Материнский (семейный) капитал: некоторые особенности судебной практики

(Фиошин А. В.) («Российская юстиция», 2013, N 1) Текст документа

МАТЕРИНСКИЙ (СЕМЕЙНЫЙ) КАПИТАЛ: НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

А. В. ФИОШИН

Фиошин А. В., кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена вопросам реализации права граждан на получение материнского (семейного) капитала. Проанализированы отдельные нормы, регулирующие порядок предоставления материнского (семейного) капитала. Исследована соответствующая судебная практика.

Ключевые слова: материнский (семейный) капитал, улучшение жилищных условий, судебная практика.

The article is devoted to questions of realization of the citizens right to receive the mother’s (family) capital. Analyzed by separate rules governing the provision of mother’s (family) capital. Investigated the respective judicial practice.

По оценкам экспертов численность населения России с 1993 года по 2010 год сократилась со 149 до 142 миллионов человек <1>. В связи с этим принимаемые государством меры по повышению рождаемости представляются особенно актуальными. Не последнее значение в числе таких мер имеет предоставление материнского (семейного) капитала женщинам <2>, родившим второго (или последующего) ребенка после 31.12.2006. ——————————— <1> Жолквер Никита. Немецкие демографы: Россия — исчезающая держава // http://www. bfm. ru/articles/2011/04/13/nemeckie-demografy-rossija-ischezajushhaja-derzhava. html#text. <2> Право на получение материнского (семейного) капитала возникает и у мужчин, являющихся единственными усыновителями второго, третьего ребенка или последующих детей, ранее не воспользовавшихся правом на дополнительные меры государственной поддержки, если решение суда об усыновлении вступило в законную силу начиная с 1 января 2007 г.

На практике возникают вопросы относительно того, имеют ли право на получение материнского (семейного) капитала лица, дети которых умерли на первой неделе жизни. Судебные решения в такой ситуации различны. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 18 июня 2010 г. N 51-В10-12 отмечено, что истица, фактически родив двоих детей, приобрела право на получение государственного сертификата на материнский (семейный) капитал. При этом отсутствие свидетельства о рождении одного из детей и факт его смерти на первой неделе жизни суд посчитал обстоятельством, не препятствующим в получении сертификата в соответствии с указанными нормативными правовыми актами <3>. Аналогичная позиция содержится в Определении Верховного Суда РФ от 26 ноября 2009 г. N 29-В09-6 <4> и Определении Приморского краевого суда от 22.07.2010 по делу N 33-6196 <5>. ——————————— <3> См.: Определение Верховного Суда РФ от 18.06.2010 N 51-В10-12 // СПС «КонсультантПлюс». <4> См.: Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2009 N 29-В09-6 // СПС «КонсультантПлюс». <5> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 22.07.2010 по делу N 33-6196 // СПС «КонсультантПлюс».

Противоположная позиция содержится в актах Московского городского и областного судов, Санкт-Петербургского городского суда. Так, в Определении Московского городского суда от 28 апреля 2011 г. по делу N 33-10236 отмечено, что право на дополнительную государственную поддержку у женщин возникает при рождении (усыновлении) второго ребенка и может быть реализовано ими не ранее чем по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) этого ребенка (п. 7 ст. 3 Федерального закона N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее — Федеральный закон N 256-ФЗ)). Из содержания приведенных выше положений Федерального закона N 256-ФЗ в контексте его преамбулы следует, что дополнительные меры государственной поддержки предоставляются женщине тогда, когда у нее имеется (ею воспитывается) не менее двух рожденных (усыновленных) ею детей, один из которых родился начиная с 01.01.2007. На основании изложенного женщина, родившая второго ребенка после 1 января 2007 г., в случае рождения первого и второго ребенка мертвыми или их смерти на первой неделе жизни права на получение дополнительной государственной поддержки не имеет <6>. Такой же подход имеет место в Определении Московского областного суда от 27 мая 2010 г. по делу N 33-10364 <7>, Определении Московского областного суда от 8 июня 2010 г. по делу N 33-10932 <8>, Определении Московского областного суда от 25 мая 2010 г. по делу N 33-10078 <9>, Определении Санкт-Петербургского городского суда от 23 мая 2011 г. N 33-7565 <10>. ——————————— <6> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28.04.2011 по делу N 33-10236 // СПС «КонсультантПлюс». <7> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 27.05.2010 по делу N 33-10364 // СПС «КонсультантПлюс». <8> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 08.06.2010 по делу N 33-10932 // СПС «КонсультантПлюс». <9> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 25.05.2010 по делу N 33-10078 // СПС «КонсультантПлюс». <10> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 23.05.2011 N 33-7565 // СПС «КонсультантПлюс».

Думается, что позиция судов, согласно которой в действующей системе правового регулирования отсутствуют препятствия к получению лицами, дети которых умерли на первой недели жизни, сертификата на материнский (семейный) капитал, является более правильной. Подтверждение сказанному можно найти в Определении Конституционного Суда РФ от 30.09.2010 N 1238-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аплиной Валентины Викторовны на нарушение ее конституционных прав положениями Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» <11>. ——————————— <11> Следует также отметить, что согласно позиции Конституционного Суда РФ рождение мертвого ребенка не дает право на получение материнского (семейного) капитала. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 9 ноября 2010 г. N 1440-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Жирновой Василины Алексеевны на нарушение ее конституционных прав статьей 4 и пунктом 1 части 6 статьи 5 Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» // СПС «КонсультантПлюс» и Определение Конституционного Суда РФ от 9 ноября 2010 г. N 1441-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Флягиной Натальи Геннадьевны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» и пункта 14 приложения к Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал» // СПС «КонсультантПлюс».

Направление средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий регламентируется ст. 10 Федерального закона N 256-ФЗ <12>. Согласно п. 1 данной статьи средства (часть средств) материнского (семейного) капитала (далее — МСК) в соответствии с заявлением о распоряжении могут направляться: ——————————— <12> В соответствии с данной статьей Постановлением Правительства РФ от 12 декабря 2007 г. N 862 были утверждены Правила направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий.

1) на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели; 2) на строительство, реконструкцию объекта индивидуального жилищного строительства, осуществляемые гражданами без привлечения организации, осуществляющей строительство (реконструкцию) объекта индивидуального жилищного строительства, в том числе по договору строительного подряда, путем перечисления указанных средств на банковский счет лица, получившего сертификат. Немаловажно отметить, что в судебной практике отсутствует единообразное понимание улучшения жилищных условий. Так, при отказе управлений Пенсионного фонда России (далее — ПФР) направлять средства МСК на погашение долга по договорам займа (кредита), деньги по которым выданы на приобретение доли в праве собственности на жилое помещение, некоторые суды признают такие отказы неправомерными. К примеру, судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда, рассматривая кассационную жалобу Управления ПФР в городе Новоуральске Свердловской области на решение Новоуральского городского суда Свердловской области от 22.11.2010, отметила, что приобретением в свою собственность 1/3 доли в праве собственности на вышеуказанную квартиру Х. улучшила жилищные условия своей семьи, поскольку ранее ни у самой Х., ни у членов ее семьи жилого помещения в собственности либо по договору найма не было, они проживали на съемных квартирах, имея регистрацию в разных местах. В настоящее же время истец приобрела титул и полномочия собственника квартиры. И хотя истцом приобретена лишь 1/3 доля указанного жилого помещения, между нею и Д. достигнута договоренность о приобретении в дальнейшем оставшейся доли указанной квартиры. Договор купли-продажи, заключенный между Х. и Д., не противоречит требованиям закона, то есть истцом избран предусмотренный законом способ улучшения своих жилищных условий. В Федеральном законе N 256-ФЗ отсутствует запрет на приобретение доли в жилом помещении <13>. ——————————— <13> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 18.01.2011 по делу N 33-194/2011 // СПС «КонсультантПлюс».

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, рассматривая довод кассационной жалобы, согласно которому обладание долей квартиры фактически не свидетельствует о праве истицы на часть квартиры, что, соответственно, не свидетельствует о приобретении ею жилого помещения по смыслу Федерального закона N 256-ФЗ, отметила следующее. Принимая во внимание, что Ч. является собственником доли квартиры, она и члены ее семьи имеют право пользования этой квартирой, что прямо вытекает из п. 5 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25. Поскольку в понятие пользования жилым помещением на основании норм, предусмотренных ст. 17 Жилищного кодекса РФ, входит в том числе и проживание в нем, следует констатировать, что Ч., обладая правом собственности на половину квартиры, не имеет ограничений в пользовании данной квартирой и проживания в ней, пока договором или актом суда не установлено иное. При этом в любом случае она имеет право на часть указанной квартиры, в которой возможно было бы ее проживание. Следовательно, право собственности на долю в квартире предполагает право Ч. на ее часть, поэтому это право, без сомнений, подпадает под одно из предусмотренных законом оснований для реализации МСК <14>. ——————————— <14> Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25.10.2011 N 15953 по делу N 2-2842/11 // СПС «КонсультантПлюс».

Существует и противоположная судебная практика. Так, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда, рассматривая кассационную жалобу на решение Ступинского городского суда Московской области от 22 ноября 2011 г., отметила нижеследующее. Разрешая спор, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в совершении данной сделки не было достигнуто обязательное условие выделяемых средств материнского капитала согласно Федеральному закону N 256-ФЗ, а именно улучшение жилищных условий несовершеннолетних детей истицы. При этом суд с учетом конкретных обстоятельств дела, проанализировав положения действующего жилищного законодательства, пришел к верному выводу о том, что приобретение по 1/10 доли в праве общей собственности на жилой дом на имя несовершеннолетних детей П. К. и З. Д. с учетом целей, установленных федеральным законодателем в Федеральном законе N 256-ФЗ, не может быть расценено как улучшение жилищных условий <15>. ——————————— <15> Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17.01.2012 по делу N 33-442/2012, 33-29114/2011 // СПС «КонсультантПлюс».

Судебная коллегия по гражданским делам Новгородского областного суда, рассматривая апелляционную жалобу на решение Окуловского районного суда Новгородской области от 10 апреля 2012 г., указала, что исходя из положений ст. ст. 15, 16 Жилищного кодекса РФ под жилым помещением следует понимать пригодное для постоянного проживания граждан изолированное жилое помещение, являющееся самостоятельным объектом гражданских прав, либо долю в праве собственности жилого объекта, выделенную в натуре, то есть индивидуально-определенный объект недвижимости, а не долю в праве собственности на это имущество. Как установлено судом, истец зарегистрирована и проживает в указанном выше доме с июня 2006 г., несовершеннолетние дети истца с рождения также зарегистрированы и проживают в данном доме, определенного порядка пользования жилым домом ни до приобретения семьей Г. Н.Ю. 1/2 доли в праве собственности на данный жилой дом, ни впоследствии между Г. Н.Ю. и ее матерью К. установлено не было. Приобретенная семьей Г. Н.Ю. 1/2 доля в праве собственности на жилой дом в натуре не выделена, в связи с чем не может являться самостоятельным объектом гражданских прав в соответствии с вышеприведенными нормами ЖК РФ. Принимая во внимание, что после совершения указанной выше сделки место жительства семьи Г. Н.Ю. не изменилось и жилищные условия фактически остались прежними, судебная коллегия считает, что в совершении данной сделки не было достигнуто обязательное условие выделяемых средств материнского капитала согласно Федеральному закону N 256-ФЗ, а именно улучшение жилищных условий несовершеннолетних детей истцы. Учитывая изложенное, отказ Управления направить средства материнского капитала на оплату приобретенной семьей Г. Н.Ю. 1/2 доли жилого дома является обоснованным <16>. ——————————— <16> Определение судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 20.06.2012 по делу N 2-223/12-33-918 // СПС «КонсультантПлюс».

Представляется, что решения судов, которыми признаются незаконными отказы управлений ПФР направлять средства МСК на погашение долга по договорам займа (кредита), деньги по которым выданы на приобретение доли в праве собственности на жилое помещение, являются правомерными и в большей степени отвечают принципу социальной справедливости. В заключение отметим, что Федеральный закон N 256-ФЗ применяется к правоотношениям, возникшим в связи с рождением (усыновлением) ребенка (детей) в период с 1 января 2007 г. по 31 декабря 2016 г. (п. 1 ст. 13 Федерального закона N 256-ФЗ). Принимая во внимание очень сложную демографическую ситуацию в нашей стране, целесообразным представляется продление срока действия данного Федерального закона как минимум еще лет на десять.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *