Социальное партнерство: новые подходы к решению экологических проблем

(Велиева Д. С., Пресняков М. В.) («Экологическое право», 2008, N 6)

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО: НОВЫЕ ПОДХОДЫ К РЕШЕНИЮ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

Д. С. ВЕЛИЕВА, М. В. ПРЕСНЯКОВ

Велиева Д. С., доцент кафедры конституционного права Поволжской академии госслужбы им. П. А. Столыпина, кандидат юридических наук.

Пресняков М. В., доцент кафедры гражданского процесса, трудового и экологического права Поволжской академии госслужбы им. П. А. Столыпина, кандидат философских наук.

Традиционно термин «социальное партнерство» в специальной литературе рассматривается как комплекс правовых норм, регулирующих коллективные трудовые отношения <1>. Отчасти в этом виноват законодатель, прямо определивший это понятие (в ст. 23 Трудового кодекса) как систему взаимоотношений между работниками, работодателями, а также органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленную на обеспечение согласования их интересов по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений. По вполне понятной причине те авторы, которые обращаются к вопросам социального партнерства, оказываются связанными этим легальным пониманием данного термина. Как нам представляется, против такого подхода можно привести по крайней мере два возражения. ——————————— <1> См.: Нестерова Э. Социальное партнерство и коллективное трудовое право // Российская юстиция. 2004. N 1.

Прежде всего, по нашему мнению, юридическая наука вправе и должна не только интересоваться сферой «сущего», но и вторгаться в область «должного». Законодательное понимание того или иного правового явления не вправе претендовать на всеобщность. Представляется, что сама семантика понятия «социальное партнерство» наводит на мысль о возможности более широкой интерпретации этого термина, нежели его официальное определение. Кроме того, сама система социального партнерства изначально формировалась отнюдь не системно, а по принципу ad hoc, т. е. с целью решения конкретных проблем, которые на тот момент существовали в социально-трудовой сфере <2>. Это сейчас в экономически благополучных западных государствах «сотрудничество работников и предпринимателей на производстве естественно вытекает из общности их интересов в зрелом гражданском обществе» <3>. Однако несколько десятилетий назад оно представляло собой вынужденный механизм разрешения социальных конфликтов между трудом и капиталом. И хотя эти конфликты со временем никуда не исчезли, однако снизилась их острота, и, как нам представляется, сегодня на первый план выходят иные социальные проблемы. ——————————— <2> Мы имеем в виду процессы формирования институтов социального партнерства в западных странах, поскольку в нашей стране его появление скорее было обусловлено политической волей, чем социальными потребностями общества. <3> Силин А. А. Место и значение социального партнерства в регулировании трудовых отношений на Западе и в Российской Федерации // Законодательство. 2000. N 8.

Исходя из максимально общего понимания социального партнерства как диалога между различными слоями общества и государством, мы видим значительный потенциал использования наработанных в рамках социально-трудовой сферы механизмов в решении иных социальных проблем. Другими словами, мы предлагаем использовать указанные механизмы вне того предметного содержания, которое им придается в теории и практике трудового права (своего рода правовой куматоид). По нашему глубокому убеждению, наработанные десятилетиями институциональные механизмы социального партнерства могут и должны использоваться для разрешения самых разнообразных социальных конфликтов и проблем (и не только в социально-трудовой сфере). Как справедливо отмечают некоторые авторы, социальное партнерство выступает как важнейший демократический институт управления в различных сферах деятельности, способствующих выявлению и учету общественного мнения участников партнерских отношений по наиболее важным проблемам жизни общества <4>. ——————————— <4> Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный). 3-е изд., испр. и доп. / Под ред. В. Л. Гейхмана, Е. Н. Сидоренко. Юрайт-Издат, 2007.

Среди актуальных проблем особо следует выделить экологические. В условиях сложившейся ситуации в России в сфере охраны окружающей среды необходимы конструктивные меры, направленные на сохранность окружающей среды и обеспечение экологической безопасности в целом. Как нам представляется, решение этой проблемы может быть найдено в рамках социального диалога, путем использования институтов социального партнерства. Предвидим возражения оппонентов этой идеи: зачем собственно использовать механизмы социального партнерства для решения экологических проблем? Почему бы не ограничиться императивным регулированием соответствующих отношений в статье закона или иного нормативно-правового акта? Дело в том, что помимо права на благоприятную окружающую среду (которое составляет основу экологической безопасности) Конституция Российской Федерации <5> закрепляет также право на свободу экономической деятельности. На практике, т. е. при установлении конкретного содержания указанных прав, необходим поиск разумного баланса между ними. Так, в практике Конституционного Суда Российской Федерации предметом рассмотрения неоднократно являлись вопросы, связанные с коллизией тех или иных конституционных прав. Например, в Постановлении от 24 января 2002 г. N 3-П <6> Конституционный Суд, рассмотрев на предмет соответствия Конституции Российской Федерации некоторые положения Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (по запросам Зерноградского районного суда Ростовской области и Центрального районного суда города Кемерово), сформулировал следующую правовую позицию. ——————————— <5> См.: Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. С изм. и доп., внесенными Указами Президента РФ от 9 января 1996 г. N 20, от 10 февраля 1996 г. N 173, от 9 июня 2001 г. N 679 и от 25 июля 2003 г. N 841; Федеральными конституционными законами от 25 марта 2004 г. N 1-ФКЗ, от 14 октября 2005 г. N 6-ФКЗ, от 12 июля 2006 г. N 2-ФКЗ, от 30 декабря 2006 г. N 6-ФКЗ и от 21 июля 2007 г. N 5-ФКЗ // Российская газета. 1993. 25 дек.; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 152, N 7. Ст. 676; 2001. N 24. Ст. 2421; 2003. N 30. Ст. 3051; 2004. N 13. Ст. 1110; 2005. N 42. Ст. 4212; 2006. N 29. Ст. 3119; 2007. N 1 (1 ч.). Ст. 1; 2007. N 30. Ст. 3745. <6> См.: Постановление Конституционного Суда РФ N 3-П от 24 января 2002 г. «По делу о проверке конституционности положений части второй статьи 170 и части второй статьи 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 3 статьи 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в связи с запросами Зерноградского районного суда Ростовской области и Центрального районного суда города Кемерово» // СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 745.

Предусматривая определенные гарантии социально-трудовых прав, в том числе направленные против возможного произвольного увольнения работника, законодатель не вправе устанавливать такие ограничения, которые ведут к искажению самого существа свободы экономической (предпринимательской) деятельности. Иное противоречило бы положениям ст. 55 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми защита прав и свобод одних не должна приводить к отрицанию или умалению прав и свобод других, а возможные ограничения посредством федерального закона должны преследовать конституционно значимые цели и быть соразмерными. Таким образом, устанавливая дополнительные гарантии для отдельных категорий работников, законодатель должен обеспечивать баланс соответствующих конституционных прав и свобод, являющийся необходимым условием гармонизации трудовых отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве, что составляет правовую основу справедливого согласования прав и интересов работников и работодателей как сторон в трудовом договоре и как участников социального партнерства. Эта позиция представляет собой одну из интерпретаций Конституционным Судом принципа справедливости и была неоднократно подтверждена по целому ряду иных дел. Точно таким же образом законодатель «связан» требованиями соразмерности и справедливости при ограничении права на свободу экономической деятельности в пользу права на благоприятную окружающую среду. Другими словами, федеральный законодатель может предусмотреть лишь некий минимум требований и запретов в целях обеспечения экологической безопасности человека с тем, чтобы это не влекло искажения или чрезмерного ограничения другого конституционного права — свободы экономической деятельности. Безусловно, федеральный законодатель вправе предусмотреть императивные нормы, обеспечивающие конституционное право на благоприятную окружающую среду. В частности, действующим законодательством устанавливаются нормативы качества окружающей среды, предельно допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов и т. п. Вместе с тем эти и подобные им законодательные установления образуют необходимый минимум экологической безопасности общества и государства. Задачей же социального партнерства традиционно является расширение гарантированных законодательством прав и гарантий на договорной основе. Например, социально-партнерскими соглашениями могут быть предусмотрены более жесткие нормативы предельно допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов. Как нам представляется, на сегодняшний день существуют все необходимые предпосылки развития социально-партнерских отношений в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Так, действующее национальное законодательство предусматривает три субъекта обеспечения экологической безопасности. Это государство, общественные формирования и личность. Такое положение вытекает из содержания ст. 2 Закона РФ «О безопасности» <7>. При этом основным субъектом обеспечения безопасности является государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной властей. ——————————— <7> См.: Закон РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности». С изм. и доп., внесенными Законом РФ от 25 декабря 1992 г. N 4235-1; Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2288; Федеральными законами от 25 июля 2002 г. N 116-ФЗ, от 7 марта 2005 г. N 15-ФЗ, от 25 июля 2006 г. N 128-ФЗ, от 2 марта 2007 г. N 24-ФЗ и от 26 июня 2008 г. N 103-ФЗ // ВВС РФ. 1992. N 15. Ст. 769; 1993. N 2. Ст. 77; СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3033; 2005. N 10. Ст. 763; 2006. N 31 (1 ч.). Ст. 3427; 2007. N 10. Ст. 1151; 2008. N 26. Ст. 3022.

Граждане, общественные и иные организации и объединения являются субъектами безопасности, обладают правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности. Соответственно обеспечение экологической безопасности возможно только при эффективном взаимодействии названных субъектов. В самом Законе «О безопасности» формы такого взаимодействия не очерчены. Отсутствуют они и в другом базовом Законе — «Об охране окружающей среды» <8>. В нем в числе основных принципов охраны окружающей среды закрепляется обязательность участия в деятельности по охране окружающей среды органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц (ст. 3). Однако самого механизма реализации данного принципа Закон не предусматривает. Отдельно лишь перечислены полномочия органов публичной власти (глава II) и граждан и общественных объединений в сфере охраны окружающей среды (глава III). ——————————— <8> См.: Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». С изм. и доп., внесенными Федеральными законами от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ, от 29 декабря 2004 г. N 199-ФЗ, от 9 мая 2005 г. N 45-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. N 199-ФЗ, от 18 декабря 2006 г. N 232-ФЗ, от 5 февраля 2007 г. N 13-ФЗ, от 26 июня 2007 г. N 118-ФЗ, от 24 июня 2008 г. N 93-ФЗ и от 14 июля 2008 г. N 118-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133; 2004. N 35. Ст. 3607, N 27. Ст. 2711; 2005. N 19. Ст. 1752; 2006. N 1. Ст. 10; 2006. N 52 (1 ч.). Ст. 5498; 2007. N 7. Ст. 834; 2007. N 27. Ст. 3213; 2008. N 26. Ст. 3012; 2008. N 29 (ч. 1). Ст. 3418.

Если анализировать подзаконные акты, то в преамбуле Указа Президента РФ от 4 февраля 1994 г. N 236 <9> говорится, что Основные положения государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития являются основой для конструктивного взаимодействия органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, органов местного самоуправления, предпринимателей и общественных объединений по обеспечению комплексного решения проблем сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей среды. ——————————— <9> См.: Указ Президента РФ от 4 февраля 1994 г. N 236 «О государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития» // САПП. 1994. N 6. Ст. 436.

Основным недостатком названного Указа является то, что он лишь называет основные направления государственной стратегии. Всего их четыре: обеспечение экологически безопасного устойчивого развития в условиях рыночных отношений; охрана среды обитания человека; оздоровление (восстановление) нарушенных экосистем в экологически неблагополучных регионах России; участие в решении глобальных экологических проблем. Однако способ реализации этих направлений, модель взаимодействия в нем не закрепляется. Вместе с тем, на наш взгляд, именно законодательное закрепление механизма взаимодействия органов публичной власти, общественных экологических объединений и граждан заложило бы основу социального партнерства (в широком понимании этого термина) по обеспечению экологической безопасности. Существующая в Российской Федерации практика взаимодействия по различным вопросам только на уровне органов публичной власти не отвечает требованиям современности и не способствует комплексному разрешению экологических проблем <10>. ——————————— <10> См., напр.: Приказ ФПС РФ N 319, МВД РФ N 827, МИДа РФ N 30613/гс, МНС РФ N БГ-3-11/325, МПР РФ N 172, Минфина РФ N 97н, Минэкономики РФ N 1, Госкомрыболовства РФ N 223, ГТК РФ N 785, ФСБ РФ N 465, ФСНП РФ N 278, ЦБ РФ N ОД-212 от 14 ноября 2000 г. «Об утверждении Положения о взаимодействии и координации деятельности федеральных органов исполнительной власти в сфере охраны водных биологических ресурсов и контроля за внешнеторговыми операциями с продукцией рыбного промысла» // Документ официально опубликован не был; Приказ Росприроднадзора от 2 сентября 2004 г. N 9 «О разрешительной деятельности в Федеральной службе по надзору в сфере природопользования» // Документ официально опубликован не был; письмо Роснедвижимости от 20 июля 2005 г. N ММ/0644 «О взаимодействии органов государственного земельного контроля с органами муниципального земельного контроля» // Документ официально опубликован не был; Приказ Росприроднадзора от 29 июня 2007 г. N 191 «Об утверждении Регламента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования» (зарегистрирован в Минюсте РФ 12 июля 2007 г. N 9824) // БНА ФОИВ. 2007. N 35; Приказ МПР РФ от 9 августа 2007 г. N 205 «Об утверждении Регламента Министерства природных ресурсов Российской Федерации» (зарегистрирован в Минюсте РФ 17 сентября 2007 г. N 10144) // БНА ФОИВ. 2007. N 48.

Вопросы взаимодействия публичных органов власти и общественных структур обсуждаются и среди ученых, и среди представителей экологических объединений и правозащитных структур. Так, например, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в своем специальном докладе, посвященном нарушению прав человека в сфере экологии, отмечает, что активизация деятельности экологических общественных объединений в реализации экологических прав граждан не требует каких-то специальных властных решений и постановлений, а может быть осуществлена за счет социальной активности граждан, развития демократической культуры в рамках существующего законодательства <11>. ——————————— <11> См.: Экология и нарушения прав человека: Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в РФ. М., 2002. С. 63.

Далее, в этом докладе называются следующие конкретные направления в этой сфере: — общественный контроль за деятельностью властных структур, в том числе на выборах и референдумах, контроль за бюджетом; — участие в решении вопросов, связанных с влиянием на окружающую среду, как опосредованно, так и непосредственно; — повышение уровня эколого-правового сознания; — налаживание партнерских отношений с государственными структурами в области решения экологических проблем; — организация общественных инспекций по охране природы; лоббирование экологических проблем в органах представительной власти. Однако основным недостатком здесь, на наш взгляд, является неопределенность конкретных практических методов реализации этих направлений, так как действующее законодательство содержит названные направления, но без указания конкретных средств и способов внедрения их в жизнь. И в этом смысле они декларативны. Налаживание взаимодействия с общественными экологическими объединениями в деле решения вопросов охраны окружающей среды — это задача властных структур, так как действующим законодательством на них возлагается ответственность по принятию экологически значимых решений. Об этом говорится в ст. 3 Федерального закона «Об охране окружающей среды», где в числе основных принципов охраны окружающей среды установлена ответственность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях. Эта же статья содержит норму об обязательности участия в деятельности по охране окружающей среды органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц. Несмотря на то что экологические организации не получают соответствующую поддержку со стороны государства, его органов и должностных лиц, их потенциальные возможности в решении экологических проблем весьма значительны. Многочисленны факты конструктивного участия общественных объединений в решении задач по обеспечению экологической безопасности. Среди них можно назвать: — привлечение представителей различных организаций Комитетом по экологии Государственной Думы РФ к участию в обсуждении и парламентских слушаниях по различным федеральным программам, по проектам важнейших эколого-значимых законов; — активное вмешательство экологических организаций в процесс принятия экологически значимых решений, в законодательную деятельность выборных представительных органов субъектов Федерации или органов местного самоуправления при принятии ими конкретных хозяйственных решений в целях защиты экологических прав граждан. В зарубежных странах уже признаны формы заключения межсекторальных соглашений различных заинтересованных сторон по вопросам охраны окружающей среды, отдельных ее элементов и природных ресурсов. В частности, во Франции действуют многосторонние комиссии по управлению речными бассейнами в составе представителей органов государственной власти и местного самоуправления, предприятий и общественных объединений <12>. ——————————— <12> См.: Анализ экологического движения в России // Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов России». 2000. N 9. С. 140.

Вместе с тем уровень взаимодействия общественных организаций и Министерства природы РФ на сегодняшний день оставляет желать лучшего. По мнению представителей общественных организаций, ни один вопрос в рамках такого «взаимодействия» не получает ответа <13>. ——————————— <13> См. подр.: На встрече по вопросам сотрудничества экологической общественности с Министерством природных ресурсов России // Зеленый мир. 2002. N 9-10. С. 4.

Мы согласны с мнением О. В. Власовой о том, что отсутствует механизм сотрудничества государства и общественных объединений, хотя такое «взаимодействие способствовало бы… взаимопониманию и плодотворному сотрудничеству власти и общества» <14>. ——————————— <14> Власова О. В. Роль общественных объединений в формировании гражданского общества в России (теоретико-правовое исследование): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 23.

По мнению самих правозащитников, более тесное взаимодействие экологических и правозащитных организаций, а также создание объединенных эколого-правозащитных организаций будет способствовать решению эколого-правозащитных проблем и строительству гражданского общества в России <15>. ——————————— <15> Данное решение было сформулировано 7 — 9 октября 1999 г. на совещании правозащитных и экологических организаций, организованном Национальным демократическим институтом и Центром экологической политики России. В работе совещания приняли участие Социально-экологический союз, Московская Хельсинкская группа, Гражданский контроль, Союз «За химическую безопасность», Ассоциация экологических журналистов Санкт-Петербурга и другие правозащитные и «зеленые» организации, которые обсудили широкий круг вопросов по проблеме экологии и прав человека. См. подр.: Хроника Московской Хельсинкской группы // Ежемесячный информационный бюллетень. 1999. N 12(54).

Еще в апреле 2002 г. в г. Москве был проведен Круглый стол общественных экологических организаций, где был рассмотрен проект «Соглашения о взаимодействии и информации общественных экологических организаций». Суть этого Соглашения заключается в обеспечении взаимного информирования экологических НПО об инициативах органов государственной власти и управления; планах и результатах открытых общественных мероприятий, проводимых с участием представляемой организации. Однако со стороны государственных структур не учитываются опыты взаимодействия экологических НПО с органами исполнительной власти. Поэтому со стороны Правительства РФ целесообразно принять специальное постановление, решающее вопросы взаимодействия экологических НПО с органами исполнительной власти на долгосрочной основе <16>. ——————————— <16> См.: В недавнем заседании Круглого стола общественных экологических организаций России // Зеленый мир. 2002. N 9-10. С. 5.

В качестве основных направлений такого взаимодействия, на наш взгляд, следует выделить следующие: — подготовка с участием общественности предложений по совершенствованию законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования; — разъяснение общественным объединениям и гражданам целей и методов проведения государственной политики в природопользовании и охране окружающей среды; — организация общественной и информационной поддержки созидательных институтов гражданского общества и гражданских инициатив в субъектах Российской Федерации. В современных условиях решение экономических и экологических проблем требует конструктивных партнерских отношений между государством и институтами гражданского общества. Как справедливо отмечает В. И. Гавриленко, эффективность власти в демократическом государстве зависит от качества ее взаимодействия с гражданским обществом <17>. ——————————— <17> См.: Гавриленко В. И. Гражданское общество и правовое государство: проблема обеспечения синхронного развития // Конституционное развитие России: Межвузовский сборник научных статей. Изд-во «ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. Вып. 7. С. 36.

Следовательно, смысл взаимодействия состоит в согласовании усилий органов публичной власти с экологическими объединениями с целью совместного решения вопросов охраны окружающей среды. Такую взаимосвязь нельзя оценивать однозначно. Она может проходить в различных формах: совместное правотворчество, информирование, консультирование и т. д. В этом смысле следует согласиться с мнением В. А. Ямпольской о необходимости системного подхода к проблеме взаимосвязи общественных организаций с органами государственной власти <18>. Основной проблемой здесь является нехватка институциональных механизмов такого взаимодействия, имеющих прочные нормативные и организационные основы. И вот для решения этой проблемы трудно переоценить наработанный в рамках социально-трудовой сферы опыт социального партнерства. ——————————— <18> См.: Общественные организации в СССР. М., 1972.

Действительно, во-первых, социальное партнерство в регулировании социально-трудовых отношений является самостоятельным и достаточно устоявшимся правовым институтом. Существует четкая нормативная регламентация процедуры заключения социально-партнерских соглашений. При этом действующее законодательство содержит нормы, направленные на устранение попыток уклонения или необоснованного отказа от заключения таких соглашений. В частности, на это направлен целый ряд статей в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) <19>. ——————————— <19> См.: ст. 5.28, 5.29, 5.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ. С изм. и доп., внесенными Федеральными законами от 25 апреля 2002 г. N 41-ФЗ, от 25 июля 2002 г. N 112-ФЗ, от 30 октября 2002 г. N 130-ФЗ, от 31 октября 2002 г. N 133-ФЗ, от 31 декабря 2002 г. N 187-ФЗ, от 30 июня 2003 г. N 86-ФЗ, от 4 июля 2003 г. N 94-ФЗ, от 4 июля 2003 г. N 103-ФЗ, от 11 ноября 2003 г. N 138-ФЗ, от 11 ноября 2003 г. N 144-ФЗ, от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ, от 8 декабря 2003 г. N 169-ФЗ, от 23 декабря 2003 г. N 185-ФЗ, от 9 мая 2004 г. N 37-ФЗ, от 26 июля 2004 г. N 77-ФЗ, от 28 июля 2004 г. N 93-ФЗ, от 20 августа 2004 г. N 114-ФЗ, от 20 августа 2004 г. N 118-ФЗ, от 25 октября 2004 г. N 126-ФЗ, от 28 декабря 2004 г. N 183-ФЗ, от 28 декабря 2004 г. N 187-ФЗ, от 30 декабря 2004 г. N 211-ФЗ, от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ, от 30 декабря 2004 г. N 219-ФЗ, от 7 марта 2005 г. N 14-ФЗ, от 7 марта 2005 г. N 15-ФЗ, от 21 марта 2005 г. N 19-ФЗ, от 21 марта 2005 г. N 21-ФЗ, от 22 апреля 2005 г. N 38-ФЗ, от 9 мая 2005 г. N 45-ФЗ, от 18 июня 2005 г. N 66-ФЗ, от 2 июля 2005 г. N 80-ФЗ, от 2 июля 2005 г. N 82-ФЗ, от 21 июля 2005 г. N 93-ФЗ, от 21 июля 2005 г. N 113-ФЗ, от 22 июля 2005 г. N 120-ФЗ, от 27 сентября 2005 г. N 124-ФЗ, от 5 декабря 2005 г. N 156-ФЗ, от 19 декабря 2005 г. N 161-ФЗ, от 26 декабря 2005 г. N 183-ФЗ, от 27 декабря 2005 г. N 193-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. N 199-ФЗ, от 5 января 2006 г. N 10-ФЗ, от 2 февраля 2006 г. N 19-ФЗ, от 3 марта 2006 г. N 30-ФЗ, от 16 марта 2006 г. N 41-ФЗ, от 15 апреля 2006 г. N 47-ФЗ, от 29 апреля 2006 г. N 57-ФЗ, от 8 мая 2006 г. N 65-ФЗ, от 3 июня 2006 г. N 73-ФЗ, от 3 июня 2006 г. N 78-ФЗ, от 3 июля 2006 г. N 97-ФЗ, от 18 июля 2006 г. N 111-ФЗ, от 18 июля 2006 г. N 121-ФЗ, от 26 июля 2006 г. N 133-ФЗ, от 26 июля 2006 г. N 134-ФЗ, от 27 июля 2006 г. N 139-ФЗ, от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ, от 16 октября 2006 г. N 160-ФЗ, от 3 ноября 2006 г. N 181-ФЗ, от 3 ноября 2006 г. N 182-ФЗ, от 5 ноября 2006 г. N 189-ФЗ, от 4 декабря 2006 г. N 201-ФЗ, от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ, от 18 декабря 2006 г. N 232-ФЗ, от 29 декабря 2006 г. N 258-ФЗ, от 29 декабря 2006 г. N 262-ФЗ, от 30 декабря 2006 г. N 266-ФЗ, от 30 декабря 2006 г. N 270-ФЗ, от 9 февраля 2007 г. N 19-ФЗ, от 29 марта 2007 г. N 39-ФЗ, от 9 апреля 2007 г. N 44-ФЗ, от 9 апреля 2007 г. N 45-ФЗ, от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ, от 7 мая 2007 г. N 66-ФЗ, от 10 мая 2007 г. N 70-ФЗ, от 22 июня 2007 г. N 116-ФЗ, от 19 июля 2007 г. N 141-ФЗ, от 24 июля 2007 г. N 204-ФЗ, от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ, от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ, от 24 июля 2007 г. N 218-ФЗ, от 2 октября 2007 г. N 225-ФЗ, от 18 октября 2007 г. N 230-ФЗ, от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ, от 27 ноября 2007 г. N 273-ФЗ, от 1 декабря 2007 г. N 304-ФЗ, от 6 декабря 2007 г. N 333-ФЗ, от 3 марта 2008 г. N 21-ФЗ, от 29 апреля 2008 г. N 58-ФЗ, от 13 мая 2008 г. N 66-ФЗ, от 16 мая 2008 г. N 74-ФЗ, от 14 июля 2008 г. N 118-ФЗ, от 22 июля 2008 г. N 126-ФЗ, от 22 июля 2008 г. N 145-ФЗ, от 22 июля 2008 г. N 148-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1; 2002. N 18. Ст. 1721; 2002. N 30. Ст. 3029; 2002. N 44. Ст. 4295; 2002. N 44. Ст. 4298; 2003. N 1. Ст. 2; 2003. N 27. Ст. 2700 (ч. 1); 2003. N 27 (ч. 2). Ст. 2708; 2003. N 27 (ч. 2). Ст. 2717; 2003. N 46 (ч. 1). Ст. 4434; 2003. N 46 (ч. 1). Ст. 4440; 2003. N 50. Ст. 4847; 2003. N 50. Ст. 4855; 2003. N 52 (ч. 1). Ст. 5037; 2004. N 19 (ч. 1). Ст. 1838; 2004. N 30. Ст. 3095; 2004. N 31. Ст. 3229; 2004. N 34. Ст. 3529; 2004. N 34. Ст. 3533; 2004. N 44. Ст. 4266; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 9; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 13; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 37; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 45; 2005. N 10. Ст. 762; 2005. N 10. Ст. 76; 2005. N 13. Ст. 1077; 2005. N 13. Ст. 1079; 2005. N 17. Ст. 1484; 2005. N 19. Ст. 1752; 2005. N 25. Ст. 2431; 2005. N 27. Ст. 2719; 2005. N 27. Ст. 2721; 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3104; 2005. N 30 (ч. 2). Ст. 3131; 2005. N 30 (ч. 2). Ст. 3124; 2005. N 40. Ст. 3986; 2005. N 50. Ст. 5247; 2005. N 52 (ч. 1). Ст. 5574; 2005. N 52 (ч. 1). Ст. 5596; 2008. N 30 (ч. 1). Ст. 3582; 2008. N 30 (ч. 1). Ст. 3601; 2008. N 30 (ч. 1). Ст. 3604.

Во-вторых, заключенные таким образом соглашения имеют обязательный характер для сторон. В частности, предусматривается осуществление контроля за их выполнением, и за неисполнение достигнутого соглашения соответствующие юридические и должностные лица несут ответственность в предусмотренном законом порядке (ст. 5.31 КоАП РФ). Наконец (но далеко не в последнюю очередь), существует адекватная организационно-правовая основа таких соглашений. Мы имеем в виду созданные на всех уровнях комиссии по регулированию вопросов социального партнерства. Например, на федеральном уровне успешно действует Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений и заключается Генеральное соглашение между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации. На уровне субъекта Российской Федерации созданы и действуют республиканские, краевые, областные и иные трехсторонние комиссии. Во многих муниципальных образованиях функционируют территориальные комиссии. Аналогичные комиссии могут быть созданы и для решения экологических проблем. И это соответствовало бы законодательно установленному принципу об обязательности участия в деятельности по охране окружающей среды органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц. Разумеется, в рамках данной работы мы не претендуем на всеобщий охват заявленной проблематики. Мы хотели бы лишь указать на возможность и необходимость использования механизмов социального партнерства для решения экологических проблем. Если же признать такую возможность, то встает задача разработки и адаптации указанных механизмов с целью обеспечения права на благоприятную окружающую среду. Данная задача включает в себя разработку содержания социально-партнерских отношений в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, порядка формирования и работы комиссий по социальному партнерству, процедуры заключения социально-партнерских соглашений и т. п. Как нам представляется, решение заявленных задач может стать основой для разработки отдельного направления научного исследования экологических проблем.

——————————————————————

«Обзор практики рассмотрения судами споров по ГК РФ за период с 01.01.2008 по 01.07.2008» («Центр методологии бухгалтерского учета и налогообложения») (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008)

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ СПОРОВ ПО ГК РФ ЗА ПЕРИОД С 01.01.2008 ПО 01.07.2008

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 26 декабря 2008 года

При подготовке Обзора отобрано и прокомментировано 117 судебных актов. Рассматривались только вступившие в силу решения.

Основные начала гражданского законодательства (статья 1 ГК РФ)

Ситуация N 1. Суд признал недействующими ряд положений закона субъекта РФ о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, устанавливающих ограничения в отношении свободного перемещения водных биоресурсов в РФ и об обязательном порядке заключения хозяйствующими субъектами договоров с рыбоперерабатывающими организациями, зарегистрированными в субъекте РФ, основываясь на том, что данные нормы устанавливают не предусмотренное федеральным законом ограничение свободного перемещения товаров на территории РФ, что противоречит пункту 3 статьи 1 ГК РФ (Определение ВС РФ от 16.01.2008 N 60-Г07-10).

Суть дела. Представительным органом субъекта РФ принят закон о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов в субъекте РФ, на основании которого пользователи водных биологических ресурсов, осуществляющие прибрежное рыболовство и рыболовство в научно-исследовательских и контрольных целях, не имеющие средств переработки либо не имеющие достаточных средств для переработки водных биологических ресурсов, на основании заключенных договоров передают водные биологические ресурсы на переработку рыбоперерабатывающим организациям, зарегистрированным в субъекте РФ, имеющим объекты береговой переработки и (или) перерабатывающий флот, перерабатывающие сдаваемые им водные биологические ресурсы, и (или) предоставляют для этих целей соответствующие мощности, и (или) осуществляют доставку улова свежих или охлажденных водных биологических ресурсов на территорию субъекта РФ с целью ее последующей реализации на внутреннем рынке. Прокурор обратился в суд с заявлением о признании данных положений закона субъекта РФ недействующими, ссылаясь на их противоречие федеральному законодательству. Позиция суда. В соответствии с пунктами 3 и 4 части 1 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон N 135-ФЗ) федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов РФ запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности, запрещаются установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в РФ, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров; дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о заключении в приоритетном порядке договоров. Согласно статье 4 Закона N 135-ФЗ товаром является объект гражданских прав (в том числе работа, услуга, включая финансовую услугу), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот. Исходя из этого, выловленные водные биологические ресурсы являются объектом гражданских прав, являющихся товаром. В соответствии с пунктом «о» статьи 71 Конституции РФ правовое регулирование гражданских правоотношений находится в ведении Российской Федерации. Согласно положениям статей 5 и 9 Федерального закона N 166-ФЗ от 20.12.2004 «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (далее — Закон N 166-ФЗ) в редакции, действовавшей на момент разрешения настоящего спора, договорные обязательства в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов регулируются гражданским законодательством, и оборот водных биоресурсов осуществляется в той мере, в какой он допускается Законом N 166-ФЗ. Согласуется она и с положениями Закона N 166-ФЗ, вступившими в силу с 1 января 2008 года. В соответствии с частью 3 статьи 10 Закона N 166-ФЗ юридические лица и граждане, которые осуществляют рыболовство в порядке, предусмотренном Законом N 166-ФЗ, приобретают право собственности на добытые (выловленные) водные биоресурсы в соответствии с гражданским законодательством. Согласно нормам части 3.5 статьи 19 и статьи 20 Закона N 166-ФЗ реализация водных биоресурсов и продуктов их переработки осуществляется на товарных биржах в порядке, установленном Правительством РФ. Основываясь на том, что оспариваемой нормой закона субъекта РФ введены ограничения в отношении свободного перемещения водных биоресурсов в Российской Федерации, а также даны указания хозяйствующим субъектам о заключении в обязательном порядке договоров с рыбоперерабатывающими организациями, зарегистрированными в субъекте РФ, следует сделать вывод о ее противоречии пунктам 3 и 4 части 1 статьи 15 Закона N 135-ФЗ. В соответствии с пунктом «о» статьи 71 Конституции РФ регулирование правовых отношений в области гражданского права находится в ведении Российской Федерации; на основании пункта 3 статьи 1 ГК РФ следует заключить, что ограничения свободного перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Исходя из данных выводов, возложение на пользователей водных биологических ресурсов, осуществляющих прибрежное рыболовство и рыболовство в научно-исследовательских и контрольных целях, не имеющих средств переработки либо не имеющих достаточных средств для переработки водных биологических ресурсов, обязанности передавать на переработку водные биологические ресурсы рыбоперерабатывающим организациям, зарегистрированным в субъекте РФ, имеющим объекты береговой переработки и (или) перерабатывающий флот, перерабатывающие сдаваемые им водные биологические ресурсы, и (или) осуществляющим доставку улова свежих или охлажденных водных биологических ресурсов на территорию субъекта РФ с целью ее последующей реализации на внутреннем рынке, не соответствует основным началам гражданского законодательства, закрепленным в статье 1 ГК, и противоречит нормам, закрепленным в пунктах 3 и 4 части 1 статьи 15 Закона N 135-ФЗ, в статьях 5, 9, части 3 статьи 10, части 3.5 статьи 19, статье 20 Закона N 166-ФЗ. С учетом вышеизложенного оспариваемые нормы являются недействительными.

Комментарий к Определению ВС РФ от 16.01.2008 N 60-Г07-10.

Пунктом 3 статьи 1 ГК РФ гарантируется право беспрепятственного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на территории РФ, что в том числе включает право граждан и юридических лиц на свободный выбор контрагентов в любой точке РФ. Данное положение обусловлено тем, что наряду с определенной самостоятельностью субъектов РФ федеративное государство должно обеспечивать единство экономического пространства (единство рынка), кроме того, создание отдельных региональных рынков, изолированных от федерального, чревато экономическими потерями всех его участников. В связи с этим законодатель установил экономическое пространство РФ в рамках единого рынка товаров, услуг и финансовых средств. В случае если региональный законодатель ограничивает права экономических субъектов, обязывая их поставлять продукцию исключительно определенным им потребителям, указанные действия нарушают права производителя на поставку своей продукции любому потребителю на всей территории РФ и право на предусмотренную статьей 421 ГК РФ свободу заключения договора. В Определении ВС РФ от 29.07.2003 N 33-Г03-10 суд также обнаружил, что региональный законодатель ограничивает право одних хозяйствующих субъектов на свободный выход на рынок регионального государственного заказа, благоприятствуя другим. Таким образом, свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств включает в себя также право на участие в экономических отношениях.

Применение гражданского законодательства по аналогии (статья 6 ГК РФ)

Ситуация N 2. Суд отказал в удовлетворении иска о признании права собственности на самовольно реконструированное строение, применив к данным правоотношениям в соответствии со статьей 6 ГК РФ по аналогии статью 222 ГК РФ о самовольной постройке (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.04.2008 N А31-3004/2007-21).

Суть дела. Собственник нежилого строения (организация — правопреемник истца) без получения необходимых разрешений осуществил реконструкцию объекта. Организацией дополнительно возведены основные пристройки и вспомогательная пристройка под литерой, увеличивающие общую площадь строения. Земельный участок под данным строением выделен муниципалитетом собственнику здания для эксплуатации производственной базы по договору аренды. Организация обратилась в суд с иском о признании права собственности на самовольно реконструированное строение. Позиция суда. Исходя из пункта 2 статьи 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. В соответствии с пунктом 1 статьи 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. В соответствии с пунктом 3 статьи 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Буквальное прочтение названного пункта дает основания полагать, что закон лишает возможности приобрести права на самовольную постройку лицам, пользующимся земельным участком на праве аренды, то есть не имеющим вещных прав на него. По смыслу приведенных норм, для признания постройки самовольной необходимы следующие условия: отсутствие отвода земельного участка под строительство либо создание объекта без получения необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Наличие хотя бы одного из предусмотренных в статье 222 ГК РФ обстоятельств влечет за собой неблагоприятные последствия для застройщика. В соответствии с пунктом 14 статьи 1 Градостроительного кодекса РФ под реконструкцией понимается изменение параметров объектов капитального строительства, их частей (высоты, количества этажей, площади, показателей производственной мощности, объема) и качества инженерно-технического обеспечения. Согласно пункту 2 статьи 51 Градостроительного кодекса РФ строительство и реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство, за исключением случаев, предусмотренных законом. Гражданское законодательство не содержит норм, регулирующих последствия проведения самовольной реконструкции, поэтому в силу пункта 1 статьи 6 ГК РФ применяется аналогия закона: сходные отношения урегулированы статьей 222 ГК РФ. В данном случае спорный объект следует квалифицировать как самовольную постройку: в процессе осуществления реконструкции здания в виде пристроенных объектов организация самоуправно изменила конструктивные характеристики объекта недвижимого имущества, не получив специального разрешения на проведение строительных работ; документов, подтверждающих предоставление истцу земельного участка для реконструкции объекта, в материалах дела не имеется; статус землепользования не позволяет признать за арендатором права собственности на самовольную постройку. При таких обстоятельствах в удовлетворении иска о признании права собственности на нежилое строение было отказано.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 21.04.2008 N А31-3004/2007-21.

Для применения статьи 6 ГК РФ требуется соблюдение двух необходимых условий. Во-первых, отношения, о которых идет речь в статье, должны находиться в границах правового поля, регулируемого гражданским законодательством. Во-вторых, данные отношения не должны быть урегулированы конкретными правовыми нормами, содержащимися в законах, иных нормативных актах или обычаях делового оборота. Иными словами, в части рассматриваемых отношений имеется пробел в источниках гражданского права. Под аналогией закона понимается применение к соответствующему отношению закона, регулирующего сходные отношения. Применяться должен только закон, а не какой-либо иной нормативный акт. Суды в своей практике сталкиваются с ситуациями, когда отсутствует норма права, регулирующая конкретные правоотношения, тогда применению в соответствии со статьей 6 подлежит норма, регулирующая схожие правоотношения. ФАС Центрального округа в Постановлении от 06.06.2008 N А64-4909/07-9 отметил, что Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон N 122-ФЗ) не урегулирован порядок регистрации прав на недвижимое имущество общего пользования в объекте недвижимости нежилого назначения, в связи с чем на основании пункта 1 статьи 6 ГК РФ подлежит применению часть 2 статьи 23 Закона N 122-ФЗ, согласно которой государственная регистрация возникновения, перехода, ограничения (обременения) или прекращения права на жилое или нежилое помещение в многоквартирных домах одновременно является государственной регистрацией неразрывно связанного с ним права общей долевой собственности на общее имущество.

Гражданское законодательство и нормы международного права (статья 7 ГК РФ)

Ситуация N 3. Суд частично удовлетворил иск о взыскании неустойки за недопоставку товара на основании применяемой в соответствии со статьей 7 ГК РФ Конвенции ООН от 11.04.1980 «О договорах международной купли-продажи» (Постановление ФАС Уральского округа от 19.02.2008 N Ф09-411/08-С5).

Суть дела. Иностранная фирма по контракту приняла на себя обязательство поставлять российской организации ежемесячно равными партиями в течение двух лет продукцию в установленном количестве на ориентировочную сумму. Организация произвела предоплату товара. Указанные денежные средства приняты в счет оплаты первой партии товара. После поставки первой партии товара окончательный расчет сторонами произведен не был. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда с организации в пользу иностранной фирмы взыскана сумма долга по договору. Ссылаясь на то, что иностранная фирма недопоставила товар, организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании неустойки за недопоставку товара. Позиция суда. С учетом статьи 15 Конституции РФ, статьи 7 ГК РФ к отношениям сторон, возникшим из указанного договора, подлежат применению нормы Конвенции ООН от 11.04.1980 «О договорах международной купли-продажи» (далее — Конвенция). Согласно пункту 3 статьи 8 Конвенции при определении намерения стороны или понимания, которое имело бы разумное лицо, необходимо учитывать все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон. В статье 33 Конвенции предусмотрено, что продавец должен поставить товар: если договор устанавливает или позволяет определить дату поставки, — в эту дату; если договор устанавливает или позволяет определить период времени для поставки, — в любой момент в пределах этого периода, поскольку из обстоятельств не следует, что дата поставки назначается покупателем; или в любом другом случае — в разумный срок после заключения договора. В соответствии с договором датой поставки партии товара считается дата прибытия товара на железнодорожную станцию. Конвенция не содержит предписаний относительно неустойки, однако, если продавец не исполняет какого-либо из своих обязательств по договору, пункт 2 статьи 45 Конвенции допускает осуществление покупателем права на другие средства защиты, помимо возмещения убытков. В соответствии с договором при рассмотрении споров, разногласий и требований, возникших из контракта или в связи с ним, применяются нормы материального и процессуального права РФ. Таким образом, стороны на основании статьи 330 ГК РФ вправе согласовывать в договоре уплату неустойки за нарушение договорных обязательств. Согласно договору в случае просрочки передачи имущества продавец выплачивает покупателю пеню в размере 0,1% в день, исчисляемую от стоимости недопоставленного или непоставленного имущества. Оценив в предусмотренном статьей 431 ГК РФ порядке условия договора и приняв во внимание дату принятия истцом продукции, а также обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, необходимо сделать вывод о правильности расчета договорной неустойки. Поскольку начисленная неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, размер подлежащей взысканию неустойки подлежит снижению в соответствии со статьей 333 ГК РФ. Согласно статье 71 Конвенции сторона может приостановить исполнение своих обязательств, если после заключения договора становится видно, что другая сторона не исполнит значительной части своих обязательств в результате ее поведения по подготовке исполнения или по осуществлению исполнения договора. Из материалов дела усматривается, что истцом допущено нарушение договорных обязательств в части предусмотренных договором сроков оплаты товара. В связи с указанным обстоятельством иск удовлетворен в части.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 19.02.2008 N Ф09-411/08-С5.

В соответствии со статьей 7 ГК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права, равным образом как и международные договоры РФ, являются составной частью правовой системы РФ. При этом они, разумеется, не утрачивают свой международно-правовой статус, продолжая оставаться в рамках общего международного права. Суды при разрешении споров с участием иностранных компаний применяют нормы международного права. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 11.01.2007 N А33-26221/04-С6-Ф02-7097/06-С1, А33-26221/04-С6-Ф02-7098/06-С1 в соответствии со статьей 7 ГК РФ применил Конвенцию по охране промышленной собственности от 20.03.1883. ФАС Центрального округа в Постановлении от 03.03.2003 N А14-8780-02/218/9 применил Соглашение о международном грузовом железнодорожном сообщении от 01.11.1951. ФАС Уральского округа в Постановлении от 24.12.2007 N Ф09-10599/07-С5 в соответствии со статьей 15 Конституции РФ и статьей 7 ГК РФ применил Конвенцию о международной дорожной перевозке грузов от 19.05.1956. Таким образом, при урегулировании споров между субъектами, один из которых зарегистрирован в иностранном государстве, подлежат применению международные правовые нормы.

Возмещение убытков (статья 15 ГК РФ)

Ситуация N 4. Суд удовлетворил иск о возмещении убытков, поскольку в соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, чье право нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, а в рассматриваемом споре убытки истца были вызваны продажей ему ответчиком товара ненадлежащего качества (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.05.2008 N А43-2609/2007-7-37).

Суть дела. Индивидуальный предприниматель на основании договора финансовой аренды (лизинга) получил во временное владение и пользование (с правом последующего приобретения в собственность) автомобиль. Продавцом по данному договору является организация. В договоре было предусмотрено, что гарантия на автомобиль действует в течение 12 месяцев с даты поставки или до прохождения транспортным средством 50000 километров, в зависимости от того, что наступит ранее. В процессе эксплуатации автомобиля в моторном отсеке произошло возгорание, в результате транспортное средство и находящийся в нем груз сгорели. В заключении эксперта центра судебной экспертизы указано, что причиной возгорания автомобиля, вероятнее всего, явилась неисправность (повреждение) топливной системы с последующим вытеканием топлива на пожароопасные узлы (электрооборудование, систему отработавших газов). В связи с произошедшей аварией индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском о взыскании убытков. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 670 ГК РФ арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. В силу пунктов 1 и 2 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения неправомерными действиями ответчика своих прав, наличие причинной связи между допущенными нарушениями и возникшими убытками, а также размер убытков. Норма пункта 1 статьи 1064 ГК РФ гласит, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Установлено, что причиной возгорания автомобиля и последующего повреждения груза явилась неисправность топливной системы. Сгоревшее транспортное средство находилось у истца в аренде на основании договора и состояло на гарантийном обслуживании, поэтому ответственность за ненадлежащее его техническое состояние ложится на ответчика. При данных обстоятельствах иск о взыскании убытков подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 21.05.2008 N А43-2609/2007-7-37.

КС РФ в Определении от 20.02.2002 N 22-О указал, что предусмотренное статьей 15 ГК РФ право требовать возмещения убытков является способом защиты гражданских прав. При этом право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами закреплено в части 2 статьи 45 Конституции РФ. Суды в своей практике сталкиваются со спорами по поводу возмещения убытков. Так, ФАС Центрального округа в Постановлении от 24.04.2008 N Ф10-1862/08 указал, что суд должен дать надлежащую правовую оценку всем имеющимся в деле доказательствам и доводам сторон в совокупности, установить степень вины обеих сторон. ФАС Уральского округа в Постановлении от 11.06.2008 N Ф09-3851/08-С4 обратил внимание на то, что из смысла пункта 1 статьи 15 ГК РФ следует, что основанием для обращения с иском о взыскании убытков может служить нарушение любого законного права, принадлежащего тому или иному лицу. При этом законодатель не констатирует наличие такого права лишь у собственника имущества, следовательно, достаточным основанием для обращения в суд является владение имуществом на основе любого вещного права.

Правоспособность юридического лица (статья 49 ГК РФ)

Ситуация N 5. Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства существования ответчика как юридического лица до даты его государственной регистрации, суд, основываясь на положениях пункта 3 статьи 49 ГК РФ, отказал в удовлетворении иска о взыскании с него неосновательного обогащения за тот период времени, когда он не существовал (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.02.2008 N Ф08-8306/07).

Суть дела. Территориальным отделом Государственного земельного контроля Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по субъекту РФ был составлен протокол об административном правонарушении, в котором установлено использование юридическим лицом земельного участка для производства шлакоблока и тротуарной плитки без оформления правоустанавливающих и правоудостоверяющих документов на землю. Организация признана виновной в совершении административного правонарушения, выразившегося в использовании земельного участка без правоустанавливающих и правоудостоверяющих документов, и в соответствии со статьей 7.1 КоАП РФ привлечена к административной ответственности в виде штрафа. В связи с этим управление муниципальной собственности администрации муниципального образования обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с организации неосновательного обогащения. Ответчик указал, что неправомерно взыскание неосновательного обогащения с 01.01.2004, поскольку он как юридическое лицо зарегистрирован только 17.06.2005. Позиция суда. В силу статьи 65 ЗК РФ использование земли в РФ является платным. В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. Согласно пункту 2 статьи 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. Из материалов дела следует, что организация не являлась собственником спорного земельного участка, пользовалась им без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, не оплачивает фактическое пользование, суд сделал вывод о том, что ответчик обязан возместить полученное в результате незаконного пользования неосновательное обогащение. Довод ответчика о том, что истец не представил доказательств отнесения земельного участка к муниципальной собственности, подлежит отклонению в силу того, что согласно абзацам 2 и 3 пункта 10 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов. В соответствии с пунктом 3 статьи 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц. По материалам дела сведения об ответчике были внесены в ЕГРЮЛ 17.06.2005. В связи с этим отсутствуют основания для взыскания неосновательного обогащения за период до внесения сведений о лице в ЕГРЮЛ, в оставшейся части требования истца были удовлетворены.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 19.02.2008 N Ф08-8306/07.

В судебной практике встречаются споры по вопросу о правоспособности юридических лиц. В соответствии с пунктом 1 статьи 49 ГК РФ юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Эти права и обязанности составляют содержание правоспособности юридического лица. В силу пункта 3 статьи 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из ЕГРЮЛ. В соответствии с пунктом 1 статьи 51 ГК РФ юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом Законом о государственной регистрации юридических лиц. Данные государственной регистрации включаются в ЕГРЮЛ, открытый для всеобщего ознакомления. Пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» установлено, что моментом государственной регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в соответствующий государственный реестр. Согласно пункту 2 статьи 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ. В связи с вышесказанным до этого момента юридическое лицо не существует и, соответственно, не имеет правоспособности. Так как вплоть до внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ юридическое лицо не считается созданным, то оно не может вступать в правоотношения, и, следовательно, не может нести предусмотренные законодательством обязанности и иметь права. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 06.03.2008 N А19-10546/07-44-Ф02-633/08, рассматривая вопрос о признании сделки недействительной, установил, что в момент заключения сделки один из контрагентов не был зарегистрирован в установленном законом порядке в качестве юридического лица. На основании этого судом был сделан вывод о том, что сделка, совершенная организацией с неправоспособным лицом, не может являться сделкой в смысле ГК РФ, в связи с чем согласно статье 168 ГК РФ является недействительной, следовательно, не влечет юридических последствий. Аналогичная ситуация была рассмотрена ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 03.10.2007 N А33-32491/04-Ф02-6884/07, и судом была избрана аналогичная позиция.

Государственная регистрация юридических лиц (статья 51 ГК РФ)

Ситуация N 6. Суд отказал в признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица, поскольку при регистрации юридического лица при его создании заявителем должен выступать руководитель учредителя регистрируемого лица, а не руководитель регистрируемого юридического лица (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.04.2008 N А33-14019/07-Ф02-1630/08).

Суть дела. Организация приняла решение об учреждении общества с ограниченной ответственностью, об утверждении и регистрации устава общества, о назначении генерального директора общества. Генеральный директор представил в регистрирующий орган пакет документов для государственной регистрации юридического лица при создании. Заявление о государственной регистрации было подписано руководителем регистрируемого юридического лица — генеральным директором. Решением регистрирующего органа в государственной регистрации юридического лица при создании заявителю отказано в связи с непредставлением необходимых для государственной регистрации документов, поскольку заявление подписано неуполномоченным лицом, заполнено с нарушениями, плательщиком госпошлины является неуполномоченное лицо, в связи с чем заявление о государственной регистрации и квитанция об уплате госпошлины считаются непредставленными. По мнению регистрирующего органа, заявителем при регистрации юридического лица при его создании должен выступать руководитель учредителя регистрируемого лица, а не руководитель регистрируемого юридического лица. Генеральный директор регистрируемого юридического лица обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения об отказе в регистрации. Позиция суда. В соответствии с пунктом 2 статьи 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Из анализа данной нормы следует, что до совершения такой записи юридическое лицо не может считаться существующим, следовательно, органы управления вновь создаваемого юридического лица не могут выступать от его имени, в том числе подписывать заявление о государственной регистрации юридического лица при его создании. В соответствии с абзацем 6 пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) учредитель (учредители) юридического лица могут являться заявителями при его создании при государственной регистрации юридического лица, из буквального толкования данной нормы следует, что заявителем при государственной регистрации юридического лица при создании является учредитель (учредители). Постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 N 439 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей» утверждена форма заявления о государственной регистрации юридического лица при создании. В подпункте 9.1.1 пункта 9 данной формы также указано, что при данном виде государственной регистрации заявителем может являться: учредитель юридического лица — физическое лицо; руководитель юридического лица — учредителя; иное лицо, действующее на основании полномочия. Из вышеизложенного следует, что руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица не может являться заявителем при государственной регистрации юридического лица при его создании. Поскольку представленное для государственной регистрации юридического лица заявление подписано руководителем постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица, то есть неуполномоченным на то лицом, регистрирующий орган правомерно посчитал данное заявление непредставленным. Суд отказал в признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.04.2008 N А33-14019/07-Ф02-1630/08.

С целью ведения учета юридических лиц, контроля за их деятельностью, соответствия их учредительных документов требованиям закона предусмотрена их государственная регистрация, порядок которой определяется Законом N 129-ФЗ. Государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей представляет собой акт уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемый посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях. Во исполнение статьи 2 Закона N 129-ФЗ Постановлением Правительства РФ от 17.05.2002 N 319 «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей» установлено, что уполномоченным органом федеральной исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, является МНС России (которое в соответствии с абзацем 1 пункта 15 Указа Президента РФ от 09.03.2004 N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» преобразовано в ФНС России). Суды в своей практике сталкиваются со спорами, возникшими из правоотношений по поводу государственной регистрации юридических лиц. ФАС Уральского округа в Постановлении от 17.03.2008 N Ф09-1601/08-С4 указал, что в случае представления для регистрации прекращения деятельности юридического лица путем реорганизации всех предусмотренных законом документов отсутствуют основания для признания незаконной такой регистрации. ФАС Центрального округа в Постановлении от 28.05.2008 N А54-4784/2007 указал на то, что в случае, если представленные юридическим лицом изменения в учредительные документы не соответствуют требованиям пункта 2 статьи 14 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в регистрации указанных изменений следует отказать. Таким образом, отказ в государственной регистрации юридического лица допускается только в случаях, установленных законом.

Органы юридического лица (статья 53 ГК РФ)

Ситуация N 7. Суд удовлетворил иск о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам банка в связи с доведением его до банкротства бывшего директора банка и его заместителя, так как в соответствии с пунктом 3 статьи 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от имени юридического лица, обязано возместить убытки, причиненные им юридическому лицу (Постановление ФАС Московского округа от 17.04.2008 N КГ-А40/1967-08).

Суть дела. Банком в лице единоличного исполнительного органа — директора и заместителя директора были приобретены у лиц, которым в банке открыты счета, простые беспроцентные векселя векселедателей — юридических лиц, срок платежа по приобретенным векселям составляет почти два года от даты их составления. После заключения данной сделки общая сумма обязательств банка по привлеченным средствам превышала стоимость ликвидных активов более чем в 16 раз, что послужило основанием для обращения в суд с заявлением о признании банка несостоятельным (банкротом). Суд признал банк несостоятельным (банкротом), в отношении его было открыто конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий. Конкурсный управляющий банка обратился с иском в суд о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора банка и его заместителя, которые, по мнению конкурсного управляющего, виновны в банкротстве должника. Позиция суда. Установлено, что конкурсным управляющим были предприняты меры по определению ликвидности приобретенных банком векселей, в том числе по розыску организаций-векселедателей. В результате принятых мер выяснилось, что взыскать вексельный долг не представляется возможным, так как все векселедатели по указанным в векселях адресам отсутствуют, данные адреса являются единственным местом нахождения (регистрации) векселедателей, других адресов нахождения фирм-векселедателей не установлено. Объявленные торги по продаже приобретенных банком векселей признаны несостоявшимися в связи с отсутствием заявок на их приобретение. По оценке независимого оценщика реальная рыночная стоимость приобретенных банком векселей равна нулю. Согласно выводам финансово-аналитической судебной экспертизы, организации-векселедатели были неплатежеспособными и никакой деятельности не вели. В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (далее — Закон N 40-ФЗ) банкротство кредитной организации считается наступившим по вине ее руководителей, которые имеют право давать обязательные для данной организации указания или имеют возможность иным образом определять ее действия, если судом установлено, что указанные лица давали указания, прямо или косвенно направленные на доведение кредитной организации до банкротства. Применительно к пункту 5 статьи 14 Закона N 40-ФЗ и статье 11.1 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон N 395-1) суд пришел к выводу о том, что директор как единоличный исполнительный орган и заместитель директора как временно исполняющий обязанности директора являлись руководителями банка и на основании устава банка вправе были самостоятельно принимать решения о заключении от имени банка договоров купли-продажи ценных бумаг, то есть указанные лица имели право давать обязательные для банка указания и определять действия банка, которые были ими реализованы при заключении упомянутых договоров купли-продажи векселей, что и привело к банкротству банка. Директор и заместитель директора обязаны были при заключении вышеуказанных сделок в соответствии с пунктом 3 статьи 53 ГК РФ, пунктом 1 статьи 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и уставом банка действовать в его интересах, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении банка добросовестно и разумно. Однако решения о заключении сделок по приобретению векселей ответчики принимали на основании имеющихся в банке документов, по которым не представляется возможным установить финансовое состояние обязанных по векселям лиц, при этом банком не были сформированы досье на векселедателей в порядке, установленном подпунктами 3.1.3, 3.1.2, 3.1.5 Положения о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утвержденного письмом ЦБ РФ от 26.03.2004 N 254-П. В нарушение установленного ЦБ РФ порядка во всех юридических делах векселедателей отсутствуют их анкеты. Заключая договоры на покупку векселей с необоснованно большим сроком погашения, используя при этом все свободные денежные средства банка, как единственно ликвидный актив, ответчики не могли не осознавать, что банк неизбежно становится полностью неплатежеспособным, не сможет удовлетворять требования кредиторов и осуществлять обязательные платежи в бюджет. Установлено, что в адрес банка ЦБ РФ было направлено предписание, в котором отражены допущенные банком нарушения, в том числе обязательных нормативов, кассовых операций. В предписании указано, что еще до заключения договоров купли-продажи векселей у кредитной организации имелись основания для осуществления мер по предупреждению банкротства. Однако, несмотря на сделанное ЦБ РФ предписание, директор и заместитель директора приобрели векселя организаций с сомнительной платежеспособностью и необоснованно большим сроком погашения. В соответствии с положениями пункта 5 статьи 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» размер субсидиарной ответственности определяется исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации должника. В связи с вышеизложенным суд удовлетворил иск о привлечении бывшего директора банка и бывшего заместителя директора банка к субсидиарной ответственности по обязательствам банка в связи с доведением его до банкротства.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 17.04.2008 N КГ-А40/1967-08.

Вопрос об ответственности исполнительного органа юридического лица за действия, которые привели к ухудшению финансового состояния юридического лица, довольно часто рассматривается судами. ФАС Московского округа в Постановлении от 20.05.2008 N КГ-А41/3668-08 сделал вывод о том, что при приобретении векселей руководители юридического лица были обязаны предпринять все возможные меры для установления финансового положения векселедателей и после этого, в случае если векселедатель является неплатежеспособным, отказаться от приобретения векселей. ФАС Московского округа в Постановлении от 22.12.2005, 15.12.2005 N КГ-А41/12484-05 указал, что лицо, право которого нарушено и требующее возмещения убытков, должно доказать размер ущерба, а также причинную связь между ущербом и действиями лица, нарушившего право, таким образом, в делах о привлечении к ответственности лиц, выступающих от имени юридического лица за действия, приведшие к убыткам юридического лица, бремя доказывания вины лежит на истце.

Наименование и место нахождения юридического лица (статья 54 ГК РФ)

Ситуация N 8. Суд пришел к выводу, что в соответствии с пунктом 2 статьи 54 ГК РФ в качестве адреса места нахождения юридического лица может быть указан адрес места жительства лица, имеющего право действовать без доверенности от имени юридического лица. В связи с этим суд посчитал, что директор юридического лица имел право в качестве места нахождения юридического лица указать свой домашний адрес, и удовлетворил требования ООО об отмене решения регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица (Постановление ФАС Уральского округа от 04.02.2008 N Ф09-223/08-С4).

Суть дела. Единственным участником ООО принято решение об изменении места нахождения ООО. В качестве места нахождения общества участник избрал место своего проживания. В связи с этим участник обратился в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, одновременно представив устав общества, решение о внесении изменений в учредительные документы, документ об уплате госпошлины. Регистрирующий орган принял решение об отказе в государственной регистрации изменений по основанию непредставления необходимых для государственной регистрации документов, а именно заявления по установленной форме. Регистрирующий орган посчитал заявление непредставленным, поскольку в заявлении указан адрес места нахождения общества, который не соответствует пунктам 2, 3 статьи 288 ГК РФ, пункту 2 статьи 671 ГК РФ, так как в качестве места нахождения общества указан адрес места жительства директора общества, т. е. жилое помещение. Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным и подлежащим отмене решения регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» необходимых для государственной регистрации документов и обязании регистрирующего органа зарегистрировать изменения, вносимые в учредительные документы общества, связанные со сменой места нахождения общества на новый адрес. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных данным Законом, необходимых для государственной регистрации документов, или представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган. Приведенный в данной статье перечень оснований является закрытым и расширительному толкованию не подлежит. В силу пункта 1 статьи 17 Закона N 129-ФЗ для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляются следующие документы: а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной Правительством РФ. В заявлении подтверждается, что изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица, соответствуют установленным законодательством РФ требованиям, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах и в заявлении, достоверны и соблюден установленный федеральным законом порядок принятия решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица; б) решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица; в) изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица; г) документ об уплате госпошлины. Судом установлено, что обществом к заявлению о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, были приложены все необходимые документы. Согласно пункту 2 статьи 54 ГК РФ государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Согласно пункту 2 статьи 8 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия такого исполнительного органа — по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица. В соответствии со статьей 288 ГК РФ жилые помещения предназначены для проживания граждан и в них не допускается размещение промышленных производств. Пунктом 2 статьи 671 установлено, что юридическое лицо может использовать жилое помещение только для проживания граждан. Суд указал, что данные нормы права не регулируют спорные правоотношения, а лишь указывают на назначение жилого помещения и предусматривают право юридического лица на использование жилых помещений только для проживания граждан. При этом действующее законодательство не устанавливает запрета на указание в качестве места нахождения юридического лица места жительства единственного участника и директора данного юридического лица. При таких обстоятельствах у регистрирующего органа отсутствовали основания для отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в связи с чем заявленное требование подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 04.02.2008 N Ф09-223/08-С4.

Место нахождения юридического лица имеет значение для определения правоспособности юридического лица, места исполнения обязательств, места заключения договора, права, подлежащего применению к внешнеэкономическим сделкам, подсудности споров, по которым оно выступает в качестве ответчика, для решения вопросов, связанных с уплатой налогов и сборов. Наряду с фирменным наименованием место нахождения служит средством индивидуализации юридического лица. В связи с тем что достаточно часто единственным участником и руководителем юридического лица является физическое лицо, необходимо определить, имеет ли оно право при регистрации юридического лица указать в качестве места его нахождения свой домашний адрес. Судебная практика по данному вопросу дает однозначный ответ. Физическое лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени юридического лица, вправе указать свой домашний адрес в качестве места нахождения юридического лица. Решение, подтверждающее данный вывод, содержится в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 17.03.2006 N А82-4788/2005-1. В Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.12.2007 N А33-9989/07-Ф02-9340/07 указано, что, если в заявлении о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, указывается новое место нахождения юридического лица, совпадение данного адреса с адресом участника данного общества не является основанием для отказа в государственной регистрации изменений, если данное лицо осуществляет деятельность от имени юридического лица без доверенности.

Представительства и филиалы (статья 55 ГК РФ)

Ситуация N 9. Так как у руководителя филиала отсутствовала доверенность, предусмотренная статьей 55 ГК РФ, иск о взыскании с юридического лица долга за поставленный товар и пени за просрочку платежа удовлетворению не подлежит (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.02.2008 N Ф04-947/2008(589-А03-9)).

Суть дела. Индивидуальный предприниматель на основании договора купли-продажи, заключенного с директором филиала учреждения, передал ему по акту приема-передачи инвентарь. Поскольку филиал не оплатил стоимость инвентаря по счету-фактуре, предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании долга за поставленный товар и пени за просрочку платежа. Позиция суда. В соответствии со статьей 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Статьей 55 ГК РФ предусмотрено, что руководители филиалов назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности. В силу положений статьи 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Установлено, что спорный договор купли-продажи подписан от имени учреждения неуполномоченным лицом и последующее одобрение сделки учреждением отсутствует. При указанных обстоятельствах в соответствии со статьей 183 ГК РФ договор купли-продажи считается заключенным от имени лица, его подписавшего, то есть директора филиала, а не от учреждения. В этой связи у учреждения отсутствуют обязательства перед предпринимателем по оплате инвентаря по данному договору. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании суммы долга и пеней.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 21.02.2008 N Ф04-947/2008(589-А03-9).

Филиалы и представительства юридического лица являются его территориально обособленными подразделениями. Для осуществления действий от имени юридического лица организация должна выдать руководителю филиала или представительства доверенность. Она выдается руководителю как конкретному физическому лицу, поскольку ни филиал, ни представительство не являются самостоятельными субъектами права. Руководитель филиала либо представительства назначается уполномоченным органом юридического лица. При этом представительства и филиалы юридического лица не являются его органами. Судебная практика по вопросу о последствиях отсутствия доверенности у руководителя филиала или представительства единообразна. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 16.01.2008 N А29-4275/2007 указал, что в связи с отсутствием у лица, подписавшего договор от имени юридического лица, доверенности на заключение данного договора юридическое лицо не является надлежащим ответчиком по данному делу. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 16.06.2008 N Ф08-3254/2008 указал, что руководитель филиала не является органом юридического лица, поэтому при превышении им полномочий, определенных в доверенности, должна применяться статья 183 ГК РФ. В связи с тем что в деле имело место превышение руководителем филиала полномочий, установленных доверенностью, иск о взыскании задолженности удовлетворению не подлежит. Таким образом, в случае отсутствия у руководителя филиала юридического лица полномочий на совершение определенных юридических действий, их совершение не влечет правовых последствий для юридического лица.

Ликвидация юридического лица (статья 61 ГК РФ)

Ситуация N 10. Суд отказал в удовлетворении иска о ликвидации акционерного общества, поскольку отсутствуют основания для ликвидации, предусмотренные статьей 61 ГК РФ (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.04.2008 N А11-8727/2007-К1-15/143).

Суть дела. Акционерное общество было зарегистрировано в установленном законом порядке. Учредительными документами определен его уставный капитал. В течение двух лет стоимость чистых активов общества составляла меньшую величину, чем минимально допустимый размер уставного капитала, предусмотренный законом, что послужило основанием для обращения налогового органа в суд с иском о ликвидации акционерного общества и возложении обязанности по осуществлению процедуры ликвидации на его учредителя. Позиция суда. Согласно пункту 2 статьи 61 ГК РФ юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер, либо осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо запрещенной законом, либо с нарушением Конституции РФ, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов. В соответствии с пунктом 4 статьи 99 ГК РФ, если по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов общества окажется меньше уставного капитала, общество обязано объявить и зарегистрировать в установленном порядке уменьшение своего уставного капитала. Если стоимость указанных активов общества становится меньше определенного законом минимального размера уставного капитала (пункт 1 данной статьи), общество подлежит ликвидации. В силу пунктов 4, 5 и 6 статьи 35 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон N 208-ФЗ), если по окончании второго и каждого последующего финансового года в соответствии с годовым бухгалтерским балансом, предложенным для утверждения акционерам общества, или результатами аудиторской проверки стоимость чистых активов общества оказывается меньше его уставного капитала, общество обязано объявить об уменьшении своего уставного капитала до величины, не превышающей стоимости его чистых активов. Общество обязано принять решение о своей ликвидации, если по окончании второго и каждого последующего финансового года в соответствии с годовым бухгалтерским балансом, предложенным для утверждения акционерам общества, или результатами аудиторской проверки стоимость чистых активов общества оказывается меньше величины минимального уставного капитала, указанной в статье 26 Закона N 208-ФЗ. Если в случаях, предусмотренных пунктами 4 и 5 статьи 35 Закона N 208-ФЗ, общество в разумный срок не примет решение об уменьшении своего уставного капитала или о ликвидации, кредиторы вправе потребовать от общества досрочного прекращения или исполнения обязательств и возмещения им убытков. В этих случаях орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, либо иные государственные органы или органы местного самоуправления, которым право на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом, вправе предъявить в суд требование о ликвидации общества. Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 N 14-П по конституционно-правовому смыслу статьи 35 Закона N 208-ФЗ в системе норм гражданского законодательства предполагается, что отрицательное значение чистых активов как формальное условие ликвидации акционерного общества призвано отображать его фактическую финансовую несостоятельность, а именно: отсутствие доходности, неспособность исполнять свои обязательства перед кредиторами и исполнять обязанности по уплате обязательных платежей, при том что акционеры имели возможность предпринять меры по улучшению финансового положения общества или принять решение о его ликвидации в надлежащей процедуре. Анализ пункта 2 статьи 61 ГК РФ позволяет сделать вывод, что принятие решения о ликвидации общества — это право суда, а не его обязанность. Из материалов дела усматривается, что акционерное общество в полной мере осуществляет финансово-хозяйственную и коммерческую деятельность, имеет значительный штат сотрудников, дополнительно привлекает работников на основании гражданско-правовых договоров, не имеет задолженности по заработной плате и налоговым платежам, последние вносит в бюджет своевременно. С учетом указанного, а также иных представленных материалов суд сделал вывод о том, что ответчик принимает реальные меры по улучшению своего финансового состояния, имеющиеся в его деятельности нарушения являются устранимыми, и в связи с этим отказал в иске о его ликвидации.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 02.04.2008 N А11-8727/2007-К1-15/143.

Ликвидация является способом прекращения юридического лица. Статьей 61 ГК РФ установлено два вида ликвидации юридического лица — добровольная и принудительная (по решению суда) — и последствия ликвидации. В отличие от реорганизации ликвидация юридического лица не связана с переходом его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Суды в своей практике сталкиваются с требованиями о ликвидации юридических лиц и требованиями, вытекающими из факта ликвидации. ФАС Уральского округа в Постановлении от 21.05.2008 N Ф09-3537/08-С4 указал, что, поскольку законом предусмотрен специальный порядок ликвидации юридического лица путем признания его несостоятельным (банкротом) как отсутствующего должника, такое юридическое лицо не может быть ликвидировано в общем порядке, предусмотренном статьей 61 ГК РФ. ФАС Центрального округа в Постановлении от 23.04.2008 N А35-4329/07-С26 обратил внимание на то, что пунктом 4 статьи 34 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 «Об образовании» определено, что ликвидация образовательного учреждения может осуществляться в соответствии с законодательством РФ в установленном Правительством РФ порядке для федеральных государственных образовательных учреждений, органом исполнительной власти субъекта РФ — для государственных образовательных учреждений, находящихся в ведении субъекта РФ, органами местного самоуправления — для муниципальных образовательных учреждений. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 04.06.2008 N Ф08-2958/2008 указал, что завершение процедуры ликвидации акционерного общества влечет прекращение как прав, удостоверенных акцией, так и прав на акцию. Получение регистратором и органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг сведений о внесении записи о ликвидации акционерного общества в государственный реестр является основанием для исключения соответствующих сведений об акциях ликвидированного общества. Таким образом, при ликвидации юридического лица необходимо учитывать, что указанная процедура влечет прекращение прав и обязанностей юридического лица.

Порядок ликвидации юридического лица (статья 63 ГК РФ)

Ситуация N 11. Согласно пункту 5 статьи 63 ГК РФ ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс после завершения расчетов с кредиторами, однако ликвидационный баланс не позволяет сделать вывод о том, что все расчеты с кредиторами завершены, в связи с этим суд отказал в удовлетворении требований к регистрирующему органу выдать свидетельство о ликвидации юридического лица в связи с внесением записи в ЕГРЮЛ о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.01.2008 N Ф08-8532/07).

Суть дела. Участником ООО было принято решение о его ликвидации. В связи с этим в ЕГРЮЛ была внесена запись о принятии решения о ликвидации и в периодическом печатном издании было размещено объявление о ликвидации. Налоговым органом ООО было направлено требование об уплате налога и приняты меры по взысканию сумм налогов и пеней в бесспорном порядке. Решением участника ООО был утвержден ликвидационный баланс. Регистрирующий орган принял решение отказать в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией на основании подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.01 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129), согласно которому отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных законом необходимых для государственной регистрации документов. Предоставленный в регистрирующий орган ликвидационный баланс не подтверждает завершение всех расчетов с кредиторами, т. к. имеются сведения об отсутствии удовлетворения требований по обязательным платежам в бюджет. ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением к регистрирующему органу о признании недействительным его решения об отказе в государственной регистрации и обязании выдать свидетельство о ликвидации юридического лица в связи с внесением записи в ЕГРЮЛ о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица. Позиция суда. В соответствии со статьей 1 Закона N 129 законодательство РФ о государственной регистрации состоит из ГК РФ, Закона N 129 и издаваемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов РФ. Согласно статье 21 Закона N 129 для государственной регистрации при ликвидации юридического лица в регистрирующий орган представляются следующие документы: а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной Правительством РФ. В заявлении подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица, расчеты с его кредиторами завершены и вопросы ликвидации юридического лица согласованы с соответствующими государственными органами и (или) муниципальными органами в установленных федеральным законом случаях; б) ликвидационный баланс; в) документ об уплате госпошлины. В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 63 ГК РФ ликвидационная комиссия принимает меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также письменно уведомляет кредиторов о ликвидации юридического лица. В соответствии с пунктом 5 статьи 63 ГК РФ ликвидационный баланс утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица после завершения расчетов с кредиторами. В случаях, установленных законом, ликвидационный баланс утверждается по согласованию с уполномоченным государственным органом. В силу статьи 57 Конституции РФ и статьи 45 НК РФ налогоплательщик должен самостоятельно исполнить обязанность по уплате налогов. Данная обязанность согласно подпункту 4 пункта 3 статьи 44 НК РФ прекращается с ликвидацией организации-налогоплательщика после проведения ликвидационной комиссией всех расчетов с бюджетом (внебюджетными фондами) в соответствии со статьей 49 НК РФ. В этой связи, поскольку ликвидируемое юридическое лицо не выполнило всех обязательств по удовлетворению требований кредиторов, суд отказал в удовлетворении требований.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 09.01.2008 N Ф08-8532/07.

При рассмотрении данного дела суд также указал на то, что кредиторы, в том числе и налоговый орган, обязаны соблюдать установленный законом порядок предъявления требований. Пунктом 1 статьи 63 ГК РФ установлено, что срок заявления требований кредиторами устанавливается ликвидационной комиссией и не может быть менее двух месяцев. Пункты 2 и 5 статьи 63 ГК РФ предусматривают последовательное составление двух ликвидационных балансов — промежуточного и окончательного. Промежуточный баланс отражает состояние дел и имущества ликвидируемого юридического лица на момент принятия решения о ликвидации и консолидирует соответствующие данные, на базе которых ликвидационная комиссия проводит расчеты с кредиторами и заявляет претензии и иски к должникам. Кредиторы ликвидируемого юридического лица вправе предъявлять к нему требования, не учтенные в промежуточном ликвидационном балансе, а должники могут оспаривать предъявленные к ним; споры решаются в судебном порядке. Достоверность сведений, указанных в ликвидационном балансе, чрезвычайна важна, так как данная информация отражает имущественное и финансовое положение юридического лица после завершения расчетов с кредиторами. Ликвидационный баланс и приложения к нему содержат сведения об итогах деятельности ликвидационной комиссии, в том числе о взыскании и реализации имущества юридического лица, об удовлетворенных и неудовлетворенных требованиях кредиторов, об имуществе юридического лица, списанном на убытки вследствие невозможности его взыскания. Таким образом, неправомерно игнорирование ликвидируемыми юридическими лицами отдельных требований кредиторов при составлении ликвидационного баланса. В Постановлении ФАС Поволжского округа от 29.11.2007 N А65-6715/2007-СА2-8 суд также отказал в удовлетворении требования к регистрирующему органу, так как у ликвидируемого юридического лица имелись не указанные им в промежуточном ликвидационном балансе недоимки по налогам. В связи с этим суд пришел к выводу о недостоверности ликвидационного баланса.

Управление в акционерном обществе (статья 103 ГК РФ)

Ситуация N 12. Суд признал недействительными решения совета директоров акционерного общества и общего собрания акционеров, поскольку участники собрания не согласовали существенные условия сделок с заинтересованностью; решение об одобрении крупных сделок, которые могут быть совершены обществом до следующего годового общего собрания акционеров, является незаконным, поскольку закон не предусматривает возможность одобрения совершения крупных сделок на будущее; совет директоров утвердил форму и текст бюллетеней с решениями по вопросам повестки дня с формулировкой, не отвечающей требованиям Закона об акционерных обществах (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.05.2008 N А43-15660/2007-8-370).

Суть дела. Было проведено годовое общее собрание акционеров акционерного общества, на котором были приняты следующие решения: одобрить сделки между акционерным обществом и заинтересованными лицами, которые могут быть совершены в процессе осуществления обществом обычной хозяйственной деятельности до следующего годового общего собрания акционеров, если предметом сделок является имущество, стоимость которого по данным бухгалтерского учета (цена предложения приобретаемого имущества) общества составляет два и более процента балансовой стоимости активов акционерного общества по данным бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату. Также принято решение одобрить крупные сделки, которые могут быть совершены акционерным обществом до следующего годового общего собрания акционеров с поставщиками, подрядчиками и прочими третьими лицами с целью реализации проектов реконструкции, модернизации и строительства нового металлургического производства общества, на суммы, составляющие более 50% балансовой стоимости активов акционерного общества. При подготовке годового общего собрания совет директоров акционерного общества утвердил форму и текст бюллетеней с решениями по вопросам повестки дня. Считая решения, принятые на годовом общем собрании акционеров, а также решение совета директоров об утверждении текста бюллетеня для голосования на годовом общем собрании акционеров незаконными, акционер обратился в суд. Позиция суда. Согласно пункту 7 статьи 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон N 208-ФЗ) акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований данного Закона, иных правовых актов РФ, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы. Согласно пункту 6 статьи 83 Закона N 208-ФЗ в решении об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия. Общее собрание акционеров может принять решение об одобрении сделки (сделок) между обществом и заинтересованным лицом, которая может быть совершена в будущем в процессе осуществления обществом его обычной хозяйственной деятельности. При этом в решении общего собрания акционеров должна быть также указана предельная сумма, на которую может быть совершена такая сделка (сделки). Такое решение имеет силу до следующего годового общего собрания акционеров. В силу пункта 4 статьи 79 Закона N 208-ФЗ в решении об одобрении крупной сделки должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия. Из анализа положений Закона N 208-ФЗ следует, что на будущее общим собранием акционеров могут быть одобрены только те сделки с заинтересованностью, которые совершаются акционерным обществом в процессе осуществления его обычной хозяйственной деятельности. При этом обязательно должны быть оговорены все существенные условия такой сделки. Согласно пункту 1 статьи 54 Закона N 208-ФЗ при подготовке к проведению общего собрания акционеров совет директоров общества определяет форму и текст бюллетеня для голосования в случае голосования бюллетенями. Из материалов дела видно, что при подготовке общего собрания совет директоров утвердил форму и текст бюллетеней с решениями по вопросам повестки дня. Поскольку бюллетени были утверждены с формулировкой решений, не отвечающих требованиям статей 83 и 79 Закона N 208-ФЗ, был сделан вывод о недействительности оспариваемого решения совета директоров.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 19.05.2008 N А43-15660/2007-8-370.

В рассматриваемой ситуации имел место спор, основанный на утверждении советом директоров акционерного общества бюллетеней для голосования на общем собрании акционеров, не отвечающих требованиям действующего законодательства. Пунктом 1 статьи 103 установлен перечень полномочий, которые относятся к компетенции общего собрания акционеров. Указанный перечень не является закрытым, он может быть расширен Законом N 208-ФЗ. Однако Законом N 208-ФЗ не установлено право общего собрания акционеров одобрять заключение крупных сделок, которые могут быть совершены в будущем, и право одобрять заключение сделок с заинтересованностью без утверждения их существенных условий.

Дочернее хозяйственное общество (статья 105 ГК РФ)

Ситуация N 13. Суд признал недействительным договор цессии, поскольку цедент являлся дочерним обществом по отношению к цессионарию, в результате чего ему должником было отдано предпочтение по удовлетворению его требований перед другими кредиторами (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.05.2008 N А26-6953/2007).

Суть дела. Определением арбитражного суда в отношении организации введена процедура наблюдения. Позже решением суда организация признана несостоятельной (банкротом), в отношении ее открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий. Цедент (организация) и цессионарий заключили договор, согласно которому цедент в счет погашения задолженности перед цессионарием передает, а цессионарий принимает право требования цедента к третьему лицу, основанное на денежном обязательстве по договору. Конкурсный управляющий организации, полагая, что произведенная уступка права требования задолженности третьего лица перед организацией означает предпочтительное удовлетворение денежных требований одного кредитора перед другим в преддверии банкротства организации, обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора цессии. Позиция суда. В силу пункта 2 статьи 103 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон N 127-ФЗ) сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате ее исполнения кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки. Согласно пункту 3 статьи 103 Закона N 127-ФЗ сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами. В силу пункта 3 статьи 129 Закона N 127-ФЗ конкурсный управляющий вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником, в том числе по основаниям, предусмотренным статьей 103 Закона N 127-ФЗ. В силу пункта 4 статьи 129 и пункта 7 статьи 103 Закона N 127-ФЗ в случаях, предусмотренных пунктами 2 — 5 статьи 103 Закона N 127-ФЗ, конкурсный управляющий предъявляет иски о признании сделок недействительными или применении последствий недействительности ничтожных сделок от своего имени. Согласно представленной в материалы дела выписке из ЕГРЮЛ единственным учредителем цедента является цессионарий. Согласно статье 19 Закона N 127-ФЗ для целей данного Закона заинтересованными лицами по отношению к должнику признается в том числе юридическое лицо, которое является основным или дочерним по отношению к должнику в соответствии с гражданским законодательством. В соответствии с пунктом 1 статьи 105 ГК РФ хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом. При таких обстоятельствах следует сделать вывод о наличии заинтересованности со стороны цессионария по отношению к должнику. Суд признал договор цессии недействительным.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 21.05.2008 N А26-6953/2007.

В соответствии со статьей 105 ГК РФ дочерние хозяйственные общества не представляют собой организационно-правовой формы. При этом они являются самостоятельными юридическими лицами. Вместе с тем у них возникают специфические отношения с материнским (основным) обществом или товариществом. Суть этих отношений заключается в том, что дочернее общество находится в зависимости от основного хозяйственного общества. Зависимость может возникнуть в результате: преобладающего участия в уставном капитале; заключенного договора; иных условий, которые приводят к возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом. Действующее законодательство не содержит указаний относительно того, какая доля хозяйственного общества или товарищества в уставном капитале другого хозяйствующего субъекта является определяющей. В пункте 31 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 отмечено, что взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке, в случаях, когда основное общество (товарищество) имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, либо давать обязательные для него указания. ФАС Центрального округа в Постановлении от 31.03.2008 N А62-1199/2007 отметил, что в соответствии с пунктом 2 статьи 103 Закона N 127-ФЗ сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 28.03.2008 N Ф03-А24/08-1/552 указал на то, что заинтересованное лицо обязано доказать заключение сделки с заинтересованным лицом и факт причинения или возможность причинения убытков кредиторам в будущем, в противном случае оснований для признания такой сделки недействительной нет. Таким образом, внешний управляющий может требовать в судебном порядке признания сделки, совершенной должником, недействительной только в случае, если заключение данной сделки влечет убытки для кредиторов или для самого должника.

Учреждения (статья 120 ГК РФ)

Ситуация N 14. Установив, что государственное учреждение не удовлетворило требование кредитора в связи с отсутствием денежных средств, суд в соответствии с пунктом 2 статьи 120 ГК РФ взыскал сумму долга с Минфина субъекта РФ в порядке субсидиарной ответственности (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.04.2008 N А58-1566/07-Ф02-770/08).

Суть дела. Решением арбитражного суда с государственного учреждения в пользу организации взыскан основной долг и проценты. Однако должник собственного лицевого счета не имеет. Организация направила заявление о перечислении суммы долга с исполнительным листом в Минфин субъекта РФ. Исполнительный лист в подлиннике был принят Минфином, который платежным поручением перечислил истцу часть долга. Ссылаясь на то, что имеет место неоплаченная задолженность, основной должник (государственное учреждение) судебное решение не исполнил, организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании суммы долга с субъекта РФ в лице Минфина в субсидиарном порядке. Позиция суда. В соответствии с частью 2 статьи 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества. В силу пункта 1 статьи 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность. В соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ» и пунктом 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса РФ» по искам, предъявленным в порядке статьи 120 ГК РФ, учредителем и собственником имущества учреждения, а также надлежащим ответчиком в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам этого учреждения является соответствующее публично-правовое образование, а не его государственные (муниципальные) органы. При удовлетворении указанных исков не допускается ограничение источников взыскания только средствами бюджета и действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну. Как следует из устава должника, он является государственным учреждением, имущество которого принадлежит на праве собственности субъекту РФ. Учитывая изложенное, следует сделать вывод о взыскании спорной задолженности в порядке субсидиарной ответственности за счет казны публично-правового образования, являющегося собственником имущества учреждения-должника. Исходя из того что имущество должника (государственного учреждения) принадлежит на праве собственности субъекту РФ, а к числу основных функций Минфина относится представление интересов казны, суд взыскал денежные средства с Минфина субъекта РФ.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.04.2008 N А58-1566/07-Ф02-770/08.

В судебной практике встречаются споры о том, кто должен производить исполнение по долгам учреждения, если у него обнаруживается недостача денежных средств. Пленум ВАС РФ в Постановлении от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ» со ссылкой на БК РФ дал ответ на этот вопрос: на основании пункта 10 статьи 158 БК РФ в суде по искам, предъявляемым в порядке субсидиарной ответственности к Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию по обязательствам созданных ими учреждений, выступает от имени указанных публично-правовых образований главный распорядитель средств соответствующего бюджета, который определяется по правилам пункта 1 статьи 158 БК РФ. В Постановлении от 15.11.2007 N А28-2246/2007-108/7 ФАС Волго-Вятского округа пришел к аналогичному выводу. Данные выводы содержатся также в Постановлениях ФАС Дальневосточного округа от 12.02.2008 N Ф03-А59/08-1/56 и от 06.03.2007, 27.02.2007 N Ф03-А59/07-1/335. В Постановлении от 30.06.2008 N Ф03-А73/08-1/2288 ФАС Дальневосточного округа указал, что, разрешая такие споры, судам следует правильно определить, кто является распорядителем бюджетных средств в отношении должника.

Ответственность по обязательствам Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования (статья 126 ГК РФ)

Ситуация N 15. Суд удовлетворил иск о взыскании с учреждения задолженности по договору, указав, что муниципальное образование несет дополнительную ответственность по обязательствам учреждения, отвечая по своим обязательствам в соответствии с пунктом 1 статьи 126 ГК РФ имуществом, находящимся в муниципальной собственности (Постановление ФАС Центрального округа от 21.02.2008 N А14-3390-2007/173/4).

Суть дела. Между энергоснабжающей организацией и абонентом (муниципальное учреждение) заключен контракт на отпуск горячей воды в системе централизованного горячего водоснабжения для муниципальных нужд, по условиям которого энергоснабжающая организация приняла на себя обязательство поставлять (отпускать), а абонент принимать и своевременно оплачивать тепловую энергию. Во исполнение контракта энергоснабжающая организация поставила абоненту тепловую энергию в горячей воде для нужд отопления и горячего водоснабжения на сумму, которая абонентом полностью оплачена не была. Энергоснабжающая организация обратилась в суд с иском к муниципальному учреждению о взыскании задолженности. Позиция суда. По смыслу пункта 2 статьи 120 и статьи 399 ГК РФ основанием для привлечения собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности является факт неисполнения основным должником денежного обязательства. Согласно пункту 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ» ответственность собственника имущества учреждения является особым видом субсидиарной ответственности, на который общие нормы о субсидиарной ответственности, установленные статьей 399 ГК РФ, распространяются с особенностями, установленными статьей 120 ГК РФ. Особенность такой ответственности состоит в том, что собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования к основному должнику. Установлено, что собственником имущества муниципального учреждения является муниципальное образование. Согласно пункту 2 статьи 125 ГК РФ от имени муниципальных образований своими действиями могут приобретать и осуществлять права и обязанности, указанные в пункте 1 данной статьи, органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Исходя из пункта 1 статьи 126, пункта 3 статьи 215 ГК РФ, муниципальное образование отвечает по своим обязательствам имуществом, которое составляет муниципальную казну. При указанных обстоятельствах иск подлежит удовлетворению, при этом ответственность муниципального образования является дополнительной по отношению к ответственности должника.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 21.02.2008 N А14-3390-2007/173/4.

Статья 126 ГК РФ отражает общую структуру государственной и муниципальной собственности и систему управления ею. Имеется в виду, что каждый из собственников — Российская Федерация, субъект РФ и муниципальное образование — распределяет принадлежащее ему имущество между созданными им юридическими лицами — государственными или муниципальными унитарными предприятиями, а также государственными или муниципальными учреждениями. Средства соответствующего бюджета и другое имущество, оставшееся после такого распределения, составляют казну. Соответственно выделяются казна РФ, казна субъекта РФ, казна муниципального образования. Именно имущество, составляющее в конкретном случае такую казну, служит объектом взыскания по долгам указанных в статье 126 ГК РФ субъектов. Суды в своей практике привлекают к ответственности по денежным обязательствам учрежденных РФ, субъектами РФ, муниципальными образованиями учреждений их учредителей, отвечающих по указанным обязательствам принадлежащим им имуществом. Так, ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 26.06.2008 N Ф08-2880/2008 обратил внимание на то, что в случае недостаточности у учреждения денежных средств для удовлетворения требований кредиторов возникает право требовать выплаты соответствующей задолженности собственником имущества до завершения ликвидации учреждения. При этом необходимо отметить, что не подлежит взысканию имущество, которое может находиться исключительно в государственной или муниципальной собственности, а также имущество, которое закреплено за созданными публично-правовыми образованиями юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Исполнение по ценной бумаге (статья 147 ГК РФ)

Ситуация N 16. Суд удовлетворил иск о взыскании вексельного долга, поскольку лицо, обязанное по векселю, в соответствии с пунктом 2 статьи 147 ГК РФ не вправе отказаться от исполнения со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо его недействительность (Постановление ФАС Центрального округа от 14.05.2008 N Ф10-1836/08).

Суть дела. Организацией был выдан вексель, по которому она обязалась уплатить указанную в нем денежную сумму непосредственно получателю векселя или по его приказу любому другому предприятию (лицу) по предъявлении. В связи с отказом векселедателя произвести оплату по векселю, нотариусом по заявлению векселедержателя составлен акт о протесте простого векселя. Мотивом отказа послужила невозможность удовлетворить требования векселедержателя ввиду поддельности векселя. Неоплата векселя послужила основанием для обращения векселедержателя в арбитражный суд. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 142 ГК РФ вексель как ценная бумага является документом, удостоверяющим имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. В силу пункта 2 статьи 147 ГК РФ не допускается отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность. В пункте 15 Постановления Пленума ВС РФ N 33 и Пленума ВАС РФ N 14 от 04.12.2000 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» определено, что в случае предъявления требования об оплате векселя лицо, обязанное по векселю, не вправе отказаться от исполнения со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо его недействительность, кроме случаев, определенных статьей 17 Положения «О переводном и простом векселях», введенного в действие Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 (далее — Положение N 104/1341). Исходя из статьи 17 Положения лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя. Из материалов дела установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор займа, по условиям которого истец передает в собственность ответчика денежные средства с установленном размере в виде займа, а ответчик обязуется возвратить такую же сумму деньгами в обусловленный договором срок. Во исполнение данного договора ответчику платежным поручением перечислена установленная сумма. Ответчик не отрицает обстоятельство заключения данного договора и получения от истца денежных средств во исполнение договора, но при этом не представляет доказательств возврата указанных денежных средств. Заключение эксперта подтвердило принадлежность подписи на спорном векселе генеральному директору ответчика, то есть его законному представителю. При таких обстоятельствах суд удовлетворил иск о взыскании вексельного долга.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 14.05.2008 N Ф10-1836/08 по делу N А08-7031/05-1-30.

Исходя из статьи 17 Положения N 104/1341 лицо, к которому предъявлен иск по векселю, не вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с законным векселедержателем, предъявившим данное исковое требование. На свои личные отношения к иным лицам, в том числе к предшествующим векселедержателям, должник вправе ссылаться лишь в том случае, когда векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику, то есть если он знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения. Наличие указанных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, доказывается лицом, к которому предъявлен иск. Лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя. В судебной практике встречаются споры подобного рода. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 29.05.2007, 22.05.2007 N Ф03-А37/07-1/1275 указал, что лицо, обязанное по векселю, не вправе отказаться от исполнения обязательства со ссылкой на отсутствие основания или его недействительность. В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 25.05.2006 N Ф04-5644/2005(22041-А70-11) судом отмечено, что в случае, если векселедатель не доказал, что держатель векселя знал или должен был знать об отсутствии обязательства, лежащего в основании выдачи векселя, следовательно, действовал недобросовестно и сознательно в ущерб векселедателю, то вексельный долг подлежит взысканию.

Защита чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 ГК РФ)

Ситуация N 17. Суд отказал в удовлетворении иска о защите деловой репутации и компенсации морального вреда на основании того, что сведения, распространенные ответчиком, соответствуют действительности и, следовательно, в соответствии со статьей 152 ГК РФ не порочат деловую репутацию истца (Постановление ФАС Московского округа от 14.04.2008 N КГ-А40/2809-08).

Суть дела. В телевизионном эфире телеканал осветил ситуацию, которая сложилась в городе в сфере социального обслуживания пенсионеров. Администрация города, усмотрев в данном репортаже сведения, порочащие ее деловую репутацию и не соответствующие действительности, обратилась в суд с иском о защите деловой репутации и компенсации морального вреда. Позиция суда. Основываясь на толковании статьи 152 ГК РФ, следует исходить из того, что при рассмотрении дел об опровержении сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, суду необходимо установить, какие именно сведения истец требует признать не соответствующими действительности, были ли они распространены ответчиком, их соответствие действительности. При этом истец обязан доказать факт распространения порочащих сведений лицом, к которому предъявлен иск. В пункте 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во времени, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица. Таким образом, именно сведения в форме утверждений о фактах, касающихся неправомерной деятельности определенного лица, поддаются проверке на соответствие или несоответствие их действительности и, вследствие этого, именно они могут быть предметом опровержения в порядке статьи 152 ГК РФ. Установлено, что освещенные в спорном репортаже события соответствовали действительности, а также установлено отсутствие в репортаже утверждений о нарушении администрацией города норм действующего законодательства. Пленум ВС РФ в Постановлении от 24.02.05 N 3 указал, что согласно статье 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 и статье 29 Конституции РФ, гарантирующим каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позиции Европейского суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. При таких обстоятельствах иск о защите деловой репутации и компенсации морального вреда удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 14.04.2008 N КГ-А40/2809-08.

В соответствии с пунктом 2 статьи 152 ГК РФ если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Согласно пункту 7 статьи 152 ГК РФ правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.02.2005 N 3 деловая репутация юридических лиц является одним из условий их успешной деятельности. Там же отмечается, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 ГК РФ), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10). ФАС Поволжского округа в Постановлении от 27.06.2006 N А65-26049/2005СГ3-28 указал также на пункт 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3, в соответствии с которым не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 21.09.2007 N А66-10892/2006 указал, что, если сведения об истце, распространенные в средствах массовой информации, не соответствуют действительности и порочат его деловую репутацию, необходимо обязать ответчика опровергнуть данные сведения, при этом возможно обязать ответчика компенсировать моральный вред с учетом степени распространения средства массовой информации.

Заключение сделки неуполномоченным лицом (статья 183 ГК РФ)

Ситуация N 18. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании задолженности по договору субподряда, поскольку договор со стороны подрядчика подписан лицом без надлежаще оформленных полномочий, что в соответствии с пунктом 1 статьи 183 ГК РФ означает, что он не является стороной данного договора (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.05.2008 N А33-11749/07-Ф02-2050/08).

Суть дела. Организация-субподрядчик обратилась в суд с иском о взыскании с подрядчика задолженности по договору субподряда. В обоснование заявленных требований истец указывает на то, что подписанные в одностороннем порядке акты приема работ являются надлежащим доказательством выполнения субподрядчиком работ, поскольку подрядчик безосновательно отказался от их подписания. По мнению истца, оплата третьим лицом за подрядчика подтверждает одобрение сделки с его стороны. Позиция суда. В силу статьи 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Из материалов дела видно, что спорный договор от имени подрядчика подписан лицом, полномочия которого не были оформлены соответствующим образом, истцом не представлено доказательств последующего одобрения данной сделки. На основании части 1 статьи 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Кроме того, истец в нарушение статьи 65 АПК РФ не представил надлежащие доказательства о фактическом выполнении им работ, и извещения генподрядчика о завершении работ, и вызова его для участия в приеме результата работ. Доказательств того, что ответчик уклонялся от приема спорных работ, не имеется. Суд в удовлетворении иска отказал.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.05.2008 N А33-11749/07-Ф02-2050/08.

Президиум ВАС РФ в информационном письме от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 ГК РФ» указал, что при рассмотрении арбитражными судами исков к представляемому (в частности, об исполнении обязательства, о применении ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства), основанных на сделке, заключенной неуполномоченным лицом, следует принимать во внимание, что установление в судебном заседании факта заключения упомянутой сделки представителем без полномочий или с превышением таковых служит основанием для отказа в иске к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку. Согласно статье 8 ГК РФ сделки и другие юридические действия порождают права и обязанности для лица, совершающего эти действия. Для того чтобы в результате сделки возникли правовые последствия у лица иного, чем совершившее действие, необходимо специальное право. В представительстве такое право заключено в полномочии. Поэтому сделка, совершенная без полномочия или с отступлениями от него, не создает правовых последствий для представляемого. При этом ГК РФ допускает замену предварительного уполномочия последующим одобрением. В этом случае правовые последствия для представляемого возникают с момента совершения сделки или иного юридического действия, т. е. имеют обратную силу. Понятно, что одобрение сделки, совершенной от имени юридического лица, в какой бы форме оно ни было сделано, должно исходить от органа или лица, обладающего согласно требованиям закона соответствующими полномочиями. Судебная практика подтверждает данную позицию. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 21.08.2007 N А11-13558/2006-К1-14/574 указал на то, что в случае одобрения покупателем сделки, заключенной неуполномоченным лицом, покупатель принимает на себя обязанность по оплате товара. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 11.10.2005 N Ф03-А59/05-1/3080 указал на то, что в случае подписания договора неустановленным лицом указанный договор является недействительным и не влечет никаких юридических последствий.

Последствия прекращения доверенности (статья 189 ГК РФ)

Ситуация N 19. Суд отказал в удовлетворении иска о признании недействительной доверенности, так как лицо, выдавшее доверенность и впоследствии отменившее ее, не выполнило предусмотренных статьей 189 ГК РФ действий, а именно не известило об отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность (Постановление ФАС Московского округа от 04.06.2008 N КГ-А40/4609-08).

Суть дела. Адвокату 05.08.2004 была выдана банком доверенность сроком на три года для представления интересов доверителя. В соответствии с приказом временной администрации организации от 01.06.2006 действие всех выданных от имени банка доверенностей было отменено. При этом в упомянутом приказе указывалось, что на основании статьи 16 Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и Приказа Банка России от 31.05.2006 N ОД-263 на период работы временной администрации приостанавливаются полномочия коллегиального и единоличного исполнительных органов банка. Подписание исходящей и рассмотрение всей входящей корреспонденции банка было возложено на руководителя временной администрации и лиц, наделенных соответствующими полномочиями руководителем временной администрации. Один из контрагентов банка предъявил исковые требования к банку о признании недействительной с 31.05.2006 доверенности банка, выданной адвокату. Позиция суда. Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 188 ГК РФ действие доверенности прекращается вследствие отмены доверенности лицом, выдавшим ее. В соответствии с пунктом 1 статьи 189 ГК РФ лицо, выдавшее доверенность и впоследствии отменившее ее, обязано известить об отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность. Положениями пункта 2 статьи 189 ГК РФ права и обязанности, возникшие в результате действий лица, которому выдана доверенность, до того, как это лицо узнало или должно было узнать о ее прекращении, сохраняют силу для выдавшего доверенность и его правопреемников в отношении третьих лиц. В силу этого введение временной администрации не прекращает действие доверенностей, выданных руководителем организации, поскольку такое основание для прекращения доверенностей не содержится в Федеральном законе от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и в статье 188 ГК РФ. Доказательств надлежащего уведомления о прекращении доверенности адвоката, доверенность которого была отменена, и третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность, истцом представлено не было. В связи с вышеизложенным в удовлетворении иска было отказано.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 04.06.2008 N КГ-А40/4609-08.

Необходимо отметить, что Президиум ВАС РФ в информационном письме от 14.06.2001 N 64 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» указал, что введение арбитражным судом процедур банкротства не прекращает действие доверенностей, выданных руководителем должника до возбуждения дела о банкротстве, поскольку такое основание для прекращения доверенностей не содержится в законодательстве. В случае отстранения руководителя должника и возложения исполнения его обязанностей на арбитражного последний вправе отменить ранее выданные доверенности должника по общим основаниям прекращения доверенности, предусмотренным в статье 188 ГК РФ. Судебная практика содержит аналогичную позицию. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 10.09.2003 N Ф04/4565-1343/А46-2003 указал, что в случае представления доверенности, оформленной в полном соответствии с нормами действующего законодательства, у суда нет оснований для отказа в признании полномочий представителя, если представляемый в установленном порядке не уведомил суд об отмене доверенности.

Право собственности граждан и юридических лиц (статья 213 ГК РФ)

Ситуация N 20. Суд отказал в удовлетворении иска о признании права собственности на долю в имуществе акционерного общества в связи с тем, что в соответствии с пунктом 3 статьи 213 ГК РФ юридические лица являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями; требование о признании права собственности на спорный объект могло быть удовлетворено только в случае наличия у истца законных оснований возникновения права собственности на него (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.06.2008 N Ф04-3673/2008(6719-А45-11)).

Суть дела. Гражданин является акционером акционерного общества и владеет обыкновенными акциями этого общества. Гражданин обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о признании права собственности на идеальную долю в размере 1/100 на помещение, принадлежащее на праве собственности акционерному обществу, а также о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права собственности на это помещение, выданное акционерному обществу. Позиция суда. Согласно пункту 2 статьи 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. В силу положений пункта 3 статьи 212 ГК РФ особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом. В соответствии со статьей 31 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон N 208-ФЗ) каждая обыкновенная акция общества предоставляет акционеру — ее владельцу одинаковый объем прав. Акционеры — владельцы обыкновенных акций общества могут в соответствии с Законом N 208-ФЗ и уставом общества участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, а также имеют право на получение дивидендов, а в случае ликвидации общества — право на получение части его имущества. Пункт 1 статьи 131 ГК РФ устанавливает, что право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничение этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации учреждениями юстиции в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Как предусмотрено статьей 223 ГК РФ, право собственности у приобретателя недвижимого имущества по договору возникает с момента государственной регистрации перехода права собственности. Коммерческие и некоммерческие организации являются собственниками, как это предусмотрено пунктом 3 статьи 213 ГК РФ, имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями, а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям. Признание права собственности предполагает доказанность законных оснований приобретения такого права обратившимся с иском лицом. Требование о признании права собственности на спорный объект, заявленное по данному делу, могло быть удовлетворено только в случае наличия у гражданина законных оснований возникновения права собственности на указанную недвижимость. Доказательства того, что акционерное общество заключило с истцом сделку об отчуждении недвижимого имущества либо приняло решение о ликвидации, в материалах дела отсутствуют. Таким образом, исковые требования удовлетворению не подлежат.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 19.06.2008 N Ф04-3673/2008(6719-А45-11).

Участники хозяйственных обществ теряют право собственности на имущество, переданное в качестве вклада в уставный капитал общества, и не приобретают права собственности на имущество, приобретенное обществом. Судебная практика в данном вопросе содержит однозначную позицию, которая соответствует статье 213 ГК РФ. Так, в Постановлении от 07.02.2006 N А19-18929/05-47-Ф02-114/06-С2 ФАС Восточно-Сибирского округа указал на то, что в случае внесения имущества в качестве вклада в уставный капитал акционерного общества собственником имущества становится акционерное общество.

Отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка, на котором оно находится (статья 239 ГК РФ)

Ситуация N 21. Суд отказал в удовлетворении иска об обязании освободить здание, принадлежащее ответчику на праве собственности, в связи с тем, что органом местного самоуправления был нарушен порядок изъятия имущества, находящегося в собственности, предусмотренный статьями 239, 279 ГК РФ (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.03.2008 N А43-35788/2006-2-688).

Суть дела. В соответствии с распоряжениями администрации муниципального образования организации разрешено проектирование двух жилых домов с помещениями общественного назначения, подземной автостоянкой и трансформаторной подстанцией и предоставлен в аренду земельный участок в границах стройплощадки. Этими распоряжениями установлена обязанность организации по сносу здания до начала строительства домов. Во исполнение распоряжений администрация муниципального образования и организация заключили договор аренды земли на время совместной деятельности по строительству (реконструкции) объекта. Условиями сделки также предусмотрена обязанность истца по сносу здания. Административное здание, подлежащее сносу, принадлежит на праве собственности третьему лицу, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права. Право на пользование земельным участком под объектом недвижимости в установленном порядке не оформлено. Организация приступила к осуществлению строительства жилых домов. Собственник подлежащего сносу здания не освободил его и отказался от компенсации в размере инвентаризационной стоимости помещения. Организация обратилась с исковым требованием к собственнику спорного здания об обязании его освободить здание. Позиция суда. В части 3 статьи 35 Конституции РФ указано, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Перечень оснований прекращения права собственности установлен в статье 235 ГК РФ. Одним из оснований является отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка. В части 1 статьи 239 ГК РФ указано, что в случаях, когда изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на здания, сооружения или другое недвижимое имущество, находящиеся на данном участке, это имущество может быть изъято у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов в порядке, предусмотренном соответственно статьями 279 — 282 и 284 — 286 ГК РФ. В материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие соблюдение порядка изъятия у собственника принадлежащего ему недвижимого имущества. При таких обстоятельствах иск об обязании ответчика освободить здание, принадлежащее ему на праве собственности, удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 17.03.2008 N А43-35788/2006-2-688.

Согласно статье 279 ГК РФ земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем выкупа. При этом собственник земельного участка должен быть не позднее чем за год до предстоящего изъятия земельного участка письменно уведомлен об этом органом, принявшим решение об изъятии. Решение государственного органа об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на земельный участок. Собственник земельного участка должен быть извещен о произведенной регистрации с указанием ее даты. Необходимо отметить, что в связи с принятием Федерального закона от 26.06.2007 N 118-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части приведения их в соответствие с Земельным кодексом РФ» с 30.03.08 утратил силу пункт 5 статьи 279 ГК РФ об обязательном наличии согласия собственника на выкуп земельного участка для государственных и муниципальных нужд.

Понятие и основания возникновения общей собственности (статья 244 ГК РФ)

Ситуация N 22. Суд удовлетворил иск о признании права собственности на помещение и на долю, равную 10/1000 объектов общего пользования в здании, так как истцом представлены доказательства законности возникновения права собственности на помещение в соответствии со статьей 218 ГК РФ и на долю в объектах общего пользования в соответствии со статьей 244 ГК РФ (Постановление ФАС Центрального округа от 06.06.2008 N А64-4909/07-9).

Суть дела. Между организацией и физическим лицом был заключен договор долевого участия в строительстве офисного здания, согласно условиям которого организация (застройщик) привлекает физическое лицо (дольщика) для инвестирования проекта по строительству нежилого помещения, фактически расположенного в указанном здании. В соответствии с договором дольщик одновременно с правом общей долевой собственности на помещения приобретает долю в праве собственности на объекты общего пользования в здании (места общего пользования, несущие конструкции здания и инженерное оборудование здания, обслуживающие более одного помещения в нем) пропорциональную доле общей площади помещений в общей площади здании. Постановлением администрации муниципального образования был разрешен ввод здания в эксплуатацию. Физическим лицом был передан в полном размере инвестиционный вклад по договору долевого участия в строительстве. Между организацией и физическим лицом были составлен акт приема-передачи к договору долевого участия в строительстве, по которому дольщику передавалось нежилое помещение. Фактически согласно данным технической инвентаризации площадь указанного помещения составляет 10/1000 от общей площади здания. Регистрирующим органом за организацией было зарегистрировало право собственности на все офисное здание. Ссылаясь на то, что, зарегистрировав за собой право собственности на здание, организация тем самым не исполнила принятые на себя по договору долевого участия в строительстве обязательства по передаче части помещений данного здания в собственность дольщика, дольщик обратился в арбитражный суд с иском о признании права собственности на помещение, а также о признании права собственности на долю, равную 10/1000 объектов общего пользования. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Согласно статье 6 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (далее — Закон N 39-ФЗ) инвесторы имеют равные права на самостоятельное определение объемов и направлений капитальных вложений, а также заключение договоров с другими субъектами инвестиционной деятельности в соответствии с ГК РФ, а также на владение, пользование и распоряжение объектами капитальных вложений и результатами осуществленных капитальных вложений. В силу пункта 1 статьи 8 Закона N 39-ФЗ отношения между субъектами инвестиционной деятельности осуществляются на основе договора и (или) государственного контракта, заключаемых между ними в соответствии с ГК РФ. Договором долевого участия в строительстве офисного здания было предусмотрено, что дольщик после исполнения всех своих обязательств, связанных с участием в реализации инвестиционного проекта и всех финансовых обязательств из настоящих договоров, приобретает право требовать от застройщика передачи для оформления в собственность спорных помещений. Таким образом, учитывая, что материалами дела подтверждается факт исполнения дольщиком обязанностей по договору, необходимо сделать вывод о возникновении у истца в силу положений статьи 218 ГК РФ права собственности на нежилое помещение. В соответствии с пунктом 4 статьи 244 ГК РФ общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона. Общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором. Согласно договору дольщик одновременно с правом общей долевой собственности на помещение приобретает долю в праве собственности на объекты общего пользования в здании (места общего пользования, несущие конструкции здания и инженерное оборудование здания, обслуживающие более одного помещения в нем), пропорциональную доле общей площади помещения в общей площади здания. В связи с изложенным, а также учитывая, что принадлежащие истцу помещения составляют 10/1000 доли в здании, его требования о признании 10/1000 доли в праве собственности на имущество общего пользования данного здания также подлежат удовлетворению. Таким образом, требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 06.06.2008 N А64-4909/07-9.

Имущество может принадлежать на праве собственности одному, двум или нескольким субъектам. В тех случаях, когда имущество находится в собственности двух или нескольких лиц, они, осуществляя владение, пользование и распоряжение этим имуществом, должны учитывать интересы всех участников общей собственности. В целях обеспечения данного принципа в главе 16 ГК РФ сформулирована совокупность правовых норм, регулирующих общую собственность. Таким образом, особенность права общей собственности состоит в том, что имущество одновременно принадлежит двум или нескольким лицам. При этом законодатель не устанавливает каких-либо запретов на нахождение имущества в общей собственности различных субъектов гражданского права: граждан, юридических лиц, Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. При этом также существует возможность общей собственности со смешанным составом участников, например гражданина и юридического лица, юридического лица и субъекта РФ. При этом в процессе осуществления прав собственности в отношении имущества, находящегося в общей собственности, между сособственниками часто возникают споры по вопросам, связанным с осуществлением полномочий собственника. Так, ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 07.06.2008 N Ф03-А51/08-1/1307 установил факт неисполнения обязанности по оплате содержания общедомового имущества и отсутствие доказательств самостоятельного содержания сособственником указанного имущества, в связи с чем удовлетворил иск о взыскании расходов, связанных с эксплуатацией и содержанием общего имущества, так как в силу статьи 249 ГК РФ каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в издержках по содержанию и сохранению общего имущества.

Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности (статья 246 ГК РФ)

Ситуация N 23. Суд отказал в удовлетворении иска об изъятии из незаконного владения нежилого помещения, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 246 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.06.2008 по делу N А29-6139/2007).

Суть дела. Нежилое помещение находится в общей долевой собственности у граждан Л., С., К. и Б. Организация (арендатор) подписала четыре договора аренды с указанными сособственниками нежилых помещений (арендодателями), в соответствии с условиями которых арендатор получил во временное пользование нежилые помещения, принадлежащие арендодателям на праве собственности, и право на передачу этих помещений в субаренду. Организация (арендатор) в качестве арендодателя и субарендатор подписали договор аренды нежилого помещения, принадлежащего на праве собственности Л. Посчитав, что при подписании указанного договора не получено согласие других участников долевой собственности имущества, а потому у субарендатора отсутствуют законные основания для пользования помещением, Л. обратился в арбитражный суд с иском об изъятии нежилого помещения из незаконного владения. Позиция суда. В соответствии со статьей 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Предметом виндикационного иска может быть только индивидуально-определенное имущество. В рассматриваемом споре предметом виндикации является объект, находящийся в общей долевой собственности. В части 1 статьи 247 ГК РФ указано, что владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Таким образом, и истребование объекта долевой собственности из чужого незаконного владения осуществляется по соглашению всех ее участников. В материалах дела имеются документы, из которых следует, что остальные участники долевой собственности не согласны с заявленным иском. Данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии соглашения сособственников на истребование объекта долевой собственности у ответчика. В силу части 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Л. не является лицом, заинтересованным в исходе спора об истребовании здания, поскольку обладает правом собственности на долю истребуемого здания, которая не может быть самостоятельным объектом виндикации. Сособственники не предоставляли истцу право на предъявление иска о виндикации всего объекта долевой собственности. Таким образом, иск об изъятии из незаконного владения нежилого помещения удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 18.06.2008 по делу N А29-6139/2007.

Суды в своей практике рассматривают споры, связанные с вопросом о распоряжении имуществом, находящимся в общей долевой собственности. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 05.06.2008 N А29-5006/2005-2э пришел к выводу, что сделка по отчуждению общего имущества является недействительной, так как истец распорядился общим имуществом собственников помещений жилого дома при отсутствии согласия всех собственников помещений. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 16.10.2007 N А19-12203/06-46-7-Ф02-7676/07 указал на то, что в случае, если один из участников общей долевой собственности сдает указанную собственность в аренду без согласия остальных сособственников, указанный договор является ничтожным. ВАС РФ в Определении от 19.04.2007 N 3838/07 указал, что согласно пункту 1 статьи 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры. Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, в силу пункта 1 статьи 246 ГК РФ осуществляется по соглашению всех его участников. В связи с вышеизложенным суд признал ничтожным договор аренды подвального помещения многоквартирного дома, заключенный без одобрения всех сособственников данного имущества.

Права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении (статья 295 ГК РФ)

Ситуация N 24. Суд удовлетворил иск о признании недействительным соглашения об отступном, предусматривающего передачу объекта недвижимости в счет исполнения обязательства по договору займа, так как в соответствии со статьей 295 ГК РФ предприятие не вправе распоряжаться имуществом, находящимся у него на праве хозяйственного ведения, без согласия собственника (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.06.2008 N А56-3812/2007).

Суть дела. Между государственным опытно-производственным хозяйством (далее — ГОПХ) и организацией был заключен договор займа. Взамен исполнения обязательства по возврату суммы займа ГОПХ передало организации объект недвижимости — здание по соглашению об отступном. Согласно записи о регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности на данный объект недвижимости зарегистрировано за организацией. Территориальное управление федеральным имуществом по субъекту РФ (далее — Управление) обратилось в суд с иском к ГОПХ, организации, органу государственной регистрации о признании недействительными договора купли-продажи недвижимого имущества; соглашения об отступном и прекращении договора займа, заключенных ГОПХ и организацией, а также о применении последствий недействительности сделок в виде возврата организацией нежилого строения и признании недействительной государственной регистрации права собственности организации на данное строение. Позиция суда. Спорное имущество относится к федеральной собственности и было закреплено за ГОПХ на праве хозяйственного ведения, что подтверждается выпиской из реестра федерального имущества, картой учета федерального имущества, свидетельством от 16.10.2003 и пунктом 3 раздела 2 приложения N 1 к Постановлению Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» (далее — Постановление Верховного Совета РФ N 3020-1). Исходя из пункта 2 статьи 295 ГК РФ ГОПХ не вправе отчуждать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество без согласия собственника. В соответствии с подпунктом «г» пункта 1 статьи 114 Конституции РФ и пунктом 15 Постановления Верховного Совета РФ N 3020-1 управление и распоряжение объектами федеральной собственности, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами РФ, осуществляет Правительство РФ, которое может делегировать определенные полномочия в отношении объектов федеральной собственности федеральным органам исполнительной власти, а также органам исполнительной власти субъектов РФ в порядке, установленном федеративным договором и законами РФ. Поскольку решение о передаче недвижимого имущества по соглашению об отступном принималось без согласования с территориальным управлением федерального имущества, то следует признать, что соглашение об отступном заключено с нарушением положений статьи 295 ГК РФ и является недействительным на основании статьи 168 ГК РФ. Статья 409 ГК РФ предоставляет сторонам право договориться о том, что первоначально согласованный предмет исполнения заменяется другим предметом — отступным, предоставление которого прекращает существующее между сторонами обязательство. Предоставлением отступного должник освобождается от необходимости совершать первоначальное исполнение. При признании соглашения об отступном недействительным должник обязан предоставить первоначальное исполнение, а кредитор имеет право предъявлять требования, связанные с передачей первоначального исполнения. В этом случае сохраняют свою силу и обязательства, установленные в целях обеспечения предоставления первоначального исполнения. При данных обстоятельствах иск подлежит частичному удовлетворению в части признания недействительным соглашения об отступном и прекращении договора займа.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 16.06.2008 N А56-3812/2007.

Суды рассматривают споры, связанные с неправомерным распоряжением имуществом, находящимся у юридических лиц на праве хозяйственного ведения. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 18.04.2008 N А82-15493/2006-35 обратил внимание на то, что в соответствии с действующим законодательством унитарное предприятие вправе распоряжаться движимым имуществом без согласия собственника. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 29.05.2008 N Ф03-А04/08-1/1264 указал, что пунктом 40 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 предусмотрено, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо распоряжаться иным образом имуществом государственного предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления, направленные на изъятие такого имущества, должны признаваться недействительными. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 26.02.2008 N Ф03-А04/07-1/6389 отмечает, что арендатор имущества, находящегося у предприятия на праве хозяйственного ведения, обязан перечислять арендные платежи непосредственно предприятию (арендодателю), а не собственнику данного имущества. Таким образом, собственник, передавший имущество предприятию на праве хозяйственного ведения, теряет возможность распоряжаться этим имуществом на тот срок, пока имущество будет находиться у предприятия на праве хозяйственного ведения.

Истребование имущества от добросовестного приобретателя (статья 302 ГК РФ)

Ситуация N 25. Суд удовлетворил иск об истребовании имущества и признании недействительным зарегистрированного права собственности на недвижимое имущество в связи с тем, что на основании статьи 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество выбыло помимо воли собственника (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.01.2008 N А19-2032/06-Ф02-9680/07).

Суть дела. 11.08.2005 между организацией (продавец) и физическим лицом (покупатель) заключен договор купли-продажи недвижимого имущества. 16.09.2005 по договору купли-продажи физическое лицо передало часть недвижимого имущества организации-покупателю. Решением районного суда, оставленным без изменения определением кассационной инстанции, удовлетворен иск организации-продавца о признании договора купли-продажи недвижимого имущества от 11.08.2005 недействительным. Организация-продавец обратилась в арбитражный суд с иском к организации-покупателю об истребовании указанного недвижимого имущества. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество; последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения. Указанное толкование правового смысла пункта 1 статьи 302 ГК РФ содержится в Постановлении КС РФ от 21.04.2003 N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В. М. Ширяева». Как указал КС РФ, «добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество». Таким образом, все дальнейшие сделки со спорным имуществом являются ничтожными и не влекут юридических последствий. Истец является собственником истребуемого имущества на основании решения арбитражного суда и записей о государственной регистрации права. При этом установлено, что имущество выбыло помимо воли истца, поскольку орган, уполномоченный на принятие решения об отчуждении имущества, такого решения не принимал. В связи с вышеизложенным суд исковые требования удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.01.2008 N А19-2032/06-Ф02-9680/07.

КС РФ в Постановлении от 21.04.2003 N 6-П отмечает, что, если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК РФ должно быть отказано. Суд указывает, что в связи с тем, что добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Следовательно, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.). Суды в своей практике следуют данной позиции. ФАС Московского округа в Постановлении от 14.04.2008 N КГ-А41/1901-08 указал на то, что в случае, если имущество отчуждается лицом, которое не имело на это соответствующего права, данное имущество подлежит возврату из чужого незаконного владения. В Постановлении от 23.03.2007, 29.03.2007 N КГ-А40/1358-07-П ФАС Московского округа указал, что в случае заключения сделки купли-продажи имущества, которое является предметом судебного разбирательства, у приобретателя изначально отсутствуют признаки добросовестности.

Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения (статья 304 ГК РФ)

Ситуация N 26. Суд обязал ответчика не препятствовать демонтажу шлагбаума и ворот на земельном участке истца, так как в соответствии со статьей 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.05.2008 N Ф04-2343/2008(3410-А67-9)).

Суть дела. ЗАО является собственником земельного участка. Данный земельный участок граничит с земельным участком, на котором расположено нежилое строение, используемое сторонней организацией. В целях беспрепятственного кольцевого прохода и проезда к административно-торговому комплексу, используемому сторонней организацией, был установлен публичный сервитут на часть земельного участка, принадлежащего ЗАО, согласно постановлению мэра муниципального образования. Решением арбитражного суда данное постановление мэра признано недействующим. Сторонняя организация по-прежнему использует часть земельного участка, принадлежащего организации. Согласно ситуационному плану земельного участка, составленному с участием представителя организации-арендатора, на земельном участке организации полностью расположен шлагбаум и частично цепные ворота, установленные организацией-арендатором. ЗАО, полагая, что организация-арендатор незаконно препятствует демонтажу шлагбаума и цепных ворот, а также ограждению части земельного участка, находящегося в его собственности, обратилось с иском об обязании освободить и передать часть принадлежащего истцу земельного участка, в том числе обязать убрать ограждения — шлагбаум и цепные ворота, неправомерно возведенные на земельном участке истца, а также обязать ответчика не чинить истцу препятствий в осуществлении правомочий собственника по владению и пользованию данным земельным участком, в том числе в его огораживании. Позиция суда. Согласно статье 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. В соответствии со статьей 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В силу положений статьи 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его прав, хотя бы эти нарушения и не были связаны с лишением владения. Материалами дела подтверждается, что шлагбаум и цепные ворота возведены в целях эксплуатации ответчиком торгового центра, при этом шлагбаум и часть цепных ворот находятся на земельном участке, принадлежащем истцу, создавая препятствия для осуществления правомочий собственника земельного участка в полном объеме. Установлено также, что ответчик препятствует истцу произвести ограждение части земельного участка, находящегося на праве собственности. С учетом изложенных обстоятельств иск подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 08.05.2008 N Ф04-2343/2008(3410-А67-9).

Объектом защиты в данном случае является право собственности. Перечень возможных нарушений является открытым: в комментируемой статье упоминается о «всяких нарушениях». Уточняется, что эти нарушения могут быть совершены без лишения владения, а могут быть и соединены с ним. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 28.04.1997 N 13 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» отметил, что, если нарушение прав собственника не повлекло прекращения владения имуществом, собственник вправе предъявить негаторный иск, предусмотренный статьей 304 ГК РФ. В судебной практике существуют примеры применения данного способа защиты права собственности. ФАС Московского округа в Постановлении от 13.03.2008 N КГ-А41/263-08-П удовлетворил требования об обязании ответчика не чинить препятствия истцу в пользовании недвижимым имуществом, так как данное имущество принадлежит истцу на праве собственности. ФАС Московского округа в Постановлении от 26.05.2008 N КГ-А40/3199-08-П указал, что по правилам статьи 305 ГК РФ право, предусмотренное статьей 304 ГК РФ, принадлежит также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Защита прав владельца, не являющегося собственником (статья 305 ГК РФ)

Ситуация N 27. Суд удовлетворил иск о выселении организации из нежилых помещений, поскольку ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих законные основания, на которых он занимает и использует спорные помещения, в то время как истец является владельцем этого имущества на праве хозяйственного ведения, а в соответствии со статьей 305 ГК РФ вещные права лица, не являющегося собственником, подлежат защите от нарушения (Постановление ФАС Московского округа от 24.04.2008 N КГ-А40/2188-08).

Суть дела. Помещения на основании договора о закреплении государственного федерального имущества на праве хозяйственного ведения, заключенного с Госкомимуществом, принадлежат на праве хозяйственного ведения ГУП, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана соответствующая запись регистрации. Ссылаясь на то, что организация без законных оснований занимает и использует данное недвижимое имущество, ГУП обратилось с иском в суд о выселении организации из нежилых помещений. Позиция суда. В соответствии со статьей 216 ГК РФ право хозяйственного ведения имуществом относится к вещным правам наряду с правом собственности. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения в порядке, предусмотренном статьей 305 ГК РФ. Согласно статье 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Установлено, что право пользования спорным недвижимым имуществом у организации — предшественника ответчика, возникшее в 1993 году, прекратилось по истечении пяти лет, и по состоянию на 1 января 1999 года право пользования имуществом уже не принадлежало этой организации. В связи с этим на момент принятия решения о создании организации у ее предшественника прекратилось право пользования федеральным имуществом, имевшее срочный характер, что исключает передачу такого права организации в порядке правопреемства. Таким образом, поскольку ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих законные основания, на которых он занимает и использует спорные помещения, в то время как владельцем этого имущества на праве хозяйственного ведения является истец, иск о выселении организации из нежилых помещений подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 24.04.2008 N КГ-А40/2188-08.

Гражданское законодательство защищает права титульного владельца. Титульный владелец приравнивается к субъекту права собственности с точки зрения способов защиты. В статье 216 ГК РФ отмечено, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом. Так, ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 02.08.2006 N Ф04-3865/2006(23894-А46-39) указал, что в соответствии со статьями 301, 305 ГК РФ право истребовать свое имущество из чужого незаконного владения принадлежит также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве хозяйственного ведения. Суд отметил также, что это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 01.04.2008 N А55-10044/2007-4 указал, что лицо, не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором, имеет право на защиту его владения против собственника в том числе.

Стороны обязательства (статья 308 ГК РФ)

Ситуация N 28. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании долга за оказанные услуги, так как договорные отношения между истцом и его контрагентом в соответствии с пунктом 3 статьи 308 ГК РФ не создают обязанностей для ответчика (Постановление ФАС Поволжского округа от 27.05.2008 N А65-26915/2007-СГ2-55).

Суть дела. Исполнительный комитет муниципального образования обратился с письменными обращениями к автотранспортному предприятию о предоставлении транспортных средств для перевозки граждан при проведении праздников. Предприятие приняло предложение и, в свою очередь, обратилось для оказания услуг к организации. Фактическое предоставление транспортных услуг подтверждалось справками для расчетов за выполненные работы (услуги), содержащие в себе подпись представителя исполнительного комитета муниципального образования и оттиск его печати и счета-фактуры, выставленные на оплату, согласно реестру. Претензия перевозчика об оплате стоимости оказанных услуг по перевозке пассажиров оставлена исполнительным комитетом без удовлетворения. Данные обстоятельства послужили основанием для обращения организации с иском о взыскании долга за оказанные услуги по перевозке пассажиров. Позиция суда. Согласно пункту 1 статьи 784 ГК РФ, перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки. В соответствии с пунктом 3 статьи 434 ГК РФ письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 ГК РФ. Офертой признается адресованное одному или нескольким лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение, в силу пункта 1 статьи 435 ГК РФ. Из анализа письменных доказательств следует, что исполнительным комитетом были направлены в адрес автотранспортного предприятия предложения, в которых содержатся существенные условия договора об оказании транспортных услуг. Предприятие, приняв предложения комитета, возложило исполнение обязательств на третье лицо — организацию в порядке, предусмотренном статьей 313 ГК РФ, о чем свидетельствуют письменные обращения предприятия. Таким образом, представленные доказательства, безусловно, свидетельствуют о договорном характере отношений между оферентом — муниципальным образованием в лице исполнительного комитета и автотранспортным предприятием, совершившим действия, указанные в оферте, по оказанию транспортных услуг. Сам факт исполнения третьим лицом обязательств за должника не может служить основанием для возникновения самостоятельных отношений между кредитором и лицом, совершившим определенное действие (оказание услуг, выполнение работ). Пунктом 3 статьи 308 ГК РФ предусмотрено, что обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в деле в качестве сторон (третьих лиц). Оказание услуг организацией на основании письменных предложений предприятия указывает на заключение между сторонами самостоятельных договоров с соблюдением письменной формы в силу пункта 3 статьи 434 ГК РФ, где отношения сторон регулируются главой 40 ГК РФ. Кроме того, в претензии организации истец также указывал, что оказывал услуги, а исполнительный комитет муниципального образования принял транспортные услуги. Поскольку иное не было установлено соглашением сторон при наличии договорных отношений между предприятием и организацией, организация в соответствии со статьей 312 ГК РФ по указанию заказчика вправе была исполнить обязательства лицу, управомоченному кредитором. При таких обстоятельствах требования к муниципальному образованию предъявлены ненадлежащим истцом и, следовательно, удовлетворению не подлежат.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 27.05.2008 N А65-26915/2007-СГ2-55.

В соответствии с пунктом 1 статьи 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Таким образом, правовая связь в виде обязательственного правоотношения предусматривается исключительно между двумя его субъектами — должником и кредитором. Однако следует отметить, что в соответствии с пунктом 1 статьи 430 ГК РФ может быть заключен договор в пользу третьего лица, то есть договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 18.01.2008 по делу N А28-7109/2007-70/13 отказал в удовлетворении иска о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, так как ответчик, являясь выгодоприобретателем по договору в пользу третьего лица, не является стороной по договору купли-продажи, и потому у него не возникло обязательств перед истцом по исполнению данного договора.

Основания удержания (статья 359 ГК РФ)

Ситуация N 29. Суд отказал в удовлетворении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, так как собственник удерживаемого имущества не погасил задолженность по арендной плате перед арендодателем, удерживающим имущество, следовательно, требования статьи 359 ГК РФ были соблюдены (Постановление ФАС Поволжского округа от 18.03.2008 N А12-7734/07-С16-5/С34).

Суть дела. Между гражданином (арендатор) и организацией (арендодатель) был заключен договор аренды нежилого помещения. По окончании договора арендатор продолжает пользоваться помещением при отсутствии возражений арендодателя. В связи с ненадлежащим исполнением арендатором своих обязательств по внесению арендной платы арендодатель предупредил его о расторжении договора аренды и предложил освободить занимаемое помещение в соответствии с договором аренды, предусматривающим право арендодателя отказаться от договора, предупредив об этом арендатора за 10 дней. В течение 10 дней с момента заявления арендодателя об отказе от договора стороны были обязаны произвести расчеты по взаимным обязательствам, однако арендатор не погасил имеющуюся у него задолженность по арендной плате. В этой связи арендодатель, руководствуясь правилами статьи 359 ГК РФ, произвел удержание имущества арендатора, оставшегося в ранее арендованном помещении, с передачей его на хранение по соответствующему договору третьему лицу. Арендатор обратился в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Позиция суда. Если по окончании договора арендатор продолжает пользоваться помещением при отсутствии возражений арендодателя, то в соответствии со статьей 621 ГК РФ договор считается возобновленным на неопределенный срок. Согласно пункту 2 статьи 610 ГК РФ в случае, когда договор аренды заключен на неопределенный срок, каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества за три месяца. Законом или договором может быть установлен иной срок для предупреждения о прекращении договора аренды, заключенного на неопределенный срок. В соответствии с пунктом 1 статьи 359 ГК РФ кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели. При этом статьей 359 ГК РФ не предусмотрено наличие согласия должника на удержание его имущества кредитором. В данном случае арендодатель удержал до исполнения арендатором обязательства по арендной плате имущество, оставленное в арендованном помещении после прекращения договора аренды. Довод арендатора о том, что он имел намерение забрать свое имущество из арендованного ранее помещения именно в день удержания, как доказательство неосновательного удержания арендодателем имущества, не находившегося в его владении, не может быть признан состоятельным, поскольку арендатор не вывозил свое имущество с момента прекращения договора до дня удержания, несмотря на отсутствие каких-либо препятствий к тому со стороны ответчика. Наличие долга истца по арендной плате установлено материалами дела. На основании вышеизложенного иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 18.03.2008 N А12-7734/07-С16-5/С34.

Особенность удержания как обеспечительной меры заключается в том, что кредитор имеет право удержать имущество должника до момента исполнения последним своей обязанности. Обязанность должника может заключаться не только в оплате вещи или ином требовании, но и в возмещении издержек, которые понес кредитор. Это подтверждается содержанием абзаца 2 пункта 1 статьи 359 ГК РФ, где указано, что право удержания возникает и в случае, не связанном с оплатой вещи или возмещением издержек. Объектом удержания является вещь, как движимая, так и недвижимая, которая была передана кредитору, являющаяся в то же время объектом основного обязательства. Суды в своей практике придерживаются позиции, в соответствии с которой кредитор вправе удерживать имущество должника в случае, когда последний в установленный срок не исполняет обязательства по оплате указанного имущества. Данная позиция содержится в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 20.05.2004 N А17-154/1-188/1. Необходимо отметить, что ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 09.03.2000 N Ф04/615-59/А70-99 указал, что законом не предусмотрена зависимость между стоимостью удерживаемого имущества и суммой задолженности. ФАС Уральского округа в Постановлении от 12.09.2002 N Ф09-2183/2002-ГК отметил, что право на удержание вещи имеет любая сторона по договору, если она вправе требовать платежа.

Права поручителя, исполнившего обязательство (статья 365 ГК РФ)

Ситуация N 30. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по кредитному договору и процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку в соответствии со статьей 365 ГК РФ после исполнения обязательства поручитель приобрел права кредитора по данному обязательству (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.05.2008 N А56-7165/2007).

Суть дела. Между банком и организацией (заемщик) заключен кредитный договор о предоставлении целевого кредита в установленном договором размере на установленный договором срок. Условиями договора предусмотрена обязанность заемщика вносить повышенную плату за пользование кредитом сверх установленных сроков и уплачивать банку комиссионное вознаграждение за пролонгацию кредита и за ведение счета по его учету. Кредит предоставляется путем зачисления на указанный в договоре расчетный счет заемщика с одновременным отражением его задолженности на счете по учету кредита. Кредитным договором банку предоставлено право безакцептного списания денежных средств со всех счетов, открытых в банке заемщику, в целях погашения задолженности по кредиту, уплаты начисленных процентов и комиссий, а также в случае предъявления банком требования о досрочном исполнении заемщиком своих обязательств по данному договору. Кредит в целом считается возвращенным с момента зачисления соответствующей денежной суммы на открытый заемщику счет по учету кредита. Кредитным договором предусмотрено, что обязательства заемщика по своевременному и полному возврату кредита, уплате процентов за пользование им и комиссионного вознаграждения банка обеспечиваются, в частности, поручительством ООО (поручителя). В соответствии с договором поручительства, заключенным между поручителем, банком и заемщиком, поручитель обязался отвечать перед банком за исполнение заемщиком обязательства по возврату кредита. Договором поручительства предусмотрена солидарная ответственность поручителя в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком своего обязательства по возврату суммы кредита. В последний день срока действия кредитного договора поручитель перечислил банку невозвращенную часть кредита, после чего обратился в арбитражный суд с иском к заемщику о взыскании задолженности по кредитному договору и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. В соответствии со статьей 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Согласно пункту 1 статьи 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. Пунктом 3 статьи 367 ГК РФ предусмотрено такое основание прекращения поручительства, как отказ кредитора принять надлежащее исполнение обязательства, предложенное ему поручителем. Данную норму права следует рассматривать как законоположение, предоставляющее поручителю право исполнить обеспеченное им обязательство за должника, с которым корреспондирует обязанность кредитора принять от поручителя надлежащее исполнение, предложенное последним за должника. Действуя таким образом, поручитель на законных основаниях препятствует наступлению условия, которое повлекло бы его обязательство перед кредитором. С учетом изложенного следует сделать вывод о том, что в данном случае исполнение истцом банку обязательств заемщика по кредитному договору в последний день срока возврата кредита, осуществленное без ведома заемщика и в отсутствие соответствующего требования со стороны банка, само по себе не противоречит закону. Как установлено пунктом 1 статьи 365 ГК РФ, к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. При таких обстоятельствах иск о взыскании задолженности по кредитному договору и процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 04.05.2008 N А56-7165/2007.

Суды в своей практике рассматривают споры, возникшие из требования поручителя к должнику, возникшего на основании исполнения денежного обязательства поручителем за должника. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 21.04.2008 N А29-4930/2007 указал, что списание банком денежных средств в безакцептном порядке со счета поручителя до истечения срока, предоставленного заемщику кредитным договором для возврата суммы кредита, не может свидетельствовать об отсутствии у поручителя правовых оснований для взыскания спорного долга. Таким образом, поручитель приобретает право требования возврата долга в любом случае, если исполнение долга должника перед кредитором произведено за счет поручителя.

Прекращение поручительства (статья 367 ГК РФ)

Ситуация N 31. Суд удовлетворил иск о признании договора поручительства прекращенным, так как в соответствии со статьей 367 ГК РФ поручительство прекращается в случае изменения обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без его согласия (Постановление ФАС Московского округа от 08.05.2008 N КГ-А40/2791-08).

Суть дела. Между банком и организацией заключен кредитный договор о предоставлении кредита под установленные договором проценты сроком на один год. В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору между банком и ООО заключен договор поручительства, в соответствии с которым поручитель взял на себя обязательства нести солидарную с заемщиком ответственность по кредитному договору. Дополнительным соглашением к кредитному договору изменены размер процентной ставки и срок погашения кредита. Полагая, что изменение основного обязательства без его согласия влечет для него увеличение ответственности, поручитель обратился в арбитражный суд с иском о признании договора поручительства прекращенным. Позиция суда. Согласно пункту 2 статьи 363 ГК РФ поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. В соответствии с пунктом 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. В соответствии с пунктом 1 статьи 452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора поручительства совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. Установлено, что в договоре поручительства отсутствует согласие поручителя отвечать в соответствии с измененными условиями основного договора, имеется лишь указание на то, что поручителю известны условия кредитного договора, что не является согласием на увеличение ответственности поручителя, предусмотренным ст. 367 ГК РФ. Подписав договор поручительства, поручитель согласился с условиями кредитного договора, согласованными сторонами на дату его подписания, договор поручительства не освобождает стороны от получения согласия поручителя на вносимые в будущем изменения в условия кредитного договора. При таких обстоятельствах иск о признании договора поручительства прекращенным подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 08.05.2008 N КГ-А40/2791-08.

В судебной практике имеют место споры по вопросу признания прекращенным договора поручительства. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 17.06.2008 N А56-14812/2007 указал, что в случае, если в договоре поручительства не установлен срок его действия, то иск о взыскании с поручителя задолженности по кредитному договору может быть предъявлен банком в течение года с момента наступления срока исполнения обязательств заемщика, так как с истечением этого срока поручительство прекращается. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 21.05.2008 N Ф08-2134/2008 указал, что в случае продления дополнительным соглашением срока погашения кредита без согласия поручителя для него могут иметь место неблагоприятные последствия ввиду необходимости нести ответственность в течение более длительного срока, чем указано в договоре, поэтому поручительство в данном случае прекращается в день изменения кредитного договора. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 11.12.1996 N 1832/96 указал, что договор поручительства прекратил свое действие в связи с изменением без согласия поручителя условий кредитного договора, повлекших неблагоприятные последствия для поручителя.

Понятие банковской гарантии (статья 368 ГК РФ)

Ситуация N 32. Суд удовлетворил иск банка о взыскании с организации задолженности по соглашению о выдаче банковской гарантии, поскольку банк исполнил свои обязательства, предусмотренные статьей 368 ГК РФ (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.06.2008 N А56-51523/2006).

Суть дела. Между организацией и продавцом заключен договор, согласно которому продавец должен поставить транспортные средства, а организация в счет оплаты товара должна акцептовать и оплатить выписанные продавцом переводные беспроцентные векселя, обеспечив исполнение своих обязательств по контракту банковской гарантией, основанием для взыскания денежных сумм по которой является невыплата организацией сумм по указанным векселям. В обеспечение исполнения обязательств организации по данному договору между банком и организацией заключено соглашение о выдаче банковской гарантии. По соглашению банк должен выдать гарантию в пользу продавца, а организация обязана возместить банку суммы, выплаченные продавцу, и оплатить комиссию. Обязательства организации по указанному соглашению обеспечены договорами залога транспортных средств и оборудования. Продавец предъявил банку требование о выплате суммы банковской гарантии, сославшись на невыполнение организацией обязательств по контракту. Банк перечислил продавцу требуемую сумму, о чем сообщил организации, предложив возместить на основании соглашения выплаченную сумму банковской гарантии и оплатить комиссию. Требование банка получено организацией и не исполнено, что послужило основанием для предъявления банком иска о взыскании задолженности по соглашению о выдаче банковской гарантии и задолженности по комиссии за выдачу гарантии с обращением взыскания на принадлежащие организации транспортные средства и оборудование, находящиеся в залоге у банка в обеспечение исполнения обязательства организации по соглашению о выдаче банковской гарантии. Позиция суда. Условия соглашения о выдаче банковской гарантии соответствуют статье 368 ГК РФ и предусматривают, что датой выдачи гарантии является дата подписания гарантии уполномоченными представителями банка. Предусмотренная статьей 368 ГК РФ просьба принципала о выдаче гарантом письменного обязательства уплатить кредитору принципала денежную сумму по письменному требованию бенефициара выражена организацией в указанном соглашении. Факт выдачи банком письменной гарантии был подтвержден продавцом, а также имеющимися в деле доказательствами, в частности письменным текстом выданной гарантии. Факт выполнения банком условий гарантии и перечисления продавцу суммы, взыскиваемой в порядке регресса с организации, подтвержден имеющимися в деле доказательствами и не оспаривается лицами, участвующими в деле, как и то, что обязательства организации перед продавцом не были исполнены. При указанных обстоятельствах иск банка подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 03.06.2008 N А56-51523/2006.

С введением в действие в 1995 г. первой части ГК РФ банковская гарантия появилась в качестве самостоятельного института, тогда как ранее она являлась разновидностью поручительства. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 15.01.1998 N 27 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм ГК РФ о банковской гарантии» дал арбитражным судам следующие рекомендации и разъяснения: 1) для возникновения гарантийного обязательства не требуется извещения гаранта о принятии бенефициаром гарантии, если иное прямо не предусмотрено в тексте гарантийного обязательства; 2) при отсутствии в документах, содержащих гарантийное обязательство, указаний о сроке, на который оно выдано, гарантийного обязательства не возникает; 3) отсутствие письменного соглашения между принципалом и гарантом не влечет недействительности гарантийного обязательства гаранта перед бенефициаром; 4) при наличии доказательств прекращения основного обязательства в связи с его надлежащим исполнением, о чем бенефициару было известно до предъявления письменного требования к гаранту, судом может быть отказано в удовлетворении требований бенефициара; 5) обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от основного обязательства и подлежит исполнению по требованию бенефициара без предварительного предъявления требования к принципалу об исполнении основного обязательства, если иное не определено в гарантии; 6) ответственность гаранта перед бенефициаром не ограничена суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное; 7) иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование об уплате денежной суммы, может быть заявлен в пределах общего срока исковой давности; 8) отсутствие в банковской гарантии указания бенефициара, которому она выдана, не является основанием для признания ее недействительной.

Отказ гаранта удовлетворить требование бенефициара (статья 376 ГК РФ)

Ситуация N 33. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании с банка убытков, причиненных выдачей им недействительной гарантии, так как неуказание в тексте банковской гарантии срока действия влечет ее недействительность (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 12.02.2008 N Ф03-А59/08-1/110).

Суть дела. Банк предоставил организации банковскую гарантию при исполнении двух контрактов, заключенных с поставщиками на поставку продукции. Поставка продукции, оплаченная организацией предварительно, произведена не была, а поставка по второму контракту, оплаченная также предварительно, произведена частично, обязательства поставщиком также не исполнены. Организация предъявила иск к банку о взыскании суммы убытков, причиненных выдачей банком недействительной гарантии. Позиция суда. Установлено, что в банковских гарантиях ответчика отсутствуют сроки, на которые они выданы. В соответствии с пунктом 2 статьи 374 ГК РФ требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана. Согласно пункту 1 статьи 376 ГК РФ гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование либо приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока. В соответствии с пунктом 2 информационного письма ВАС РФ от 15.01.1998 N 27 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии», исходя из статей 374, 376 ГК РФ, срок, на который выдана гарантия, является существенным условием гарантийного обязательства. В связи с чем при отсутствии в документах, содержащих гарантийное обязательство, указаний о сроке, на который оно выдано, гарантийного обязательства не возникает. При таких обстоятельствах доводы истца о возникновении у него убытков исключительно по вине банка признаются необоснованными, так как в данном случае имеет место и неосторожность кредитора, поскольку спорные банковские гарантии подлежали возврату ответчику для надлежащего дооформления. В связи с вышеизложенным исковые требования организации о взыскании с банка убытков, понесенных выдачей банком недействительной гарантии, удовлетворению не подлежат.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 12.02.2008 N Ф03-А59/08-1/110.

Банковская гарантия в обязательном порядке должна содержать указание на срок, в течение которого она действует. Из содержания пункта 2 статьи 374 и пункта 1 статьи 376 ГК РФ следует, что срок, на который выдается гарантия, является существенным условием любого гарантийного обязательства. При его отсутствии гарантийное обязательство не возникает. Суды в своей практике однозначно относят условие о сроке банковской гарантии к существенным условиям действительности банковской гарантии. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 11.05.2005 N Ф03-А51/05-1/912 указал на то, что срок является существенным условием банковской гарантии и отсутствие в тексте банковской гарантии срока влечет ее недействительность. ФАС Московского округа в Постановлении от 20.06.2002 N КГ-А40/3761-02 также отмечает то, что срок является существенным условием банковской гарантии.

Понятие задатка. Форма соглашения о задатке (статья 380 ГК РФ)

Ситуация N 34. Суд отказал в иске о взыскании двойной суммы задатка, так как в нарушение статьи 380 ГК РФ договор о задатке не был заключен в письменной форме (Постановление ФАС Московского округа от 21.05.2008 N КГ-А40/4072-08).

Суть дела. Решением арбитражного суда государственное унитарное предприятие признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство. В соответствии с опубликованным информационным сообщением во исполнение договора поручения с конкурсным управляющим предприятие заявило о проведении торгов на право заключения договора купли-продажи имущества предприятия, в том числе по лоту N 2 (здания) и лоту N 3 (здания). Гражданами Б. и К. поданы заявки на участие в торгах по лоту N 2 и по лоту N 3, зарегистрированные в журнале заявок. За участие в торгах по лотам N 2 и N 3 Б. и К. перечислили на расчетный счет предприятия задатки, размер которых в соответствии с условиями информационного сообщения составляет 20% от начальной цены продажи имущества. Предприятие возвратило перечисленные Б. и К. денежные средства на их расчетные счета как необоснованно перечисленные без заключения договора о задатке. Уведомлениями организатор торгов сообщил Б. и К. об отказе в допуске к участию на торгах в связи с непредставлением полного комплекта документов для участия в торгах в соответствии с информационным сообщением, неподтверждением поступления задатка в размере, сроки и порядке, указанных в извещении о проведении торгов. На основании договоров уступки права истец приобрел у Б. и К. право требования двойного задатка солидарно с организатора торгов и предприятия. Полагая незаконным отказ организатора торгов в допуске к участию в торгах Б. и К. в связи с уплатой задатка без заключения договора о задатке, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании денежных средств в размере двойного задатка. Позиция суда. Основываясь на положениях пункта 2 статьи 381 ГК РФ и пункта 5 статьи 448 ГК РФ, суд пришел к выводу, что оснований для взыскания двойной суммы задатка нет, поскольку договор о задатке не был заключен. Согласно статье 380 ГК РФ задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения. Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме. В соответствии с предложениями о порядке, о сроках и об условиях продажи имущества государственного унитарного предприятия, утвержденных собранием кредиторов, договор о задатке заключается между претендентом и конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном статьей 448 ГК РФ, в пределах сроков, установленных предложениями и информационным сообщением для внесения задатка. Договор о задатке должен предусматривать размер задатка, порядок и сроки его внесения, банковские реквизиты сторон, а также порядок возврата задатка в случаях, когда претендент не допущен к участию в аукционе, не признан победителем аукциона, отзывает заявку. Установлено, что информационное сообщение о проведении торгов содержит не все существенные условия договора задатка, в связи с чем не может быть признано в силу пункта 1 статьи 435, пункта 2 статьи 437 ГК РФ офертой (публичной офертой) на заключение договора задатка, а перечисленные гражданами Б. и К. денежные средства — ее акцептом. В связи с вышеизложенным суд отказал в удовлетворении иска.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 21.05.2008 N КГ-А40/4072-08.

В соответствии с пунктом 2 статьи 380 ГК РФ соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме. Пункт 3 статьи 380 ГК РФ устанавливает, что в случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, в частности вследствие несоблюдения правила, установленного пунктом 2 статьи 380 ГК РФ, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное. Согласно пункту 2 статьи 381 ГК РФ, если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка. Таким образом, в случае, если письменная форма соглашения о задатке не соблюдена, то уплаченную сумму следует считать авансом и, соответственно, к ней не применяются нормы, регулирующие задаток. Так, ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 11.12.2007 N Ф04-7930/2007(40159-А75-16) указал, что в случае несоблюдения письменной формы соглашения о задатке уплаченная сумма должна быть признана авансом, в связи с чем кредитор в связи с прекращением обязательства должен вернуть должнику аванс в том размере, в котором он был выплачен покупателем, независимо от того, кто является ответственным за неисполнение договора.

Права, которые не могут переходить к другим лицам (статья 383 ГК РФ)

Ситуация N 35. Суд отказал в удовлетворении иска о признании договора цессии недействительным по основанию, установленному статьей 383 ГК РФ, поскольку уступленные права не были неразрывно связаны с личностью первоначального кредитора (Постановление ФАС Уральского округа от 27.02.2008 N Ф09-807/08-С4).

Суть дела. Между заказчиком и подрядчиком заключен договор строительного подряда, согласно которому подрядчик собственными и привлеченными силами и средствами выполнит окончание строительно-монтажных работ на объекте. По договору цессии подрядчик передал новому кредитору полностью все права по требованию задолженности с заказчика за выполненные работы на объекте по договору. Согласно данному договору новый кредитор производит расчеты с прежним кредитором путем зачета в счет расчетов по договорам субподряда. Решением арбитражного суда подрядчику отказано во взыскании с заказчика задолженности по договору строительного подряда. Полагая, что вступившим в законную силу решением суда подтверждено отсутствие задолженности заказчика перед подрядчиком, а уступленное по договору цессии право обусловлено встречным исполнением, в связи с чем личность кредитора имеет для должника существенное значение, заказчик обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора цессии. Позиция суда. В силу статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии со статьей 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается. На основании имеющихся в материалах дела доказательств установлено наличие у заказчика перед подрядчиком на момент заключения договора цессии долга по оплате работ. Установлено, что право требования задолженности с заказчика за выполненные работы по договору строительного подряда не обусловлено встречным исполнением, и сложившиеся правоотношения не свидетельствуют о передаче на основании оспариваемого договора права, неразрывно связанного с личностью кредитора. При указанных обстоятельствах иск о признании недействительным договора цессии удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 27.02.2008 N Ф09-807/08-С4.

В статье 383 ГК РФ речь идет о запрете уступки таких прав, которые возникли у конкретного лица, которые только этим лицом могут быть реализованы, а его исчезновение влечет погашение этих прав. Неразрывность конкретного субъективного права с личностью кредитора определяет действительность это права. Управомоченное лицо характеризуется не только наличием конкретного субъективного права, но и индивидуальными характеристиками, которые присущи только для одного конкретного индивидуума. В ГК РФ перечислены лишь основные случаи, когда обязательство считается неразрывно связанным с личностью кредитора, в частности алиментные обязательства и обязательства о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Суды достаточно редко признают договор цессии недействительным. Примером судебного решения, содержащего такой вывод, может быть Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21.01.2008 N Ф03-А59/07-1/5809, в котором суд указал, что в силу статьи 383 ГК РФ переход права страхователя на возмещение ущерба к страховщику недопустим, если такое право неразрывно связано с личностью кредитора; к тому же в соответствии со статьей 965 ГК РФ переход прав страхователя на возмещение ущерба к страховщику (суброгация) предусмотрен только по договору имущественного страхования, а по договору личного страхования суброгация не предусмотрена.

Возражения нового должника против требования кредитора (статья 392 ГК РФ)

Ситуация N 36. Суд удовлетворил иск о взыскании суммы долга, так как выдвинутые новым должником на основании статьи 392 ГК РФ требования являются безосновательными (Постановление ФАС Поволжского округа от 14.02.2008 N А65-11678/2007-СГ1-10).

Суть дела. Между третьим лицом и организацией был заключен договор купли-продажи ценных бумаг, в соответствии с которым организация обязалась передать в собственность третьему лицу обыкновенные именные акции, а третье лицо обязалось уплатить организации согласованную сторонами цену акций в течение установленного срока с момента подписания договора. По договору о переводе долга третье лицо перевело на государственное учреждение свои долговые обязательства по договору купли-продажи ценных бумаг. Ненадлежащее исполнение учреждением обязательств по уплате долга послужило основанием для обращения организации в суд с иском к учреждению о взыскании суммы долга. Ответчик в отзыве на иск указал на то, что договор о переводе долга был подписан неуполномоченным лицом, а также указал на пропуск истцом срока исковой давности. Позиция суда. В соответствии со статьей 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Установлено, что оплата ответчиком платежным поручением, предъявленным истцом к оплате, свидетельствует об одобрении ответчиком указанного договора о переводе долга и создает для него обязательства по оплате переведенного на него долга. Установлено, что течение срока исковой давности по переведенному на первого ответчика обязательству по оплате акций было прервано в связи с частичной оплатой ответчиком долга по переведенному на него обязательству, что не противоречит статье 203 ГК РФ и разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В связи с изложенным иск о взыскании с учреждения суммы долга подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 14.02.2008 N А65-11678/2007-СГ1-10.

В соответствии со статьей 392 ГК РФ новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником. Принимая указанную норму, законодатель исходил из того, что основополагающей идеей перевода долга является сохранение прежнего обязательства, в связи с чем сохраняются все требования сторон обязательства друг к другу. Поэтому к новому должнику, вступающему на место первоначального в то же самое обязательство, переходят все требования и возражения кредитору, имевшиеся у первоначального должника. При этом должник, выбывший из обязательства, не несет перед кредитором никакой ответственности за неисполнение обязательства новым должником. Судами часто рассматриваются споры о взыскании денежных средств после заключения должником договора о переводе долга. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 27.12.2006 N А33-5896/06-Ф02-6951/06-С2 указал, что отсутствие в тексте договора перевода долга ссылки на сделку, по которой возникла задолженность, не является основанием для признания договора переуступки долга недействительным. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 16.01.2003 N Ф04/107-1040/А46-2002 обратил внимание на недействительность договоров уступки права требования и перевода долга в случае отсутствия сведений об обязательствах, по которым происходит уступка права требования и перевод долга, а также в случае, если должник и кредитор совпадают в одном лице.

Субсидиарная ответственность (статья 399 ГК РФ)

Ситуация N 37. Суд удовлетворил иск о взыскании основного долга и неустойки на основании статьи 399 ГК РФ, согласно которой, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность (Постановление ФАС Центрального округа от 29.04.2008 N Ф10-1167/08).

Суть дела. Между организацией (подрядчиком) и управлением автомобильных дорог субъекта РФ (заказчиком) был заключен договор на выполнение работ по строительству и ремонту автомобильных дорог и дорожных сооружений, а заказчик обязался производить оплату выполненных работ. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда с заказчика в пользу подрядчика взыскана сумма долга по договору подряда. На основании договора уступки права требования подрядчик уступил право требования задолженности, а также право на проценты, неустойку и другие права, обеспечивающие исполнение обязательства заказчика цессионарию. Ссылаясь на то, что заказчиком обязательство по оплате основного долга, взысканного решением суда, не исполнено, цессионарий обратился в арбитражный суд с иском о взыскании основного долга и неустойки. Позиция суда. В силу статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. В соответствии со статьей 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества. Согласно статье 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Поскольку факт неисполнения обязательства по оплате работ установлен решением арбитражного суда, доказательств погашения задолженности в спорный период ответчики не представили, следует признать управление автомобильных дорог субъекта РФ лицом, обязанным уплатить предусмотренную договором неустойку за просрочку исполнения обязательства. Кроме того, согласно статьям 120, 399 ГК РФ субсидиарная обязанность по выплате неустойки за неисполнение учреждением обязательств по данному договору лежит на субъекте РФ. Исходя из смысла статей 120, 399 ГК РФ основанием для привлечения собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности является факт неисполнения основным должником денежного обязательства. Ответственность собственника имущества в данном случае является дополнительной. Основания и условия такой ответственности для собственника имущества учреждения не могут быть иными, чем для самого учреждения. Поскольку заказчик не исполнил обязательство по оплате выполненных работ, следует взыскать неустойку за весь указанный период просрочки, как с основного должника, так и с лица, несущего за него субсидиарную ответственность. В соответствии со статьей 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить ее размер. Ввиду явной несоразмерности начисленной суммы неустойки последствиям нарушения обязательства в порядке статьи 333 ГК РФ размер подлежащей взысканию неустойки подлежит уменьшению. В соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.03.1997 N 6 при уменьшении арбитражным судом размера неустойки на основании статьи 333 ГК РФ расходы истца по госпошлине подлежат возмещению ответчиком исходя из суммы неустойки, которая подлежала бы взысканию без учета ее уменьшения. При таких обстоятельствах иск о взыскании основного долга и неустойки был удовлетворен.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 29.04.2008 N Ф10-1167/08.

В соответствии со статьей 399 ГК РФ отсутствие или нехватка денежных средств для удовлетворения требований кредиторов не является обязательным основанием для предъявления претензии к субсидиарному должнику, для привлечения отвечающего субсидиарно лица достаточно лишь отказа основного должника удовлетворить требования кредитора или отсутствие ответа со стороны основного должника на предъявленные требования. Суды часто сталкиваются с ситуациями, когда для возврата долга привлекаются субсидиарные должники. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 11.08.2008 N Ф03-А51/08-1/2520 указал, что Российская Федерация в лице Министерства обороны несет субсидиарную ответственность по обязательствам созданного им учреждения при недостаточности у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 05.05.2008 N Ф03-А73/08-1/1294 взыскал в порядке статей 120, 399 ГК РФ с войсковой части, а при недостаточности денежных средств — с Российской Федерации в лице Министерства обороны за счет казны РФ в пользу истца суммы основного долга. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 30.06.2008 N А57-5307/07-44 указал на то, что в случае недостаточности денежных средств у муниципального учреждения иск о взыскании задолженности в порядке субсидиарной ответственности может быть предъявлен к муниципальному образованию как собственнику имущества муниципального учреждения. Таким образом, в случае нехватки денежных средств у учреждения ответственность по его обязательствам несет собственник его имущества.

Основания ответственности за нарушение обязательства (статья 401 ГК РФ)

Ситуация N 38. Суд удовлетворил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с тем, что ответчиком не было доказано отсутствие вины при неисполнении обязательства. Следовательно, в соответствии с пунктом 1 статьи 401 ГК РФ он должен нести ответственность за неисполнение обязательства в установленный срок (Постановление ФАС Уральского округа от 05.05.2008 N Ф09-3106/08-С5).

Суть дела. Между организацией (поставщик) и бюджетным учреждением (покупатель) был заключен договор поставки. Ссылаясь на ненадлежащее исполнение покупателем обязанности по оплате стоимости поставленной продукции, поставщик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами. Покупатель указал, что причиной несвоевременной оплаты явилось недофинансирование его из федерального бюджета. Позиция суда. Материалами дела установлено, что ответчиком после обращения истца в суд произведена полная оплата задолженности по договору, в связи с чем заявленные требования в части взыскания основного долга удовлетворению не подлежат. Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. В соответствии со статьей 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются. Пунктом 1 статьи 395 ГК РФ установлено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. В силу пункта 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ» в случае предъявления кредитором требования о применении к учреждению мер ответственности за нарушение денежного обязательства отсутствие у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств само по себе нельзя расценивать как принятие им всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота. Поэтому недофинансирование учреждения со стороны собственника его имущества само по себе не может служить обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины учреждения, и, следовательно, основанием для освобождения его от ответственности на основании п. 1 ст. 401 ГК РФ. Таким образом, иск в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 05.05.2008 N Ф09-3106/08-С5.

Вопрос о том, несет ли бюджетное учреждение ответственность за неисполнение обязательств в связи с ненадлежащим бюджетным финансированием, является предметом множества судебных споров. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 28.04.2007, 24.04.2007 N Ф03-А73/07-1/915 указал, что в данной ситуации на бюджетном учреждении лежит обязанность по доказыванию отсутствия вины в ненадлежащем исполнении обязательства. Таким образом, суды в ходе рассмотрения данной категории дел уделяют внимание в первую очередь доказательной базе, а не наличию обстоятельства недофинансирования со стороны собственника.

Прекращение обязательства на основании акта государственного органа (статья 417 ГК РФ)

Ситуация N 39. Суд удовлетворил иск о расторжении договора аренды, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 417 ГК РФ, если в результате издания акта государственного органа исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части (Постановление ФАС Поволжского округа от 11.03.2008 N А06-4719/07-22).

Суть дела. Между сторонами заключен договор аренды специального автотранспорта сроком на 10 лет. В связи с лишением арендатора (авиакомпании) сертификата соответствия, удостоверяющего соответствие требованиям нормативных документов аэропортовой деятельности, и потерей им возможности, исходя из указанного обстоятельства, использовать специальные транспортные средства, ранее переданные ему арендодателем по договору аренды для обслуживания полетов, арендодатель обратился в суд с иском о расторжении договора аренды. Позиция суда. В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Причем существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Целевое использование специальной автотехники усматривается из договора, согласно которому стороны пришли к взаимному соглашению по заключению данного договора с целью оперативного проведения мероприятий по модернизации и обновлению существующего специального автотранспорта, обслуживающего воздушные суда, и достижения должного уровня безопасности и регулярности полетов. Согласно договору арендуемый специальный автотранспорт будет использоваться арендатором в соответствии с условиями договора и производственной необходимостью арендатора. В соответствии со статьей 8 Воздушного кодекса РФ обязательной сертификации подлежат юридические лица — разработчики и изготовители воздушных судов и другой авиационной техники; авиационные предприятия и индивидуальные предприниматели, осуществляющие и обеспечивающие воздушные перевозки и авиационные работы; юридические лица, осуществляющие техническое обслуживание и ремонт авиационной техники; аэродромы, аэропорты; образовательные учреждения, осуществляющие подготовку специалистов соответствующего уровня согласно перечням должностей авиационного персонала; воздушные суда, авиационные двигатели, воздушные винты, бортовое и наземное авиационное оборудование и другие объекты, а также юридические лица, деятельность которых непосредственно связана с обеспечением безопасности полетов воздушных судов или авиационной безопасности. Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Постановлением Правительства РФ от 27.05.2002 N 346 «Об утверждении положений о лицензировании деятельности в области авиационной техники» предусмотрено наличие сертификата на техническое обслуживание и ремонт гражданской авиационной техники, выдаваемого специально уполномоченным органом в области гражданской авиации, соблюдение требований нормативно-технической документации (ГОСТ, ОСТ, ЕСКД, СРПП), а также выполнение положений комплексной программы обеспечения безопасности, надежности, эксплуатационной и ремонтной технологичности (ГОСТ В 20436). На основании статей 6, 23, 49 ГК РФ право осуществлять деятельность, на занятие которой необходим сертификат, возникает с момента получения сертификата или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Отсутствие у арендатора сертификата соответствия, удостоверяющего соответствие требованиям нормативных документов аэропортовой деятельности, подтверждается материалами дела. Установлено, что у арендатора соответствующий сертификат был аннулирован, что арендатором не оспаривается. Согласно пункту 1 статьи 416 ГК РФ обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает. В частности, одним из таких обстоятельств в соответствии с пунктом 1 статьи 417 ГК РФ является прекращение обязательства в результате издания акта государственного органа, в том числе связанного с лишением лицензии на осуществление определенного вида деятельности. В соответствии с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств» после этого обязательство арендатора по осуществлению деятельности в натуре прекратилось. В соответствии со статьей 451 ГК РФ договор может быть изменен или расторгнут в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно условий, перечисленных в подпунктах 1 — 4 пункта 2 статьи 451 ГК РФ. В связи с вышеизложенным иск о расторжении договора аренды был удовлетворен.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 11.03.2008 N А06-4719/07-22.

Президиум ВАС РФ в информационном письме от 21.12.2005 N 104 указал, что обязательство может быть прекращено по основанию, предусмотренному статьей 417 ГК РФ, и в тех случаях, когда издан акт органа местного самоуправления, делающий невозможным исполнение обязательства. Причиной данного разъяснения было в первую очередь то обстоятельство, что статья 417 ГК РФ сформулирована не вполне ясно: если в результате издания акта государственного органа исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство должно прекратиться полностью или в соответствующей части. В связи с тем что органы местного самоуправления не относятся к органам государственной власти, которыми являются только органы государственной власти РФ и органы государственной власти субъектов РФ, данную норму можно было трактовать как неправомерность отказа одной из сторон договора от исполнения обязанностей в результате издания акта органами муниципального самоуправления. Суды в своей практике учитывают данное разъяснение. Так, ФАС Центрального округа в Постановлении от 02.06.2008 N А48-3226/06-15 указал, что под основанием прекращения обязательства в результате издания акта государственного органа следует понимать также издание актов органов местного самоуправления. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 11.07.2007 N А33-1327/07-Ф02-4289/07 указал, что толкование положений статей 13, 16, 417 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что обязательство может быть прекращено в связи с невозможностью исполнения и в тех случаях, когда издан акт органа местного самоуправления. Таким образом, издание акта органа местного самоуправления также может служить основанием прекращения обязательства.

Возмездный и безвозмездный договоры (статья 423 ГК РФ)

Ситуация N 40. Суд указал, что отсутствие в договоре цессии условия о цене передаваемого права не позволяет квалифицировать данный договор как договор дарения, так как в соответствии с пунктом 3 статьи 423 ГК по общему правилу договор является возмездным. В связи с этим суд удовлетворил иск цессионария о взыскании задолженности по договору займа (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.01.2008 N Ф04-557/2008(1226-А46-8)).

Суть дела. Организация заключила договор займа с государственным предприятием. Впоследствии организация заключила договор цессии, по которому уступила свое право требования исполнения по договору новому кредитору (цессионарию). Новый кредитор предъявил требования к государственному предприятию произвести исполнение по договору займа. Предприятие отказалось производить исполнение, ссылаясь на то, что договор цессии является недействительным, т. к. в нем отсутствует указание о цене, что позволяет квалифицировать данный договор как договор дарения, тогда как закон запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями. Цессионарий, не согласившись с данными выводами, подал иск в арбитражный суд. Позиция суда. Обратившись с иском, истец в качестве нового кредитора заявил требование о взыскании с должника задолженности по договору займа, по которому первоначальный кредитор обязался передать в заем государственному предприятию денежную сумму, а заемщик обязался возвращать долг по займу ежемесячными платежами. Факт получения заемных средств ответчиком не оспаривается и материалами дела подтверждается. Статья 807 ГК РФ устанавливает, что по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Поскольку факт получения суммы займа ответчиком не оспаривается и им совершались действия по частичному гашению долга по займу, то суд не находит оснований считать сделку по займу недействительной, поскольку она получила одобрение со стороны юридического лица, что предусмотрено статьей 183 ГК РФ. По поводу получения согласия собственника имущества государственного предприятия (Минимущества) на совершение сделки по получению займа была высказана позиция, согласно которой ни законом, ни уставом предприятия не предусмотрено наличие согласия собственника предприятия на совершение этим предприятием сделок на получение займа от третьих лиц, что и имело место в данном случае. В соответствии с частью 1 статьи 572 ГК РФ дарение может выражаться в безвозмездной передаче одним лицом другому лицу имущественного права (требования) к третьему лицу. Пункт 3 статьи 423 ГК РФ устанавливает, что договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. В пункте 9 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ» опровергается и правомерность доводов истца, касающихся безвозмездности сделки уступки прав требования, и разъясняется, что соглашение об уступке прав требования, заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права требования. Отсутствие в сделке уступки права условия о цене передаваемого права само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями. Поскольку ответчик не представил арбитражному суду каких-либо доказательств того, что по сделке цессии имело место дарение, из существа самой сделки такие выводы не следуют, то данное возражение ответчика было отклонено в качестве необоснованного. В связи с изложенным, на основании того, что в данной ситуации имел место договор цессии, требования истца к предприятию о взыскании задолженности по договору займа, процентов и пени подлежат удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 29.01.2008 N Ф04-557/2008(1226-А46-8).

Договоры в силу закона могут быть как безвозмездными, так и возмездными. ГК предусматривает, что договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, а также содержания или существа договора не следует иное. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ» рассмотрел ситуацию, когда в договоре цессии не содержится пункта, регламентирующего цену уступки требования. ВАС РФ рекомендовал судам в первую очередь выявлять намерения сторон и квалифицировать уступку права (требования) как дарение только в том случае, когда установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права. Суды в своей практике придерживаются аналогичной позиции. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 04.06.2008 N Ф08-2543/2008 указал, что отсутствие в договоре уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями. В Постановлении от 14.04.2008 N Ф08-1755/2008 ФАС Северо-Кавказского округа, придя к аналогичным выводам, указал также, что в соответствии со статьей 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Если не имеется возможности определить содержание договора, должна быть выяснена действительная воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, установившуюся во взаимных отношениях сторон практику и их последующее поведение, обычаи делового оборота.

Цена (статья 424 ГК РФ)

Ситуация N 41. Суд удовлетворил иск о взыскании неосновательного обогащения, так как ответчик пользовался помещением истца без его оплаты. Суд признал обоснованным применение истцом для определения размера неосновательного обогащения правила, содержащегося в пункте 3 статьи 424 ГК РФ (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.04.2008 N А28-7879/2007-210/17).

Суть дела. Стороны заключили договор оказания услуг по содержанию здания, по условиям которого здание передано исполнителю для использования под административные нужды. Впоследствии арбитражный суд признал договор недействительным и обязал исполнителя освободить занимаемые помещения. Посчитав, что исполнитель в действительности необоснованно пользовался помещением без соответствующей оплаты, заказчик обратился в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. В силу положений пункта 1 статьи 1102 ГК РФ институт неосновательного обогащения подлежит применению к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке. Согласно пункту 2 статьи 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения приобрести его либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. При этом в соответствии с пунктом 3 статьи 424 ГК РФ следует исходить из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы и услуги. Установлено, что ответчиком указанное здание было занято. Истец в обоснование исковых требований представил расчет размера неосновательного обогащения, основанный на применении цен за пользование указанными и иными аналогичными помещениями в данный период времени другими пользователями. Ответчик не опроверг документально предъявленную к взысканию сумму. При таких обстоятельствах иск о взыскании неосновательного обогащения был удовлетворен.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 11.04.2008 N А28-7879/2007-210/17.

В соответствии с пунктом 3 статьи 424 ГК РФ в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. Данное положение относится к тем случаям, когда цена не является существенным условием договора. Тогда же, когда цена является существенным условием договора, но в договоре она не указана и не может быть определена исходя из его условий, такой договор считается незаключенным, а норма, содержащаяся в пункте 3 статьи 424 ГК РФ, не применяется. Таким образом, суды при рассмотрении вопроса об определении цены должны также выяснить, является ли цена существенным условием рассматриваемого договора. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 12.01.2005 N Ф08-6256/2004 указал, что стоимость подрядных работ, порядок осуществления расчетов и срок выполнения работ не относятся к существенным условиям договора подряда, следовательно, их отсутствие в тексте договора не влечет его недействительность. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 23.05.2005 N А19-339/05-47-Ф02-2190/05-С2 указал на то, что цена является существенным условием договора купли-продажи, и ее отсутствие влечет недействительность договора. ФАС Московского округа в Постановлении от 15.01.2007, 18.01.2007 N КГ-А40/11019-06 указал на то, что существенным условием договора аренды нежилого помещения с правом выкупа является выкупная стоимость имущества, и ее отсутствие является основанием для признания договора незаключенным. Пленумы ВС РФ и ВАС РФ в п. 54 Постановления от 01.07.1996 N 6/8 указали, что в случае недостижения сторонами соглашения по вопросу о цене в судебном заседании договор считается незаключенным. В этом Постановлении также отмечается, что заинтересованная сторона должна доказать, какой ценой нужно пользоваться. На практике встречается множество случаев, когда цена не определена текстом договора. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 27.03.2008 N Ф04-2103/2008(2626-А70-38) указал, что в договоре подряда стоимость транспортно-экспедиционных расходов на поставку материалов не является существенным условием договора. ФАС Московского округа в Постановлении от 17.08.2005 N КГ-А40/7702-05 указал, что оказанные истцом детективные, юридические и консалтинговые услуги должны быть оплачены ответчиком по сложившимся ценам. Таким образом, в таких ситуациях суды, рассматривая иски о взыскании неосновательного обогащения, при определении размера соответствующих требований, подлежащих удовлетворению, исходят из правила, установленного пунктом 3 статьи 424 ГК РФ.

Публичный договор (статья 426 ГК РФ)

Ситуация N 42. Суд удовлетворил иск о понуждении сетевой организации заключить договор на технологическое присоединение к электрической сети, поскольку в соответствии со статьей 426 ГК РФ заключение такого договора обязательно для сетевой организации (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.05.2008 N А43-30975/2006-1-653).

Суть дела. Сетевая организация выдала ТСЖ на основании заявки технические условия на проектирование энергоснабжения группы жилых домов и техническое задание для выполнения условий по подключению домов к сетям данной сетевой организации. Через некоторое время сетевая организация направила ТСЖ проект договора на оказание услуг по обеспечению технической возможности по присоединению жилых домов, определив размер платы за присоединение к источнику энергоснабжения. ТСЖ, посчитав предложенную стоимость услуг завышенной, обратилось в арбитражный суд с иском о понуждении сетевой организации заключить договор на технологическое присоединение к электрической сети. Позиция суда. На основании статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством. Если сторона, для которой заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, то в соответствии с пунктом 4 статьи 445 ГК РФ другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Согласно статье 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным. Плата за технологическое присоединение объектов по производству электрической энергии определяется в порядке, утверждаемом Правительством РФ или уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, в том числе посредством применения стандартизированных тарифных ставок. Размеры платы за технологическое присоединение и (или) стандартизированных тарифных ставок определяются исходя из расходов на выполнение мероприятий, осуществляемых сетевой организацией в ходе технологического присоединения, включая строительство, реконструкцию объектов электросетевого хозяйства. Перечень стандартизированных тарифных ставок устанавливается Правительством РФ или уполномоченным им федеральным органом исполнительной власти. Плата за технологическое присоединение энергопринимающих устройств и объектов электросетевого хозяйства может устанавливаться либо в соответствии с указанными принципами и порядком определения платы за технологическое присоединение объектов по производству электрической энергии, либо посредством установления размера платы уполномоченным федеральным органом исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ в области регулирования тарифов в порядке, установленном Правительством РФ. Порядок технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических лиц и физических лиц, процедуру технологического присоединения, существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и критерии наличия (отсутствия) технологической возможности технологического присоединения определяют Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861 (далее — Правила). Согласно названным нормативным актам любые юридические и физические лица имеют право на технологическое присоединение своих энергопринимающих устройств (энергетических установок) к электрическим сетям при наличии технической возможности для этого и соблюдении ими установленных правил такого присоединения. Технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого с сетевой организацией в сроки, установленные Правилами. Заключение договора является обязательным для сетевой организации. В силу пункта 3 статьи 426 ГК РФ отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается. Сетевая организация включена в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке долю 35% по позиции «передача и распределение электрической энергии (мощности) с долей 65% в географических границах территории, охваченной присоединенной электрической сетью данной организации». В нарушение требований статьи 65 АПК РФ сетевая организация не представила доказательств, бесспорно свидетельствующих о невозможности оказания истцу услуг по технологическому присоединению к электрическим сетям. В письмах энергоснабжающая организация согласилась включить истца в состав субабонентов ответчика, что соответствует требованиям статьи 545 ГК РФ. В соответствии с пунктом 16 Правил, если иное не предусмотрено соответствующей инвестиционной программой или соглашением сторон, срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению не может превышать 1 год — для заявителей, суммарная присоединенная мощность энергопринимающих устройств которых не превышает 750 кВА; 2 года — для заявителей, суммарная присоединенная мощность энергопринимающих устройств которых превышает 750 кВА. При таких обстоятельствах иск о понуждении сетевой организации заключить договор на технологическое присоединение к электрической сети подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 22.05.2008 N А43-30975/2006-1-653.

Суды в своей практике рассматривают споры о понуждении одной из сторон другой стороны к заключению договора. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 13.05.2008 N А79-6771/2007, отказывая в удовлетворении иска энергоснабжающей организации о понуждении товарищества собственников жилья заключить договор энергоснабжения для целей оказания собственникам и нанимателям жилых помещений в многоквартирных домах, находящихся в управлении ответчика, коммунальной услуги электроснабжения, суд руководствовался положениями статей 421, 426, 445, 539 ГК РФ, Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31.08.2006 N 530, и указал на публичный характер спорного договора и отсутствие правовых оснований к понуждению ответчика заключить договор энергоснабжения. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 08.05.2008 N А74-2318/07-Ф02-1818/08 отказал в удовлетворении иска об обязании ответчика заключить договор на оказание охранных услуг, указанных в оферте, поскольку граждане и юридические лица свободны в заключении договора. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 13.02.2008 N А78-105/07-С1-1/7-Ф02-62/08 указал на то, что обеспечение передачи электрической энергии по присоединенным сетям не является функцией администрации муниципального образования, и договор энергоснабжения не является для нее публичным. Таким образом, если заключение договора в соответствии с законом не обязательно для субъекта, то его к этому понудить нельзя.

Основные положения о заключении договора (статья 432 ГК РФ)

Ситуация N 43. Суд отказал во взыскании задолженности по договору подряда, поскольку в соответствии со статьей 432 ГК РФ если сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то такой договор не является заключенным (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.06.2008 N Ф03-А73/08-1/1881).

Суть дела. Между заказчиком и подрядчиком подписан договор строительного подряда, по условиям которого подрядчик принимает обязательство построить здание в соответствии с техническим заданием и сметой, а заказчик, в свою очередь, обязуется создать подрядчику необходимые для выполнения работ условия, принять их и оплатить обусловленную цену. Договором был установлен срок его действия. В договоре согласована стоимость работ, которая определена на основании утвержденной проектно-сметной документации. В соответствии с договором оплата работ производится поэтапно на основании актов о выполненных работах. Изменения и дополнения по каждому этапу оплачиваются отдельно по договоренности сторон и оформляются отдельным соглашением в письменной форме. Поскольку работы выполнялись с нарушением сроков, заказчик направил в адрес подрядчика письмо с предложением о расторжении договора. Подрядчик прекратил работы на объекте и покинул его, при этом в адрес заказчика направил письмо с указанием на допущенные с его стороны недостатки при строительстве объекта и о расторжении договора. Впоследствии строительство объекта было завершено иными подрядными организациями. Считая свои обязательства по договору подряда выполненными, подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности за выполненные работы. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Установлено, что в договоре строительного подряда сторонами не был определен его предмет (объемы подлежащих выполнению работ). Таким образом, в силу пункта 1 статьи 432 ГК РФ указанный договор является незаключенным. Истец не представил доказательств фактического выполнения работ. При данных обстоятельствах суд в иске отказал.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 05.06.2008 N Ф03-А73/08-1/1881.

Суды в своей практике достаточно часто признают договоры незаключенными. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 04.06.2008 N А05-4146/2007 указал на то, что в случае если договор является недействительным, то договор уступки права требования по указанному договору также является недействительным. ФАС Уральского округа в Постановлении от 30.06.2008 N Ф09-4630/08-С6 удовлетворил исковые требования о взыскании неосновательного обогащения, поскольку договоры аренды являются незаключенными в связи с тем, что предмет договоров сторонами не согласован. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 20.05.2008 N А58-2482/07-Ф02-1971/08 указал, что объем и содержание подлежащих выполнению работ являются существенными условиями договора подряда, следовательно, в случае, если стороны их не согласовали, договор подряда является незаключенным. Статья 12 ГК РФ не содержит такого способа защиты прав, как признание договора незаключенным. В силу статей 558, 560, 651 ГК РФ в соответствующих случаях договор считается заключенным лишь с момента государственной регистрации. Однако в соответствии со статьей 165 ГК РФ последствием несоблюдения требования о государственной регистрации сделки является ее недействительность, а не незаключенность договора. Представляется, что различие между незаключенными и недействительными договорами заключается лишь в характере допущенных правовых пороков. Последствия же и в случае недействительности, и в случае незаключенности договора являются, по сути, равнозначными, поскольку нет разницы в применении реституции к недействительным сделкам и применении правил неосновательного обогащения (которые субсидиарно действуют и при реституции) к незаключенным договорам. Выделение института незаключенных сделок порождает неоднозначность в правоприменительной практике в отношении, например, возможности изменения исковых требований о признании договора незаключенным на требование признать договор ничтожным без изменения основания иска, а также в вопросе формулирования исковых требований в случае наличия смешанного договора, одна часть которого не содержит существенных условий договоров данного типа, а другая ничтожна. В связи с этим представляется, что «незаключенные договоры» по своей природе не являются альтернативой института недействительных сделок, а составляют часть данного института.

Оферта (статья 435 ГК РФ)

Ситуация N 44. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения, поскольку письмо, направленное ответчиком истцу, в нарушение статьи 435 ГК РФ не содержит существенных условий договора, следовательно, не является офертой и не создает для ответчика обязанностей (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.03.2008 N А29-1955/2007).

Суть дела. По договору аренды арендодатель передал в аренду арендатору под торговлю на установленный договором срок встроенные нежилые помещения, расположенные на первом этаже жилого дома. Арендодатель письмом обратился к арендатору с предложением осуществить замену асфальтового покрытия на брусчатку в районе арендуемого имущества за счет собственных средств. В связи с данным предложением арендатор (заказчик) и подрядчик заключили договор подряда, по условиям которого подрядчик обязался выполнить работы по выкладке брусчатки на территории, прилегающей к арендуемому зданию. Подрядчик выполнил предусмотренные договором работы в полном объеме, затраты его подтверждаются актом, счетом-фактурой и расходными кассовыми ордерами. Арендатор провел указанные расходы письмом и обратился к арендодателю с просьбой зачесть в счет арендной платы по арендуемому нежилому помещению сумму, затраченную на оплату работ по выкладке брусчатки. Арендодатель не удовлетворил данную просьбу. Посчитав, что на стороне арендодателя имеет место неосновательное обогащение, составляющее стоимость выполненных работ по укладке брусчатки, арендатор обратился в арбитражный суд с иском о взыскании суммы неосновательного обогащения. Позиция суда. Для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо наличие трех условий, а именно: — имеет место приобретение или сбережение имущества, то есть увеличение стоимости собственного имущества приобретателя, присоединение к нему новых ценностей или сохранение того имущества, которое по всем законным основаниям неминуемо должно было выйти из состава его имущества; — приобретение или сбережение произведено за счет другого лица, а имущество потерпевшего уменьшается вследствие выбытия из его состава некоторой части или неполучения доходов, на которые это лицо правомерно могло рассчитывать; — отсутствуют правовые основания, то есть когда приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого не основано ни на законе (иных правовых актах), ни на сделке. Для возникновения обязательств важен сам факт безвозмездного перехода имущества от одного лица к другому или сбережения имущества одним лицом за счет другого при отсутствии к тому правовых оснований. Из содержания письма установлено, что ответчик предложил истцу произвести замену асфальтового покрытия тротуара на брусчатку за счет собственных средств, указав на готовность помочь по бесплатной доставке песка. Таким образом, упомянутое письмо не является офертой, поскольку в нарушение статьи 435 ГК РФ не содержит существенные условия договора, в частности, в тексте письма не указаны условия, на которых должны быть произведены работы по выкладке брусчатки, не представлен график, не установлены объемы, сроки и стоимость выполнения работ. Кроме того, в деле отсутствуют доказательства уведомления истцом ответчика о работах по укладке брусчатки и, соответственно, одобрение этих действий. Истец не передал ответчику результат работ по замене асфальтового покрытия на брусчатку. При указанных обстоятельствах следует сделать вывод об отсутствии доказательств, подтверждающих факт приобретения ответчиком имущества за счет истца без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований (неосновательного обогащения). Следовательно, иск о взыскании неосновательного обогащения удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 17.03.2008 N А29-1955/2007.

Оферта представляет собой сообщение о желании вступить в договор, из условий которого ясно или подразумевается, что сообщение будет связывать оферента, как только лицо, которому оферта адресована, примет его путем действия, воздержания от действия или встречным обязательством. Предложение о заключении договора признается офертой, если оно содержит в себе указание на все существенные условия будущего договора и достаточно определенно выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Суды в своей практике сталкиваются со спорами, в которых для вынесения законного и справедливого решения необходимо выяснить, является ли письмо, полученное стороной спора, офертой либо это только приглашение делать оферту. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 03.06.2008 N А33-20662/06-Ф02-2322/08 указал, что в случае, если в направленной оферте отсутствуют существенные условия договора, ее направление не связывает направившее ее лицо обязанностью заключить договор. Таким образом, случается, что субъектами гражданских правоотношений неверно понимается определение оферты, и это ведет к возникновению судебных споров.

Безотзывность оферты (статья 436 ГК РФ)

Ситуация N 45. Суд удовлетворил иск об обязании заключить договор купли-продажи муниципального нежилого помещения, так как в соответствии со статьей 436 ГК РФ оферта, полученная адресатом, отозвана быть не может (Постановление ФАС Уральского округа от 22.05.2008 N Ф09-3573/08-С6).

Суть дела. В периодическом печатном издании управомоченным органом муниципального образования было опубликовано информационное сообщение о продаже муниципальной собственности (нежилого помещения) способом публичного предложения. Данным информационным сообщением была установлена дата начала приема заявок, договор купли-продажи заключается в день регистрации заявки. В сообщении также указано, что при наличии нескольких заявителей, одновременно изъявивших желание подать заявку первыми, оферта (информационное сообщение) может быть отозвана продавцом. Индивидуальный предприниматель обратился в управомоченный орган муниципального образования с соответствующей заявкой. В этот же день с заявкой в отношении спорного объекта обратился гражданин. В связи с наличием нескольких заявителей, изъявивших желание на приобретение объекта по цене предложения, управомоченным органом издан приказ об отмене торгов по нежилому помещению, согласно которому в регистрации заявок на данное нежилое помещение отказано. Кроме того, этим же приказом отделу продаж поручено подготовить информационное сообщение об отзыве объявления (публичной оферты), опубликованного в периодическом печатном издании. Индивидуальный предприниматель, полагая, что он первый подал заявку на приобретение спорного нежилого помещения, в связи с чем управомоченный орган обязан заключить с ним договор купли-продажи, обратился в арбитражный суд с иском об обязании заключить договор. Позиция суда. В соответствии со статьей 436 ГК РФ полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для ее акцепта, если иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, в которой оно было сделано. В соответствии с частью 1 статьи 23 Федерального закона от 21.12.2001 N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (далее — Закон N 178-ФЗ) публичное предложение о продаже государственного или муниципального имущества является публичной офертой. Зарегистрированная заявка является принятием предложения (акцептом) о заключении договора купли-продажи муниципального имущества по цене предложения. Договор купли-продажи указанного имущества заключается в день регистрации заявки (часть 8 статьи 23 Закона N 178-ФЗ). При этом согласно части 3 статьи 23 Закона N 178-ФЗ право приобретения муниципального имущества принадлежит заявителю, который первым подал в установленный срок заявку на приобретение названного имущества по цене первоначального предложения. Указанная заявка удовлетворяется по цене первоначального предложения. Как следует из частей 5, 7 статьи 23 Закона N 178-ФЗ, определяющих порядок подачи и приема заявки на приобретение муниципального имущества, данная заявка посредством публичного предложения подается заявителем по месту, указанному в информационном сообщении о продаже государственного или муниципального имущества. Прием заявок на приобретение данного имущества по цене первоначального предложения начинается с даты, объявленной в информационном сообщении, и завершается регистрацией первой заявки в журнале приема заявок с указанием времени ее поступления (число, месяц, часы и минуты). Из имеющегося в материалах дела журнала приема и регистрации заявок усматривается, что в отношении спорного объекта были поданы две заявки: индивидуального предпринимателя и гражданина. Поскольку предприниматель подал заявку первым по времени, суд посчитал, что право приобретения нежилого помещения принадлежит ему на основании положений статьи 23 Закона N 178-ФЗ, и удовлетворил иск о понуждении ответчика заключить договор купли-продажи.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 22.05.2008 N Ф09-3573/08-С6.

Статья 436 ГК РФ исходит из принципа безотзывности оферты в течение установленного для акцепта срока. В соответствии со статьей 441 ГК РФ, когда в письменной оферте не определен срок для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, до окончания срока, установленного законом или иными правовыми актами, а если такой срок не установлен, — в течение нормально необходимого для этого времени. Суды в своей практике сталкиваются с рассмотрением споров, основанных на иске лица, направившего оферту, об обязании заключить договор. Так, ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 28.06.2007 N А66-8327/2006 указал, что в соответствии с требованиями пункта 3 статьи 448 ГК РФ организатор открытых торгов, сделавший извещение, вправе отказаться от проведения аукциона в любое время, но не позднее чем за три дня до наступления даты его проведения. Таким образом, изменение обстановки на рынке недвижимости муниципального имущества и возрастание фактической стоимости продаваемого имущества являются основаниями для отзыва оферты.

Заключение договора на торгах (статья 447 ГК РФ)

Ситуация N 46. Суд признал недействительным решение конкурсной комиссии по проведению конкурса, так как объявление о проведении открытого конкурса не содержало информации о критериях, по которым будут определяться победители среди представленных заявок (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.04.2008 N А29-3967/2007).

Суть дела. Министерство промышленности и энергетики субъекта РФ опубликовало в газете объявление об открытии конкурса на выявление победителя среди юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на участие в проверке технического состояния транспортных средств с использованием средств технического диагностирования при государственном техническом осмотре по административно-территориальному образованию. В информационном сообщении указан заказчик торгов в форме открытого конкурса — МВД субъекта РФ, уполномоченный орган — Министерство промышленности и энергетики субъекта РФ, порядок и сроки подачи заявок и документов на участие в нем, перечень представляемых документов, место и время проведения конкурса. Кроме того, извещение содержало сведения о том, что право заключения договора с МВД субъекта РФ получают участники конкурса, добившиеся положительной оценки по всем основным показателям и предъявляемым требованиям. К участию в конкурсе были допущены три организации и индивидуальный предприниматель. Согласно протоколу заседания конкурсной комиссии победителем конкурса признана организация, которой рекомендовано приступить к техническому диагностированию, а МВД субъекта РФ рекомендовано заключить дополнительное соглашение с организацией к договору, заключенному по месту проведения технического диагностирования. Посчитав, что конкурсная комиссия неправильно определила победителя конкурса, другой участник конкурса — организация — обратился в суд с иском о признании недействительным решения конкурсной комиссии. Позиция суда. В силу пункта 1 статьи 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. Таким образом, при рассмотрении иска о недействительности торгов суд должен установить, имело ли место нарушение установленного законом порядка их проведения и повлияло ли это нарушение на определение победителя торгов. Согласно пункту 4 статьи 447 ГК РФ торги проводятся в форме аукциона или конкурса. Выигравшим торги по конкурсу признается лицо, которое по заключению конкурсной комиссии, заранее назначенной организатором торгов, предложило лучшие условия. Организация и порядок проведения торгов установлены статьей 448 ГК РФ. В подпункте «б» пункта 5 Положения о проведении конкурса среди юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на участие в проверке технического диагностирования при государственном техническом осмотре, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 31.07.1998 N 880, предусмотрено, что объявление о конкурсе помещается в средствах массовой информации с указанием целей, предмета и условий конкурса, порядка и критериев оценки, представленных на конкурс заявок, места, срока, порядка и формы их представления, порядка и сроков объявления результатов конкурса. Из приведенных правовых норм следует, что обязательным признаком проведения торгов в форме конкурса выступает состязательность участников, конкурирующих между собой за право заключить договор и стремящихся выдвинуть наиболее выгодные предложения, отвечающие условиям конкурса. Установлено, что объявление о проведении открытого конкурса не содержало информации о критериях, по которым будут определяться победители среди представленных заявок, и точном порядке оценки поданных заявок; что конкурсной комиссией было отдано предпочтение заявке организации — победителя конкурса, однако из протокола заседания конкурсной комиссии не усматривается, по каким именно основным показателям или предъявленным требованиям к производственно-технической базе и к технологии работ предложения организации — победителя конкурса признаны лучшими по отношению к другим предложениям участников конкурса. При этом признание комиссией по проведению конкурса равноценности предложений участников означает невозможность определения победителя конкурса. При указанных обстоятельствах требование о признании недействительным решения конкурсной комиссии было удовлетворено.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 02.04.2008 N А29-3967/2007.

Суды в своей практике рассматривают споры, связанные с вопросами заключения договора на торгах. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 06.06.2008 N А10-2783/07-Ф02-2185/08 указал, что в случае отсутствия у организации лицензии на осуществление проектно-изыскательских работ она не может участвовать в конкурсе по выбору исполнителя по государственному контракту на выполнение таких работ. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 27.03.2008 N Ф03-А04/08-1/791 разъяснил, что в случае, если земельные участки выставлены на торги без объявления цены и указанное обстоятельство привело к нарушению прав заинтересованного лица, указанные торги могут быть признаны в судебном порядке недействительными. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 01.04.2008 N Ф04-1518/2008(3092-А75-11) указал, что торги могут быть признаны недействительными в случае, если объявление об их проведении было помещено в издании, в котором нет рубрики, посвященной продаже недвижимости. Из указанных постановлений видно, что признание торгов недействительными возможно только в случае, предусмотренном законом.

Последствия изменения и расторжения договора (статья 453 ГК РФ)

Ситуация N 47. Суд указал, что исходя из нормы права, содержащейся в пункте 2 статьи 453 ГК РФ, расторжение договора сторонами влечет прекращение обязательств на будущее время, следовательно, не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы долга в связи с ненадлежащим исполнением обязательства (Постановление ФАС Московского округа от 03.07.2008 N КГ-А40/5696-08).

Суть дела. Между лизингодателем и лизингополучателем был заключен договор финансовой аренды (лизинга). По условиям договора лизингодатель за собственные и/или заемные денежные средства в соответствии с заявкой лизингополучателя приобретает компьютерную технику и передает указанное имущество во временное владение и пользование лизингополучателю сроком на 13 месяцев начиная с даты подписания акта приема-передачи. Уплата лизинговых платежей производится ежемесячно не позднее 20 числа каждого месяца в соответствии с графиком. По акту приемки-передачи лизингополучатель получил от лизингодателя объект лизинга. За пользование предметом лизинга лизингополучатель обязан был уплачивать лизингодателю лизинговые платежи в соответствии с договором. Согласно приложению к договору финансовой аренды лизингополучатель ежемесячно должен уплачивать лизингодателю указанную в договоре сумму начиная с февраля 2004 года по февраль 2005 года. Однако с сентября 2004 года лизингополучатель прекратил выплачивать лизинговые платежи. При этом решением арбитражного суда от 16.09.2004 лизингополучатель признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. В связи с невозможностью исполнения обязательств по договору лизинга, 19.01.2005 стороны заключили соглашение о расторжении договора. Лизингополучатель обязался передать полученный по договору предмет лизинга. По акту сдачи-приемки от 27.01.2005 лизингополучатель в лице конкурсного управляющего передал лизингодателю, а последний принял имущество, указанное в договоре лизинга. Лизингодатель предъявил иск к лизингополучателю о взыскании текущих денежных платежей в виде лизинговых платежей и обязании удовлетворить платежи вне очереди за счет конкурсной массы должника. Позиция суда. В соответствии со статьей 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Согласно пункту 5 статьи 15 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон N 164-ФЗ) по договору лизинга лизингополучатель обязуется принять предмет лизинга в порядке, предусмотренном указанным договором лизинга, выплатить лизингодателю лизинговые платежи в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором лизинга, по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи. В соответствии со статьей 28 Закона N 164-ФЗ под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. В силу пунктов 2, 3 статьи 28 Закона N 164-ФЗ размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга. Обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга. В силу статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается. Доводы ответчика о том, что поскольку в стоимость лизинговых платежей входила выкупная цена предмета лизинга, то ввиду достигнутого сторонами соглашения о расторжении договора требования истца о взыскании лизинговых платежей неосновательны и, более того, полученная им в составе лизинговых платежей выкупная стоимость имущества является неосновательным обогащением, не состоятельны в связи со следующим. Как было согласовано в договоре лизинга, лизингополучатель имеет право после уплаты всех причитающихся лизингодателю лизинговых платежей получить в свою собственность предмет лизинга. Согласно договору в сумму лизинговых платежей включается выкупная цена предмета лизинга, затраты лизингодателя, связанные с приобретением и передачей предмета лизинга, затраты, связанные с оказанием предусмотренных договором лизинга услуг, а также дополнительный доход лизингодателя за текущий расчетный период. Кроме того, в договоре указана общая стоимость предмета лизинга без учета его использования, а не его выкупная цена. Между тем в договоре лизинга выкупная стоимость предмета лизинга среди лизинговых платежей отдельно не выделена. При этом договор лизинга предусматривает в случае досрочного выкупа предмета лизинга лизингополучателем согласование цены и условий выкупа отдельным дополнительным соглашением к договору. Таким образом, образовавшаяся задолженность по лизинговым платежам была обоснованно взыскана, при этом вне рамок дела о банкротстве, ввиду того, что взыскиваемые платежи являются текущими. Более того, выкупная стоимость, входящая в состав лизинговых платежей, не может рассматриваться в качестве неосновательного обогащения ввиду наличия между сторонами договорных отношений, в то время как неосновательное обогащение в соответствии со статьей 1102 ГК РФ возникает в случае, когда лицо приобрело или сберегло имущество за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Пунктами 3, 4 статьи 453 ГК РФ установлено, что в случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора. В пункте 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств» разъяснено, что, если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора. Учитывая изложенное, у лизингополучателя отсутствуют основания для отказа в выплате лизинговых платежей за период, когда их выплаты не осуществлялись, следовательно, иск подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 03.07.2008 N КГ-А40/5696-08.

По общим правилам о последствиях расторжения гражданско-правового договора при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Момент наступления указанных в пункте 3 статьи 453 ГК РФ последствий зависит от оснований и способов изменения и расторжения договора. При наличии соглашения сторон действует диспозитивная норма права. Договорное обязательство изменяется или прекращается с момента заключения такого соглашения, если иное не оговорено соглашением или не связано с характером изменения договора. Если договор изменяется или расторгается в судебном порядке, то действует императивная норма. Договорное обязательство изменяется и прекращается с момента вступления в законную силу решения суда. Таким образом, расторжение договора не лишает его стороны права требовать сумму долга, образовавшуюся до расторжения договора.

Условие договора о товаре (статья 455 ГК РФ)

Ситуация N 48. Суд, учитывая положения статьи 455 ГК РФ, квалифицировал заключенный сторонами договор как договор поставки, при этом тот факт, что продавец производит работы по изготовлению индивидуально-определенной вещи, не меняет сути договора и, соответственно, его квалификации. В связи с тем что продавец не исполнил обязательство по поставке в срок, иск о взыскании предоплаты удовлетворен (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.06.2008 N Ф08-2582/2008).

Суть дела. Организация (покупатель) заключила с поставщиком договор, по условиям которого поставщик обязался поставить и произвести установку указанного в спецификации товара, а покупатель — принять и оплатить товар. Договором была предусмотрена предоплата товара в размере 50% от его цены. Покупатель перечислил поставщику предусмотренную в договоре сумму в счет предварительной оплаты. После того как поставщиком была обнаружена недостача проектной документации, стороны заключили договор, по условиям которого поставщик обязался разработать недостающий комплект конструкторской документации. Впоследствии поставщик указал, что предоставленная ему покупателем документация не соответствует современным требованиям, что не позволяет получить разрешение на применение вещи, которая является предметом договора, и предложил переработать весь проект за дополнительную плату. Затем поставщик сообщил, что не может поставить товар без полного комплекта чертежей, необходимых для экспертизы промышленной безопасности проектной документации. Имеющиеся чертежи на экспертизу представить нельзя, поскольку комплект чертежей полный, но изготовлен двумя разработчиками, что не допускается, кроме того, ранее представленные чертежи не соответствуют установленным требованиям. Покупатель предъявил претензию об утрате интереса в получении товара и потребовал возвратить сумму предоплаты в связи с неоднократными нарушениями срока поставки товара. Поставщик заявил о практически полной готовности товара и отказался расторгать договор. Покупатель обратился в суд с иском о взыскании предоплаты по договору поставки и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. Из содержания договора видно, что воля сторон при выборе модели договора была направлена на возмездную передачу в собственность покупателя индивидуально-определенной вещи. При этом моментом перехода права собственности стороны определили момент передачи, что характерно для договора купли-продажи. Условие о том, что договором охватывается и изготовление вещи, не противоречит квалификации договора в качестве договора поставки, так как согласно пункту 2 статьи 455 ГК РФ предметом договора купли-продажи может быть, в частности, товар, который будет создан продавцом в будущем. Наличие чертежей при этом служит для конкретизации требований, относящихся к подлежащей передаче вещи. В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 487 ГК РФ в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, установленный в соответствии со статьей 457 ГК РФ, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. В случае, когда продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено законом или договором купли-продажи, то, в соответствии со статьей 395 ГК РФ, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы. Установлено, что доводы поставщика о несоответствии проектной документации на товар нормативным требованиям Ростехнадзора не подтверждены документально: сведения о направлении документации в Ростехнадзор и отказ последнего выдать разрешение на применение товара отсутствуют. Таким образом, поставщик не проверил комплектность чертежей и их соответствие установленным нормативным требованиям, приступил к изготовлению товара и уведомил покупателя о наличии в чертежах недостатков, не позволяющих их применить, после истечения установленного в договоре срока поставки и предложенного самим поставщиком срока передачи товара. Покупатель потребовал возвратить предварительную оплату только по истечении как срока поставки, так и срока действия договора в связи с утратой интереса в получении товара. При таких обстоятельствах у поставщика не имеется оснований ссылаться на вину покупателя в несвоевременной поставке. Учитывая, что поставщик не передал покупателю товар, являющийся предметом договора, требования покупателя были удовлетворены.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 17.06.2008 N Ф08-2582/2008.

В судебной практике встречаются споры по вопросу о возможности заключения сделок купли-продажи товаров, которыми в момент заключении сделки продавец не располагает. При разрешении данных споров суды, как правило, ссылаются на пункт 2 статьи 455 ГК РФ, в соответствии с которым договор может быть заключен на куплю-продажу товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара. Таким образом, указанная норма говорит об отсутствии каких-либо ограничений для подлежащих продаже товаров, кроме ограничений, которые установлены статьей 129 ГК РФ и касающихся оборотоспособности вещей. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 20.11.2001 N Ф04/3601-1224/А45-2001, рассматривая вопрос о действительности сделки купли-продажи жилого помещения, которое в момент заключения сделки не находилось у продавца на праве собственности, указал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 455 ГК РФ договор купли-продажи товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, соответствует законодательству. ФАС Московского округа в Постановлении от 08.09.2005 N КГ-А41/8550-05 указал также, что в случае, когда рассматривается вопрос о недействительности договора купли-продажи товара, не находящегося в наличии у продавца, следует исследовать реальную возможность продавца приобрести и передать по договору указанный в нем товар. Таким образом, заключение сделок купли-продажи товара, которым продавец не располагает, не противоречит российскому законодательству и судебной практике.

Срок исполнения обязанности передать товар (статья 457 ГК РФ)

Ситуация N 49. Суд удовлетворил иск об обязании ответчика исполнить обязательство в натуре и передать спорное имущество по договору купли-продажи, так как в соответствии со статьей 457 ГК РФ продавец обязан передать товар в срок, установленный договором (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.06.2008 N Ф03-А51/08-1/2059).

Суть дела. Между продавцом и покупателем заключен договор купли-продажи под отлагательным условием, согласно которому продавец продаст, а покупатель купит трехэтажное здание базы отдыха при наступлении условий, указанных в договоре. В договоре стороны согласовали особые условия, в соответствии с которыми продавец имеет право до установленной даты без согласования с покупателем продать объект третьему лицу по цене, превышающей цену, установленную договором между продавцом и покупателем. Если до установленной даты продавец не продаст его третьему лицу, он будет обязан передать недвижимое имущество покупателю в течение 5 календарных дней по акту приема-передачи, а покупатель обязан заплатить продавцу стоимость объекта, согласованную сторонами в договоре. Договором предусмотрено: если продавец не продаст объект до установленной договором даты, то договор считается заключенным с момента его подписания сторонами, и обязанности у сторон по договору купли-продажи объекта возникают с момента заключения договора. В срок, определенный в договоре, здание базы отдыха по цене, превышающей цену, установленную договором, не продано. Поскольку продавец не продал здание в порядке, предусмотренном договором, другому лицу, у продавца наступила обязанность передать его покупателю. Так как это обязательство продавцом не исполнено, покупатель обратился в арбитражный суд с иском об обязании исполнить договор купли-продажи о передаче спорного имущества. Позиция суда. В соответствии со статьей 157 ГК РФ сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. В соответствии со статьей 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Применительно к договору купли-продажи недвижимого имущества в качестве существенных определены условия о цене (статья 555 ГК РФ) и предмете купли-продажи (статья 554 ГК РФ). Статья 309 ГК РФ устанавливает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. В соответствии со статьей 310 ГК РФ не допускается односторонний отказ от исполнения обязательств. В соответствии со статьями 456, 457 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, предусмотренный договором купли-продажи. Срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю определяется договором купли-продажи. При таких обстоятельствах иск об обязании ответчика исполнить обязательство по передаче имущества был удовлетворен.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 17.06.2008 N Ф03-А51/08-1/2059.

Суды в своей практике сталкиваются с рассмотрением споров по поводу ненадлежащего исполнения продавцом обязанности передать товар в установленный договором срок. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 10.01.2008 N А56-13075/2007 указал, что в случае просрочки заказчиком исполнения по договору поставки поставщик вправе требовать взыскания неустойки с заказчика. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.05.2008 N А56-27240/2007 содержит аналогичную позицию. ФАС Центрального округа в Постановлении от 20.03.2008 N А09-3196/07-4 указал, что обеспечительной мерой для исполнения продавцом обязательства по передаче товара в срок является главным образом неустойка, при этом договор не может быть признан недействительным в случае его неисполнения стороной.

Переход риска случайной гибели товара (статья 459 ГК РФ)

Ситуация N 50. Суд удовлетворил иск о взыскании с ответчика стоимости утраченного товара и пени за просрочку исполнения обязательства по его оплате, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 459 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.06.2008 N Ф04-3552/2008(6313-А45-21)).

Суть дела. Продавец по договору купли-продажи обязался передать в собственность покупателя товар, а покупатель — принять его и оплатить. Стороны в договоре предусмотрели переход права собственности на товар от продавца к покупателю в момент его сдачи перевозчику. В случае выявления при приемке товара несоответствия количества или качества переданного товара данным, указанным в соответствующих документах, приемка товара осуществляется в соответствии с Инструкциями о порядке приемки продукции по количеству и качеству, утвержденными Постановлениями Госарбитража СССР от 15.06.1965 N П-6, от 25.04.1966 N П-7. Подтверждением количественной недостачи на станции грузополучателя согласно протоколу разногласий к договору купли-продажи является коммерческий акт железной дороги либо акт экспертизы ТПП РФ. Кроме того, продавец по агентскому договору выступил агентом по организации за вознаграждение исполнить от своего имени, но в интересах и за счет принципала (покупателя) поручение по организации перевозки его груза железнодорожным и (или) автомобильным транспортом. Во исполнение принятых обязательств продавец по железнодорожной накладной произвел отправку покупателю продукции. При приемке составлен акт с участием ТПП субъекта РФ о недостаче части продукции, а также деформации части единиц продукции без нарушения герметичности упаковки с потерей товарного вида. Так как покупатель не признает получение этой части товара, продавец заявил требование о взыскании с него стоимости утраченного товара и выплаты пени за просрочку исполнения обязательства по оплате товара. Позиция суда. Из толкования условий заключенных между сторонами договоров согласно статьям 316, 431, 458 ГК РФ следует, что продавец исполнил обязанность после сдачи товара перевозчику для его доставки покупателю. Соответственно, с этого момента в силу пункта 1 статьи 459 ГК РФ риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя. Установлено несоблюдение покупателем условий приемки товара с участием перевозчика (железной дороги) и без уведомления продавца, которые предусмотрены Инструкциями о порядке приемки продукции по количеству и качеству, утвержденными Постановлениями Госарбитража СССР от 15.06.1965 N П-6, от 25.04.1966 N П-7. Утверждение ответчика о прекращении обязательства по оплате товара зачетом встречного требования о возмещении убытков в соответствии со статьей 410 ГК РФ подлежит отклонению как противоречащее волеизъявлению обоих сторон. В качестве меры ответственности за ненадлежащее выполнение условия об оплате товара применяется статья 330 ГК РФ о начислении неустойки за период просрочки исполнения обязательства согласно условиям договора купли-продажи в размере 0,1% от суммы неоплаченного товара за каждый календарный день просрочки. Таким образом, иск о взыскании с ответчика стоимости утраченного товара и пени за просрочку исполнения обязательства по оплате товара подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 10.06.2008 N Ф04-3552/2008(6313-А45-21).

Суды в вопросе о том, кто несет риск случайной гибели в процессе исполнения договора купли-продажи, ссылаются на вышеназванную норму законодательства. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 01.11.2007 N А17-2792/2-2006 указал, что даже в случае неоплаты полученного товара риск случайной гибели лежит на покупателе. Согласно статье 459 ГК РФ, сформулированной в диспозитивной форме, риск случайной гибели товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю, если иное не предусмотрено договором купли-продажи.

Обязанность продавца передать товар свободным от прав третьих лиц (статья 460 ГК РФ)

Ситуация N 51. Суд отказал в удовлетворении иска о признании права собственности на нежилое торговое здание, полученное по договору купли-продажи, так как данное помещение находилось в собственности третьего лица и было передано по договору в нарушение статьи 460 ГК РФ (Постановление ФАС Центрального округа от 17.04.2008 N А08-5113/06-14).

Суть дела. Между организацией в лице руководителя (продавец) и индивидуальным предпринимателем (покупатель) был заключен договор купли-продажи торгового зала в магазине. Передача указанного недвижимого имущества была оформлена накладной. Согласно имеющимся в материалах дела квитанциям к приходному кассовому ордеру предприниматель оплатил продавцу в полном объеме стоимость приобретенного торгового зала, определенную в договоре купли-продажи. При этом право собственности продавца, в том числе на проданный объект недвижимости, подтверждено решением арбитражного суда, а также представленной в материалы дела выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Регистрация права собственности на объект произведена на основании упомянутого выше решения. Впоследствии на основании распоряжения главы местного самоуправления муниципального образования предприниматель приобрел в собственность земельный участок, расположенный под занимаемым им торговым помещением, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности. По договору купли-продажи организация в лице конкурсного управляющего продала организации-покупателю в лице председателя правления ряд объектов недвижимости, в том числе указанный выше магазин. В договоре указано, что продаваемые объекты недвижимости принадлежат продавцу на праве собственности, что подтверждается решением арбитражного суда. Между организацией-покупателем и третьей организацией был заключен договор купли-продажи магазина и подписан акт приема-передачи. Ссылаясь на то, что по договору купли-продажи третья организация приобрела право собственности на все здание магазина, в том числе и на торговый зал, принадлежащий предпринимателю, третья организация обратилась в арбитражный суд с иском к организации-покупателю о признании права собственности на нежилое торговое здание. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 549 ГК РФ по договору купли-продажи недвижимого имущества продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество. Согласно п. 1 ст. 460 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц. В договоре купли-продажи между ответчиком и истцом отмечено, что до подписания настоящего договора спорный магазин никому не продан, не подарен, не заложен, не обременен правами третьих лиц и под арестом не состоит. Однако установлено, что на момент заключения договора купли-продажи между ответчиком и истцом частью спорного здания владел и пользовался предприниматель, приобретший данное помещение ранее у собственника — организации-продавца по договору купли-продажи. Из имеющихся в деле показаний свидетеля, подписавшего договор купли-продажи от имени организации-покупателя, следует, что истцу продавалась только часть спорного магазина без помещения, в котором торговал предприниматель. В соответствии с пунктом 1 статьи 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации. В силу пункта 2 статьи 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не предусмотрено законом. Как следует из материалов дела, переход права собственности на спорный объект недвижимости между титульным собственником — организацией-продавцом и ответчиком не был зарегистрирован в установленном законом порядке. Таким образом, ответчик не мог выступать продавцом спорной части помещения и передать на него истцу право собственности. С учетом вышеизложенного иск о признании права собственности на нежилое торговое здание удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 17.04.2008 N А08-5113/06-14.

Права на вещь, собственником которой является продавец, могут принадлежать и другим лицам. Эти права следуют за вещью, и обусловленные ими обязанности перед уполномоченными лицами будет нести покупатель как новый собственник. В связи с этим в статье 460 ГК РФ установлено правило, согласно которому продавец обязан передать покупателю товар, свободный от прав третьих лиц, а если это невозможно, то должен предупредить покупателя об указанных правах. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 30.05.2006 N Ф04-3125/2006(22991-А75-17) указал, что в соответствии с действующим законодательством продавец обязан передать покупателю товар, свободный от прав третьих лиц. При этом ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 09.04.2007 N Ф04-1857/2007(32883-А75-24) указал, что при купле-продаже имущества, на которое имеются притязания третьих лиц, не имеющих законных оснований, договор купли-продажи является действительным. Неисполнение обязанности о предупреждении покупателя о правах третьих лиц на предмет договора дает покупателю право по его выбору требовать уменьшения цены или расторжения договора.

Последствия неисполнения обязанности передать принадлежности и документы, относящиеся к товару (статья 464 ГК РФ)

Ситуация N 52. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании задолженности за отпущенный товар по договору купли-продажи и договорной неустойки, поскольку покупатель отказался от товара по основанию, предусмотренному абзацем 2 статьи 464 ГК РФ (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А79-930/2007).

Суть дела. Между покупателем и продавцом был заключен договор, по условиям которого продавец продает сельскохозяйственную продукцию (семена), при этом оплата покупателем производится другой установленной договором сельскохозяйственной продукцией. Во исполнение договора покупатель получил сельскохозяйственную продукцию по накладной. В связи с тем что продавец не передал покупателю сертификат, удостоверяющий сортовые и посевные качества семян, покупатель принял их на ответственное хранение, о чем сообщил письмом продавцу. В связи с неоплатой поставленной продукции продавец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности за отпущенный товар по договору купли-продажи и договорной неустойки. Позиция суда. В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. В соответствии со статьей 456 ГК РФ продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней документы (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т. п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором. В соответствии со статьей 28 Федерального закона от 17.12.1997 N 149-ФЗ «О семеноводстве» партии семян, предназначенных для реализации, должны иметь сертификаты, удостоверяющие сортовые и посевные качества семян. Согласно статье 464 ГК РФ, если продавец не передает или отказывается передать покупателю относящиеся к товару принадлежности или документы, которые он должен передать в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи, покупатель вправе назначить ему разумный срок для их передачи. В случае, когда принадлежности или документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в указанный срок, покупатель вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором. При указанных обстоятельствах следует сделать вывод о нарушении истцом условий договора, устанавливающих предмет договора, следовательно, иск о взыскании с покупателя задолженности за отпущенный товар и договорной неустойки удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А79-930/2007.

В судебной практике встречаются споры, возникающие в связи с тем, что продавцом не передана покупателю прилагающаяся к товару документация, что влечет за собой невозможность для покупателя полноценно осуществлять правомочия собственника по отношению к этому товару. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 26.03.2008 N Ф08-1349/08 удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору поставки, поскольку покупатель не воспользовался предоставленным ему статьей 464 ГК РФ правом назначить поставщику разумный срок для передачи недостающих документов и отказаться от товара в случае их непередачи. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 14.05.2005 N А05-3497/04-2 указал, что в случае отсутствия возражений со стороны покупателя к товару в процессе его приемки он не имеет права отказываться от оплаты поставленного товара, ссылаясь на отсутствие сертификатов качества. Таким образом, реализация права на отказ от товара, поставленного без соответствующей документации, возможна только в случае, когда покупатель в момент приемки товара обнаружил ее отсутствие и назначил продавцу срок для ее передачи.

Последствия нарушения условия об ассортименте товара (статья 468 ГК РФ)

Ситуация N 53. Суд удовлетворил иск о взыскании суммы основного долга за поставленный товар, а также пеней за просрочку его оплаты в связи с тем, что ответчик не воспользовался предоставленным ему статьей 468 ГК РФ правом на отказ от незаказанного товара в разумный срок и принял товар в полном объеме (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.12.2007 N Ф03-А73/07-1/5325).

Суть дела. Между поставщиком и покупателем заключен договор поставки, в соответствии с условиями которого поставщик по заявкам покупателя (в том объеме и ассортименте, который имеется у поставщика на момент поступления заявки) передает товар, а покупатель принимает его в количестве и ассортименте согласно счетам-фактурам, которые являются неотъемлемой частью договора, и оплачивает его в течение 10 дней с момента передачи. По счетам-фактурам с товарными накладными поставщик передал покупателю продукцию. В дальнейшем на основе товарной накладной и счета-фактуры поставщиком составлены две отдельные накладные. Поставленная по договору продукция оплачена покупателем частично. В ответ на претензию поставщика об оплате оставшейся суммы за поставленный товар покупатель вернул поставщику продукцию согласно накладной в связи с отсутствием заявки на данный товар. Поставщик принял продукцию на ответственное хранение до проведения исследования по качеству. Дополнением к договору поставки поставщик предоставил покупателю оптовую скидку в размере 10% от стоимости товара, отгруженного в соответствии со счетом-фактурой. В связи с вышеизложенным поставщик обратился в суд с иском к покупателю о взыскании суммы основного долга за поставленный товар, а также пеней за просрочку его оплаты. Позиция суда. В соответствии с пунктом 2 статьи 468 ГК РФ, если продавец передал покупателю наряду с товарами, ассортимент которых соответствует договору купли-продажи, товары с нарушением условия об ассортименте, покупатель вправе по своему выбору: принять товары, соответствующие условию об ассортименте, и отказаться от остальных товаров; отказаться от всех переданных товаров; потребовать заменить товары, не соответствующие условию об ассортименте, товарами в ассортименте, предусмотренном договором, либо принять все переданные товары. Согласно пункту 4 статьи 468 ГК РФ товары, не соответствующие условию договора купли-продажи об ассортименте, считаются принятыми, если покупатель в разумный срок после их получения не сообщит продавцу о своем отказе от товаров. Поскольку покупатель не воспользовался предоставленным ему пунктами 2, 4 статьи 468 ГК РФ правом на отказ от незаказанного товара (скоропортящаяся продукция) в разумный срок и принял товар в полном объеме, у него в силу пункта 5 статьи 468 ГК РФ возникла обязанность оплатить весь товар по цене, согласованной с продавцом. В связи с тем что ответчик одобрил лишь сделки по первоначально выписанным счетам-фактурам, иск о взыскании суммы основного долга за поставленный товар, а также пеней за просрочку его оплаты подлежит удовлетворению в части.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 10.12.2007 N Ф03-А73/07-1/5325.

Споры, связанные с поставкой товара, ассортимент которого не соответствует указанному в договоре, имеют место в судебной практике. ФАС Московского округа в Постановлении от 07.11.2005 N КГ-А40/10689-05 указал, что несоответствие ассортимента переданного покупателю товара указанному в договоре является основанием для отказа покупателя оплатить поставленный товар или требовать возврата уплаченных денежных средств. ФАС Центрального округа в Постановлении от 13.09.2006 N А09-14433/05-18 отметил, что в связи с тем что по всем представленным в дело накладным продукция ответчиком была принята и истцу не возвращалась, претензии по ассортименту и стоимости полученной продукции ответчиком не предъявлялись, то ответчик в соответствии с пунктом 4 статьи 468 ГК РФ лишается права отказаться от оплаты полученного им товара. Таким образом, продавец обязан передать покупателю товар в том ассортименте, который был ими согласован в договоре.

Качество товара (статья 469 ГК РФ)

Ситуация N 54. Суд удовлетворил иск о взыскании стоимости товара с неоднократно обнаруживаемыми недостатками, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 469 ГК РФ продавец был обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.06.2008 N А79-4239/2007).

Суть дела. Продавец и покупатель заключили договор купли-продажи, по условиям которого продавец обязался передать в собственность покупателя трактор колесный и справку-счет, а покупатель — принять и оплатить товар. В договоре стороны установили 12-месячный гарантийный срок эксплуатации на продаваемое изделие, исчисляемый со дня ввода его в эксплуатацию. Во исполнение принятых обязательств покупатель платежным поручением перечислил продавцу плату за товар, а последний передал по акту сдачи и приемки трактора трактор и справку-счет. Факты получения ответчиком платы за товар и его поставка на указанную сумму сторонами не оспариваются. В процессе эксплуатации в период первого года трактор более десяти раз подвергался ремонту. Телеграммами покупатель сообщил продавцу о наличии дефектов в деталях и агрегатах приобретенного товара и о невозможности его дальнейшей эксплуатации. Неурегулирование данной ситуации послужило основанием для обращения покупателя в суд с иском о признании на основании статьи 178 ГК РФ недействительным договора купли-продажи и применении последствий недействительности сделки в виде возврата полученных денежных средств. Позиция суда. Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. На основании пункта 1 статьи 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Из экспертного заключения следует, что с технической точки зрения на момент осмотра трактор неработоспособен ввиду неисправности топливной аппаратуры и нарушения регулировок узлов и агрегатов, однако все выявленные недостатки являются устранимыми, трактор может использоваться по назначению после проведения ремонтных работ, замены треснутых шлангов и регулировки узлов и агрегатов. В соответствии с пунктом 1 статьи 518 ГК РФ покупатель, которому поставлены товары ненадлежащего качества, вправе предъявить поставщику требования, предусмотренные статьей 475 ГК РФ. В силу пункта 1 статьи 475 ГК РФ покупатель вправе по своему выбору предъявить продавцу одно из следующих требований: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок либо возмещения своих расходов на устранение недостатков товара. Иные правовые последствия установлены в пункте 2 статьи 475 ГК РФ для существенных нарушений требований к качеству товара. По выбору покупателя продавец обязан либо заменить товар на тот, который будет соответствовать договору, а если качество договором не определено — требованиям, предусмотренным в пункте 2 статьи 469 ГК РФ, либо при отказе покупателя от исполнения договора возвратить ему уплаченную за товар денежную сумму. Установлено, что истец воспользовался предоставленным ему правом требования от продавца возврата уплаченной за товар денежной суммы. В соответствии с пунктом 2 статьи 476 ГК РФ в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы. Протоколы выездных заданий свидетельствуют о том, что истец в течение гарантийного срока неоднократно обращался в отдел технического обслуживания транспорта для ремонта трактора. В рассматриваемой ситуации ответчик, на которого возложено бремя доказывания отсутствия своей вины в возникших недостатках товара, не подтвердил документами факт нарушения истцом правил эксплуатации транспортного средства. В силу пункта 3 статьи 477 ГК РФ, если на товар установлен гарантийный срок, покупатель вправе предъявить требования, связанные с недостатками товара, при обнаружении недостатков в течение гарантийного срока. При таких обстоятельствах иск о взыскании стоимости товара был удовлетворен.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 07.06.2008 N А79-4239/2007.

Суды в своей практике сталкиваются с рассмотрением споров, возникших в связи с передачей продавцом покупателю товара, качество которого не соответствует условиям договора. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 31.03.2008 N А31-1022/2007-10 указал, что в случае, если продавец безвозмездно устраняет недостатки проданной продукции, исчезают основания для расторжения договора купли-продажи. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 21.05.2008 N А19-10423/07-59-Ф02-2013/08 указал, что в случае, когда поставленную продукцию нет возможности использовать по назначению, покупатель вправе требовать с продавца возмещения стоимости некачественного товара и убытков. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении 17.03.2008 N Ф03-А51/08-1/575 указал, что бремя доказывания несоответствия качества поставленной продукции условиям договора лежит на покупателе. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 06.03.2008 N Ф04-1372/2008(1449-А75-11) указал, что покупатель не вправе требовать возврата уплаченной за поставку воды денежной суммы, если организация-поставщик нарушила требования, предъявляемые к качеству воды.

Недостатки товара, за которые отвечает продавец (статья 476 ГК РФ)

Ситуация N 55. Суд удовлетворил иск о возврате суммы, уплаченной за полученное некачественное оборудование, так как продавцом, предоставившим гарантию на свою продукцию, не было представлено доказательств, что недостатки товара возникли после передачи его покупателю не по вине ответчика, что противоречит пункту 2 статьи 476 ГК РФ, которая возлагает бремя доказывания на поставщика (Постановление ФАС Центрального округа от 05.03.2008 N А48-2166/06-5).

Суть дела. Между исполнителем и заказчиком был заключен договор, согласно которому исполнитель принял на себя обязательство произвести поставку газоразделительной установки и произвести шефмонтаж оборудования, а заказчик обязался принять и оплатить указанное оборудование. В соответствии с договором исполнитель гарантирует исправную работу оборудования, указанного в гарантийном талоне, паспорте или инструкции, но не менее 12 месяцев с момента поставки оборудования, при соблюдении заказчиком требований и на основании гарантийных условий, указанных в паспортах и руководствах по эксплуатации и техническому обслуживанию. Исчисление гарантийного срока на поставленное оборудование начинается от даты подписания акта сдачи-приемки оборудования в эксплуатацию. Гарантия распространяется на детали и работы, необходимые для устранения любого дефекта в течение гарантийного периода силами специалистов, уполномоченных исполнителем при условии эксплуатации оборудования в соответствии с инструкцией по эксплуатации. Исполнитель по товарным накладным поставил заказчику оборудование. Оплата полученного оборудования произведена заказчиком частично. Ссылаясь на то, что поставленное ответчиком оборудование не соответствует заявленным техническим характеристикам, заказчик обратился в арбитражный суд с иском о возврате суммы, уплаченной за полученное некачественное оборудование. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. В силу пункта 2 статьи 470 ГК РФ в случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 ГК РФ, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока). Согласно пункту 2 статьи 476 ГК РФ в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы. Факт понижения производительности газоразделительной установки выявлен истцом в гарантийный период, что подтверждается материалами дела и фактически ответчиком не оспаривается. Установлено, что доказательств того, что установка в момент передачи истцу соответствовала требованиям к качеству, установленным в приложении к договору, а также того, что исполнителем было фактически проведено соответствующее испытание оборудования, ответчиком не представлено. В представленных заключениях экспертов отсутствует вывод о том, что причиной выхода из строя оборудования явилось нарушение истцом правил его эксплуатации. С учетом указанных обстоятельств иск о возврате суммы, уплаченной за оборудование, подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 05.03.2008 N А48-2166/06-5.

Пункт 2 статьи 476 ГК РФ устанавливает повышенную ответственность продавца, предоставившего гарантию качества на предмет договора купли-продажи, и возлагает на него бремя доказывания возникновения недостатков товара после его передачи покупателю. Суды в своей практике сталкиваются с рассмотрением споров по поводу ответственности продавца, предоставившего гарантию на свой товар, в случае существенного снижения его качества после передачи покупателю в течение гарантийного срока. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 07.04.2008 N А55-9041/07 удовлетворил иск о взыскании ущерба, причиненного поставкой товара ненадлежащего качества, так как ответчиком не было представлено доказательств поставки товара надлежащего качества. ФАС Центрального округа в Постановлении от 14.02.2008 N А54-266/2007-С15, направив дело на новое рассмотрение, указал, что бремя доказывания возникновения недостатков товара после передачи его покупателю лежит на продавце. Постановление ФАС Поволжского округа от 15.04.2008 N А12-10674/07-С63 содержит аналогичную позицию.

Последствия передачи некомплектного товара (статья 480 ГК РФ)

Ситуация N 56. Суд отказал в иске о взыскании с продавца затрат на устранение недостатков некомплектного товара, так как предусмотренные пунктом 1 статьи 480 ГК РФ требования о соразмерном уменьшении покупной цены или о доукомплектовании товара покупателем продавцу предъявлены не были (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.03.2008 N А29-3825/2007).

Суть дела. Между организациями был заключен договор купли-продажи. В договоре было предусмотрено, что качество товара должно соответствовать действующим стандартам, а также конструкторской и нормативно-технической документации завода-изготовителя. В случае передачи некомплектного товара покупатель вправе по своему выбору потребовать от продавца соразмерного уменьшения цены или доукомплектования товара. В силу договора за нарушение сторонами сроков исполнения своих обязательств виновная сторона уплачивает другой стороне неустойку в размере 0,1% от стоимости невыполненных обязательств за каждый календарный день просрочки. Если требование об уплате неустойки (штрафа, пеней) не было предъявлено, то сумма неустойки (пеней, штрафа) определяется как ноль рублей. Нарушение продавцом обязательств по поставке продукции в установленный договором срок послужило основанием для обращения покупателя в арбитражный суд с иском о взыскании неустойки. Предметом иска явилось также взыскание с ответчика в пользу истца убытков, составляющих стоимость работ по переоборудованию товара, поставленного с нарушением условий о комплектности. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. На основании статьи 333 ГК РФ суд вправе уменьшить подлежащую уплате неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Повышенный размер неустойки явился критерием, позволяющим установить несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. В связи с этим суд уменьшил размер неустойки до суммы, соответствующей последствиям нарушения обязательства. Рассматривался также вопрос о взыскании с ответчика суммы убытков, составляющих стоимость работ по переоборудованию товара, поставленного с нарушением условий о комплектности. В силу пункта 1 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Под убытками в силу статьи 15 ГК РФ следует понимать расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие и размер убытков, противоправность поведения другой стороны, причинную связь между допущенным нарушением и возникшими убытками. В соответствии со статьей 479 ГК РФ, если договором купли-продажи предусмотрена обязанность продавца передать покупателю определенный набор товаров в комплекте (комплект товаров), обязательство считается исполненным с момента передачи всех товаров, включенных в комплект. Согласно статье 480 ГК РФ в случае передачи некомплектного товара (статья 478) покупатель вправе по своему выбору потребовать от продавца: соразмерного уменьшения покупной цены; доукомплектования товара в разумный срок. Если продавец в разумный срок не выполнил требования покупателя о доукомплектовании товара, покупатель вправе по своему выбору: потребовать замены некомплектного товара на комплектный; отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной денежной суммы. Материалами дела подтверждается то, что покупатель принял некомплектный товар. В материалах дела нет доказательств, свидетельствующих о том, что покупатель предъявил продавцу требование о соразмерном уменьшении покупной цены или доукомплектовании товара. Покупатель самовольно переоборудовал товар. Было установлено также, что продавец не давал согласия на переоборудование некомплектного товара. В обоснование размера убытков покупатель представил дефектно-контрольные ведомости на проведение переоборудования некомплектного товара. Суд сделал вывод о том, что указанных обстоятельств недостаточно для удовлетворения иска в части взыскания убытков с продавца на переоборудование поставленного им товара.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 18.03.2008 N А29-3825/2007.

В статье 480 ГК РФ предусмотрено право покупателя на совершение определенных действий по устранению последствий, связанных с передачей ему некомплектного товара. Суды часто рассматривают дела, основанные на передаче некомплектных товаров. Необходимо заметить, что в случае, если покупатель выбирает и приступает к одному из действий, предусмотренных статьей 480 ГК РФ, он теряет право на применение иного действия. ФАС Уральского округа в Постановлении от 26.07.2007 N Ф09-5825/07-С5 указал, что, если продавец в разумный срок не выполнит требования покупателя доукомплектовать поставленный товар, последний вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной денежной суммы. Аналогичные выводы изложены и ФАС Московского округа в Постановлении от 15.06.2006 N КГ-А40/4945-06.

Предварительная оплата товара (статья 487 ГК РФ)

Ситуация N 57. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору поставки и неустойки, так как в соответствии с пунктом 3 статьи 487 ГК РФ, если продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом (Постановление ФАС Московского округа от 04.06.2008 N КГ-А40/4695-08).

Суть дела. По условиям заключенного между сторонами договора поставки исполнитель обязался поставить, а заказчик принять и оплатить на условиях договора комплект для возведения индивидуального жилого дома из оцилиндрованного бревна. Согласно договору поставка комплектующих дома подлежала осуществлению исполнителем в течение 60 календарных дней с даты согласования и подписания сторонами проекта дома. В договоре стороны предусмотрели, что дом считается принятым, а обязательства ответчика — исполненными с момента приемки дома и подписания истцом акта приема-передачи. В соответствии с договором заказчик перечислил исполнителю предоплату, которая составляет 50% от общей суммы договора, определенной сторонами в договоре. Исполнитель, получив предварительную оплату, свои обязательства не исполнил, комплектующие не поставил, дом по акту приема-передачи истцу не передал. Заказчик уведомил исполнителя об отказе от дома в связи с просрочкой поставки и возвращении уплаченных денежных средств, однако исполнитель перечисленные истцом денежные средства не возвратил, что послужило основанием для предъявления иска о взыскании задолженности по договору поставки и неустойки. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Согласно пункту 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства. Статьей 506 ГК РФ установлено, что по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Согласно положениям статей 454, 486, 506 ГК РФ по договору купли-продажи (поставки) на продавце (поставщике) лежит обязанность передать (поставить) товар, а на покупателе — обязанность принять и оплатить этот товар. Согласно пункту 3 статьи 487 ГК РФ в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный в соответствии со статьей 457 ГК РФ срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. При данных обстоятельствах иск о взыскании задолженности по договору поставки и неустойки подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 04.06.2008 N КГ-А40/4695-08.

Правовые последствия неисполнения продавцом обязанности передать предварительно оплаченный товар в установленный договором срок определены пунктами 3 и 4 статьи 487 ГК РФ. Покупателю в данном случае предоставлено право выбора варианта поведения. Он может потребовать от продавца передачи товара либо отказаться от товара и потребовать возврата уплаченной денежной суммы. Другим последствием в соответствии с пунктом 4 статьи 487 ГК РФ является возникновение у покупателя права потребовать уплаты процентов в соответствии со статьей 395 ГК РФ. Статья 395 ГК РФ предусматривает обязанность должника уплатить проценты при невыполнении денежного обязательства. В случае же предварительной оплаты товара денежное обязательство у продавца не возникает, т. к. его обязанность состоит в передаче покупателю оплаченного товара. Таким образом, с момента, когда покупатель по основаниям, предусмотренным нормами, содержащимися в статье 487 ГК РФ, отказался от принятия товара и потребовал возвратить предварительный платеж, у продавца возникает денежное обязательство, при невыполнении которого он уплачивает проценты на основании статьи 395 ГК. Пленумы ВС РФ и ВАС РФ в Постановлении N 13/14 указывают, что на основании пункта 4 статьи 487 ГК РФ в случае, когда продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со статьей 395 ГК РФ со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы. Договором также может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя до дня передачи товара либо возврата денежных средств продавцом при отказе покупателя от товара. В этом случае проценты взимаются как плата за предоставленный коммерческий кредит (статья 823 ГК РФ). Суды в своей практике придерживаются аналогичной позиции. ФАС Московского округа в Постановлении от 11.05.2007, 18.05.2007 N КГ-А40/2808-07, установив, что, получив предоплату, продавец не исполнил обязанности по передаче товара в установленный срок, пришел к выводу о том, что покупатель был вправе на основании пункта 3 статьи 487 ГК РФ потребовать возврата суммы предварительной оплаты и это право не было связано с расторжением договора, в рамках которого товар подлежал передаче. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 21.02.2007 N А56-17629/2006 разъяснил, что право покупателя потребовать от поставщика возврата суммы предварительной оплаты в силу пункта 3 статьи 487 ГК РФ было обусловлено неисполнением поставщиком обязанности по передаче товара. При этом не имел значения тот факт, что договор сторонами не был расторгнут. Таким образом, в случае неисполнения продавцом обязанности передать предварительно оплаченный товар, покупатель может потребовать от продавца передачи товара либо отказаться от товара и потребовать возврата уплаченной денежной суммы.

Оплата товара, проданного в кредит (статья 488 ГК РФ)

Ситуация N 58. Суд удовлетворил иск о взыскании долга за поставленное оборудование и процентов за пользование чужими денежными средствами, так как покупатель не исполнил обязанности по оплате переданного товара в срок, что в соответствии со статьей 488 ГК РФ влечет за собой обязанность покупателя в дополнение к оплате товара также уплатить проценты со дня, когда товар должен был быть оплачен (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.03.2008 N А19-11444/07-Ф02-798/08).

Суть дела. Между покупателем и продавцом был заключен договор купли-продажи торгового оборудования. Товар был передан покупателю, сторонами был подписан акт приема-передачи торгового оборудования. В связи с тем что условиями договора купли-продажи стороны предусмотрели сроки оплаты покупателем оборудования, но обязательство по оплате им не исполнено, продавец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании долга за поставленное оборудование и процентов за пользование чужими денежными средствами. В возражении против заявленных требований покупатель указал на то, что торговое оборудование до настоящего времени продавцом не передано покупателю. Позиция суда. Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. В соответствии со статьей 456 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, предусмотренный договором купли-продажи. Согласно статье 458 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент предоставления товара в распоряжение покупателя, если товар должен быть передан покупателю или указанному им лицу в месте нахождения товара. Товар считается предоставленным в распоряжение покупателя, когда к сроку, предусмотренному договором, товар готов к передаче в надлежащем месте и покупатель в соответствии с условиями договора осведомлен о готовности товара к передаче. Следовательно, нахождение оборудования на складе истца не свидетельствует о том, что товар не был передан ответчику. В связи с тем что покупателем обязательство по оплате не исполнено, применению подлежит пункт 3 статьи 488 ГК РФ. Согласно пункту 4 статьи 488 ГК РФ в случае, когда покупатель не исполняет обязанность по оплате переданного товара в установленный договором срок и иное не предусмотрено ГК РФ или договором купли-продажи, на просроченную сумму подлежат уплате проценты в соответствии со статьей 395 ГК РФ со дня, когда по договору товар должен был быть оплачен, до дня оплаты товара покупателем. Учитывая, что обязательство по своевременной оплате переданного оборудования ответчиком не было исполнено, суд иск удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.03.2008 N А19-11444/07-Ф02-798/08.

Условие о продаже товара в кредит означает предоставление покупателю отсрочки платежа после передачи ему товара. Такое условие означает, что товар должен быть оплачен в срок, предусмотренный договором. В случае просрочки платежа покупателем суды в соответствии с пунктом 4 статьи 488 ГК РФ взыскивают в пользу продавца наряду со стоимостью переданного товара проценты за пользование чужими денежными средствами. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 18.04.2008 N А29-3551/2007, удовлетворяя иск о взыскании задолженности по договору купли-продажи доли, также взыскал с покупателя проценты за пользование чужими денежными средствами. ФАС Московского округа в Постановлении от 08.05.2008 N КГ-А40/3609-08 указал, что бремя доказывания оплаты поставленной продукции лежит на покупателе. Таким образом, бремя доказывания оплаты переданного товара возложено на покупателя.

Оплата товара в рассрочку (статья 489 ГК РФ)

Ситуация N 59. Суд отказал в удовлетворении иска о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, так как в соответствии с пунктом 2 статьи 489 ГК РФ продавец не вправе отказаться от договора на основании непоступления от покупателя очередного платежа, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.03.2008 N А28-3293/2007-57/22).

Суть дела. Между покупателем и продавцом был заключен договор купли-продажи, по условиям которого продавец продает покупателю недвижимое имущество. В договоре контрагенты согласовали цену и порядок расчетов. Оплата стоимости объекта производится в три этапа по установленному договором графику. В соответствии с договором продавец может полностью отказаться от исполнения договора, в том числе и от принятия исполнения обязательств покупателя, за исключением выполнения последним условий договора в полном объеме: в этом случае продавец обязан немедленно возвратить покупателю полученную от него на день отказа сумму оплаты. В силу договора неисполнение кем-либо его условий дает право другой стороне подписать соглашение о расторжении договора и акт приема-передачи со своей стороны и направить документы почтовой связью противоположной стороне заказным отправлением с уведомлением о вручении. Факт расторжения договора устанавливается наличием подписи в уведомлении либо отметки органа связи об отсутствии адресата (отказа от подписи в уведомлении). Переход права собственности за покупателем зарегистрирован в установленном порядке в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Нарушение покупателем оговоренных сроков перечисления денежных средств послужило основанием для направления продавцом уведомления о расторжении договора купли-продажи, в котором он предложил подписать соответствующее соглашение. Стороны не достигли соглашения о расторжении договора, поэтому продавец обратился в арбитражный суд с иском о расторжении договора. Позиция суда. В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. По договору купли-продажи в соответствии со статьей 454 ГК РФ одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму. Разновидностью договора о продаже товара в кредит является договор, где предусмотрена оплата товара частями в определенные сроки, то есть в рассрочку. Согласно пункту 2 статьи 489 ГК РФ, если покупатель не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный в рассрочку и переданный ему товар, продавец вправе, если иное не предусмотрено договором, отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара, за исключением случаев, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара. Установлено, что на момент вручения заявителем ответчику уведомления о расторжении договора, а также предъявления иска в суд просроченных платежей на стороне ответчика не имелось. Сведений об отказе заявителя от принятия исполнения в материалах дела не представлено. Установлено, что покупатель погасил больше половины стоимости товара, поэтому истец не вправе воспользоваться возможностью отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара в порядке статьи 489 ГК РФ. В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что вправе была рассчитывать. В нарушение статьи 65 АПК РФ истец не представил доказательств, являющихся в соответствии со статьей 450 ГК РФ основанием для расторжения договора купли-продажи. При указанных обстоятельствах иск о расторжении договора удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 18.03.2008 N А28-3293/2007-57/22.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами, вытекающими из договоров купли-продажи, в которых предусмотрена рассрочка платежа. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 04.12.2007 N А06-85/2007-6, направляя дело на новое рассмотрение, указал, что в случае отсутствия в договоре купли-продажи, содержащего условие о рассрочке платежа, сроков и размеров таких платежей указанный договор является незаключенным. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 27.06.2007 N А21-11544/2005 указал, что в случае наличия просрочки платежа по договору купли-продажи, содержащего условие о рассрочке платежа, наряду с суммой задолженности подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами. Таким образом, в случае неисполнения покупателем обязанности по оплате переданного товара в установленный договором срок, если иное не предусмотрено ГК РФ или договором, на просроченную сумму подлежат уплате проценты.

Обмен товара (статья 502 ГК РФ)

Ситуация N 60. Суд отказал в удовлетворении требования о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности продавца, так как в соответствии со статьей 502 ГК РФ покупатель вправе в течение четырнадцати дней с момента передачи ему непродовольственного товара обменять купленный товар на аналогичный товар (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.01.2008 N А29-4703/2007).

Суть дела. На основании жалобы покупателя административный орган провел внеплановую проверку соблюдения законодательства о защите прав потребителей и соблюдения правил продажи отдельных видов товаров в принадлежащем индивидуальному предпринимателю (продавцу) павильоне. В ходе проверки установлен факт нарушения статьи 25 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон N 2300-1), пункта 26 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 N 55 (далее — Правила), выразившийся в отказе потребителю в требовании об обмене непродовольственного товара (диск с компьютерными играми) надлежащего качества в течение 14 дней или расторжении договора купли-продажи и возврате уплаченной за товар суммы. Усмотрев в действиях предпринимателя признаки состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена в статье 14.15 КоАП РФ, административный орган составил протокол, на основании которого было вынесено постановление о привлечении его к административной ответственности в виде наложения штрафа. Посчитав данное постановление незаконным, предприниматель обжаловал его в арбитражный суд. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 502 ГК РФ покупатель вправе в течение 14 дней с момента передачи ему непродовольственного товара, если более длительный срок не объявлен продавцом, обменять купленный товар в месте покупки и иных местах, объявленных продавцом, на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации, произведя в случае разницы в цене необходимый перерасчет с продавцом. При отсутствии необходимого для обмена товара у продавца покупатель вправе возвратить приобретенный товар продавцу и получить уплаченную за него денежную сумму. Согласно статье 25 Закона N 2300-1 потребитель вправе обменять непродовольственный товар надлежащего качества на аналогичный товар у продавца, у которого этот товар был приобретен, если указанный товар не подошел по форме, габаритам, фасону, расцветке, размеру или комплектации. Потребитель имеет право на обмен непродовольственного товара надлежащего качества в течение 14 дней, не считая дня его покупки. Обмен непродовольственного товара надлежащего качества проводится, если указанный товар не был в употреблении, сохранены его товарный вид, потребительские свойства, пломбы, фабричные ярлыки, а также имеется товарный чек или кассовый чек либо иной подтверждающий оплату указанного товара документ. Отсутствие у потребителя товарного или кассового чека либо иного подтверждающего оплату товара документа не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания. Перечень товаров, не подлежащих обмену по основаниям, указанным в настоящей статье, утверждается Правительством РФ. В случае если аналогичный товар отсутствует в продаже на день обращения потребителя к продавцу, потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за указанный товар денежной суммы. Требование потребителя о возврате уплаченной за указанный товар денежной суммы подлежит удовлетворению в течение трех дней со дня возврата указанного товара. Во исполнение Закона N 2300-1 Правительство РФ Постановлением от 19.01.1998 N 55 утвердило Правила, которые устанавливают общие требования, предъявляемые к продавцу товара, под которым понимается организация независимо от организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, осуществляющие продажу товаров по договору розничной купли-продажи. В пункте 26 Правил содержится аналогичное статье 25 Закона N 2300-1 требование о возврате либо обмене непродовольственного товара надлежащего качества. Исключение из предусмотренного в пункте 26 Правил требования содержит Перечень непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации, утвержденный также Постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 N 55. В пункт 14 Перечня включены, в частности, непериодические издания (книги, брошюры, альбомы, картографические и нотные издания, листовые изоиздания, календари, буклеты, издания, воспроизведенные на технических носителях информации). В соответствии с абзацем 22 пункта 3.2 Межгосударственного стандарта «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Электронные издания. Основные виды и выходные сведения» ГОСТ 7.83-2001, введенного в действие Постановлением Госстандарта России от 15.01.2002 N 14-ст, компьютерные игры по целевому назначению относятся к электронным изданиям для досуга. Согласно пункту 1 статьи 5 Федерального закона от 29.12.1994 N 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» электронные издания — это программы для электронных вычислительных машин и базы данных, а также электронные документы, прошедшие редакционно-издательскую обработку, имеющие выходные сведения, тиражируемые и распространяемые на машиночитаемых носителях. Таким образом, в рассматриваемом случае факт совершения предпринимателем правонарушения, ответственность за которое предусмотрена в статье 14.15 КоАП РФ, подтвержден материалами дела. При указанных обстоятельствах заявленное требование удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 14.01.2008 N А29-4703/2007.

В соответствии со статьей 502 ГК РФ покупатель вправе обменять приобретенный товар, который не подошел ему по размеру, фасону, форме, габаритам, расцветке или комплектации. При этом необходимо наличие некоторых условий. Во-первых, обмену подлежат только непродовольственные товары. Во-вторых, товары, которые не были в употреблении и сохранили свои потребительские свойства. В-третьих, у покупателя имеются доказательства, подтверждающие приобретение товара у данного продавца. Факт такого приобретения может быть подтвержден не только кассовым или товарным чеком, но и свидетельскими показаниями. В-четвертых, требование об обмене должно быть предъявлено не позднее 14 дней с момента передачи товара покупателю, если ему не сообщен более длительный срок. По данному вопросу ФАС Московского округа в Постановлении от 23.01.2002 N КГ-А41/8249-01, направляя дело на новое рассмотрение, указал, что законодательством установлено право покупателя на обмен непродовольственного товара.

Восполнение недопоставки товаров (статья 511 ГК РФ)

Ситуация N 61. Суд удовлетворил иск о взыскании неосновательного обогащения, составляющего сумму предварительной оплаты товара, поскольку в соответствии со статьей 511 ГК РФ поставщик может восполнить недопоставку товара только в пределах действия договора (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А82-4303/2007-2).

Суть дела. Между поставщиком и покупателем заключен договор поставки, по условиям которого поставщик поставляет, а покупатель принимает и оплачивает товар в ассортименте и количестве, указанных в товарно-транспортных накладных. По условиям договора поставка товара осуществляется после подачи предварительной заявки, в которой согласовываются наименование, количество, цена и срок отгрузки либо выборки партии товара, тариф на перевозку, наименование плательщика и грузополучателя. Товар поставляется на условиях 100-процентной предоплаты. Во исполнение договора покупатель предварительно перечислил поставщику стоимость товара. Поставщик не исполнил обязательство по поставке товара надлежащим образом, что подтверждается накладной, согласно которой был поставлен товар на сумму меньшую, чем предоплата, внесенная покупателем. Покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения, составляющего сумму предварительной оплаты. Позиция суда. В соответствии с пунктом 3 статьи 425 ГК РФ законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Согласно пункту 1 статьи 511 ГК РФ поставщик, допустивший недопоставку товаров в отдельном периоде поставки, обязан восполнить недопоставленное количество товаров в следующем периоде (периодах) в пределах срока действия договора поставки, если иное не предусмотрено договором. В договоре стороны установили срок его действия. Если за две недели до истечения срока действия договора ни одна из сторон письменно не заявит о его прекращении, договор считается пролонгированным на один год. Установлено, что обязанность поставщика восполнять недопоставку за пределами срока действия договора стороны не предусмотрели. Право потребовать возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом (поставщиком), предусмотрено пунктом 3 статьи 487 ГК РФ в случае, когда продавец не исполняет в установленный срок обязанность по поставке предварительно оплаченного товара. При таких обстоятельствах суд иск удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А82-4303/2007-2.

По вопросу применения статьи 511 ГК РФ имеет место следующая судебная практика. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 05.02.2008 N Ф03-А59/07-1/6427 указал, что в случае несоблюдения поставщиком графика поставки товара с него в пользу покупателя подлежит взысканию неустойка. Недопоставка в соответствии со статьей 511 ГК РФ выражается либо в передаче товаров в период поставки в меньшем, чем обусловлено договором, количестве, либо в неисполнении поставщиком обязанности по передаче всего обусловленного договором количества товаров. Она означает не только нарушение условий о количестве, но и о сроке, то есть она одновременно является и просрочкой поставки. Обязанность восполнить недопоставку товаров сохраняется в пределах срока действия договора. В договоре стороны вправе ограничить предельный срок восполнения. Из диспозитивного характера положений статьи 511 ГК РФ вытекает также возможность внесения в договор условия, исключающего обязанность поставщика восполнять недопоставленное количество товаров при отсутствии согласия покупателя на восполнение. Обязанность восполнить недопоставленный товар сохраняется в отношении каждого получателя, если покупатель направил отгрузочную разнарядку, предусматривающую поставку товаров ряду получателей. В соответствии с пунктом 2 статьи последствия недопоставки, предусмотренные ею, наступают независимо от соблюдения поставщиком условия договора о количестве, поскольку товары, переданные одному получателю в большем количестве, чем предусмотрено разнарядкой, не засчитываются при поставке другому (другим) получателю товаров в меньшем, чем указано в разнарядке, количестве.

Исчисление убытков при расторжении договора (статья 524 ГК РФ)

Ситуация N 62. Суд на основании пункта 1 статьи 524 ГК РФ удовлетворил иск о взыскании наряду с неустойкой также убытков, вызванных тем, что истец вынужден был заключить договор поставки, аналогичный договору с ответчиком, но по более высокой цене (Постановление ФАС Московского округа от 02.04.2008 N КГ-А40/2339-08).

Суть дела. Между поставщиком и покупателем был заключен договор, согласно условиям которого поставщик обязался поставить продукцию, номенклатура и перечень которой определяются в ежемесячных дополнительных соглашениях сторон, а покупатель — принять и оплатить их. В договоре стороны определили, что поставщик производит поставку партии товара после поступления 100% предоплаты на расчетный счет поставщика в течение 10 банковских дней с даты поступления денежных средств на расчетный счет поставщика. В соответствии с договором поставщик должен был в течение семи календарных дней после 100% предоплаты произвести поставку продукции по установленной цене. Платежным поручением покупатель перечислил поставщику 100% предоплаты за поставку продукции. По товарной накладной поставщик поставил продукцию в полном объеме. Однако покупатель возвратил поставщику часть продукции как не соответствующую заказу и условиям договора. Платежным поручением покупатель произвел поставщику в качестве предоплаты платеж по выставленному последним счету за очередную поставку продукции. Однако поставка продукции в установленные договором сроки произведена не была. Платежными поручениями поставщик возвратил покупателю сумму предоплаты за недопоставленные товары. Между тем согласно договору за просрочку поставки товара покупатель имеет право потребовать от поставщика выплаты неустойки в размере 0,1% от стоимости не поставленного в срок товара за каждый день просрочки, но не более 10% от стоимости не поставленного в срок товара. В связи с вышеизложенным покупатель обратился в суд с иском к поставщику о взыскании убытков и неустойки. Позиция суда. В силу статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается. Было установлено, что вследствие непоставки ответчиком товара истец в целях выполнения своих обязательств перед контрагентами был вынужден заключить договоры со сторонними поставщиками на поставку аналогичного товара. При этом цена приобретаемого у третьих лиц товара превышала цену, предлагаемую ответчиком, то есть истец переплатил разницу в цене, в связи с чем понес убытки. В соответствии с пунктом 1 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Согласно пунктам 1, 2 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В договоре стороны установили, что все убытки, возникшие вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения условий договора, могут быть взысканы потерпевшей стороной в полной сумме сверх неустойки. Довод ответчика об отказе от исполнения договора в связи с неисполнением истцом обязательств по выборке товара в установленный договором десятидневный срок не может быть принят в связи со следующим. В соответствии с пунктом 1 статьи 523 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон. При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Согласно пункту 3 статьи 523 ГК РФ нарушение договора поставки покупателем предполагается существенным в случаях неоднократного нарушения сроков оплаты товаров; неоднократной невыборки товаров. Вместе с тем в соответствии с пунктом 4 статьи 523 ГК РФ договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон. Однако ответчиком не представлено доказательств, должным образом свидетельствующих о наличии со стороны истца неоднократного нарушения невыборки товаров. Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие направление ответчиком контрагенту уведомления о своем отказе от исполнения договора, оформленного в письменной виде, за подписью лица, уполномоченного на изменение или расторжение договора, а также доказательства получения такого извещения истцом. В соответствии с пунктом 1 статьи 524 ГК РФ, если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке. В то же время удовлетворение такого требования в соответствии с пунктом 4 статьи 524 ГК РФ не освобождает сторону, не исполнившую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне, на основании статьи 15 ГК РФ. При указанных обстоятельствах иск о взыскании убытков и неустойки подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 02.04.2008 N КГ-А40/2339-08.

Пункт 1 статьи 524 ГК РФ раскрывает способ определения упущенной выгоды, которая носит конкретный характер и исчисляется в виде разницы цен двух договоров, где первый договор был расторгнут вследствие нарушения контрагентом обязательств по поставке, а второй заключен на приобретение аналогичного товара взамен товара по расторгнутому договору. ФАС Центрального округа в Постановлении от 29.05.2007 N А68-ГП-253/7-06 указал, что при исчислении расходов покупателя на приобретение товаров у других лиц при нарушении продавцом определенных обязанностей необходимо руководствоваться правилом, установленным пунктом 1 статьи 524 ГК РФ. ФАС Уральского округа в Постановлении от 20.08.2007 N Ф09-6585/07-С5 указал, что право покупателя на возмещение убытков, связанных с заключением договора на менее выгодных для него условиях, возникает только в том случае, если указанный договор был заключен после расторжения предшествующего. Следует также отметить, что взыскание неустойки не освобождает ответчика от возмещения убытков.

Ответственность производителя сельскохозяйственной продукции (статья 538 ГК РФ)

Ситуация N 63. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков и неустойки за отказ от поставки товара, поскольку в соответствии со статьей 538 ГК РФ производитель сельскохозяйственной продукции, ненадлежащим образом исполнивший обязательство, несет ответственность при наличии его вины (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.05.2008 N Ф08-2312/2008).

Суть дела. Между покупателем и продавцом заключен договор, поименованный как договор поставки, по условиям которого продавец обязался поставить, а покупатель — принять и оплатить поставленную сельскохозяйственную продукцию. Договором установлена стоимость поставляемой продукции, а также предусмотрена 100% предоплата товара. Договором установлен срок поставки товара, при этом в случае отказа от поставки товара продавец обязан уплатить покупателю неустойку в размере 5% суммы договора. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора одной из сторон, его изменения или расторжения, виновная сторона возмещает другой стороне причиненные убытки, в том числе упущенную выгоду. Убытки взыскиваются в полной сумме сверх неустойки. Во исполнение договора покупатель перечислил продавцу сумму предоплаты в полном объеме. Поставщик не исполнил обязательство по поставке товара в полном объеме, что подтверждается накладной, согласно которой был поставлен товар на сумму меньшую, чем предоплата, внесенная покупателем. В связи с этим продавец и покупатель заключили дополнительное соглашение, в соответствии с которым продавец в счет суммы долга по указанному обязательству обязуется поставить покупателю сельскохозяйственную продукцию. Платежным поручением продавец перечислил на счет покупателя сумму задолженности по договору поставки. В связи с неисполнением продавцом обязанности по поставке, покупатель обратился в арбитражный суд о взыскании неустойки за отказ от поставки товара. Позиция суда. С учетом материалов дела указанный договор следует квалифицировать как договор контрактации. В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 535 ГК РФ по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю — лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи. К отношениям по договору контрактации, не урегулированным правилами параграфа 3 (5) главы 30 ГК РФ, применяются правила о договоре поставки (статьи 506 — 524 ГК РФ), а в соответствующих случаях — о поставке товаров для государственных нужд (статьи 525 — 534 ГК РФ). Статьей 538 ГК РФ предусмотрено, что производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо ненадлежащим образом исполнивший обязательство, несет ответственность при наличии его вины. Такое же положение содержится и в заключенном сторонами договоре. В соответствии с пунктом 3 статьи 524 ГК РФ, если после расторжения договора вследствие его нарушения продавцом или покупателем потерпевшей стороной не совершена сделка взамен расторгнутого договора и на данный товар имеется текущая цена, сторона может предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора (абстрактные убытки). Текущей ценой признается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была быть осуществлена передача товара. Перечисление ответчиком предоплаты товара и уплата неустойки за отказ от поставки товара, а также предъявление покупателем иска о взыскании убытков в виде разницы между предусмотренной договором и рыночной ценой товара и неустойки свидетельствуют о расторжении сторонами договора контрактации, поэтому доводы ответчика о неправомерном применении к спорным правоотношениям пункта 3 статьи 524 ГК РФ подлежат отклонению. В соответствии с пунктом 1 статьи 394 ГК РФ законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки. При указанных обстоятельствах иск о взыскании убытков и неустойки за отказ от поставки товара подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 07.05.2008 N Ф08-2312/2008.

Пунктом 3 статьи 401 ГК РФ установлено, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Изъятием из данной нормы является положение статьи 538 ГК РФ, устанавливающей, что по договору контрактации производитель, доказавший отсутствие своей вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении договора, освобождается от ответственности. Судебная практика содержит постановления, принятые в соответствии с указанной нормой. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 03.02.2005 N А33-7805/04-С1-Ф02-88/05-С2 пришел к выводу, что в связи с отсутствием вины сельхозпроизводителя в нарушении договорных обязательств следует освободить его от уплаты штрафной неустойки. ФАС Московского округа в Постановлении от 27.03.2002 N КГ-А40/1527-02 пришел к аналогичному выводу. Таким образом, в случае отсутствия вины сельхозпроизводителя он освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Обязанности покупателя по содержанию и эксплуатации сетей, приборов и оборудования (статья 543 ГК РФ)

Ситуация N 64. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по оплате потребленной энергии по договору энергоснабжения, поскольку потребитель не исполнил установленную пунктом 1 статьи 543 ГК РФ обязанность обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность эксплуатируемых приборов учета энергии (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 12.05.2008 N Ф03-А04/08-1/1433).

Суть дела. Между поставщиком и покупателем заключен договор энергоснабжения, предметом которого является продажа поставщиком и покупка покупателем электрической энергии (мощности) на условиях, определяемых договором. Договором установлен срок его действия. Договором предусмотрена обязанность покупателя обеспечить коммерческий учет потребляемой энергии, а также сохранность и исправность измерительного комплекса и средств защиты от несанкционированного доступа (пломбы, марки). Согласно договору в случае обнаружения безучетного потребления или при нарушении работы измерительного комплекса по вине покупателя объем потребления электрической энергии определяется по установленной мощности электроустановок, исходя из режима работы электрооборудования покупателя по утвержденному на момент нарушения тарифу без последующего перерасчета, на основании акта о неучтенном потреблении электрической энергии за период с даты предыдущей контрольной проверки технического состояния точки поставки и до восстановления учета электрической энергии и составления акта о приемке прибора учета представителем поставщика. В ходе контрольной проверки измерительного комплекса покупателя обнаружены нарушения, зафиксированные двусторонним актом, которые привели к потреблению электроэнергии без учета. Указанные нарушения послужили основанием для перерасчета количества и стоимости потребленной покупателем электроэнергии в соответствии с договором и обращения поставщика в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по оплате потребленной энергии. Позиция суда. В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. В соответствии с пунктом 1 статьи 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент — оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. Согласно пункту 2.11.17 Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденных Приказом Министерства энергетики РФ от 13.01.2003 N 6, персонал энергообъекта несет ответственность за сохранность расчетного счетчика, его пломб и за соответствие цепей учета электроэнергии установленным требованиям. Пунктом 1 статьи 543 ГК РФ и договором энергоснабжения предусмотрена обязанность абонента немедленно сообщать энергоснабжающей организации обо всех нарушениях схем и неисправностях приборов учета электрической энергии. С учетом указанных обстоятельств исковое требование подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 12.05.2008 N Ф03-А04/08-1/1433.

Суды в своей практике сталкиваются с ситуациями, когда потребители электроэнергии не исполняют обязанности по поддержанию исправного технического состояния энергетических сетей и иных технических средств, предназначенных для нормального потребления электроэнергии и учета ее потребления. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 26.06.2008 N Ф04-3991/2008(7468-А46-21) указал, что в случае безучетного потребления электрической энергии ее объем определяется расчетным способом. ФАС Московского округа в Постановлении от 03.07.2008 N КГ-А41/4243-08, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 05.06.2008 N А49-5515/2007-221/15 пришли к аналогичным выводам ввиду того, что доказательства безучетного потребления электрической энергии были представлены в материалах дела. Таким образом, потребители электроэнергии обязаны обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность эксплуатируемых энергетических сетей.

Оплата энергии (статья 544 ГК РФ)

Ситуация N 65. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности за отпущенную тепловую энергию по договору энергоснабжения, так как согласно статье 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии, в данном случае принятие энергии ответчиком не оспаривалось (Постановление ФАС Центрального округа от 26.02.2008 N Ф10-369/08).

Суть дела. Организацией был произведен отпуск тепловой энергии на горячее водоснабжение и отопление и выставлены счета на оплату. Согласно постановлению администрации муниципального образования был установлен норматив потребления горячей воды в жилых домах с централизованным горячим водоснабжением на одного человека в сутки и расход тепловой энергии в месяц. Согласно акту сверки взаимных расчетов организацией жилищно-эксплуатационному управлению была отпущена тепловая энергия, в том числе на горячее водоснабжение и на отопление. По данным жилищно-эксплуатационного управления часть суммы долга составляет разница в тарифах, другую часть составляет задолженность населения. В связи с неоплатой имеющейся задолженности организация обратилась в суд с иском о взыскании задолженности за отпущенную тепловую энергию по договору энергоснабжения. Позиция суда. В силу пункта 1 статьи 548 ГК РФ к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, применяют правила, установленные статьями 539 — 547 ГК РФ для договоров энергоснабжения. Согласно пункту 1 статьи 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей, исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. В соответствии с пунктом 1 статьи 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. В соответствии со статьями 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается. Как следует из материалов дела, между сторонами фактически сложились отношения, в соответствии с которыми истец производил отпуск тепловой энергии жилому фонду муниципального образования, функции по содержанию и техническому обслуживанию которого осуществляет ответчик. Представленный сторонами договор энергоснабжения тепловой энергией в силу положений статей 432, 433 ГК РФ подлежит признанию незаключенным. Материалами дела подтверждается и не оспаривается ответчиком факт присоединения его к сетям истца и поставки ему истцом тепловой энергии. Часть 6 статьи 155 ЖК РФ не предусматривает право населения напрямую заключать договоры с ресурсоснабжающими организациями по оплате коммунальных услуг. Заключение собственником жилого помещения договора, содержащего условия предоставления коммунальных услуг, непосредственно с ресурсоснабжающими организациями допускается только в случае, если собственники жилых помещений в многоквартирном доме осуществляют непосредственное управление таким домом (часть 8 статьи 155 ЖК РФ). Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 307 «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам» (далее — Правила), регулируются отношения, связанные с предоставлением услуг по теплоснабжению непосредственно гражданам. Согласно пункту 4 Правил коммунальные услуги предоставляются потребителю на основании договора, заключаемого исполнителем с собственником жилого помещения в соответствии с законодательством РФ. В соответствии с подпунктом 3 пункта 49 Правил исполнителем может являться управляющая организация, товарищество собственников жилья, жилищно-строительный, жилищный или иной специализированный потребительский кооператив, в обязанности которых входит заключение договора с ресурсоснабжающими организациями или самостоятельное производство коммунальных ресурсов, необходимых для предоставления коммунальных услуг потребителям, а при непосредственном управлении многоквартирным домом собственниками помещений — иная организация, производящая или приобретающая коммунальные услуги. Уставом ответчика определены основные цели и виды деятельности предприятия, в числе которых указаны осуществление сбора и перечисления денежных средств от населения поставщикам коммунальных услуг, осуществление наиболее полного удовлетворения потребности населения города и района в коммунальном обслуживании. В силу статьи 309 ГК РФ ответчик является обязанной стороной перед истцом за услуги по теплоснабжению жилого фонда муниципального образования. При этом ответчиком не представлено доказательств того, что оспариваемые денежные средства являются задолженностью населения. При указанных обстоятельствах иск подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 26.02.2008 N Ф10-369/08.

Суды сталкиваются со спорами по вопросу взыскания стоимости фактически потребленной абонентом энергии. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 24.04.2008 N А12-11290/07-С14, ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 16.06.2008 N А56-8853/2007 указали, что обязанность доказывания оплаты по договору энергоснабжения лежит на потребителе. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 02.04.2008 N Ф08-1606/08 указал, что при поставке тепловой энергии населению организация выступает как покупатель энергии у продавца; его правоотношения с конечными потребителями не влияют на права и обязанности перед продавцом. Таким образом, суды в своей практике придерживаются позиции, согласно которой оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии.

Форма и государственная регистрация договора продажи предприятия (статья 560 ГК РФ)

Ситуация N 66. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения, так как, несмотря на то что согласно пункту 3 статьи 560 ГК РФ договор продажи предприятия считается заключенным с момента регистрации, в данном случае было произведено встречное исполнение по договору (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.04.2008 N А29-6494/2006-4э).

Суть дела. Продавец и покупатель заключили договор купли-продажи, по условиям которого продавец обязался передать в собственность покупателя имущественный комплекс государственного унитарного предприятия, а покупатель — принять и оплатить стоимость передаваемого имущественного комплекса в установленный срок. Во исполнение принятых обязательств покупатель перечислил продавцу сумму стоимости предприятия, что подтверждается платежным поручением. На основании передаточного акта, подписанного сторонами без замечаний и возражений, спорный имущественный комплекс передан продавцом покупателю. Указанный договор купли-продажи в установленном законом порядке зарегистрирован не был. Посчитав, что денежные средства, перечисленные во исполнение незаключенного договора, составляют неосновательное обогащение продавца, покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения. Позиция суда. В соответствии с пунктом 3 статьи 560 ГК РФ договор продажи предприятия подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда установлено, что договор купли-продажи имущественного комплекса предприятия в установленном законом порядке не зарегистрирован. В силу пункта 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. Установлено, что сторонами не оспариваются факты перечисления покупателем спорной суммы продавцу и отсутствия договора купли-продажи. В силу статьи 65 АПК РФ лицо, обратившееся в суд с требованием о взыскании неосновательного обогащения, должно доказать факт приобретения (сбережения) ответчиком имущества за счет истца и размер неосновательного обогащения. Установлено наличие со стороны продавца встречного исполнения по незаключенной сделке. Таким образом, факты обогащения ответчика за счет истца материалами дела не подтверждаются. При данных обстоятельствах заявленные требования удовлетворению не подлежат.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 17.04.2008 N А29-6494/2006-4э.

Положение об обязательной государственной регистрации договора купли-продажи предприятия, содержащееся в статье 560 ГК РФ, является нормой, подтверждающей положения, содержащиеся в статье 131 ГК РФ, в соответствии с которыми право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре учреждениями юстиции, и положения статьи 22 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон N 122). ФАС Уральского округа в Постановлении от 21.05.2008 N Ф09-823/08-С6 обратил внимание на то, что ГК РФ, Законом N 122 не предусмотрена необходимость государственной регистрации договоров купли-продажи нежилых помещений. В силу пункта 2 статьи 558 и пункта 3 статьи 560 ГК РФ обязательной государственной регистрации подлежат лишь сделки купли-продажи предприятий и жилых помещений.

Переход права собственности на обмениваемые товары (статья 570 ГК РФ)

Ситуация N 67. Суд отказал в иске о признании недействительными зарегистрированного права собственности ответчика на железнодорожную ветку и свидетельства о государственной регистрации права в связи с тем, что право собственности на спорное имущество перешло к ответчику по договору мены в соответствии со статьей 570 ГК РФ (Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 15.02.2008 по делу N А13-7299/2007).

Суть дела. Между организациями был заключен договор мены, по условиям которого первая сторона передает в собственность второй стороне железнодорожную ветку, а вторая сторона передает в собственность первой товары на сумму, равную стоимости железнодорожной ветки. Впоследствии стороны заключили договор мены, в соответствии с которым вторая сторона по первому договору в обмен на котел передает в собственность первой стороны по первому договору названную выше железнодорожную ветку. Первая сторона по договорам мены обратилась в регистрирующий орган с заявлением о регистрации права собственности на железнодорожную ветку. В качестве правоустанавливающего документа заявитель представил план приватизации своего правопредшественника. На основании заявления конкурсного управляющего второй стороны и определения арбитражного суда регистрирующий орган приостановил государственную регистрацию права собственности. Вторая сторона по договорам мены обратилась в регистрирующий орган с заявлением о регистрации права собственности на спорную железнодорожную ветку, представив первый договор мены. Регистрирующий орган на основании пункта 4 статьи 19 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон N 122-ФЗ) и определения арбитражного суда приостановил регистрацию права. Первая сторона по договорам в дополнение к документам, ранее представленным на регистрацию, представила в регистрирующий орган второй договор мены. Регистрирующий орган зарегистрировал право собственности первой стороны на железнодорожную ветку. Согласно письму регистрирующего органа второй стороне по договорам мены отказано в регистрации права собственности на железнодорожную ветку, поскольку имеется договор мены о передаче имущества в собственность первой стороны по договорам мены и ее право собственности на железнодорожную ветку зарегистрировано. Вторая сторона по договорам мены обратилась в арбитражный суд с иском к регистрирующему органу и первой стороне, ссылаясь на незаконность отказа в регистрации ее права собственности на спорное имущество и обосновывая свои доводы тем, что второй договор мены сторонами не исполнялся. Позиция суда. В соответствии со статьей 6 Закона N 122-ФЗ права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу данного Закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной Законом N 122-ФЗ. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей. Согласно статье 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Установлено и материалами дела подтверждается, что договоры мены заключены сторонами до вступления в силу Закона N 122-ФЗ, договор мены о передаче железнодорожной ветки в собственность ответчику заключен позже, чем договор мены о передаче железнодорожной ветки в собственность истцу. При таких обстоятельствах регистрация права собственности ответчика на железнодорожную ветку соответствует закону. Кроме того, ответчик в подтверждение своих доводов об отсутствии у истца права на железнодорожную ветку представил в материалы дела следующие доказательства: вступившее в законную силу решение арбитражного суда, которым истцу отказано в признании права собственности на спорную железнодорожную ветку, и договор аренды железнодорожного пути, по условиям которого собственник железнодорожного пути — ответчик (арендодатель) предоставляет его во временное пользование истцу (арендатору). В соответствии с вышеизложенным иск о признании недействительными зарегистрированного права собственности ответчика на железнодорожную ветку и свидетельства о государственной регистрации права собственности удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 15.02.2008 по делу N А13-7299/2007.

Президиум ВАС РФ в информационном письме от 24.09.2002 N 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» рассмотрел ситуацию, когда предметом договора мены является недвижимое имущество. Суть проблемы заключается в том, что согласно статье 570 ГК РФ право собственности на обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств передать соответствующие товары обеими сторонами, если иное не предусмотрено законом или договором, а статья 223 ГК РФ устанавливает, что право собственности у приобретателя имущества, подлежащего государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. Президиум ВАС РФ указал, что, поскольку статья 223 ГК РФ по отношению к статье 570 ГК РФ является специальной, то для каждой стороны по договору мены моментом перехода права собственности при обмене недвижимым имуществом является регистрация ею прав на полученную недвижимость независимо от того, произведена ли такая регистрация другой стороной.

Запрещение дарения (статья 575 ГК РФ)

Ситуация N 68. Суд удовлетворил иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки по уступке доли в уставном капитале общества в связи с тем, что уступка была безвозмездной, а в соответствии с пунктом 4 статьи 575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями запрещено (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.02.2008 N Ф04-942/2008(581-А70-38)).

Суть дела. Акционерным обществом и организацией было создано общество, зарегистрированное в установленном законодательством порядке. В соответствии с учредительными документами общества его участниками являлись акционерное общество с долей, соответствующей 99,4% уставного капитала, и организация с долей, составляющей 0,6% уставного капитала. По договору уступки акционерное общество безвозмездно уступило организации долю в уставном капитале общества. На основании этой сделки организацией принято решение об утверждении новой редакции устава общества в связи с изменением состава участников, которые зарегистрированы регистрирующим органом с внесением записи в ЕГРЮЛ. Решением арбитражного суда акционерное общество признано банкротом, в отношении его открыто конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий. Считая, что договор уступки доли является недействительным (ничтожным) в силу статьи 168 ГК РФ, конкурсный управляющий обратился в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Позиция суда. В соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий ее нарушения. Переход доли участника общества в уставном капитале общества к другим участникам регламентируется нормами статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон N 14-ФЗ). Согласно пункту 1 статьи 21 Закона N 14-ФЗ участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества. При этом в отношении участников общества — юридических лиц действует ограничение, установленное статьей 575 ГК РФ, в силу пункта 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. Установлено и материалами дела подтверждается, что взаимоотношения сторон являются взаимоотношениями по безвозмездной передаче имущества (дарением). Поскольку такая передача имущества в отношениях между коммерческими организациями не допускается, суд сделал вывод о ничтожности указанного договора — несоответствии его пункту 4 статьи 575 ГК РФ. С учетом изложенного иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки был удовлетворен.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 20.02.2008 N Ф04-942/2008(581-А70-38).

Президиум ВАС РФ в информационном письме от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств» указал, что отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. В обоснование своей позиции Президиум ВАС РФ отметил, что в соответствии с пунктом 3 статьи 423 ГК РФ гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора. Таким образом, сделка является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение одной стороны предоставить исполнение в пользу другой стороны в качестве дара. Таким образом, в случае отсутствия доказательств того, что сделка совершена безвозмездно, возмездность сделки презюмируется (см., например, Постановление Девятого арбитражного суда от 07.05.2008 N 09АП-4620/2008ГК).

Объекты аренды (607 ГК РФ)

Ситуация N 69. Суд указал на то, что в связи с отсутствием государственной регистрации договоров аренды недвижимого имущества, а также в связи с отсутствием в данных договорах информации, предусмотренной пунктом 3 статьи 607 ГК РФ, об объекте аренды, спорные договоры являются незаключенными (Постановление ФАС Центрального округа от 21.05.2008 N А14-10099-2006/401-30).

Суть дела. Между ЗАО (истец) и ОАО (ответчик) были подписаны договоры аренды подстанции. ЗАО обратилось в суд с иском к ОАО об обязании представить счета-фактуры по договорам аренды подстанции, ссылаясь на то, что оплата за пользование арендованным имуществом по спорным сделкам производилась посредством передачи векселей, составлялись акты сверки расчетов и акты об использовании имущества в соответствующем периоде, однако ответчиком в течение срока действия договоров не были оформлены счета-фактуры на сумму арендной платы. Ответчик заявил встречный иск о признании незаключенными договоров аренды подстанции. Позиция суда. В соответствии с пунктом 2 статьи 651 ГК РФ договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. В данном случае суд, исследовав материалы дела, установил, что факт государственной регистрации договоров аренды подстанции отсутствует. Согласно пункту 3 статьи 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным. Судом установлено, что ни в тексте договоров, ни в приложениях не указаны инвентарные номера движимого имущества, адрес нахождения здания, в котором находится оборудование подстанции, не приложены документы, подтверждающие права пользования земельным участком. Кроме того, надлежащие доказательства, подтверждающие принадлежность ответчику на соответствующем праве объекта аренды, указанного в спорных договорах, в том числе регистрацию такого права, в материалах дела отсутствуют. Индивидуальные признаки принадлежащей ответчику подстанции, а именно размеры, литеры составляющих сооружений, трансформаторы, распредустройства, в оспариваемых договорах не содержатся. Вместе с тем в материалах дела имеются доказательства заключения и исполнения ОАО в спорный период договоров по передаче электрической энергии с третьими лицами. В соответствии с пунктом 8 статьи 75 АПК РФ письменные доказательства представляются в арбитражный суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. В нарушение данной нормы истец не представил в суд подлинник одного из договоров, а также приложений. Судом также было установлено, что подлинники части договоров имеют расхождения с представленными копиями. В этой связи суд в удовлетворении иска отказал, а встречный иск удовлетворил, так как спорные договоры являются незаключенными.

Комментарий к Постановлению ФАС Центрального округа от 21.05.2008 по делу N А14-10099-2006/401-30.

Пунктом 3 статьи 607 ГК РФ установлена необходимость четкого определения объекта аренды, что означает обязательность указания в тексте договора признаков, индивидуализирующих данный объект. Такие сведения об объекте аренды относятся к существенным условиям любого договора найма имущества, при отсутствии которых он считается незаключенным. В судебной практике достаточно часто встречаются споры, связанные с неточным определением объекта недвижимого имущества, указанного в договоре аренды. В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 22.12.2005 N А29-96/2005-2э суд указал на то, что в случае, если предмет сделки идентифицировать невозможно, данная сделка считается незаключенной. В Постановлении от 10.04.2007, 03.04.2007 N Ф03-А51/07-1/319 ФАС Дальневосточного округа отметил, что неточность, допущенная по техническим причинам в договоре при указании местонахождения объекта аренды недвижимого имущества, не является основанием для признания его незаключенным в случае, если в договоре содержится достаточно данных, позволяющих определить имущество, передаваемое в аренду. Таким образом, под данными, позволяющими определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды, необходимо понимать минимальный объем сведений, обладая которым возможно точно определить это имущество.

Арендодатель (статья 608 ГК РФ)

Ситуация N 70. Суд удовлетворил иск о взыскании неосновательного обогащения, так как в соответствии со статьей 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику либо управомоченному законом или собственником лицу (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.04.2008 N Ф03-А51/08-1/1201).

Суть дела. Согласно договору аренды между управлением муниципальной собственностью муниципального образования и организацией последняя перечисляла в бюджет муниципального образования арендную плату за пользование нежилым помещением. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда право муниципальной собственности на административное здание признано недействительным. Организация за период пользования арендуемым помещением перечислила на счет муниципального образования арендную плату. В связи с указанными обстоятельствами организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения. Позиция суда. Согласно статьям 209, 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику, а также лицам, управомоченным законом или собственником сдавать имущество в аренду. Таким образом, установив отсутствие права муниципальной собственности на переданное в аренду помещение и в связи с этим — отсутствие у ответчика права распоряжаться им, следует признать, что договор аренды не порождает для сторон каких-либо прав или обязанностей. Кроме того, установлено, что в нарушение статей 609, 651 ГК РФ договор аренды не прошел государственную регистрацию, в связи с чем является незаключенным. В соответствии со статьей 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. При указанных обстоятельствах иск о взыскании неосновательного обогащения подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 28.04.2008 N Ф03-А51/08-1/1201.

Сдача имущества в аренду является актом распоряжения им. Таким правомочием располагает прежде всего собственник в соответствии со статьей 209 ГК РФ, в связи с чем он и назван в качестве основного арендодателя. Это положение распространяется на субъектов разных форм собственности, а потому арендодателем может быть любое лицо, имеющее титул собственника. Статьей 608 ГК РФ установлено, что арендодателями могут быть лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду. В основном эта норма относится к сдаче в аренду объектов государственной и муниципальной собственности, хотя иногда применяется и в других случаях. В судебной практике имеются случаи сдачи в аренду имущества лицом, не обладающим правом быть арендодателем данного имущества. Так, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 22.05.2008 N А12-4112/07 указал, что в связи с тем, что арендодатель не имел правовых оснований для распоряжения имуществом, арендная плата подлежит взысканию в пользу собственника. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 22.05.2008 N А12-16741/07 указал, что спорные помещения, занимаемые предприятием почтовой связи, относятся к федеральной собственности и муниципальное образование не имело полномочий на заключение договора аренды, в связи с чем суд признал договор аренды незаключенным. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 09.06.2008 N А43-14480/2007-34-411 пришел к аналогичному выводу.

Форма и государственная регистрация договора аренды (статья 609 ГК РФ)

Ситуация N 71. Суд установил, что договор аренды сроком на три года не был зарегистрирован в установленном законом порядке, в связи с чем на основании статьи 609 ГК РФ он не считается заключенным и не может порождать для сторон правовых последствий. При таких обстоятельствах требования о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка для строительства удовлетворению не подлежат (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.04.2008 N А33-11124/07-Ф02-1114/08).

Суть дела. Постановлением администрации муниципального образования земельный участок предоставлен индивидуальному предпринимателю в аренду сроком на 3 года под строительство нежилого здания с элементами благоустройства. Указанным постановлением предпринимателю разрешено осуществлять строительство здания на основании согласованной в установленном порядке проектной документации. Постановлением установлено, что предприниматель обязан сдать нежилое здание с элементами благоустройства в эксплуатацию государственной комиссии в установленный срок с последующей регистрацией права собственности в установленном законодательством порядке. Между администрацией (арендодатель) и предпринимателем (арендатор) подписан договор аренды земельного участка. В соответствии с договором администрация предоставляет, а предприниматель принимает в аренду земельный участок под строительство нежилого здания с элементами благоустройства. Земельный участок передается по акту приема-передачи, который является неотъемлемой частью договора. Аренда земельного участка устанавливается сроком на три года. Предпринимателю выдано разрешение на выполнение строительно-монтажных работ на два года. После истечения срока действия разрешения предприниматель направил в администрацию письмо с просьбой о продлении срока его действия на 1 год для завершения строительства и получил уведомление комитета по управлению муниципальным имуществом об окончании срока действия договора аренды. Письмом, направленным предпринимателю, комитет по управлению муниципальным имуществом просил вернуть арендованное имущество в связи с окончанием срока действия договора аренды земельного участка и сдать его арендодателю по акту приема-передачи. Данное письмо вернулось комитету с отметкой органа почтовой связи об отказе адресата от получения. Предприниматель направил в администрацию составленные и подписанные им договоры аренды спорного земельного участка с просьбой о рассмотрении оферты в установленный законом срок. Письмом администрация сообщила предпринимателю о его обязанности демонтировать строящееся сооружение и о расторжении договора аренды и возвратила проект договора аренды. Полагая, что арендные отношения по оспариваемому договору продолжаются, в связи с чем он имеет преимущественное право на заключение договора аренды на новый срок, предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка для строительства нежилого здания и об обязании предоставить земельный участок. Позиция суда. В соответствии с частью 1 статьи 164 ГК РФ сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 ГК РФ и Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Частью 2 статьи 609 ГК РФ установлено, что договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом. Согласно пункту 1 статьи 25 ЗК РФ права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV ЗК РФ, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». В силу пункта 2 статьи 25 ЗК РФ государственная регистрация сделок с земельными участками обязательна в случаях, указанных в федеральных законах. Из положений пункта 2 статьи 26 ЗК РФ следует, что договор аренды земельного участка, заключенный на срок более чем один год, подлежит государственной регистрации. В силу части 3 статьи 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Учитывая, что в договоре аренды спорного земельного участка срок действия — три года и данный договор не был зарегистрирован предпринимателем в установленном законом порядке, указанный договор аренды не считается заключенным и не может порождать для сторон правовых последствий. При таких обстоятельствах требования о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка удовлетворению не подлежат.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.04.2008 N А33-11124/07-Ф02-1114/08.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами, основанными на том, что договор аренды не был зарегистрирован в установленном законом порядке. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 07.06.2008 N А19-13456/07-Ф02-2427/08 указал, что договор аренды земельного участка в случае отсутствия его государственной регистрации является недействительным и не порождает никаких последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 25.06.2008 N Ф03-А51/08-1/2164, признавая договор аренды незаключенным в связи с отсутствием его государственной регистрации, указал, что отсутствие заключенного между сторонами договора аренды недвижимого имущества не освобождает предпринимателя от обязанности в соответствии со статьей 1102 ГК РФ оплачивать фактическое пользование имуществом исходя из расчета арендной платы. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 17.06.2008 N Ф04-3620/2008(6538-А45-28) указал, что договор аренды нежилых помещений на срок более года подлежит государственной регистрации, в противном случае он является незаключенным. Таким образом, в случае отсутствия государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества этот договор является незаключенным, что не освобождает арендатора от оплаты фактического пользования имуществом.

Срок договора аренды (статья 610 ГК РФ)

Ситуация N 72. Суд удовлетворил иск о выселении арендатора из нежилого помещения в связи с тем, что в соответствии с пунктом 2 статьи 610 ГК РФ он был надлежащим образом уведомлен о предстоящем расторжении договора аренды (Постановление ФАС Московского округа от 22.05.2008 N КГ-А40/4174-08).

Суть дела. Между арендодателем и арендатором был заключен договор аренды нежилого помещения. По истечении срока действия договора арендатор продолжал пользоваться помещением при отсутствии возражений со стороны арендодателя, следовательно, согласно пункту 2 статьи 621 ГК РФ договор был возобновлен на тех же условиях на неопределенный срок. Арендодатель направил арендатору письмо с предложением о прекращении договора аренды на основании пункта 2 статьи 610 ГК РФ и освобождении помещения путем передачи его арендодателю по акту приема-передачи к установленному сроку, однако арендатор не освободил помещение к требуемому сроку. В связи с указанными обстоятельствами арендодатель обратился в арбитражный суд с иском о выселении арендатора из нежилого помещения. Позиция суда. В силу положений пункта 2 статьи 610 ГК РФ, если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок, притом что в этом случае каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону при аренде недвижимого имущества за три месяца, притом что законом или договором может быть установлен иной срок для предупреждения о прекращении договора аренды, заключенного на неопределенный срок. Истец обратился с требованиями о выселении ответчика в рамках действующего законодательства. При этом согласно статье 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа, или в состоянии, обусловленном договором. Как следует из положений пункта 3 статьи 450 ГК РФ, в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным, а пунктом 2 статьи 452 ГК РФ предписано, что требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок. При этом в соответствии с разъяснением, данным в пункте 60 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ», спор о расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных пунктом 2 статьи 452 ГК РФ. Установлено, что истцом было направлено ответчику уведомление о расторжении договора аренды нежилого помещения. Как следует из пункта 34 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15.04.2005 N 221, вручение регистрируемых почтовых отправлений, к которым относятся заказные письма с уведомлениями о вручении, адресатам (законным представителям) осуществляется при предъявлении документов, удостоверяющих личность, поэтому нет достаточных оснований полагать, что ответчик был ненадлежащим образом уведомлен о расторжении договора аренды. Поскольку ответчиком не представлено допустимых и относимых доказательств нарушения оператором почтовой связи порядка вручения данного спорного почтового отправления, ответчик считается надлежащим образом извещенным истцом о предстоящем расторжении договора аренды нежилого помещения. С учетом указанных обстоятельств иск о выселении арендатора из нежилого помещения подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 22.05.2008 N КГ-А40/4174-08.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами, основанными на исках о выселении арендаторов из арендуемых ими помещений в связи с истечением срока аренды. ФАС Московского округа в Постановлении от 29.05.2008 N КГ-А40/14060-07 указал, что в случае истечения срока действия договора аренды, если одна из сторон выразит желание отказаться от договора, договор является прекращенным. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 16.06.2008 N А65-29562/07 указал, что обязанность доказывания истечения срока аренды лежит на арендодателе и в связи с тем, что арендодателем не было представлено доказательств, подтверждающих направление им уведомлений о прекращении договора аренды, возобновленного на неопределенный срок, арендатор правомерно отказался освободить занимаемые помещения. Таким образом, в случае, если арендодатель своевременно предупредил арендатора о предстоящем прекращении договора, то договор аренды считается прекращенным по прошествии установленного законом срока.

Арендная плата (статья 614 ГК РФ)

Ситуация N 73. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по арендной плате и пени, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить арендную плату (Постановление ФАС Московского округа от 27.06.2008 N КГ-А40/5105-08).

Суть дела. Между комитетом по управлению муниципальным имуществом (арендодатель) и организацией (арендатор) был заключен договор аренды земельного участка, в соответствии с которым ответчику был передан земельный участок для строительства автомобильной стоянки на установленный договором срок. Указанный договор прошел государственную регистрацию в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 N 122 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Договором установлен размер и порядок взимания арендной платы, установлены сроки ее внесения, притом что размер ежегодной арендной платы может пересматриваться арендодателем самостоятельно в связи с инфляцией и индексацией, а также в связи с изменениями и дополнениями, вносимыми в действующее законодательство и нормативные акты, либо в связи с изменением арендатором цели использования земельного участка. Договором установлено, что арендная плата взимается с арендатора с даты принятия постановления главы муниципального образования о предоставлении ему земельного участка. В связи с тем что арендатор не вносил арендные платежи, арендодатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с него задолженности по арендной плате и пени. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату), притом что порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. Согласно договору общая сумма ежегодной платы за арендуемый земельный участок вносится арендатором равными частями четыре раза в год из расчета за календарный год, а в случае неуплаты платежа по договору в установленные сроки арендатор уплачивает пени. В силу положений пункта 2 статьи 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, притом что договором установлено, что арендная плата взимается с даты принятия постановления главы муниципального образования о предоставлении земельного участка арендатору, то есть стороны спора пришли к соглашению об уплате арендной платы за время до заключения в установленном законом порядке договора аренды. Договором предусмотрено, что неиспользование земельного участка ответчиком не освобождает его от обязанностей по внесению арендной платы. При указанных обстоятельствах иск о взыскании задолженности и пени подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 27.06.2008 N КГ-А40/5105-08.

Основной обязанностью арендатора в силу возмездного характера договора является своевременное внесение платы за пользование имуществом. Необходимо отметить, что эта обязанность возникает только после того, как арендодатель исполнит свою обязанность по предоставлению ему объекта аренды в пользование. Эти обязанности рассматриваются как встречные, поэтому арендодатель, который не исполнил обязательство по передаче сданной в аренду вещи в момент заключения договора или иной установленный договором срок, согласно пункту 10 информационного письма ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» вправе требовать с арендатора внесения арендной платы только после фактической передачи вещи. В соответствии с пунктом 8 указанного письма если арендодатель передал имущество по частям, без принадлежностей и документов, что не позволяет использовать его по назначению в целом или частично, то арендная плата не подлежит взысканию в целом или в соответствующей части. Суды в своей практике рассматривают споры по поводу того, в какой момент возникает обязанность у арендатора вносить арендные платежи. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 18.03.2008 N А28-6532/2007-186/4 указал, что обязанность вносить арендные платежи возникает независимо от того, воспользовался арендатор переданным ему по договору аренды имуществом или нет. В Постановлении от 05.11.2004 N А31-6006/21 ФАС Волго-Вятского округа указал, что в случае передачи имущества в субаренду обязанность по внесению арендных платежей в случае неперечисления ее субарендатором лежит на арендаторе. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 29.01.2008 N А65-8297/07 указал, что досрочное освобождение арендатором арендуемого имущества (до прекращения в установленном порядке действия договора аренды) не является основанием прекращения обязательств арендатора по внесению арендной платы, следовательно, факт неиспользования после ремонта арендованного судна не освобождает ответчика от обязательств по внесению арендной платы. Таким образом, после передачи предмета договора аренды арендатору и вплоть до прекращения договора аренды арендатор обязан вносить предусмотренные договором арендные платежи.

Сохранение договора аренды в силе при изменении сторон (статья 617 ГК РФ)

Ситуация N 74. Суд отказал в удовлетворении иска в части взыскания задолженности по арендной плате и в рассмотрении иска в части расторжения договора аренды, так как в соответствии со статьей 617 ГК РФ смена собственника арендуемого помещения не является основанием для расторжения договора аренды или изменения его условий (Постановление ФАС Поволжского округа от 21.04.2008 N А72-5821/2007).

Суть дела. Между арендодателем и арендатором заключен договор аренды недвижимости, в соответствии с которым арендодатель сдает, а арендатор принимает в аренду нежилое помещение. Договором установлен срок аренды. Договор аренды был зарегистрирован в установленном законом порядке. Согласно свидетельству о государственной регистрации право на данное недвижимое имущество было зарегистрировано за гражданином на основании договора купли-продажи. После этого между гражданином (продавец) и покупателем был заключен договор купли-продажи, согласно которому продавец продал, а покупатель купил часть нежилых помещений. Эти помещения переданы продавцом покупателю по передаточным актам, право собственности на них зарегистрировано за покупателем, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации. Принадлежащая покупателю на праве собственности часть арендованного нежилого помещения была разделена на пять самостоятельных объектов. Покупатель обратился к арендатору с уведомлением, что им по договору купли-продажи приобретены в собственность нежилые помещения, в связи с чем он просит погасить имеющуюся задолженность по арендной плате в течение установленного срока. В связи с тем что в течение установленного срока задолженность погашена не была, покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по арендной плате и расторжении договора аренды. Позиция суда. В силу пункта 1 статьи 617 ГК РФ переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. В рассматриваемом случае поменялся не только собственник арендованного нежилого помещения — их стало два, но и площадь арендуемого помещения в связи с разделением арендуемого помещения на несколько самостоятельных объектов. Исходя из изложенного и с учетом пункта 24 информационного письма ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 необходимо указать, что в части сведений об арендодателе необходимо внести изменения в договор аренды, равно как и в части уточнения площади арендуемого имущества, что истцом не было сделано. Кроме того, в договоре предусмотрено, что арендная плата может пересматриваться, но не чаще 1 раза в год. Между тем истцом перерасчет за последний год сделан неоднократно. Установлено, что ответчик перечислил истцу арендную плату в полном объеме. При таких обстоятельствах иск в части взыскания задолженности по арендной плате удовлетворению не подлежит, иск о расторжении договора аренды не подлежит рассмотрению.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 21.04.2008 N А72-5821/2007.

Статья 617 ГК РФ содержит норму, гарантирующую права добросовестных арендаторов при смене собственника имущества или иного законного его владельца. Суды в своей практике сталкиваются со спорами, возникшими по причине смены лица, являющегося арендодателем. ФАС Московского округа в Постановлении от 07.04.2008 N КГ-А41/2584-08 отказал в удовлетворении иска о взыскании задолженности за неосновательное пользование чужим имуществом, процентов за пользование чужими денежными средствами и выселении ответчика из нежилого помещения, так как истец не может считаться надлежащим истцом по заявленным требованиям, поскольку передал сданное в аренду имущество иному субъекту на праве хозяйственного ведения и, следовательно, не является стороной договора аренды. ФАС Московского округа в Постановлении от 25.01.2008 N КГ-А40/14460-07 указал, что право получения арендной платы у нового собственника арендованного имущества возникает только после государственной регистрации права собственности на указанное имущество. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 06.05.2008 N Ф08-2321/2008 указал, что переход к третьему лицу права собственности на арендуемое здание не нарушает права истца как арендатора спорных помещений, поскольку такой переход в силу пункта 1 статьи 617 ГК РФ не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Таким образом, арендатор защищен от каких-либо неблагоприятных последствий, вызванных сменой собственника арендованного им помещения.

Прекращение договора субаренды при досрочном прекращении договора аренды (статья 618 ГК РФ)

Ситуация N 75. Суд удовлетворил иск о признании незаключенным договора субаренды, поскольку признан незаключенным договор аренды, следовательно, договор субаренды как производная сделка в соответствии со статьей 618 ГК РФ не может порождать какие-либо права и обязанности для его участников (Постановление ФАС Поволжского округа от 11.03.2008 N А12-9502/07).

Суть дела. На основании подписанного между администрацией муниципального образования и организацией договора арендатору предоставлен во временное пользование и владение земельный участок. Впоследствии между арендатором и субарендатором заключен договор субаренды, по условиям которого арендатор передал субарендатору на установленный договором срок земельный участок, являющийся частью арендованного им земельного участка. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда договор между администрацией муниципального образования и организацией признан незаключенным. С учетом указанных обстоятельств администрация муниципального образования обратилась в арбитражный суд с иском к организации и субарендатору о признании незаключенным договора субаренды. Позиция суда. Установлено, что договор субаренды не содержит индивидуализирующих признаков объекта, передаваемого во временное пользование и владение. Согласно статье 607 ГК РФ в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования. В соответствии с Федеральным законом от 02.01.2000 N 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре» установлено, что государственный учет земельных участков — это описания и индивидуализация в Едином государственном реестре земель земельных участков, в результате чего каждый земельный участок получает такие характеристики, которые позволяют однозначно выделить его из других земельных участков и осуществить его качественную и экономическую оценку. Кроме этого, в силу пункта 24 Правил ведения государственного реестра, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18.02.1998 N 219 (далее — Правила), обязательным реквизитом для внесения земельного участка в реестр является наличие у него кадастрового номера. Пунктами 26, 27 Правил допускается самостоятельная регистрация участков как объектов недвижимости лишь в результате деления, слияния ранее существовавших объектов или выделения из таких объектов в установленном порядке с присвоением нового кадастрового номера. Установлено, что при заключении договора аренды, а впоследствии при предоставлении части земельного участка в субаренду кадастровый учет земельных участков не производился, следовательно, характеристики, которые позволяют однозначно выделить объект аренды из других участков, отсутствуют. Таким образом, договор субаренды, в котором земельный участок не определен в качестве самостоятельного объекта гражданского оборота, не содержит существенных условий, необходимых в силу статьи 607 ГК РФ. Поскольку договор аренды признан незаключенным, договор субаренды как производная сделка в соответствии со статьей 618 ГК РФ также не может порождать какие-либо права и обязанности для его участников. При указанных обстоятельствах иск о признании незаключенным договора субаренды подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 11.03.2008 N А12-9502/07.

Договор субаренды является производным от договора аренды, в связи с чем на его судьбу влияет судьба основного договора. В силу этого при досрочном прекращении договора аренды прекращается и заключенный в соответствии с ним договор субаренды. При этом субарендатор имеет право на заключение с ним договора аренды на имущество, находившееся в его пользовании согласно договору субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды и на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора аренды. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 03.06.2008 N А33-20662/06-Ф02-2322/08 указал, что договор аренды заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. Суд указал также, что направленная оферта должна содержать все существенные условия договора аренды.

Преимущественное право арендатора на заключение договора аренды на новый срок (статья 621 ГК РФ)

Ситуация N 76. Суд отказал в удовлетворении иска о признании договора аренды заключенным на новый срок, так как в земельных правоотношениях пункт 7 статьи 22 ЗК РФ имеет большую юридическую силу, нежели пункт 2 статьи 621 ГК РФ (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.02.2008 N А56-2308/2007).

Суть дела. Администрация муниципального образования и организация заключили договор о сотрудничестве в реализации инвестиционного проекта строительства жилого комплекса на земельном участке. Распоряжением главы администрации организации разрешено проведение проектно-изыскательских работ по строительству жилых домов на земельном участке (земли поселений, жилая зона, прочие земли) с заключением договора аренды сроком на один год на период проведения этих работ в границах, указанных в утвержденном проекте границ земельного участка, прилагаемом к распоряжению. На основании этого распоряжения администрация (арендодатель) и организация (арендатор) заключили договор аренды земельного участка для проведения проектно-изыскательских работ по строительству жилых домов в границах, указанных в плане участка, сроком на один год с 01.04.2005 по 30.03.2006. Арендатор направил в администрацию заявление с предложением заключить договор аренды на новый срок на согласованных сторонами условиях; ответ на данное заявление не последовал, после истечения срока действия договора аренды арендатор продолжал пользоваться земельным участком для проведения проектно-изыскательских работ и никаких возражений относительно такого пользования со стороны арендодателя не поступало. Глава администрации направил в адрес организации уведомление об изменении с 01.01.2006 арендной платы и реквизитов ее получателя по договору аренды. Арендатор расценил указанное уведомление как согласие арендодателя заключить договор аренды на новый срок и как фактическое заключение договора на новый срок на новых условиях в соответствии с пунктом 3 статьи 434 и статьей 433 ГК РФ. На заявление арендатора от 11.12.2006 о перезаключении договора аренды от арендодателя получен ответ о том, что договор аренды прекратил свое действие 30.03.2006. В связи с указанными обстоятельствами арендатор обратился в арбитражный суд с иском о признании договора аренды заключенным на новый срок. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 610 ГК РФ договор аренды заключается на срок, определенный договором. Согласно пункту 3 данной статьи законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды; договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному. В договоре стороны определили срок его действия. Это соответствует пункту 7 статьи 22 ЗК РФ, согласно которому земельный участок может быть передан в аренду для проведения изыскательских работ на срок не более чем один год. В силу статьи 3 ЗК РФ имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами. При таком положении следует сделать вывод о том, что договор аренды не мог быть продлен на неопределенный срок по правилам пункта 2 статьи 621 ГК РФ, а прекратил свое действие в силу императивных положений пункта 7 статьи 22 ЗК РФ. Таким образом, иск о признании договора аренды заключенным на новый срок удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 12.02.2008 N А56-2308/2007.

Отношения по аренде имущества, особенно недвижимости, носят во многих случаях стабильный характер и по истечении срока договора нередко возобновляются. В статье 621 закреплено преимущественное право арендатора возобновить арендные отношения и определены условия, при которых оно может быть реализовано: арендатор надлежаще исполнял свои обязанности по ранее заключенному договору: использовал имущество по назначению, не допускал его существенного ухудшения, регулярно и своевременно вносил арендную плату; арендатор готов заключить договор на условиях, равных предлагаемым другим претендентам на аренду; арендатор, желающий продолжить арендные отношения, обязан письменно уведомить об этом арендодателя в срок, указанный в договоре, а если он не определен, то в разумный срок до окончания действия договора. К нарушениям, которые дают возможность признать арендатора ненадлежаще исполнявшим свои обязательства, можно отнести те, что рассматриваются в статье 619 ГК РФ в качестве оснований досрочного расторжения договора по требованию арендодателя: 1) пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями; 2) существенно ухудшает имущество; 3) более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату; 4) не производит капитального ремонта имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре — в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью арендатора. При этом указанный перечень законодателем не закрыт, и сторонам оставлена возможность предусмотреть в договоре иные основания для признания арендатора ненадлежащее исполнявшим свои обязанности. В качестве примера можно привести Постановление ФАС Поволжского округа от 08.05.2008 N А55-9257/06, в котором суд, придя к выводу о возобновлении действия договора аренды на неопределенный срок, установил факт неисполнения ответчиком обязанности по уплате арендных платежей более двух раз подряд, несмотря на направленные ответчику истцом требования об уплате долга и предупреждение о расторжении договора, применил пункт 3 статьи 619 ГК РФ, удовлетворив требование о расторжении договора аренды с возложением на ответчика обязанности возвратить истцу объект аренды, как это предусмотрено статьей 622 ГК РФ.

Возврат арендованного имущества арендодателю (статья 622 ГК РФ)

Ситуация N 77. В связи с тем что договор аренды земельного участка не продлен, арендатор не имеет законных оснований на его использование. Суд удовлетворил заявление об обязании ответчика произвести демонтаж расположенного на земельном участке торгового павильона, так как в соответствии со статьей 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.03.2008 N А33-4140/07-Ф02-9098/07).

Суть дела. 22.11.2002 между администрацией муниципального образования и индивидуальным предпринимателем был заключен договор аренды земельного участка (категории земель — земли поселений). Распоряжением администрации от 01.03.2006 предпринимателю продлен срок действия разрешения на размещение временного торгового павильона до 01.03.2007. 03.07.2006 прокуратурой принесен протест на распоряжение администрации от 01.03.2006 в связи с тем, что расположение павильона противоречит пункту 6.23 СНиП 2.07.01-89 и угрожает безопасности дорожного движения. Распоряжением администрации от 17.08.2006 распоряжение от 01.03.2006 было отменено. Администрация письмом от 05.12.2006 известила предпринимателя о том, что в связи с отменой разрешения на размещение павильона и расторжением договора аренды на занимаемый павильоном земельный участок ему необходимо демонтировать временное сооружение — павильон своими силами до 14.12.2006. Предприниматель демонтажа не произвел, в связи с чем администрация подала иск в суд об обязании его произвести демонтаж за свой счет. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 46 ЗК РФ аренда земельного участка прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством. В силу пункта 2 статьи 610 ГК РФ по договору аренды недвижимого имущества, заключенному на неопределенный срок, каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за три месяца, если иной срок предупреждения не установлен законом или договором. Согласно пункту 3 статьи 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. В связи с тем что на момент обращения администрации в арбитражный суд трехмесячный срок с момента сообщения предпринимателю о расторжении договора аренды истек, договор аренды земельного участка является расторгнутым. В соответствии с абзацем 1 статьи 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа, или в состоянии, обусловленном договором. Таким образом, правовые основания для пользования предпринимателем земельным участком отсутствуют, возврат земельного участка администрации возможен путем приведения его в первоначальное состояние, т. е. путем демонтажа торгового павильона, который является временным сооружением.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.03.2008 N А33-4140/07-Ф02-9098/07.

Суды в своей практике сталкиваются с рассмотрением споров, связанных с обязанностью арендатора возвратить арендованное имущество арендодателю после прекращения договора аренды. Так, ФАС Московского округа в Постановлении от 24.12.2008 N КГ-А40/12408-08 указал, что арендатор обязан возвратить недвижимое имущество арендатору после прекращения договора аренды. ФАС Московского округа в Постановлении от 24.03.2008 N КГ-А40/1811-08 указал, что арендатор, возвращая арендованный земельный участок в связи с прекращением договора аренды, обязан привести его в первоначальное состояние.

Улучшения арендованного имущества (статья 623 ГК РФ)

Ситуация N 78. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения в связи с тем, что в соответствии с пунктом 3 статьи 623 ГК РФ не подлежит возмещению стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества, произведенных арендатором без согласия арендодателя (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.02.2008 N А28-5639/2007-196/2).

Суть дела. Между муниципальным образованием (арендодатель) и индивидуальным предпринимателем (арендатор) заключен договор аренды здания магазина. Согласно условиям договора арендатор обязуется производить капитальный ремонт арендованного объекта на основании утвержденной сметы на проведение работ и подписанного контрагентами дополнительного соглашения к договору аренды. Возмещение затрат на ремонт осуществляется при наличии предварительного письменного согласия арендодателя на проведение капитального ремонта, утвержденных арендодателя перечня предстоящих работ и сметы расходов, акта приемки выполненных работ и документов о фактических затратах. Затраты на капитальный ремонт, проведенный без разрешения арендодателя, возмещению не подлежат. Распоряжением арендодателя арендатору разрешена реконструкция здания магазина. Законченный строительством объект принят в эксплуатацию по акту государственной приемочной комиссии, утвержденному распоряжением арендодателя. Отношения имущественного найма по договору аренды прекращены подписанием сторонами соглашения, зарегистрированного в установленном законом порядке. Посчитав, что в результате осуществления капитального ремонта арендодатель неосновательно обогатился, арендатор обратился в суд с иском о взыскании суммы неосновательного обогащения в виде стоимости неотделимых улучшений арендованного помещения магазина. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. При взыскании неосновательного обогащения в виде возврата приобретателем стоимости неотделимых улучшений недвижимого имущества подлежит применению по аналогии закона статья 623 ГК РФ. По смыслу пунктов 2 и 3 указанной статьи затраты, связанные с неотделимыми улучшениями, подлежат возмещению лицу, их осуществившему, если они проведены с согласия законного владельца имущества. В рассматриваемом случае капитальный ремонт недвижимого имущества осуществлялся истцом без предварительного письменного согласования необходимости проведения ремонта, объемов и стоимости расходов. В материалах дела отсутствует утвержденная собственником недвижимого имущества проектно-сметная документация на ремонтные затраты по реконструкции помещения. При указанных обстоятельствах иск о взыскании суммы неосновательного обогащения удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 18.02.2008 N А28-5639/2007-196/2.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами по поводу возмещения затрат, произведенных арендатором при улучшении арендованного имущества. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 15.05.2008 N А17-4462/2007 отказал в удовлетворении иска о взыскании стоимости неотделимых улучшений арендованного имущества, так как капитальный ремонт недвижимого имущества был осуществлен без предварительного письменного согласования с арендодателем суммы вложений. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 15.04.2008 N А65-23510/2007 отказал в иске о взыскании денежной суммы в связи с неисполнением ответчиком обязательства по возмещению расходов истца по произведенному ремонту арендованных помещений, так как согласие на возмещение произведенных истцом затрат было дано неуполномоченным лицом. ФАС Московского округа в Постановлении от 05.06.2008 N КГ-А41/3833-08 указал, что положения пункта 2 статьи 623 ГК РФ о возмещении затрат арендатора по улучшению арендованного имущества носят диспозитивный характер и стороны могут предусмотреть иное распределение затрат, связанных с улучшением имущества с согласия арендодателя. Таким образом, арендатор имеет право на возмещение стоимости неотделимых улучшений объекта аренды только в случае, если на данные улучшения есть письменное согласие арендодателя.

Выкуп арендованного имущества (статья 624 ГК РФ)

Ситуация N 79. Суд удовлетворил иск о понуждении арендодателя заключить договор купли-продажи имущества, так как в силу статьи 624 ГК РФ после внесения арендатором выкупной цены в полном объеме у арендодателя возникает обязанность заключить с ним договор купли-продажи (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.05.2008 N Ф08-1719/2008).

Суть дела. Арендодатель и арендатор заключили договор аренды производственных зданий и сооружений материально-технической базы с последующим выкупом имущества. Установлен срок аренды; договор считается ежегодно продленным, если за месяц до его окончания не последует заявления одной из сторон об отказе от договора. В договоре стороны определили размер арендной платы и указали, что она идет в зачет выкупной стоимости имущества, которая не подлежит изменению. Согласно договору при полной выплате размера выкупной цены составляется акт зачета выплаченных сумм для оформления договора купли-продажи. Имущество передано арендатору по акту. По истечении срока аренды стороны не прекратили арендные отношения, имущество находится в фактическом владении и пользовании арендатора. В течение действия договора аренды арендатор перечислил арендодателю сумму арендных платежей, что подтверждается копиями платежных поручений и не оспаривается арендодателем. Арендатор обращался к арендодателю с письмами об оформлении выкупа арендованного имущества путем заключения договора купли-продажи и направил ответчику проект договора купли-продажи. Ввиду отказа арендодателя от заключения договора купли-продажи арендатор обратился в арбитражный суд с иском о понуждении заключить договор купли-продажи имущества. Позиция суда. В силу статьей 421, 624 ГК РФ и на основании договора аренды с правом выкупа после внесения арендатором выкупной цены в полном объеме у арендодателя возникла обязанность заключить с ним договор купли-продажи имущества, являвшегося объектом договора аренды. Установлено, что объект аренды после ввода его в эксплуатацию учитывался на балансе арендодателя, доказательства принадлежности спорного имущества третьим лицам отсутствуют, следовательно, доводы ответчика об отсутствии у него права собственности на спорное имущество подлежат отклонению. С учетом указанных обстоятельств иск о понуждении арендодателя заключить договор купли-продажи имущества подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 29.05.2008 N Ф08-1719/2008.

Переход права собственности на арендованное имущество к арендатору может быть предусмотрен как договором, так и законом. При этом условие о переходе права собственности на имущество по окончании договора аренды не порождает отношений купли-продажи. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 11.01.2002 N 66 указал, что к договору аренды имущества, предусматривающему переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору, применяются только те правила о договоре купли-продажи, которые регламентируют форму данного договора (пункт 3 статьи 609 и статья 624 ГК РФ). Суды в своей практике сталкиваются с требованиями о понуждении арендодателя к заключению договора купли-продажи арендованного имущества. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 04.06.2008 N А38-3832/2006-2-312(2/12-2007,2/57-2008) указал, что, исходя из природы договора аренды с последующим выкупом, после выплаты выкупной стоимости предмета аренды арендатор не несет обязанности по внесению арендных платежей, так как становится собственником имущества.

Форма договора аренды транспортного средства без экипажа (статья 643 ГК РФ)

Ситуация N 80. Суд признал частично недействительным предписание органа по надзору в сфере транспорта, так как в соответствии со статьей 643 ГК РФ к договору аренды транспортного средства не применяются правила о регистрации договоров аренды (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 23.06.2008 N Ф03-А51/08-1/2153).

Суть дела. Орган по надзору в сфере транспорта при проверке организации установил нарушения действующего законодательства РФ в области морского (речного) транспорта и выдал предписание, в соответствии с которым требуется привести договоры аренды судов в соответствие с требованиями пункта 2 статьи 33 КТМ РФ. Организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании предписания в этой части недействительным. Позиция суда. Установлено, что в соответствии с договорами аренды истцом переданы в аренду третьему лицу суда без экипажа. Эти договоры в Государственном судовом реестре как ограничения (обременения) прав собственности на них не зарегистрированы, что признано ответчиком нарушением требований закона. В соответствии со статьей 130 ГК РФ морские суда и суда внутреннего плавания относятся к недвижимым вещам, подлежащим государственной регистрации. Согласно пункту 1 статьи 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных ГК РФ и иными законами. В соответствии с пунктом 2 статьи 609 ГК РФ договор аренды подлежит регистрации, за исключением случаев, когда иное не предусмотрено законом. Статьями 633 и 643 ГК РФ предусмотрено, что договоры аренды транспортного средства (как с экипажем, так и без экипажа) не подлежат государственной регистрации. В силу пункта 2 статьи 1 КТМ РФ имущественные отношения, возникающие из торгового мореплавания и основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, регулируются КТМ РФ в соответствии с ГК РФ. К имущественным отношениям, не регулируемым или не полностью регулируемым КТМ РФ, применяются правила гражданского законодательства РФ. Статьей 33 КТМ РФ предусмотрено, что в Государственном судовом реестре или судовой книге подлежат регистрации: право собственности и иные вещные права на судно, а также ограничения (обременения) прав на него (ипотека, доверительное управление и другие). Из содержания указанных норм права следует, что ни нормы ГК РФ (статьи 131, 633, 643), ни нормы КТМ РФ (статья 33) не предусматривают регистрации права аренды судна, плавающего под Государственным флагом РФ, возникающего на основании договора аренды, заключенного с российским фрахтователем. Не предусматривают такой регистрации и Правила регистрации судов и прав на них в морских торговых портах, утвержденные Приказом Минтранса России от 21.07.2006 N 87. При таких обстоятельствах требование о признании предписания частично недействительным было удовлетворено.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 23.06.2008 N Ф03-А51/08-1/2153.

В соответствии со статьей 643 ГК РФ договор аренды транспортного средства без экипажа должен быть заключен в письменной форме независимо от его срока. При этом к такому договору не применяются правила о регистрации договоров аренды. Суды в своей практике сталкиваются со спорами по поводу того, требуется ли регистрация договоров аренды транспортных средств без экипажа. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 05.09.2008 N А42-975/2007 указал, что государственная регистрация не является обязательной для договоров аренды транспортного средства, в связи с чем отсутствие государственной регистрации не является основанием для признания указанной сделки незаключенной. Таким образом, закон не требует регистрации договоров аренды транспортных средств с экипажем и без экипажа.

Права на земельный участок при аренде находящегося на нем здания или сооружения (статья 652 ГК РФ)

Ситуация N 81. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком и процентов за пользование чужими денежными средствами, так как в соответствии со статьей 652 ГК РФ по договору аренды здания арендатору одновременно с передачей прав владения и пользования зданием передаются права на ту часть земельного участка, которая занята этим зданием и необходима для его использования (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.02.2008 N А56-36975/2006).

Суть дела. На основании постановления главы администрации муниципального образования комитет по управлению муниципальным имуществом (арендодатель) и предприниматель (арендатор) заключили договор аренды зданий сроком на 49 лет. Перечисленные в договоре объекты муниципальной собственности переданы арендатору по акту приема-передачи. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке. Администрация, указывая на невыполнение арендатором постановления, обязывающего его, по мнению администрации, заключить договор аренды на земельный участок под арендуемыми зданиями, предъявила арендатору претензию с требованием уплатить неосновательное обогащение за пользование земельным участком в размере арендной платы. Ссылаясь на то, что арендатор не оплатил пользование земельным участком, администрация обратилась в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. Согласно статье 652 ГК РФ в случаях, когда арендодатель является собственником земельного участка, на котором находится сдаваемое в аренду здание или сооружение, и договором аренды здания или сооружения не определено передаваемое арендатору право на соответствующий земельный участок, к нему переходит на срок аренды здания или сооружения право пользования земельным участком, который занят зданием или сооружением и необходим для его использования в соответствии с его назначением. Вопросы арендной платы за пользование земельным участком в данном случае решаются с учетом положений пункта 2 статьи 654 ГК РФ. Согласно данной норме установленная в договоре аренды здания или сооружения плата за пользование зданием или сооружением включает плату за пользование земельным участком, на котором оно расположено, или передаваемой вместе с ним соответствующей частью участка, если иное не предусмотрено законом или договором. Установлено, что стороны при заключении договора определили, что арендная плата за пользование арендуемыми объектами состоит из арендной платы за эти объекты и земельной составляющей. Таким образом, при определении размера арендной платы за недвижимое имущество арендодатель учел в числе прочего и плату за землю, которая вошла в состав арендной платы по договору аренды. Обязанность вносить дополнительные платежи за пользование земельными участками, занимаемыми зданиями, ни законом, ни договором не предусмотрена. Арендную плату за арендуемые здания с учетом земельной составляющей арендатор внес в указанный в иске период в полном объеме. При указанных обстоятельствах иск о взыскании неосновательного обогащения и процентов удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 22.02.2008 N А56-36975/2006.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами вокруг вопроса о правах арендатора на земельный участок при аренде находящегося на нем здания или сооружения. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 28.02.2008 N Ф08-664/08 указал, что согласно статье 609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации. В случае отсутствия государственной регистрации договор является незаключенным, что исключает возможность применения к спорным правоотношениям положений статей 652 и 654 ГК РФ о включении в плату за аренду недвижимости стоимости пользования занятым ею земельным участком. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 29.04.2008 N А55-12419/2007 указал на то, что основанием для взыскания арендной платы является использование арендатором арендованного имущества на основании договора аренды. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 18.03.2008 N Ф03-А24/08-1/471 указал, что так как ответчик пользуется земельными участками в связи с тем, что он является арендатором объектов недвижимости, расположенных на этих участках, то с него не может быть взыскана плата за пользование данными участками. Таким образом, при заключении договора аренды недвижимого имущества стоимость аренды земли, занимаемой этим имуществом, считается включенной в стоимость аренды недвижимого имущества.

Договор финансовой аренды (статья 665 ГК РФ)

Ситуация N 82. Суд удовлетворил иск о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) движимого имущества и изъятии предмета лизинга из владения лизингополучателя, поскольку в соответствии со статьей 665 ГК РФ лизингодатель предоставляет лизингополучателю имущество за плату (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.05.2008 N А29-4131/2007).

Суть дела. Лизингодатель по заявке лизингополучателя обязался оплатить и приобрести в собственность для последующей передачи лизингополучателю выбранное им движимое имущество. Контрагенты согласовали сроки и размеры лизинговых платежей. Наличие задолженности лизингополучателя по лизинговым платежам послужило поводом для обращения лизингодателя в арбитражный суд с иском о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) движимого имущества и изъятии предмета лизинга из владения лизингополучателя. Позиция суда. В соответствии со статьей 10 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон N 164-ФЗ) права и обязанности сторон договора лизинга регулируются гражданским законодательством РФ, Законом N 164-ФЗ и договором лизинга. Согласно статье 2 Закона N 164-ФЗ и статье 665 ГК РФ под договором лизинга понимается договор, в соответствии с которым арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование. Договор финансовой аренды (лизинга) в соответствии со статьей 625 ГК РФ является подвидом договора аренды, поэтому к нему применяются общие положения об аренде, не противоречащие установленным правилам о договоре финансовой аренды. Положениями статьи 309 ГК РФ установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. В пункте 1 статьи 614 ГК РФ установлено, что арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). В статье 619 ГК РФ установлено, что по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случае, когда арендатор более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату. Установлено, что обязательства по внесению лизинговых платежей ответчик надлежащим образом не исполнял. В статье 28 Закона N 164-ФЗ определен состав лизингового платежа. В него включают возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей имущества от одной стороны к другой, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, и доход лизингодателя. В него также может входить выкупная цена предмета, если соглашением предусмотрен переход права собственности к лизингополучателю. Таким образом, лизинговый платеж, включающий в себя несколько самостоятельных платежей, является единым платежом, производимым в рамках единого договора лизинга. В расчет лизингового платежа входят несколько составляющих, но нельзя рассматривать этот платеж как несколько самостоятельных платежей. Лизинговые платежи являются формой оплаты за пользование переданным в лизинг имуществом. При указанных обстоятельствах иск о расторжении договора лизинга и изъятии предмета лизинга подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 12.05.2008 N А29-4131/2007.

В соответствии со статьей 665 ГК РФ договор лизинга является возмездным и консенсуальным. При этом лизингополучателем в этом договоре является специальный субъект — лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. Суды в своей практике сталкиваются со спорами по поводу расторжения договора лизинга и признания его недействительным. ФАС Уральского округа в Постановлении от 09.06.2008 N Ф09-4317/08-С5 указал на особую специфику лизинговых отношений, предполагающих передачу предмета лизинга в будущем. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 07.03.2008 N А55-6497/2007 указал, что целью заключения договора лизинга явилась передача лизингового имущества в аренду. Так как материалы дела, касающиеся обстоятельств заключения и исполнения оспариваемых договоров, свидетельствуют об отсутствии у контрагентов намерения совершить иную сделку, указанный договор не может быть признан ничтожным на основании пункта 2 статьи 170 ГК РФ. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 21.04.2008 N А29-4079/2007 оставил без рассмотрения иск о расторжении договоров лизинга и купли-продажи ввиду несоблюдения претензионного порядка урегулирования спора. Таким образом, для расторжения договора лизинга в суде необходимо соблюдение претензионного порядка разрешения спора.

Договор подряда (статья 702 ГК РФ)

Ситуация N 83. Суд удовлетворил иск об обязании ответчика принять работы, выполненные по договору подряда, и взыскании задолженности по договору подряда и неосновательного обогащения, так как в соответствии со статьей 702 ГК РФ заказчик обязан принять результат работ и оплатить его (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.06.2008 N А21-2761/2007).

Суть дела. Заказчик и подрядчик заключили договор подряда на выполнение работ по строительству дорожного полотна внутриквартальных дорог и проездов на земельном участке. Предметом договора является строительство дорожного полотна. Сторонами была согласована общая стоимость работ по договору, которая включает в себя цену работ и механизмов, доставки механизмов к месту производства работ, а также стоимость материалов. Выполнив работы по договору подряда и дополнительные работы, подрядчик направил заказчику для подписания акты выполненных работ, а также акт приемки дополнительных работ по восстановлению автомобильной дороги. Заказчик подписал часть актов выполненных работ. В связи с отказом от подписания остальных актов и неоплатой выполненных работ подрядчик обратился в арбитражный суд с иском об обязании ответчика принять работы, выполненные по договору подряда, и взыскании задолженности по договору подряда и неосновательного обогащения. Позиция суда. В соответствии со статьями 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона; односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается. Согласно статьям 702 и 711 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Статьей 746 ГК РФ предусмотрено, что оплата заказчиком работ производится в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором подряда. В соответствии с пунктом 4 статьи 753 ГК РФ сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной. Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными. Договором предусмотрено, что заказчик в течение 10 дней со дня получения завершенной работы обязан направить подрядчику подписанный акт сдачи-приемки выполненных работ. В случае непредставления акта сдачи-приемки без мотивированного отказа работа считается принятой. Поскольку акты выполненных работ, направленные заказным письмом, не подписаны ответчиком без указания мотивов, следует сделать вывод о том, что истец выполнил работы по договору подряда. В ходе выполнения работ заказчик не предъявлял подрядчику претензий по качеству выполненных работ, в связи с чем в соответствии с пунктом 2 статьи 748 ГК РФ не вправе впоследствии ссылаться на обнаруженные недостатки. Установлено, что замечания, сделанные заказчиком в журнале, подрядчиком устранены. При таких обстоятельствах суд иск удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 16.06.2008 N А21-2761/2007.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами, возникшими в связи с тем, что заказчик не принял результаты работ либо отказался от их оплаты. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 11.06.2008 N А43-10196/2007-20-165 указал, что в случае некачественного выполнения части работ по договору подряда данная часть работ не подлежит оплате. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 28.05.2008 N А43-15534/2007-5-328 указал на неправомерность отказа заказчика оплатить выполненные подрядчиком работы в полном объеме, так как законом установлена обязанность заказчика оплатить стоимость выполненных подрядных работ. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 06.06.2008 N Ф03-А51/08-1/1833 указал, что в случае отказа заказчика от приема результата выполненных работ он обязан должным образом мотивировать свой отказ. ФАС Московского округа в Постановлении от 24.06.2008 N КГ-А40/5280-08 указал, что в случае приема работ, выполненных подрядчиком, заказчик обязан оплатить их в полном объеме. Таким образом, в соответствии со статьей 702 ГК РФ на заказчике лежит обязанность по приемке подрядных работ и по их оплате.

Порядок оплаты работы (статья 711 ГК РФ)

Ситуация N 84. Суд удовлетворил иск о взыскании с заказчика долга по оплате выполненных подрядчиком строительных подрядных работ, так как в соответствии со статьей 711 ГК РФ заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы подрядчиком (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.04.2008 N А33-2531/07-Ф02-1543/08).

Суть дела. Заказчиком и подрядчиком подписан генеральный договор строительного подряда, по условиям которого генеральный подрядчик обязался осуществить строительство мачты, а подрядчик принять и оплатить работы. Генеральный подрядчик заключил с третьей организацией договор подряда, по условиям которого организация, именуемая в договоре субподрядчиком, обязалась выполнить в соответствии с техническим заданием генподрядчика комплекс электромонтажных работ и сдать результат работы по объекту, а генподрядчик обязался принять результат работ и их оплатить. В соответствии с договором подряда генподрядчик оплачивает субподрядчику выполненные работы ежемесячно на основании согласованных сторонами актов выполненных работ в течение 25 календарных дней после их подписания за вычетом авансового платежа, предусмотренного этим же договором, в пропорциональном отношении к стоимости работ. В договоре подряда стороны также предусмотрели срок выполнения работ. Согласно договору подряда генподрядчик должен принять работу (ее отдельные этапы) и подписать приемо-сдаточный акт в течение 3-х дней с момента предъявления субподрядчиком выполненных работ к приему; произвести прием работ в порядке, предусмотренном договором, при этом представить все замечания по работам, выполненным субподрядчиком, в письменной форме не позднее 15 дней после окончания производства работ, а при отсутствии замечаний работа считается выполненной и принятой к оплате. В соответствии с актом приема выполненных работ заказчик принял произведенные генподрядчиком работы. В акте указано на то, что работы производились силами генподрядчика по согласованию с заказчиком, который не имеет претензий к качеству выполненных работ. Вместе с тем письмом генподрядчик сообщил заказчику о том, что субподрядчик не произвел предусмотренных договором подряда работ, просил разрешить производство указанных работ силами генподрядчика. Ненадлежащее исполнение обязательства по оплате стоимости работ, выполненных по договору подряда, явилось основанием для обращения субподрядчика в суд с иском к генподрядчику о взыскании спорной суммы. Позиция суда. В связи с заключением договора подряда между сторонами возникли взаимные обязательства, которые согласно статьям 307, 309 ГК РФ должны исполняться надлежащим образом и в соответствии с условиями договора. В предмет доказывания по данному делу входят обстоятельства выполнения субподрядчиком работ, определенных договором подряда, с уточнением их стоимости по актам выполненных работ, принятия работ генподрядчиком и оплаты их стоимости. По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить, как это предусмотрено статьей 702 ГК РФ, по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. К отдельным видам договора подряда (бытовой подряд, строительный подряд, подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд) общие положения о договорах подряда применяются, если иное не установлено правилами ГК РФ об этих видах договоров. Согласно пункту 1 статьи 740 ГК РФ подрядчик по договору строительного подряда обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену. В соответствии с пунктом 1 статьи 746 ГК РФ оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором строительного подряда. Установлено, что субподрядчик во исполнение заключенного между ним генподрядчиком договора подряда выполнил работы, а генподрядчик принял их и оплатил частично, в связи с чем образовалась задолженность, предъявленная к взысканию. Из материалов дела видно, что главным инженером генподрядчика подписаны акты о приеме выполненных работ. Факт частичной оплаты субподрядчику работ, принятых от имени генподрядчика главным инженером, свидетельствует об одобрении совершенных действий по подписанию актов приема. Кроме того, по акту приема выполненных работ заказчиком приняты от генподрядчика работы, при этом доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что работы произведены силами ответчика, а не истца, в материалах дела отсутствуют. В подтверждение факта выполнения истцом работ представлены договор подряда, заключенный между истцом и индивидуальным предпринимателем, согласно которому истец поручил, а предприниматель обязался выполнить работы в соответствии с техническим заданием. Доказательств, которые бы свидетельствовали об оплате в полном объеме работ, выполненных истцом на основании договора подряда, нет, в связи с чем иск о взыскании долга подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.04.2008 N А33-2531/07-Ф02-1543/08.

В судебной практике встречаются споры о том, с какого момента возникает обязанность заказчика оплатить выполненные работы в случае, когда договором это не установлено. ФАС Московского округа в Постановлении от 13.09.2007, 20.09.2007 N КГ-А41/6474-07 указал, что даже в случае, когда договор признается судом незаключенным, обязанность оплаты выполненных работ возникает после осуществления их приемки. Таким образом, принятие результатов подрядных работ является основанием для их оплаты даже в случае, если договор подряда заключен не был. ФАС Московского округа в Постановлении от 15.02.2007, 22.02.2007 N КГ-А40/426-07 указал, что обязанность оплатить работы возникает после их надлежащего выполнения подрядчиком и передачи результатов заказчику вытекает из положений статей 702, 711, 740 ГК РФ. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 29.04 — 06.05.2004 N А12-3983/03-С53, ссылаясь на статью 711 ГК РФ, отметил, что заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную договором цену после окончательной сдачи результатов работы. Таким образом, обязанность оплаты работ возникает после передачи их результатов заказчику.

Право подрядчика на удержание (статья 712 ГК РФ)

Ситуация N 85. Суд отказал в удовлетворении иска об обращении взыскания на имущество заказчика в связи с тем, что на это имущество наложен арест, что свидетельствует об ограничении его в обороте, а также указал, что удержание подрядчиком результата незавершенной работы со ссылкой на статью 712 ГК РФ нельзя признать правомерным, так как из положения данной нормы следует, что объектом удержания может являться только результат завершенной работы (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.05.2008 N А57-15861/07).

Суть дела. Между генподрядчиком и застройщиком заключен договор генерального подряда, в соответствии с которым генподрядчик выполнял работы по строительству многоквартирного жилого дома. Заказчик из-за тяжелого материального положения прекратил оплату строительно-подрядных работ, договор генерального подряда был расторгнут по взаимному согласию сторон. Долг заказчика перед подрядчиком за фактически выполненные работы подтверждается мировым соглашением, подписанным сторонами. Сторонами произведена регистрация права общей долевой собственности в не завершенном строительством жилом доме степенью готовности 75% в долях: генподрядчику принадлежит доля 33/50, заказчику принадлежит доля 17/50. В связи с тем что стоимость фактически выполненных подрядчиком работ по объекту заказчиком не уплачена, генподрядчик удерживает долю заказчика в не завершенном строительством жилом доме в соответствии со статьей 712 ГК РФ. Генподрядчик, полагая, что у него возникло право собственности на долю заказчика на основании договора об обращении взыскания на имущество и прекращении обязательства, обеспеченного удержанием имущества должника, заключенного с заказчиком, акта приема-передачи доли, обратился в суд с иском об обращении взыскания на имущество заказчика в виде 17/50 долей в праве общей долевой собственности в не завершенном строительством жилом доме степенью готовности 75% и о признании права собственности на долю заказчика в праве общей долевой собственности за генподрядчиком, так как произвести регистрацию перехода права в порядке, установленном действующим законодательством, не представляется возможным в связи с тем, что права заказчика на указанную долю обременены арестами в соответствии с определениями судов, применивших обеспечительные меры в рамках судебных дел по искам дольщиков. Позиция суда. В соответствии со статьей 129 ГК РФ здания как объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в нем. Определением арбитражного суда на спорное помещение наложен арест. В силу пункта 6 статьи 141 АПК РФ арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Арест имущества не предполагает возможность отчуждения арестованного имущества и свидетельствует о том, что указанный объект недвижимости ограничен в обороте и отчуждению в соответствии со статьями 129, 209 ГК РФ не подлежит. Таким образом, было установлено, что мировое соглашение противоречит закону и нарушает права и законные интересы дольщиков, поэтому оно не подлежит утверждению. Кроме этого, удержание подрядчиком результата незавершенной работы со ссылкой на статью 712 ГК РФ нельзя признать правомерным. Как следует из положения статьи 712 ГК РФ, объектом удержания может являться результат работ. В соответствии с данной нормой при неисполнении заказчиком обязанности по уплате установленной цены подрядчик вправе удерживать результат работ, с учетом общих норм об удержании, содержащихся в статьях 359, 360 ГК РФ. Право на удержание подрядчиком результата незавершенной работы гражданским законодательством не предусмотрено. Таким образом, иск об обращении взыскания на имущество заказчика и о признании права собственности истца на долю заказчика в праве общей долевой собственности удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 15.05.2008 N А57-15861/07.

Согласно статье 712 ГК РФ при неисполнении заказчиком обязанности уплатить установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, подрядчик имеет право на удержание в соответствии со статьями 359 и 360 ГК РФ результата работ, а также принадлежащих заказчику оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи, остатка неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества заказчика до уплаты заказчиком соответствующих сумм. В соответствии с пунктом 1 статьи 359 ГК РФ кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели. В соответствии со статьей 360 ГК РФ требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. При этом стоимость удерживаемой вещи должна быть соразмерна сумме задолженности. Так, ФАС Уральского округа в Постановлении от 10.06.2003 N Ф09-1431/03-ГК указал на то, что удержание для признания его правомерным должно отвечать требованиям о соразмерности, разумности и добросовестности, иначе имущество должно быть передано его законному владельцу.

Ответственность подрядчика за несохранность предоставленного заказчиком имущества (статья 714 ГК РФ)

Ситуация N 86. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков, договорной неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании того, что в соответствии со статьей 714 ГК РФ подрядчик несет ответственность за несохранность предоставленного заказчиком материала (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А82-15208/2006-36).

Суть дела. Заказчик и исполнитель заключили договор, по условиям которого заказчик обязуется поставить, а исполнитель — принять и распилить древесину согласно заявке. Согласно договору общее количество получаемого пиломатериала не должно быть менее 55% от получаемой деловой древесины. Была установлена стоимость переработки одного кубического метра древесины. Сторонами также определен срок действия договора. Во исполнение договора заказчик поставил древесину, готовая продукция впоследствии была передана заказчику. Заказчик перечислил исполнителю за выполненные работы установленную договором сумму. Посчитав, что исполнитель ненадлежащим образом исполнил договорное обязательство (а именно с учетом установленного в договоре процента выхода продукции не переработал полученный материал в полном объеме) и неосновательно пользовался денежными средствами, перечисленными заказчиком в счет оплаты работ, заказчик обратился в суд с иском о взыскании убытков, начисленных в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору, договорной неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. В соответствии со статьей 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Заключенный сторонами договор по своей природе является смешанным и содержит элементы договоров поставки и подряда. По его условиям истец обязался поставить древесину, а ответчик обязался выполнить работы по ее переработке и передать результат истцу, а истец — оплатить эти работы. Таким образом, эта часть договорного обязательства регулируется как нормами о поставке товара, так и нормами о договоре подряда. Согласно пункту 1 статьи 713 ГК РФ подрядчик обязан использовать предоставленный заказчиком материал экономно и расчетливо, после окончания работы представить заказчику отчет об израсходовании материала, а также возвратить его остаток либо с согласия заказчика уменьшить цену работы с учетом стоимости остающегося у подрядчика неиспользованного материала. В соответствии со статьей 714 ГК РФ подрядчик несет ответственность за несохранность предоставленных заказчиком материала, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного имущества, оказавшегося во владении подрядчика в связи с исполнением договора подряда. С учетом представленных доказательств установлено, что ответчик с учетом норматива выхода готовой продукции переработал полученную древесину не полностью, денежные средства за фактически выполненные работы получил в большем размере. При указанных обстоятельствах иск подлежит удовлетворению в полном объеме.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А82-15208/2006-36.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами по поводу ответственности за несохранность имущества, переданного подрядчику заказчиком по договору. ФАС Уральского округа в Постановлении от 09.06.2008 N Ф09-4104/08-С4 указал, что до передачи результата подрядных работ заказчику риск гибели данного имущества лежит на подрядчике. ФАС Центрального округа в Постановлении от 26.05.2008 N Ф10-1716 указал, что обязанность подрядчика обеспечить сохранность полученного от заказчика имущества и возместить ущерб, возникший в связи с неисполнением данной обязанности, вытекает из прямого указания закона. ВАС РФ, в Определении от 04.03.2008 N 2151/08 установив, что повреждение перевозимого оборудования произошло по вине ответчика-подрядчика, который признал это обстоятельство, указал, что убытки, возмещенные страховщиком, подлежат взысканию с подрядчика. Таким образом, подрядчик несет риск гибели результата подрядных работ до передачи данного имущества заказчику.

Неисполнение заказчиком встречных обязанностей по договору подряда (статья 719 ГК РФ)

Ситуация N 87. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании с подрядчика неустойки, так как он вынужден был приостановить работу по причине непредставления заказчиком необходимой технической документации (Постановление ФАС Поволжского округа от 19.02.2008 N А57-1243/07-39).

Суть дела. Между заказчиком и подрядчиком заключен договор подряда. Согласно договору подрядчик обязался в установленный договором срок выполнить по заданию заказчика работы по капитальному строительству объекта. Договором был определен срок начала выполнения работ, установлена ориентировочная стоимость работ. Договором предусмотрено, что за нарушение подрядчиком начального или конечного срока выполнения работ подрядчик уплачивает заказчику пеню в размере 0,1% от стоимости работ, указанных в договоре, за каждый день просрочки. В связи с тем что работы по договору были выполнены с просрочкой, заказчик направил подрядчику претензию с требованием оплаты штрафных санкций. Неуплата штрафных санкций явилась основанием для обращения заказчика в суд с иском о взыскании с подрядчика неустойки (пени). Позиция суда. Установлено, что подрядчик обращался с письмами на выдачу технических условий на подвеску кабеля, необходимого для производства подрядных работ, однако такие документы подрядчику выданы не были. Получение технических условий влечет заключение соответствующего договора с владельцем опор, на которых осуществляется размещение кабеля. Согласно письму владельца опор выдача технических условий на подвеску кабеля по опорам производится непосредственно заказчику строительства кабельной линии, так как одним из пунктов технических условий является заключение договора на размещение кабеля на опорах. Установлено, что ответчику истцом не были предоставлены полномочия на совершение от имени последнего соответствующих действий, необходимых для исполнения условий договора подряда. В связи с этим подрядчик не имел возможности приступить к выполнению предусмотренных работ без совершения заказчиком действий по получению технических условий. Согласно статье 718 ГК РФ заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором подряда, оказывать подрядчику содействие в выполнении работы. При неисполнении заказчиком этой обязанности подрядчик вправе требовать возмещения причиненных убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем, либо перенесения сроков исполнения работы, либо увеличения указанной в договоре цены работы. В соответствии со статьей 719 ГК РФ подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредоставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи, препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (статья 328 ГК РФ). Таким образом, обязанность по получению технических условий лежала на заказчике работ. Однако истец соответствующие заявки владельцам опор на получение технических условий в сроки, позволяющие подрядчику своевременно выполнить подрядные работы, не направил. С учетом этого иск о взыскании с подрядчика неустойки (пени) удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Поволжского округа от 19.02.2008 N А57-1243/07-39.

Специфической чертой договора подряда является наличие у заказчика ряда обязанностей в отношении подрядчика, от выполнения которых во многом зависит надлежащее завершение подрядных работ. В строительном подряде круг таких встречных обязанностей заказчика особенно широк. Суды в своей практике сталкиваются со спорами, возникшими по причине неисполнения подрядчиком в срок обязательства, вызванного неисполнением заказчиком своих обязанностей по договору подряда. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 26.05.2008 N Ф03-А24/08-1/1672 указал на то, что в случае невыполнения заказчиком обязанности по предварительной оплате работ подрядчик освобождается от уплаты неустойки за просрочку выполнения работ. ФАС Московского округа в Постановлении от 07.05.2008 N КГ-А40/3856-08 указал, что при наличии вины заказчика исполнитель освобождается от ответственности за несвоевременное предоставление предусмотренных договором услуг. Таким образом, подрядчик освобождается от ответственности за превышение сроков производства подрядных работ, установленных договором, если задержка произошла по вине заказчика.

Возвращение подрядчиком имущества, переданного заказчиком (статья 728 ГК РФ)

Ситуация N 88. Суд удовлетворил иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании того, что в соответствии со статьей 728 ГК РФ исполнитель по договору подряда обязан вернуть заказчику все полученное по договору в случае, если обязательства по договору исполнителем не исполнены, срок действия договоров истек, переданное заказчиком имущество не возвращено (Постановление ФАС Уральского округа от 26.02.2008 N Ф09-778/08-С5).

Суть дела. Между заказчиком и исполнителем заключен договор, согласно которому исполнитель обязался выполнить работы по изготовлению продукции из материала заказчика. Заказчик обязался поставлять исполнителю материалы (металлопродукцию) для изготовления деталей-заготовок. Заказчик обязался своими силами и средствами поставить исполнителю оборудование, материалы, инновационные технологии с защитой патентных прав и приоритетов. Во исполнение договора заказчик поставил исполнителю металл и станок, что подтверждается накладными. В связи с тем что исполнитель отказался от исполнения договора и не возвратил заказчику полученное по договору имущество, заказчик обратился в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Позиция суда. В силу статьи 783 ГК РФ правовое регулирование договора возмездного оказания услуг основывается на общих положениях о подряде (статьи 702 — 729 ГК РФ), если это не противоречит статьям 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. В соответствии с пунктом 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В соответствии со статьей 728 ГК РФ в случаях, когда заказчик расторгает договор подряда, подрядчик обязан возвратить предоставленные заказчиком материалы, оборудование, переданную для переработки (обработки) вещь и иное имущество либо передать их указанному заказчиком лицу, а если это оказалось невозможным, — возместить стоимость материалов, оборудования или иного имущества. Суд иск об истребовании имущества удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 26.02.2008 N Ф09-778/08-С5.

Суды в своей практике сталкиваются со спорами, связанными с невозвращением подрядчиком имущества, переданного заказчиком. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 10.02.2005 N А82-4286/2004-30 указал, что в случае, когда договор возмездного оказания услуг расторгнут не по вине исполнителя и не на основаниях, указанных в статье 728 ГК РФ, не подлежит взысканию стоимость материалов, предоставленных исполнителю для выполнения работ. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 21.06.2005 N А19-574/04-14-Ф02-2780/05-С2 удовлетворил иск о взыскании аванса по договору подряда, поскольку заказчиком договор был расторгнут, а в соответствии со статьей 728 ГК РФ подрядчик в случае расторжения договора заказчиком на законных основаниях обязан вернуть имущество, переданное заказчиком. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 03.07.2007 N А55-5480/2006 указал, что в случае неисполнения подрядчиком предусмотренных договором работ заказчик вправе отказаться от договора и требовать возврата уплаченных денежных средств. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 28.10.2004 N А05-12655/03-4 указал на то, что в случае прекращения договора по инициативе одной из сторон в связи с ненадлежащим исполнением второй стороной предусмотренных договором обязанностей последняя не вправе удерживать перечисленный ей авансовый платеж и обязана возвратить его. Таким образом, подрядчик в случае расторжения договора заказчиком на законных основаниях обязан вернуть имущество, переданное заказчиком.

Техническая документация и смета (статья 743 ГК РФ)

Ситуация N 89. Суд признал договор строительного подряда незаключенным ввиду того, что стороны не оформили техническую документацию, определяющую объем и содержание работ, что в соответствии со статьей 743 ГК РФ является существенным условием договора (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А31-5663/2007-20).

Суть дела. Подрядчик и генеральный подрядчик подписали договор подряда, по условиям которого подрядчик обязуется выполнить из давальческих материалов собственными или привлеченными силами и средствами работы по наружной и внутренней отделке строящегося жилого дома, а генеральный подрядчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную договором цену. В соответствии с договором техническая документация, смета и график выполненных работ согласовываются сторонами после подписания настоящего договора путем составления двухстороннего дополнительного соглашения. В силу договора окончательная стоимость определяется на основании подписанных актов приемки фактически выполненных строительных работ. Неоплата генеральным подрядчиком выполненных работ явилась основанием для обращения подрядчика в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности и пеней. Позиция суда. В пункте 1 статьи 432 ГК РФ установлено, что договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. В соответствии с пунктом 1 статьи 740 ГК РФ предметом договора строительного подряда, к каковым относится спорная сделка, является строительство по заданию заказчика определенного объекта или выполнение иных строительных работ. В статье 708 ГК РФ установлено, что в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. В силу статьи 743 ГК РФ подрядчик обязан осуществлять строительство и связанные с ним работы в соответствии с технической документацией, определяющей объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования, и со сметой, определяющей цену работ. При отсутствии иных указаний в договоре строительного подряда предполагается, что подрядчик обязан выполнить все работы, указанные в технической документации и в смете. Договором строительного подряда должны быть определены состав и содержание технической документации, а также предусмотрено, какая из сторон и в какой срок должна представить соответствующую документацию. Условия, перечисленные в данных нормах, относятся к числу существенных для договора строительного подряда, то есть при их отсутствии договор не может считаться заключенным. Как следует из материалов дела, стороны не согласовали график выполнения работ и не оформили техническую документацию, определяющую объем и содержание работ, а также смету, определяющую цену работы и сроки выполнения работ. При таких обстоятельствах договор является незаключенным ввиду отсутствия существенных условий (предмета и сроков). В соответствии с пунктом 4 статьи 753 ГК РФ сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком должны оформляться актом, подписанным обеими сторонами. Ввиду отсутствия надлежащих доказательств выполнения и сдачи истцом работ на часть суммы иска, иск в этой части удовлетворению не подлежит, в остальной части иск о взыскании задолженности по договору подряда и пеней подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2008 N А31-5663/2007-20.

В случае если в договоре подряда не определены состав и содержание технической документации и смета, то суды признают данный договор незаключенным. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 27.08.2008 N А21-476/2008 указал на то, что отсутствие в договоре одного из его существенных условий является основанием для признания его незаключенным. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 18.12.2007 N А74-3794/06-Ф02-9280/07 указал на то, что признание договора подряда незаключенным не является основанием для освобождения заказчика от оплаты принятых им работ. ВАС РФ в Определении от 14.10.2008 N 13095/08 указал, что условия о предмете и сроке выполнения работ являются существенными условиями договора подряда. Таким образом, несогласование существенных условий договора подряда влечет его незаключенность.

Внесение изменений в техническую документацию (статья 744 ГК РФ)

Ситуация N 90. Суд удовлетворил требование о взыскании долга по контракту, а во взыскании оплаты дополнительных работ отказал, поскольку сторонами в установленном статьями 743, 744 ГК РФ порядке не внесены изменения в техническую документацию и смету в связи с необходимостью выполнения дополнительных работ (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.04.2008 N Ф04-2218/2008(3099-А27-39)).

Суть дела. Между заказчиком и подрядчиком на основании решения конкурсной комиссии по торгам заключен государственный контракт, в соответствии с условиями которого подрядчик принял на себя обязательство выполнить для заказчика капитальный ремонт по замене системы электроосвещения здания. Сторонами определена общая стоимость подлежащих выполнению работ, на эту сумму составлена и подписана соответствующая смета; установлен срок окончания работ. Подрядчиком были выполнены обусловленные контрактом работы, а также дополнительные работы, не учтенные в технической документации, которые необходимо было произвести. В связи с тем что заказчик не погасил задолженность по выполненным по контракту и дополнительным работам, подрядчик обратился в арбитражный суд. Позиция суда. Установлено, что в письмах, а также протоколе согласования проекта на выполнение электромонтажных работ заказчик дал согласие на проведение дополнительных работ. В соответствии с пунктом 3 статьи 743 ГК РФ подрядчик, обнаруживший в ходе строительства не учтенные в технической документации работы и в связи с этим необходимость проведения дополнительных работ и увеличения сметной стоимости строительства, обязан сообщить об этом заказчику. При неполучении от заказчика ответа на свое сообщение в течение десяти дней, если законом или договором строительного подряда не предусмотрен для этого иной срок, подрядчик обязан приостановить соответствующие работы с отнесением убытков, вызванных простоем, на счет заказчика. Заказчик освобождается от возмещения этих убытков, если докажет отсутствие необходимости в проведении дополнительных работ. Согласно пункту 3 статьи 744 ГК РФ подрядчик вправе требовать пересмотра сметы, если по независящим от него причинам стоимость работ превысила смету не менее чем на десять процентов. Между тем письменное согласие заказчика на выполнение дополнительных работ не может являться основанием для взыскания с заказчика их стоимости, если сторонами в установленном статьями 743, 744 ГК РФ порядке не внесены изменения в техническую документацию и смету в связи с необходимостью выполнения дополнительных работ. Государственным контрактом установлено, что все изменения и дополнения, в том числе касающиеся и изменения объемов, стоимости работ, оформляются в виде дополнительных соглашений, являющихся неотъемлемой частью контракта. Учитывая, что в материалах дела отсутствуют доказательства согласования сторонами указанных условий, а также согласование дополнительной сметы по дополнительным работам, иск о взыскании стоимости дополнительных работ удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 01.04.2008 N Ф04-2218/2008(3099-А27-39).

По вопросу внесения изменений в техническую документацию следует обратить внимание на следующее судебное решение. ФАС Московского округа в Постановлении от 04.05.2008 N КГ-А40/2293-08 указал, что государственный контракт не допускает изменения цены контракта, следовательно, статья 744 ГК РФ не подлежит применению. Суд также указал на несоблюдение подрядчиком условий, предусмотренных статьей 743 ГК РФ, так как в деле не имеется доказательств того, что подрядчик сообщал заказчику о необходимости проведения дополнительных работ и их стоимости. Таким образом, статья 744 ГК РФ предоставляет право как заказчику, так и подрядчику в ходе исполнения договора подряда в одностороннем порядке изменить существенное условие договора, если указанное изменение находится в пределах 10% стоимости, указанной в договоре. При этом такое изменение должно быть обусловлено объективными причинами.

Оплата работ (статья 746 ГК РФ)

Ситуация N 91. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании с субподрядчика суммы убытков в связи с завышением стоимости выполненных работ по договору субподряда и процентов за пользование чужими денежными средствами и удовлетворил встречный иск о взыскании суммы задолженности по договору субподряда, так как в соответствии со статьей 746 ГК РФ заказчик производит оплату выполненных подрядчиком работ в размере, предусмотренном сметой (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.02.2008 N Ф03-А73/08-1/20).

Суть дела. Между генподрядчиком и субподрядчиком заключен договор субподряда на выполнение строительно-монтажных работ на объектах. Работы на объектах выполнены и приняты в полном объеме. Объекты сданы в эксплуатацию, о чем в деле имеются акты приемки объектов, строительство которых завершено. По результатам контрольного обмера работ, выполненных на объектах капитального строительства, заказчик пришел к выводу о завышении стоимости работ. В связи с этими обстоятельствами заказчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с подрядчика суммы убытков, составляющих стоимость работ, оплаченных истцом, но не выполненных ответчиком, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Подрядчик заявил встречный иск о взыскании суммы задолженности по договору субподряда. Позиция суда. По смыслу статей 15, 393 ГК РФ лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательств контрагентом, наличие и размер понесенных убытков, причинную связь между правонарушением и убытками. Акт контрольного обмера работ, составленный без участия субподрядчика, и пояснительная записка к нему на основании статьи 68 АПК РФ не подлежат принятию в качестве доказательств неисполнения либо ненадлежащего исполнения работ субподрядчиком, поскольку проведение контрольных обмеров выполненных работ после их сдачи субподрядчиком генподрядчику не предусмотрено условиями договора субподряда, действующим законодательством и сторонами не согласовано. В соответствии со статьей 746 ГК РФ оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором строительного подряда. При отсутствии соответствующих указаний в законе или договоре оплата работ производится в соответствии со статьей 711 ГК РФ. Согласно статье 711 ГК РФ, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно. Заказчик признал задолженность по оплате подрядных работ. С учетом вышеназванных норм и указанного обстоятельства встречный иск о взыскании задолженности по договору подряда подлежит удовлетворению. Иск о взыскании стоимости выполненных работ по договору субподряда и процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 05.02.2008 N Ф03-А73/08-1/20.

В соответствии со статьей 746 ГК РФ заказчик должен оплатить работы, во-первых, своевременно; во-вторых, соблюдая соответствующий порядок оплаты. Сроки внесения платы и порядок оплаты работ определяются договором строительного подряда или законом, в частности, при строительстве, реконструкции, техническом перевооружении объектов для государственных нужд. Полная оплата производится при условии, что все работы выполнены надлежащим образом и в установленный срок. При полной оплате зачитываются все ранее осуществленные авансовые и промежуточные платежи. Суды в своей практике сталкиваются со спорами, связанными с неоплатой результатов подрядных работ. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 03.06.2008 N А06-1202/07 указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 746 ГК РФ выполненные подрядчиком работы оплачиваются заказчиком в размере, определенном сметой, и в сроки, установленные договором подряда. При этом в случае неоплаты подрядчик имеет право выбора применения ответственности за неисполнение обязательства: договорной неустойки или взыскания процентов по статье 395 ГК РФ. В Постановлении ФАС Поволжского округа от 27.05.2008 N А55-10927/07 суд признал договор подряда незаключенным, поскольку срок выполнения работ в договоре согласован не был, однако в соответствии с пунктом 1 статьи 711 и пунктом 1 статьи 746 ГК РФ по договору строительного подряда оплате подлежит фактически выполненный (переданный заказчику) результат работ. Таким образом, фактические расходы подрядчика по исполнению обязательств по договору подряда подлежат возмещению со стороны заказчика.

Гарантии качества в договоре строительного подряда (статья 755 ГК РФ)

Ситуация N 92. В связи с тем что недостатки выполнения подрядчиком предусмотренных договором подряда работ были обнаружены заказчиком в течение гарантийного срока, они в соответствии со статьей 755 ГК РФ подлежат безвозмездному устранению (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2008 N Ф04-2289/2008(3270-А67-39)).

Суть дела. 19.08.2005 между заказчиком и подрядчиком был заключен договор подряда, по условиям которого подрядчик обязался из собственных материалов, своими силами и средствами выполнить по заданию заказчика ремонт кровли здания, а заказчик обязался принять результат работ и оплатить его. В договоре был установлен срок выполнения работ, а также гарантийный срок на выполненную работу — 2 года. Заказчиком по актам о приемке выполненных работ и справке о стоимости выполненных работ от 27.09.2005 работы были приняты. Заказчик на основании счета-фактуры оплатил подрядчику выполненные работы. 01.08.2006 заказчиком был составлен акт о протекании кровли здания, после чего ответчику были направлены претензии от 24.08.2006 и от 08.09.2006, в которых ему предлагалось в течение 7 дней с момента получения претензий устранить недостатки. 15.09.2006 заказчик составил акт о том, что протекание кровли не устранено. 01.11.2006 составлен еще один акт, в котором зафиксированы места протекания кровли. 08.11.2006 вновь был составлен акт о том, что протекание кровли не устранено. Поскольку в добровольном порядке требования заказчика не удовлетворены, он обратился в суд с иском о безвозмездном устранении недостатков работ по договору подряда. Позиция суда. В соответствии с пунктом 2 статьи 740 ГК РФ договор строительного подряда заключается на строительство или реконструкцию предприятия, здания (в том числе жилого дома), сооружения или иного объекта, а также на выполнение монтажных, пусконаладочных и иных неразрывно связанных со строящимся объектом работ. Правила о договоре строительного подряда применяются также к работам по капитальному ремонту зданий и сооружений, если иное не предусмотрено договором. Согласно пунктам 1, 2 статьи 754 ГК РФ подрядчик несет ответственность перед заказчиком за допущенные отступления от требований, предусмотренных в технической документации и в обязательных для сторон строительных нормах и правилах, а также за недостижение указанных в технической документации показателей объекта строительства, в том числе таких, как производственная мощность предприятия. Согласно договору подряда на работу, выполняемую по данному договору, устанавливается гарантийный срок — 2 года. В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 755 ГК РФ подрядчик, если иное не предусмотрено договором строительного подряда, гарантирует достижение объектом строительства указанных в технической документации показателей и возможность эксплуатации объекта в соответствии с договором строительного подряда на протяжении гарантийного срока. При обнаружении в течение гарантийного срока недостатков, указанных в пункте 1 статьи 754 ГК РФ, заказчик должен заявить о них подрядчику в разумный срок по их обнаружении. Из материалов дела видно, что следы затопления в здании были обнаружены в пределах двухлетнего гарантийного срока, установленного договором. Согласно пункту 3 статьи 724 ГК РФ заказчик вправе предъявить требования, связанные с недостатками результата работы, обнаруженными в течение гарантийного срока. Согласно пунктам 2, 3, 4 ст. 720 ГК РФ заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении. Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки). Заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении. Из материалов дела видно, что причинами протекания кровли являются скрытые недостатки работ, которые было невозможно обнаружить при обычном способе приемки результатов работ. Истец исполнил обязанность по извещению ответчика о наличии недостатков в разумный срок, направив по его адресу, указанному в договоре подряда и выписке из ЕГРЮЛ, претензии с предложением устранить недостатки с приложением актов о протекании кровли. В соответствии с пунктом 2 статьи 755 ГК РФ подрядчик несет ответственность за недостатки, обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли вследствие нормального износа объекта или его частей, неправильной его эксплуатации или неправильности инструкций по его эксплуатации, разработанных самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами. Ответчик доказательств того, что протекания кровли произошли вследствие нормального износа кровли, ее неправильной эксплуатации, не представил. Материалами дела подтверждается факт нарушения ответчиком технических требований к выполнению работ. Суд иск удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2008 N Ф04-2289/2008(3270-А67-39).

Из пункта 2 статьи 755 ГК РФ следует, что в пределах гарантийного срока на подрядчика возложено бремя доказывания своей невиновности, то есть законодателем предусмотрена в пределах гарантийного срока презумпция вины подрядчика за недостатки выполненных по договору подряда работ. Судебная практика содержит аналогичные выводы. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 07.05.2007 N А43-1216/2006-28-25 указал на то, что в случае обнаружения в течение гарантийного срока недостатков подрядных работ необнаружение их причины не является основанием для освобождения подрядчика от обязанности устранения указанных недостатков. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 22.12.2006 по делу N А56-50992/2005 также пришел к выводу о том, что бремя доказывания надлежащего качества выполненных работ лежит на подрядчике.

Сроки обнаружения ненадлежащего качества строительных работ (статья 756 ГК РФ)

Ситуация N 93. Суд удовлетворил иск заказчика о взыскании с подрядчика расходов по устранению недостатков работ, так как недостатки были обнаружены до истечения предусмотренного статьей 756 ГК РФ пятилетнего срока со дня передачи результата работ (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.04.2008 N А56-32943/2005).

Суть дела. Между заказчиком и подрядчиком заключен договор строительного подряда на выполнение работ по устройству кровли жилого дома. Предусмотренные данным договором работы подрядчик выполнил. Объект принят в эксплуатацию государственной приемочной комиссией по акту. В процессе эксплуатации здания появились протечки кровли, что зафиксировано в акте, в нем же определен срок выполнения работ по их устранению. В результате вскрытия кровли заказчиком установлено, что работы по устройству кровли подрядчик выполнил с отступлениями от требований проектной документации и с нарушениями строительных норм и правил. Поскольку дефекты не были своевременно устранены подрядчиком, осведомленным о выявленных недостатках кровли, заказчик на основании договора и статьи 723 ГК РФ устранил их своими силами. Отказ подрядчика возместить стоимость работ по устранению выявленных недостатков кровли послужил поводом для обращения заказчика в арбитражный суд с иском о возмещении понесенных затрат. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 723 ГК РФ в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, потребовать от подрядчика возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда. В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Согласно статье 756 ГК РФ предельный срок обнаружения недостатков результата работ составляет пять лет. Стоимость работ по устранению недостатков подтверждается представленными в материалы дела платежными поручениями. Ответчиком также не были опровергнуты результаты осмотра, выявившего нарушения строительных норм и правил, а также отступление от требований проектной документации. Учитывая данные обстоятельства, суд иск о взыскании расходов по устранению недостатков работ удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 23.04.2008 N А56-32943/2005.

В соответствии с пунктом 2 статьи 724 ГК РФ в случае, когда на результат работ не установлен гарантийный срок, законом, договором или обычаями делового оборота может быть установлен срок обнаружения ненадлежащего качества работ, в том числе продолжительностью более двух лет. В случае, когда на работы установлен гарантийный срок и его продолжительность менее двух лет с момента передачи результата работ, подрядчик несет ответственность за ненадлежащее качество работ и по истечении гарантии, если заказчик докажет, что недостатки возникли до передачи результата работы заказчику или по причинам, возникшим до этого. Известно также, что строительство некоторых объектов продолжается многие годы и, следовательно, подобные недостатки могут возникнуть за несколько лет до сдачи объекта заказчику. В целях сбалансирования интересов заказчика и подрядчика для вышеуказанных случаев в статье 756 ГК РФ установлено правило о максимальном пятилетнем сроке обнаружения недостатков по договору строительного подряда. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 30.11.2004 N А06-1924-3/03 указал, что срок исковой давности следует исчислять в один год с момента обнаружения строительного дефекта, выявленного в пределах пятилетнего срока.

Государственный или муниципальный контракт на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд (статья 763 ГК РФ)

Ситуация N 94. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по оплате работ, выполненных в соответствии с государственным контрактом, поскольку в соответствии со статьей 763 ГК РФ государственный заказчик обязан оплатить выполненные работы или обеспечить их оплату (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.05.2008 по делу N А79-9116/2007).

Суть дела. Государственный заказчик и организация (продавец) заключили государственный контракт на покупку объектов газоснабжения для государственных нужд, приобретаемых за счет средств республиканского бюджета, по условиям которого продавец обязуется передать государственному заказчику завершенные строительством и введенные в эксплуатацию газораспределительные сети высокого давления, а государственный заказчик — принять и оплатить его на условиях настоящего контракта. Контрактом установлена цена работ. Цена объекта может изменяться (уточняться) в случае изменения основных характеристик объекта, предусмотренных приложением к контракту. Изменение цены объекта оформляется протоколом согласования контрактной цены и дополнительным соглашением, являющимся неотъемлемой частью контракта. В связи с тем что оплата по контракту была произведена государственным заказчиком не в полном объеме, организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по оплате выполненных работ. Позиция суда. В соответствии со статьей 763 ГК РФ подрядные строительные работы, предназначенные для удовлетворения потребностей РФ или субъекта РФ и финансируемые за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных источников, осуществляются на основе государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд. По этому контракту подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие связанные со строительством и ремонтом объектов работы и передать их государственному заказчику, а государственный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату. Из пункта 1 статьи 746 ГК РФ следует, что оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором строительного подряда. При отсутствии соответствующих указаний в законе или договоре оплата работ производится в соответствии со статьей 711 ГК РФ. Согласно пункту 1 статьи 711 ГК РФ, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работ при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно. В контракте предусмотрено, что оплата производится после подписания сторонами акта приема-передачи завершенного строительством и введенного в эксплуатацию объекта. Из указанных норм права и положений договора усматривается, что определяющим элементом подрядных правоотношений является результат выполненных работ, который оплачивается заказчиком. Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается (статья 310 ГК РФ). Мнение ответчика о том, что истец, не сообщивший ему в надлежащей форме о необходимости проведения дополнительных работ, как предусмотрено в статье 743 ГК РФ, не вправе требовать оплаты их стоимости, является необоснованным. Закон в упомянутом случае не устанавливает формы дачи согласия заказчика на выполнение дополнительных работ. Ответчик подписал протокол согласования цены объекта к государственному контракту, тем самым подтвердил согласие на выполнение организацией дополнительных работ. При этом отсутствие бюджетного финансирования, на что ссылается ответчик, не является основанием для освобождения его от исполнения гражданско-правового обязательства по оплате выполненных работ. При указанных обстоятельствах иск подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 14.05.2008 N А79-9116/2007.

Отношения, которые возникают при осуществлении подрядных работ для государственных нужд, отличаются тремя выделенными в пункте 1 статьи 763 ГК РФ признаками: особой целью, особыми источниками средств и спецификой самой договорной формы. Государственный контракт на выполнение подрядных работ для государственных нужд регулируется рядом специально изданных на этот счет актов. Прежде всего необходимо назвать Основные положения порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд в РФ, утвержденные Постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 14.08.1993 N 812, Положение о формировании перечня строек и объектов для федеральных государственных нужд и их финансировании за счет средств федерального бюджета, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 11.10.2001 N 714, существует также ряд более специальных нормативных правовых актов. Суды в своей практике сталкиваются со спорами, возникшими из контрактов на выполнение подрядных работ для государственных и муниципальных нужд. ФАС Поволжского округа в Постановлении от 16.06.2008 N А65-1382/07 указал, что в связи с отсутствием у заказчика претензий к исполнителю государственного контракта отсутствуют основания для неоплаты выполненных работ. Таким образом, неисполнение обязательств по контракту на выполнение подрядных работ для государственных и муниципальных нужд влечет за собой возможность требования исполнения указанных обязательств в судебном порядке.

Оплата услуг (статья 781 ГК РФ)

Ситуация N 95. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по оплате оказанных услуг и процентов за пользование чужими денежными средствами, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг (Постановление ФАС Московского округа от 04.04.2008 N КГ-А40/1943-08).

Суть дела. Между государственным унитарным предприятием и организацией заключен государственный контракт, предметом которого является оказание организацией услуг в пользу государственного унитарного предприятия. Контрактом предусмотрено, что расчеты за выполненные работы должны производиться ежемесячно до 5 числа текущего месяца при поступлении финансовых средств из городского бюджета. В связи с непоступлением финансовых средств из бюджета предприятие отказалось от выплаты очередного платежа. Организация обратилась в суд с иском о взыскании с него задолженности по оплате оказанных услуг и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Согласно пункту 1 статьи 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. Условие, в соответствии с которым расчеты производятся после поступления финансовых средств из городского бюджета на счет предприятия, не означает, что в случае непоступления финансовых средств из бюджета оказанные услуги не должны быть оплачены. В соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Таким образом, иск о взыскании задолженности по государственному контракту и процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 04.04.2008 N КГ-А40/1943-08.

КС РФ в Постановлении от 23.01.2007 N 1-П указал, что в системе действующего правового регулирования отношений по возмездному оказанию правовых услуг ими не предполагается удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг, если данное требование обосновывается условием, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем. Президиум ВАС РФ в пункте 2 информационного письма от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» указал, что в этом случае, по его мнению, размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности). Суды в своей практике также придерживаются указанной позиции. ФАС Московского округа в Постановлении от 05.03.2004, 27.02.2004 N КГ-А40/1101-04 указал, что не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем.

Договор фрахтования (статья 787 ГК РФ)

Ситуация N 96. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору фрахтования в части, так как в договоре предусмотрено, что в случае вынужденного изменения пункта назначения стороны несут все возникшие расходы поровну (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.04.2008 N А19-13480/06-53-19-7-Ф02-1578/08).

Суть дела. Между авиакомпанией и заказчиком заключен договор на выполнение чартерных рейсов, в соответствии с которым авиакомпания предоставляет воздушное судно для перевозки пассажиров и багажа по маршруту, в сроки и на условиях, указанных в договоре. В договоре стороны установили, что заказчик производит полную оплату каждого рейса за три рабочих дня до даты выполнения рейса. Все запланированные сторонами рейсы были выполнены авиакомпанией. Полагая, что заказчик ненадлежащим образом исполнил обязательства по оплате последнего рейса, в связи с чем у него имеется задолженность, авиакомпания обратилась в арбитражный суд с иском о ее взыскании. Позиция суда. В соответствии со статьей 787 ГК РФ по договору фрахтования (чартер) одна сторона (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату всю или часть вместимости одного или нескольких транспортных средств на один или несколько рейсов для перевозки грузов, пассажиров и багажа. Согласно статье 104 Воздушного кодекса РФ по договору фрахтования воздушного судна (воздушному чартеру) одна сторона (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату для выполнения одного или нескольких рейсов одно или несколько воздушных судов либо часть воздушного судна для воздушной перевозки пассажиров, багажа, грузов или почты. Статьей 779 ГК РФ установлено, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Установлено, что при выполнении рейса была совершена вынужденная посадка, в связи с чем у ответчика возникли расходы, связанные с оплатой услуг зарубежной фирмы по обслуживанию в аэропорту. Установлено, что сумма сложившейся задолженности ответчиком не оспаривается. В соответствии с договором в случае вынужденного изменения пункта назначения стороны несут все возникшие расходы поровну, при этом составления дополнительных соглашений не требуется. Согласие истца на уменьшение стоимости чартерной программы на половину расходов, понесенных ответчиком в результате посадок в запасных аэропортах, подтверждается письмом. В связи с вышеизложенным сумма задолженности ответчика перед истцом подлежит уменьшению на 1/2 часть от размера расходов ответчика, произведенных им в связи с вынужденной посадкой. При указанных обстоятельствах подлежит взысканию сумма, составляющая половину от суммы, заявленной в исковом требовании.

Комментарий к Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.04.2008 N А19-13480/06-53-19-7-Ф02-1578/08.

Договор фрахтования (чартер) — особая разновидность договора перевозки. Этот договор двусторонне обязывающий, возмездный, консенсуальный. Он может применяться при перевозке грузов, а также пассажиров и багажа. Одна из особенностей фрахтования — возможность возложения на перевозчика обязанности предоставить для перевозки всю или часть вместимости конкретного транспортного средства. При наличии в договоре указания на определенное транспортное средство его замена возможна только с согласия фрахтователя. Кроме того, в отличие от линейных перевозок, график осуществления которых определяется перевозчиком, а контрагент может лишь принять предлагаемые условия, при фрахтовании возможно согласование места погрузки, сроков и маршрута перевозки применительно к потребностям фрахтователя. Законодательство не ограничивает виды транспорта, при перевозках которыми возможно заключение договора фрахтования. Вместе с тем традиционно этот договор применяется на речном, морском, а также воздушном транспорте. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 29.01.2007 N А43-37940/2005-27-1102 указал на то, что согласно статье 115 КВВТ РФ перевозчик за неподачу транспортных средств для перевозки груза в соответствии с принятой заявкой или договором несет имущественную ответственность в виде штрафа: при перевозке груза на судне — 0,1 минимального размера оплаты труда за каждую тонну груза.

Ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа (статья 796 ГК РФ)

Ситуация N 97. Суд удовлетворил иск о взыскании стоимости утраченного груза, так как в соответствии со статьей 796 ГК РФ бремя доказывания невозможности предотвратить обстоятельства, послужившие причиной утраты, недостачи или повреждения груза, лежит на перевозчике (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.03.2008 N А82-3183/2007-7).

Суть дела. Организация по железнодорожной транспортной накладной отправила в адрес грузополучателя груз в вагоне. По условиям договора перевозки вагон с запорно-пломбировочными устройствами принят железной дорогой к доставке в адрес грузополучателя. В пути следования работниками железной дороги обнаружено, что слева на основном запорном устройстве находится исправное запорно-пломбировочное устройство модели, не указанной в транспортной накладной, в связи с чем был составлен акт общей формы. По прибытии вагона на станцию назначения была произведена комиссионная выгрузка груза, в результате которой было обнаружено, что общее количество груза ниже числа, указанного в товарной накладной. Указанное обстоятельство было зафиксировано в коммерческом акте. Претензией грузополучатель предложил перевозчику возместить стоимость утраченного груза. Перевозчик письмом сообщил грузополучателю об отказе возмещать убытки и предложил ему урегулировать данный вопрос с грузоотправителем. Указанное обстоятельство послужило причиной для обращения грузополучателя в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании стоимости утраченного при перевозке груза. Позиция суда. Согласно статьям 796 ГК РФ и 95 УЖТ РФ перевозчик несет ответственность за сохранность груза после принятия его для перевозки и до выдачи его грузополучателю, если не докажет, что утрата или повреждение груза произошли по независящим от него причинам. Обстоятельства, исключающие ответственность железной дороги за несохранную перевозку, предусмотрены в статье 118 УЖТ РФ. Одним из таких обстоятельств является прибытие груза в исправном вагоне с исправными запорно-пломбировочными устройствами, установленными грузоотправителем, либо в исправном вагоне без перегрузки в пути следования с исправной защитной маркировкой или исправной увязкой, а также при отсутствии признаков, свидетельствующих о несохранности груза. В рассматриваемом случае вагон прибыл на станцию назначения с иным запорно-пломбировочным устройством, чем указано в железнодорожной накладной, подтверждающей заключение договора перевозки, и с наличием признаков выемки части груза (отсутствие ряда коробок), в связи с этим необходимо сделать вывод об отсутствии оснований для освобождения перевозчика от имущественной ответственности, как не доказавшего отсутствия своей вины в недостаче. В статье 96 УЖТ РФ установлено, что размер ущерба, причиненного при перевозке груза, определяется из стоимости недостающего груза. Стоимость недостающего груза определена истцом исходя из наименьшей цены груза, что является обоснованным. Суд иск удовлетворил.

Комментарий к Постановлению ФАС Волго-Вятского округа от 25.03.2008 N А82-3183/2007-7.

В арбитражной практике часто встречаются споры по вопросу о том, кто несет ответственность при недостаче груза, выданного грузополучателю. ФАС Уральского округа в Постановлении от 17.03.2008 N Ф09-1666/08-С5 указал на то, что перевозчик может быть освобожден от ответственности только тогда, когда докажет, что утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые он предотвратить не мог и устранение которых от него не зависело, либо представит доказательства, подтверждающие, что неисправность контейнера произошла по вине грузоотправителя. ФАС Московского округа в Постановлении от 09.01.2008 N КГ-А40/13668-07 указал, что утрата груза при автомобильной аварии, даже произошедшей не по вине перевозчика, не является обстоятельством, освобождающим перевозчика от ответственности за несохранность груза. Таким образом, обязанность перевозчика по обеспечению сохранности груза (багажа) возникает с момента его передачи для перевозки и прекращается после выдачи уполномоченному на его получение лицу. Момент сдачи груза для перевозки и момент выдачи управомоченному лицу подтверждаются в установленном транспортными уставами и кодексами порядке. Перевозчик отвечает за сохранность груза (багажа) не только во время нахождения на транспортном средстве, но и вообще в ведении перевозчика, например, на его товарном складе. Перевозчик может быть освобожден от ответственности за несохранность груза (багажа), если докажет, что груз (багаж) утрачен по независящим от него обстоятельствам, и при условии, что эти обстоятельства не могли быть им предотвращены. Данная формулировка близка к положению части 2 пункта 1 статьи 401 ГК РФ, определяющему условия признания лица невиновным в нарушении обязательства. Однако данное положение нельзя отождествлять с ответственностью по принципу вины. Отсутствие вины как основание освобождения перевозчика от ответственности предусмотрено только в статье 166 КТМ РФ. Для договоров перевозки груза отдельными видами транспорта уставами и кодексами установлен перечень обстоятельств, при которых перевозчик несет ответственность, если лицо, требующее возмещения, докажет, что утрата, недостача или повреждение груза произошли по вине перевозчика (статья 118 УЖТ РФ, статья 168 КТМ РФ), т. е. устанавливается ответственность только при наличии вины и бремя доказывания перелагается на лицо, предъявляющее требование. К таким обстоятельствам, в частности, относятся случаи, когда груз прибыл в исправных транспортных средствах, с исправными запорно-пломбировочными устройствами, установленными грузоотправителем; перевозка груза осуществлялась в сопровождении представителя грузоотправителя (отправителя) или грузополучателя (получателя).

Претензии и иски по перевозкам грузов (статья 797 ГК РФ)

Ситуация N 98. Суд оставил без рассмотрения иск о взыскании пеней за просрочку доставки груза, так как истцом не был соблюден претензионный порядок урегулирования спора, установленный пунктом 1 статьи 797 ГК РФ (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22.01.2008 N Ф03-А73/07-1/6088).

Суть дела. Между организацией и перевозчиком был заключен договор перевозки груза. В связи с тем что перевозчиком были нарушены сроки доставки груза, организация обратилась в суд с иском о взыскании пеней за просрочку доставки груза по железнодорожной накладной, указав в исковом заявлении, что претензия предъявлена перевозчику, однако он отказал в оплате пеней. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 797 ГК РФ до предъявления к перевозчику иска, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом. Пленум ВАС РФ в Постановлении от 06.10.2005 N 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта РФ» указал, что претензии по перевозкам грузов должны предъявляться в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом. Согласно статье 120 УЖТ РФ до предъявления к перевозчику иска, связанного с осуществлением перевозок груза, к перевозчику обязательно предъявляется претензия. Установлено и подтверждается материалами дела, что претензия, направленная истцом ответчику, была отозвана истцом. В связи с этим на основании статьи 797 ГК РФ суд оставил иск без рассмотрения.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 22.01.2008 N Ф03-А73/07-1/6088.

Для требований, возникающих из неисполнения или ненадлежащего исполнения договора перевозки груза, ГК РФ устанавливает обязательный претензионный порядок разрешения спора, то есть в случае нарушения перевозчиком обязанностей по договору перевозки груза грузоотправитель, грузополучатель должны в сроки и в порядке, которые установлены транспортными уставами и кодексами, обратиться с требованием о возмещении причиненных убытков или об уплате неустойки непосредственно к перевозчику. Предъявление иска в суд возможно только в случае отказа в удовлетворении претензии или при неполучении на нее ответа в установленные транспортными уставами и кодексами сроки. Предъявление иска без соблюдения претензионного порядка в соответствии со статьей 148 АПК РФ влечет за собой оставление искового заявления без рассмотрения. Суды при рассмотрении споров, вытекающего из перевозки груза, в обязательном порядке проверяют соблюдение претензионного порядка разрешения спора. При этом важное значение имеет приложение к претензии документов, предусмотренных законодательством. Так, ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 02.08.2007 N Ф08-4858/2007 оставил иск без рассмотрения, так как грузополучатель не приложил к претензии документов, предусмотренных статьей 120 УЖТ РФ, удостоверяющих действительную стоимость недостающего груза без включения неполученных доходов, что свидетельствует о несоблюдении претензионного порядка. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 01.08.2007 N Ф08-4627/2007 указал, что иск о взыскании стоимости недостающего груза не может быть рассмотрен судом по существу, так как истец нарушил установленный частью 1 статьи 797 ГК РФ порядок предъявления претензии, не представив надлежащих документов о стоимости недостающего груза. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 03.07.2007, 26.06.2007 N Ф03-А73/07-1/2275 оставил без рассмотрения исковые требования о взыскании пеней за просрочку доставки груза в связи с тем, что истцом не соблюден претензионный порядок урегулирования спора, установленный положениями статьи 797 ГК РФ, статьи 120 УЖТ РФ. ФАС Московского округа в Постановлении от 22.02.2007 N КГ-А40/468-06 оставил иск без рассмотрения, так как представитель грузополучателя направил претензию перевозчику от своего имени, что противоречит статье 185 ГК, и, следовательно, претензия перевозчику предъявлена не грузополучателем и не грузоотправителем, в связи с чем истцом не соблюден претензионный порядок урегулирования спора. Таким образом, в случае несоблюдения претензионного порядка урегулирования спора, суд оставляет иск без рассмотрения.

Ответственность экспедитора по договору транспортной экспедиции (статья 803 ГК РФ)

Ситуация N 99. Суд постановил удовлетворить иск о взыскании с экспедитора реального ущерба, понесенного его клиентом, основываясь на статье 803 ГК РФ, так как экспедитором не соблюдены правила транспортировки продукции в условиях определенного температурного режима (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 01.07.2008 N Ф03-А16/08-1/1481).

Суть дела. Между принципалом и организацией (агентом) заключен агентский договор, согласно которому принципал поручает, а агент берет на себя обязательство совершать от имени и за счет принципала действия по распространению продукции на определенной территории, а принципал обязуется уплатить агенту вознаграждение за оказываемые услуги. Согласно договору агент обязуется оформлять заявки на доставку продукции в согласованные адреса; получать от перевозчика, перевозить и хранить продукцию; реализовывать продукцию. Организация обратилась к экспедитору с заявкой на доставку продукции при условии транспортировки в рамках определенного температурного режима. Указанный груз был доставлен экспедитором (филиал ГУП) в пункт назначения. При осмотре груза организацией установлено, что продукция не пригодна для использования, о чем организацией с участием экспедитора был составлен акт. Полагая, что ненадлежащим исполнением экспедитором обязанностей по сохранной перевозке груза ей причинены убытки, организация обратилась с иском о взыскании стоимости испорченного груза и провозной платы в арбитражный суд. Позиция суда. В соответствии со статьей 7 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее — Закон N 87-ФЗ) экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба за утрату, недостачу или повреждение груза после его принятия экспедитором и до выдачи груза получателю, если докажет, что утрата, недостача или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Статьей 8 Закона N 87-ФЗ установлено, что в случае, если во время выдачи груза получатель, указанный в договоре транспортной экспедиции, или уполномоченное им лицо не уведомили экспедитора в письменной форме об утрате, недостаче или повреждении (порче) груза и не указали общий характер недостачи или повреждения (порчи) груза, считается, если не доказано иное, что они получили груз неповрежденным. В соответствии со статьей 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Согласно статье 803 ГК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами главы 25 ГК РФ. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что экспедитор соблюдал специальные условия перевозки продукции. В связи с вышеизложенным иск о взыскании суммы реального ущерба подлежит удовлетворению. Так как филиал ГУП не является юридическим лицом, то взыскание должно осуществляться непосредственно с ГУП.

Комментарий к Постановлению ФАС Дальневосточного округа от 01.07.2008 N Ф03-А16/08-1/1481.

Суды в своей практике освобождают экспедитора от ответственности за утрату, недостачу или повреждение груза, если он докажет, что указанное произошло вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 04.03.2008 N Ф03-А51/08-1/368 указал, что экспедитор обязан доказать невозможность исполнения обязательств должным образом по причине наличия обстоятельств, которые не зависели от него. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 21.06.2007 N Ф04-3891/2007(34998-А46-10) указал, что утрата, недостача или повреждение груза по вине экспедитора являются основанием для взыскания с него суммы понесенного ущерба. ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 15.02.2005 N А28-9977/2004-206/7 указал на то, что утрата груза является основанием для взыскания с экспедитора суммы реального ущерба.

Договор займа (статья 807 ГК РФ)

Ситуация N 100. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании долга по договору займа, так как материалами дела не подтвержден факт передачи денежных средств по договору займа и, следовательно, не подтвержден факт заключения договора в соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ (Постановление ФАС Уральского округа от 06.06.2008 N Ф09-4188/08-С5).

Суть дела. Между заимодавцем и заемщиком был заключен договор займа. В соответствии с договором заимодавец предоставляет заемщику в качестве займа денежные средства в установленном договором размере, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег и уплатить проценты за пользование займом в соответствии с условиями договора. В силу договора заимодавец принял на себя обязательство передать сумму займа в течение трех дней с момента подписания договора в согласованных сторонами порядке и форме. При этом моментом передачи денежных средств считается фактическое получение денежных средств заемщиком. Согласно договору заемщик принял на себя обязательство по требованию заимодавца возвратить сумму займа с уплатой причитающихся процентов. Через некоторое время заимодавец письмом предложил заемщику в течение 10 дней вернуть полученные по договору займа денежные средства. Поскольку заемщик на письмо не ответил и сумму займа в течение 10 дней с момента получения письма не возвратил, заимодавец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании долга по договору займа. Позиция суда. В соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Представленная заимодавцем в подтверждение исполнения договора займа квитанция взноса денежных средств на расчетный счет не является доказательством передачи истцом денежных средств ответчику по договору займа, поскольку не содержит сведения об их передаче, а лишь подтверждает внесение ответчиком денежных средств на свой расчетный счет. В связи с тем что факт передачи денежных средств по договору займа не подтвержден, иск о взыскании долга по договору займа удовлетворению не подлежит.

Комментарий к Постановлению ФАС Уральского округа от 06.06.2008 N Ф09-4188/08-С5.

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Таким образом, договор займа считается заключенным с момента передачи предмета займа, то есть является реальной сделкой, при этом договор займа является односторонне обязывающим договором, то есть одна сторона договора выступает в качестве кредитора, а другая исключительно в качестве должника. В связи с этим, так как должник находится в менее защищенном положении, нежели кредитор, для подтверждения заключения договора займа необходимо предоставление доказательств передачи заемщику предмета займа, причем понятно, что бремя доказывания в данном случае возлагается на кредитора. Суды в своей практике придерживаются аналогичной позиции. Так, ФАС Дальневосточного округа в Постановлениях от 27.02.2008 N Ф03-А24/08-1/319, от 26.02.2008 N Ф03-А24/08-1/318, от 05.05.2008 N Ф03-А24/08-1/1351 указал, что договор займа является реальной сделкой, и для подтверждения факта ее совершения необходимо представить доказательства, подтверждающие передачу заемщику предмета займа.

Форма договора займа (статья 808 ГК РФ)

Ситуация N 101. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами, так как сторонами была соблюдена предусмотренная статьей 808 ГК РФ письменная форма договора займа (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2008 N А13-1981/2007).

Суть дела. Между физическими лицами заключен договор займа, в подтверждение которого заемщиком выдана расписка, согласно которой он получил от заимодавца денежные средства и обязался вернуть их в установленный в расписке срок. Заемщик не возвратил денежные средства в установленный срок. В связи с этим заимодавец обратился в суд с иском о взыскании суммы задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. В соответствии со статьей 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Согласно пункту 2 статьи 808 ГК РФ в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей. В соответствии с пунктом 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Заемщик не оспаривает подлинность расписки, выданной заимодавцу. При таких обстоятельствах иск о взыскании задолженности по договору займа и процентов подлежит удовлетворению.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2008 N А13-1981/2007.

Норма, содержащаяся в пункте 1 статьи 808 ГК РФ, требует для договора займа простой письменной формы в двух случаях: первый воспроизводит общее правило, установленное подпунктом 2 пункта 1 статьи 161 ГК РФ, в соответствии с которым письменная форма необходима для сделок граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда; второй представляет специальную норму по отношению к статье 161 ГК РФ, так как устанавливает обязательность письменной формы только в том случае, когда заимодавец — юридическое лицо. В соответствии со статьей 162 ГК РФ несоблюдение сторонами договора займа простой письменной формы не влечет его недействительности, однако лишает стороны в случае спора по поводу данного договора ссылаться на свидетельские показания. ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 07.05.2007, 27.04.2007 N Ф03-А37/07-1/1040 указывает также, что в силу статьи 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет отсутствие у такой сделки юридической силы и не лишает стороны права приводить письменные и другие доказательства (кроме свидетельских показаний) в подтверждение наличия сделки.

Целевой заем (статья 814 ГК РФ)

Ситуация N 102. Суд удовлетворил иск о взыскании суммы займа, процентов, пеней и об обращении взыскания на заложенное имущество, так как заемщик обязан возвратить полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены целевым договором займа (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.05.2008 N А26-1797/2007).

Суть дела. Между застройщиком и инвестором заключен предварительный договор инвестирования реконструкции здания. Стороны договорились о подготовке и заключении в последующем договора инвестирования реконструкции здания под магазин с устройством жилых помещений на втором и мансардных этажах, в соответствии с которым застройщик передаст инвестору право на реализацию в дальнейшем десяти квартир в реконструированном здании и получение от покупателей денежных средств в полном объеме от обозначенных сделок. Предварительным договором установлена общая сумма средств, вносимая инвестором для реконструкции застройщиком здания. Согласно договору займа, при заключении которого стороны руководствовались положениями предварительного договора, инвестор (заимодавец) предоставляет застройщику (заемщику) целевой заем для финансирования разработки, выполнения и согласования в установленном законом порядке проектно-сметной документации на реконструкцию здания, а заемщик обязуется возвратить заем в определенном договором порядке. Заемные средства перечисляются заимодавцем на счет заемщика в течение установленного срока после получения, рассмотрения и согласования заимодавцем письменного заявления заемщика, в котором указана требуемая сумма, назначение очередной части целевого займа, а также банковские реквизиты для перечисления. Договором займа займодавцу предоставлено право требования досрочной уплаты суммы займа и начисленных процентов за пользование им в случае, если по итогам согласования выполненных проектных работ заемщик не получает соответствующих разрешений и согласований органов государственной власти и местного самоуправления, а также уполномоченных контролирующих организаций на реконструкцию здания. В случае невозвращения суммы займа и (или) процентов за пользование заемными средствами после предъявления заимодавцем требования об их досрочной уплате заемщик уплачивает заимодавцу пени за каждый день просрочки платежа. Обеспечением исполнения заемщиком своих обязательств перед заимодавцем по договору займа служит договор залога здания, зарегистрированный в установленном законом порядке. Предмет залога остается неизменным вне зависимости от общей суммы перечисленных заемных средств. Ненадлежащее исполнение заемщиком своих обязательств по договору займа, а также наличие заключенного договора залога послужили основанием для обращения заимодавца в арбитражный суд с иском о взыскании на основании договора целевого займа с заемщика суммы долга, пеней за просрочку возврата суммы займа, а также об обращении взыскания на основании договора залога на недвижимое имущество — здание. Позиция суда. Согласно статье 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Согласно пункту 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Статьей 334 ГК РФ установлено, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. Согласно пункту 1 статьи 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. При указанных обстоятельствах иск о взыскании суммы долга, пеней за просрочку возврата займа и об обращении взыскания на заложенное имущество был удовлетворен.

Комментарий к Постановлению ФАС Северо-Западного округа от 23.05.2008 N А26-1797/2007.

Допускается заключение целевого договора займа, в котором устанавливаются конкретные цели использования полученного займа. Необходимость в этом может возникать, например, в случае предоставления займа организацией своему работнику для определенных целей (например, для покупки жилья). Приобретая право распоряжения заемным капиталом по целевым договорам займа, заемщик подвергается дополнительным ограничениям в его использовании. В этом случае он вправе использовать средства в собственных экономических интересах, но не на любые цели, а только на те, которые поддерживает кредитор и которые закреплены в договоре займа. Так, ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 15.05.2007 N Ф08-2737/2007 удовлетворил исковые требования о досрочном возврате суммы займа, так как ответчик не подтвердил целевого использования суммы, полученной по договору займа. Заемщик обязан обеспечить заимодавцу возможность контроля за целевым использованием заемных сумм, который может предусматривать предоставление заемщиком документов, свидетельствующих об использовании денег по назначению (например, товарных чеков). Последствием нарушения правила о целевом использовании заемных средств является право заимодавца потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов. Однако эта норма носит диспозитивный характер, и в договоре может быть предусмотрено иное.

Новация долга в заемное обязательство (статья 818 ГК РФ)

Ситуация N 103. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании долга по договору займа и процентов, так как сторонами не соблюден порядок заключения договора о новации долга в заемное обязательство, предусмотренный статьей 818 ГК РФ (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.01.2008 N А10-1153/07-Ф02-9859/07).

Суть дела. Между сторонами заключен договор на информационно-рекламное обслуживание. Впоследствии ими подписан договор займа, по условиям которого заимодавец обязался передать в собственность заемщику денежные средства, а заемщик — возвратить указанную сумму в срок и уплатить проценты в размере 3/4 ставки рефинансирования ЦБ РФ с момента получения суммы займа и до момента возврата ее заимодавцу. В связи с невозвратом займа заимодавец обратился в суд с иском к заемщику о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами. Позиция суда. Согласно статье 807 ГК РФ по договору займа одна сторона передает в собственность другой стороне деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество вещей. В соответствии со статьей 818 ГК РФ по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества и иного основания, может быть заменен заемны