видят смысла в существовании общих административных правоотношений, считая нормы Конституции "правовыми состояниями" - юридическими фактами, без придания им формы общих правоотношений <10>. -------------------------------- <9> См.: Матузов Н. И. Общие правоотношения как разновидность социалистических правовых отношений // Вопросы теории государства и права. Саратов, 1976. Вып. 4. С. 69. <10> См.: Лупарев Е. Б. Критика теории общих и материальных правоотношений в административном праве // Административное право и процесс. 2009. N 1. С. 2. Согласиться с такой трактовкой юридических фактов мы не можем, поскольку не считаем нормы закона юридическими фактами, а относим к ним традиционно лишь те реальные жизненные ситуации, с правовой моделью которых связывается возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Сами же законодательные формулировки (нормы права) являются лишь общей предпосылкой наступления юридических последствий наряду с гражданской правосубъектностью, в ряде случаев правоотношением, которые сами по себе правовых последствий не создают (более подробно см.: Рожкова М. А. Теории юридических фактов гражданского и гражданско-процессуального права: понятия, классификации, основы взаимодействия: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009. С. 12).

Еще один принципиальный вопрос, на который не дается прямого ответа, заключается в фигуре правомочного субъекта. О субъективных публичных правах каких лиц ведется речь? Физических, юридических, самих органов власти? Или это не имеет принципиального значения? Если исходить из позиции о том, что публичными правами являются конституционные основные права, то речь идет только о правах человека и гражданина. То есть применительно к публичным жилищным правам тогда нужно говорить только о субъективном публичном праве человека на жилище. Однако представляется, что субъективные публичные права - это не только права, являющиеся отражением содержания общей конституционной нормы, закрепляющей определенные обязательства государства перед своими гражданами. Субъективные публичные права следует рассматривать в более широком значении, понимая под ними и конкретные отраслевые публичные права, и отдельные аспекты, нашедшие отражение в тексте Конституции. Следующий момент, на котором следует остановиться, связан с разграничением понятий "субъективные публичные жилищные права" и "субъективные публичные права в жилищной сфере". Суть данного разграничения заключается в следующем: необходимо обосновать наличие самостоятельной категории "субъективные жилищные права". Последние представляют собой особые субъективные права, а не механический набор субъективных гражданских, административных, финансовых и иных подобных прав. При доказанности данного постулата получается, что не все публичные права, связанные с жилым помещением, следует считать жилищными правами (т. е. данные права будут жилищными только в том контексте, что возникают по поводу особого объекта). Следовательно, под субъективными публичными правами в жилищной сфере следует понимать любые публичные права по поводу жилого помещения, а вот субъективными публичными жилищными правами будут только те, особенность которых позволяет отличить их от иных публичных прав. Нам представляется, что такая особенность жилищных прав присутствует и выражается в следующем: в отношении большинства частных и публичных прав можно утверждать, что их содержание не является типичным для конструкций субъективных прав данной отрасли права. Поясним, что мы имеем в виду. Около столетия назад И. А. Покровский справедливо отмечал, что в отношении отраслей публичного права предоставляемые государством права "имеют в то же самое время и характер обязанностей" <11>, а применительно к гражданскому праву "гражданские права есть суть только права, а не обязанности: субъект, которому они принадлежат, волен ими воспользоваться, но волен и не воспользоваться; неосуществление права не составляет никакого правонарушения" <12>. -------------------------------- <11> См.: Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 38. <12> См.: Там же. С. 40.

Приведем несколько примеров субъективных прав, возникающих в отношении жилого помещения. Так, классическое правомочие пользования жилым помещением, входящее в состав всех субъективных прав на жилые помещения, во многих случаях является не просто правом, а обязанностью, неисполнение которой может влечь прекращение самого субъективного права. Например, непроживание в жилом помещении обладателя узуфрукта влечет прекращение данного права. Или лицо имеет право на управление многоквартирным домом, но в то же время одно из правомочий данного права - право вступить в отношения по коммунальному обслуживанию дома - одновременно выступает и его обязанностью вступить в такие отношения. Таким образом, субъективное гражданское право как мера возможного поведения управомоченного лица уже не может быть использовано в полной мере, поскольку данная возможность приобретает одновременно и черты обязанности. В отношении публичных прав можно привести пример об отношениях по постановке на учет, которые заключаются в возможности на него встать. Причем, как и в частных правах, реализовывать или нет данную возможность, полностью решает субъект, который не только вправе данную возможность не реализовывать, но и вправе в любой момент отказаться от данной возможности как в период ее осуществления, так и непосредственно после постановки на очередь. Для гражданских субъективных прав характерно то, что они выступают мерой возможного поведения управомоченного лица. На то она и возможность в сфере частного права, что предполагает абсолютную свободу ее реализации. Если неосуществление соответствующей возможности сопровождается наступлением для управомоченного каких-либо негативных последствий, то признать данное субъективное право типичным для всех гражданских прав не представляется правильным. С точностью до наоборот данные рассуждения можно применить к публичным субъективным правам. В публичной сфере все субъективные права должны быть и обязанностями для соответствующего субъекта - это типичные для отраслей публичного права ситуации. Когда управомоченное лицо наделено определенной возможностью, которую оно вправе реализовывать по своему усмотрению, не сообразуя свою деятельность с принятым решением органа власти, не подчиняясь ему, данные субъективные права считать публичными можно с большой натяжкой. Это первый момент, на который мы обращаем внимание. Дальнейший ход рассуждений подталкивает нас к пояснению следующего момента. Если проживание как возможность, входящая в состав субъективного права на жилое помещение, одновременно является и обязанностью соответствующего субъекта, то почему мы не считаем данное право публичным? Или почему право быть поставленным на учет нельзя отнести к гражданскому частному праву, коль скоро это определенная добровольная возможность для лица? Различия и особенности проявляются, на наш взгляд, здесь в следующем. В отношении публичных прав сложность их отнесения к частным заключается в том, что данная возможность управомоченного лица ограничена несколькими необходимостями: необходимостью обращения в соответствующие публичные органы (обязан обратиться именно туда, куда указывает закон); необходимостью подчиниться решению публичного органа, который вправе принять императивное решение по данному вопросу, в частности отказать (хотя опять же в рамках тех оснований, которые допустимы законом, и с возможностью судебного обжалования); необходимостью подчиняться дальнейшему контролю со стороны органа власти. В отношении частных прав особенность проявляется в другом. Несмотря на наличие обязанности для управомоченного, неисполнение которой может влечь прекращение субъективного права, это все равно остается возможностью. Принудить к осуществлению данной обязанности субъекта не вправе. Проживать или не проживать в жилом помещении - дело каждого человека. В связи с этим даже факт признания прекращения субъективного права в качестве гражданско-правовой ответственности не дает основания для полного отождествления (в рассматриваемом ракурсе) частных и публичных прав. Кроме того, как правило, отсутствие в приведенных примерах одной из сторон - органа публичной власти - также говорит о невозможности считать данные права публичными. Итак, субъективные права, возникающие по поводу жилого помещения, формируют блок особых жилищных прав в том случае, если представляют собой нетипичные для своих отраслей права конструкции. Только для данных видов отношений требуется особый инструментарий жилищного законодательства, требуется выделение в особую группу жилищных отношений. Во всех остальных случаях, несмотря на то что эти отношения возникают по поводу жилого помещения, их регламентация в рамках жилищного законодательства представляется по крайней мере нецелесообразной. Исходя из такого понимания субъективных жилищных прав, учитывая существующее правовое регулирование данных отношений, получается, что к субъективным публичным жилищным правам следует относить те субъективные права, осуществление которых является возможностью для субъекта и не сопровождается наступлением административно-правовой и иной "публичной" ответственности в случае их несовершения (права, связанные с постановкой на очередь; права по государственной регистрации прав и сделок с жилыми помещениями; права по учету жилищного фонда; права, связанные с установленными пределами прав на жилые помещения (переустройство и перепланировка, перевод в нежилое)) <13>. -------------------------------- <13> Еще раз поясним, что за совершение данных действий не в соответствии с установленными законом требованиями административная ответственность наступает. Но мы имеем в виду другое: совершение данных действий является сугубо возможностью соответствующего лица, ее нереализация не составляет никакого правонарушения.

Соответственно, не требующими особого правового регулирования в рамках жилищного законодательства следует считать субъективные публичные права, связанные с регистрацией по месту жительства и по месту пребывания, контролем за использованием и сохранностью жилищного фонда. Данные права формируют блок административных прав с приставкой "жилищные" только потому, что возникают по поводу жилого помещения. В остальном их содержание полностью укладывается в рамки существующих конструкций, а потому их включение в жилищное законодательство вызвано лишь удобством (и то не всегда оправданным) юридической техники. Таким образом, субъективные публичные права могут быть подразделены по их отраслевой принадлежности на публичные административные жилищные права, публичные финансовые жилищные права, публичные бюджетные жилищные права, публичные налоговые жилищные права. Осуществляя подобное деление, повторимся, что если данные публичные права представляют из себя меру необходимого и должного поведения управомоченного лица, одновременно выступая в качестве его обязанностей, неисполнение которых влечет наступление публичной ответственности и является основанием для предъявления требования о его совершении, то данные права считать публичными жилищными правами мы не можем, а относим их к группе субъективных публичных прав в жилищной сфере. Основную массу жилищных прав в публичной сфере представляют административные права. Поэтому обратимся к их характеристике более подробно. К административным жилищным правам можно отнести: - субъективные административные права граждан по постановке на учет (для получения жилья по договору социального найма, для получения жилищного сертификата, для получения жилищной субсидии); - субъективные административные права лиц, обладающих правом на жилое помещение по согласованию технических и иных действий с жилым помещением, которые влекут прекращение права собственности на него (переустройство (или перепланировка) жилого помещения; перевод жилого помещения из жилого в нежилое); по учету жилищного фонда; по государственной регистрации прав и сделок с жилыми помещениями. Из приведенного нами перечня видно, что нами предпринята попытка провести дифференциацию данных прав. Подобное деление основано на следующем. Первая группа прав возникает лишь на основании наличия жилищной потребности, без существования субъективного права на соответствующее жилое помещение (постановка на учет). Т. е. данное субъективное право является самостоятельным публичным жилищным правом именно на основании того, что за органами власти закон закрепил обязанность по учету лиц, нуждающихся в жилом помещении. Иные названные субъективные права в данной сфере специфичны в том плане, что права, связанные с переустройством, перепланировкой, переводом, учетом и т. п., фактически самостоятельными субъективными правами не являются, а выступают лишь правомочиями, входящими в состав конкретных субъективных прав на соответствующее жилое помещение. Причем объем и содержание данных правомочий как раз и различаются с точки зрения того субъективного права, которое есть у лица на конкретное жилое помещение. Так, процедура согласования переустройства и (или) перепланировки у собственника и нанимателя по договору социального найма существенно различается; право на данные действия есть и у нанимателя по договору коммерческого найма и т. п. Таким образом, субъективные административные права можно разделить на два вида: - самостоятельные субъективные права (постановка на учет для улучшения жилищных условий; постановка на учет для получения жилищного сертификата; постановка на учет для получения субсидий на строительство или приобретение жилья (в частности, по региональным программам молодых семей)); - правомочия по согласованию действий, возможность совершения которых входит в состав иных субъективных (гражданских) прав на жилое помещение (переустройство, перепланировка; перевод помещения из жилого в нежилое) или правомочия на совершение действий, которые в качестве возможности входят в состав иных субъективных (гражданских) прав на жилое помещение (регистрация возникновения, изменения и прекращения прав на жилые помещения). В первом случае для реализации прав достаточно подтверждения определенных юридических фактов, указанных в законе. При этом полномочия публичных органов сводятся только к их проверке. Отказ в реализации указанных субъективных прав возможен только в случае недостаточности или недостоверности документов, подтверждающих наличие нужных юридических фактов. Во втором же случае основанием осуществления данных субъективных прав является не только документальная проверка необходимых юридических фактов, но и, в первую очередь, подтверждение субъективного права на конкретное жилое помещение и наличие соответствующего правомочия в его составе. Кроме этого, публичные административные жилищные права обладают также и следующей спецификой. Дело в том, что вполне очевидной выглядит разница данных прав в таком контексте: одни права действительно являются правами, возможностями, которые индивид вправе реализовывать, а вправе этого и не делать (постановка на учет), другие же права являются одновременно и обязанностью данных лиц (регистрация прав и сделок). Однако данные обязанности достаточно специфичны в том плане, что не влекут наступления публичной ответственности, а к их исполнению нормы законодательства вынуждают иными негативными для лица последствиями (ничтожность сделки, невозникновение права собственности, отсутствие возможности произвести регистрацию права). Ситуации, в которых гражданин обязан обращаться в государственные органы или органы местного самоуправления, - не в смысле "обязан, потому что не может отказаться", а в значении "обязан обратиться именно туда", - очень сильно сближают данные публичные по своей природе права с частными правами. Их особенность видится только в наличии органа, который уполномочен законом обеспечить их реализацию. То есть вставать или не вставать на учет - дело каждого гражданина, получать или не получать жилищный сертификат - тоже, однако реализовать свои права можно только путем обращения в соответствующие публичные инстанции, где уже на эти органы возлагается обязанность по совершению определенных действий, выступающих в роли субъектов, "движимых объективной необходимостью" <14>. Тогда как для граждан это, действительно, только "возможность", а не долженствование и не необходимость. -------------------------------- <14> См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под ред. В. А. Белова. М., 2007. С. 49.

Основной антидовод приведенному аргументу заключается в том, что в приводимых примерах понятие равенства сводится к добровольности возникновения правоотношений, т. е. к одному из методов (оснований) возникновения обязательства" <15>. Однако возражения против этого высказывания достаточно просты. Дело в том, что гражданин, действительно, не только вправе вступить в данные правоотношения своим единоличным решением (и это можно было бы считать добровольностью возникновения правоотношений), но и вправе не подчиниться решению органа власти, отказаться от исполнения того решения, которое будет вынесено. Лица не "обязаны сообразовывать свою деятельность с вынесенным решением" <16>. Т. е. удовлетворение жилищной потребности является сугубо правом соответствующего лица, которое проявляется в добровольности не только вступления в соответствующее правоотношение, но и дальнейшего исполнения обязанностей в рамках соответствующего правоотношения (лицо может отказаться от предоставления всех необходимых документов, может в дальнейшем не подтверждать, в частности, свою нуждаемость и т. п.). Таким образом, характерная черта административных правоотношений, выражающаяся в том, что орган власти может самостоятельно добиться осуществления обязанности, возложенной на вторую сторону этого правоотношения, "поскольку он снабжен функцией веления по отношению к обязанному субъекту" <17>, в приведенных примерах отсутствует полностью. Также следует заметить, что наглядным примером неоднозначности обозначенных прав является ситуация, связанная с тем, что представителям административного права приходится отстаивать то обстоятельство, что отношения, возникающие в сфере постановки на учет и дальнейшего "стояния" на учете, относятся к сфере административного права <18>. -------------------------------- <15> См.: Юрченко А. К. Разграничение административных и гражданских правоотношений // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962. С. 73. <16> Там же. С. 74. <17> См.: Иоффе О. С. Избранные труды: В 4-х тт. Т. 1. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Ответственность по советскому гражданскому праву. СПб., 2003. С. 67. <18> Сам факт того обстоятельства, что подобную позицию приходится отстаивать, означает, что она выглядит далеко не бесспорной. В основном называются три аргумента - право органа на отказ в постановке на учет, право на снятие с учета в одностороннем порядке, надзор за соблюдением критериев малоимущности и нуждаемости на протяжении всего периода времени (См.: Климова О. В. Административно-правовое регулирование обеспечения граждан социальным жильем: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006. С. 12).

Следовательно, публичные административные жилищные права граждан можно также разбить на две группы по их содержанию: 1. Субъективные права, содержанием которых являются правомочия, отражающие возможность лица поступать по своему усмотрению. 2. Субъективные права, содержание которых совпадает с содержанием аналогичной обязанности. К первой группе при этом следует относить права лиц по постановке на учет (в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, для получения жилищного сертификата или субсидии), возможности, входящие в содержание иных субъективных прав (перевод, переустройство и перепланировка). А ко второй - право на регистрацию прав и сделок с жилыми помещениями, на учет жилого помещения. К классическим административным правам, возникающим по поводу жилых помещений, содержание которых полностью корреспондирует с целями и задачами административного права и не требует специального внедрения в частное право, относятся: - право на регистрационный учет по месту жительства, по месту пребывания. Содержание данного права заключается в возможности требовать проведения регистрации при наличии соответствующих документов и правового основания проживания. При этом данное право возникло именно потому, что существует публично установленная обязанность по проведению такого учета в установленные законом сроки, неисполнение которой влечет наступление административной ответственности. Данные административные отношения полностью исключены из сферы жилищного права. Регистрационный учет выступает только в качестве одного из доказательств (наряду с другими), подтверждающих фактическое проживание; - права, связанные с наделением публичных органов возможностями контроля за соблюдением лицами их обязанностей в отношении использования жилищного фонда <19>; -------------------------------- <19> Следует обратить внимание, что вопросам, традиционно относимым к сферам публичного права, ЖК РФ уделяет либо всего по одной статье, либо вообще регулирует этот вопрос в рамках пунктов соответствующих статей. Так, ст. 20 ЖК РФ говорит об уполномоченном федеральном органе государственной власти РФ и субъектов РФ, который будет наделен возможностью такого контроля.

Именно здесь в полной мере находят проявления все черты публичных прав, где взаимоотношения между государством и личностью по поводу выполнения определенных публичных функций и ответственности за их совершение (или несовершение) наглядно представлены. Например, контроль государства за самовольной перепланировкой жилого помещения. Здесь справедливо утверждение о том, что "носитель публичного требования предъявляет его потому, что необходимо должен такое предъявить" <20>, а не как в частноправовых отношениях, где обладатель права имеет к этому возможность, которую, естественно, вправе и не реализовывать. -------------------------------- <20> См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практ ики / Под ред. В. А. Белова. М., 2007. С. 49.

Особенности субъективных публичных прав в жилищной сфере далеко не исчерпываются теми, которые были раскрыты в рамках данной работы. Самостоятельного осмысления требуют публичные финансовые, налоговые, бюджетные жилищные права, ряд которых отражен в тексте основного источника жилищного законодательства. В более детальной характеристике нуждаются административные жилищные права в первую очередь с точки зрения их взаимодействия с субъективными частными правами на жилые помещения.

Библиографический список

1. Бриксов В. В. Реализация субъективных прав в сфере приватизации земли: проблемы конституционного и земельно-правового регулирования // Закон. 2007. N 1. 2. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под ред. В. А. Белова. М., 2007. 3. Иоффе О. С. Избранные труды: В 4-х тт. Т. 1. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Ответственность по советскому гражданскому праву. СПб., 2003. 4. Климова О. В. Административно-правовое регулирование обеспечения граждан социальным жильем: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006. 5. Лупарев Е. Б. Критика теории общих и материальных правоотношений в административном праве // Административное право и процесс. 2009. N 1. 6. Матузов Н. И. Общие правоотношения как разновидность социалистических правовых отношений // Вопросы теории государства и права. Саратов, 1976. Вып. 4. 7. Назаров Б. Л. Конституционные правоотношения личности и государства // XXVI съезд КПСС и проблемы теории государства и права. М., 1982. 8. Овсепян Ж. И. Развитие учения о субъективном характере основных (конституционных) прав и свобод в классической научной теории // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 13. 9. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2001. 10. Рожкова М. А. Теории юридических фактов гражданского и гражданско-процессуального права: понятия, классификации, основы взаимодействия: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009. 11. Федосеенко В. А. Субъективные права в публичной сфере: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Хабаровск, 2007. 12. Хвостов В. М. Общая теория права. Элементарный очерк. СПб., 1908. 13. Юрченко А. К. Разграничение административных и гражданских правоотношений // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962.

------------------------------------------------------------------

Название документа