Ответственность после увольнения

(Дубровская И.)

("ЭЖ-Юрист", 2014, N 10)

Текст документа

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПОСЛЕ УВОЛЬНЕНИЯ

И. ДУБРОВСКАЯ

Ирина Дубровская, старший юрист, г. Санкт-Петербург.

Руководителя компании в рамках процедуры по делу о банкротстве при определенных обстоятельствах можно привлечь к субсидиарной ответственности. На примерах из судебной практики разберемся, возможно ли это в отношении руководителя, который согласно записи в трудовой книжке уже уволен, но статус единоличного исполнительного органа не утратил.

Полномочия не зависят от реестра

Согласно подп. "л" п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" сведения о единоличном исполнительном органе обществ с ограниченной ответственностью содержатся в государственном реестре.

В силу п. 2 ст. 17 данного Закона для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в Единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 14.02.2006 N 12580/05 указано следующее: "Суды истолковали указанную норму права в совокупности с положениями абзаца первого пункта 4 статьи 5 Закона о регистрации таким образом: поскольку сведения государственного реестра считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений, заявление должно быть подписано лицом, информация о котором как о руководителе имеется в названном реестре.

Между тем такой вывод судов является ошибочным.

В случае подачи заявления об изменении сведений о единоличном исполнительном органе общества с ограниченной ответственностью новые сведения всегда отличаются от данных государственного реестра, а само обращение общества в регистрирующий орган вызвано необходимостью устранить это несоответствие.

При этом пункт 1 статьи 9 Закона о регистрации к числу заявителей относит руководителя постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица.

Рассмотрение вопросов об образовании единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью и досрочном прекращении его полномочий согласно пункту 3 статьи 91 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункту 2 статьи 33 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) относится к исключительной компетенции общего собрания участников общества.

Закон не связывает возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в государственный реестр таких сведений".

Данная же позиция отражена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 14.02.2006 N 12049/05.

Кто руководил, тот и отвечает

Между тем зачастую в отсутствие решения о прекращении полномочий генерального директора запись в его трудовой книжке (о прекращении трудовых отношений с обществом) не доказывает отсутствия у него полномочий единоличного исполнительного органа.

Необходимо должным образом решать вопрос о процедуре и об основаниях внесения соответствующей записи в трудовую книжку, а также вопрос о том, утратил ли при этом единоличный исполнительный орган право корпоративного контроля за деятельностью должника (в том случае, если единоличный исполнительный орган является одновременно участником должника) и был ли должником разрешен вопрос об избрании иного единоличного органа управления (генерального директора).

Необходимость выяснения указанных обстоятельств подтверждается их анализом, проведенным в конкретном судебном деле.

Так, в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2012 по делу N А56-36765/2009-субс указано: "Как установлено апелляционным судом при проверке обоснованности обжалуемого судебного акта, А. Н. Иудин, будучи генеральным директором ООО "Монолит-Спб", не разрешил надлежащим образом вопрос о прекращении своих полномочий в качестве генерального директора должника, при этом не представил соответствующего решения собрания участников общества о прекращении данных полномочий, а также не утратил корпоративного контроля за деятельностью должника, оставаясь его участником. Кроме того, со стороны А. Н. Иудина не было представлено надлежащих сведений и доказательств, свидетельствующих о том, что им после 08.01.2008 передавалась каким-либо лицам бухгалтерская и иная документация ООО "Монолит-Спб", в том числе на условиях ответственного хранения, либо по процедуре их изъятия. Наличие записи в трудовой книжке об увольнении с должности генерального директора ООО "Монолит-Спб" 08.01.2008, сделанной самим А. Н. Иудиным, само по себе не дает суду оснований для постановки вывода о том, что А. Н. Иудин не должен нести бремя ответственности, применительно к руководителю должника, который в силу закона обязан обеспечить надлежащий учет и сохранность всей документации общества, а в условиях наличия признаков банкротства обязан принять действенные меры, связанные с реализацией права на подачу заявления о банкротстве общества, а также обязанности по сбору, составлению, ведению и хранению документов бухгалтерского учета и отчетности общества, с обеспечением процедуры передачи данной документации назначаемым арбитражным управляющим. Исходя из публичной достоверности сведений, вносимых в ЕГРЮЛ в отношении хозяйствующих субъектов (юридических лиц), следует признать, что наличие в данном реестре записи об А. Н. Иудине как генеральном директоре, а также участнике ООО "Монолит-Спб" позволяет судить о том, что А. Н. Иудин при отсутствии сведений об избрании иного единоличного органа управления (что им самим было признано в судебном заседании апелляционного суда) может и должен рассматриваться в качестве лица (руководителя должника), на которого может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам должника в процедуре его банкротства по правилам, установленным пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве. Представление А. Н. Иудиным сведений о своем дальнейшем трудоустройстве в иные организации данный вывод апелляционного суда не опровергает.

Учитывая вышеизложенное, апелляционный суд усматривает основания для возложения субсидиарной ответственности на А. Н. Иудина по пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве по обязательствам ООО "Монолит".

Увольнение не имеет значения

Помимо наличия записи об увольнении исполнительного органа, необходимо выяснить вопрос о том, кто фактически исполнял обязанности исполнительного органа общества, осуществлял его текущую и финансовую деятельность, в том числе являлся распорядителем кредитов и заверял налоговую отчетность.

Так, в Постановлении ФАС ДО от 06.06.2006, 30.05.2006 N Ф03-А51/06-1/1386 по делу N А51-3327/05-19-68 указано: "В материалах дела представлено свидетельство о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц о юридическом лице, зарегистрированном до 01.07.2002, согласно которому ООО "Строитель" 10.02.1993 зарегистрировано администрацией г. Большой Камень Приморского края за N 94; Устав ООО "Строитель" (новая редакция) утвержден собранием учредителей от 24.09.1999 (протокол N 15) и зарегистрирован администрацией ЗАТО г. Большой Камень 25.10.1999 за N 300/448. Таким образом, новая редакция устава общества утверждена 24.09.1999.

Суд, принимая во внимание запись в трудовой книжке В. Е. Сергеева о его увольнении с 20.03.1997, не выяснил вопрос, кто фактически исполнял обязанности исполнительного органа общества, осуществлял его текущую и финансовую деятельность, в том числе являлся распорядителем кредитов и заверял налоговую отчетность. Не дана оценка записи об увольнении В. Е. Сергеева с должности генерального директора с 20.03.1997, поскольку в деле имеется протокол общего собрания учредителей ООО "Строитель" от 29.10.1999 N 14 об избрании генеральным директором общества В. Е. Сергеева, доказательств того, что данное собрание признано недействительным, не представлено.

Без выяснения названных обстоятельств выводы суда об отсутствии полномочий на совершение оспариваемой сделки В. Е. Сергеевым являются преждевременными. В связи с чем решение от 20.12.2005 подлежит отмене, дело - направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении необходимо обратить внимание на то, что исходя из п. 6 ст. 71 АПК РФ, устанавливающего, что арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтвержденный только копией документа, если не передан в суд его оригинал, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств".

Если, несмотря на запись об увольнении, исполнительный орган будет признан подлежащим возложению на него субсидиарной ответственности, то в силу п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве руководитель должника в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

В случае уклонения от указанной обязанности руководитель должника несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом неисполнение данной обязанности является самостоятельным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в силу п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, в соответствии с которой руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

Ответственности не избежать

Чтобы избежать привлечения к субсидиарной ответственности на данном основании, надо представить совокупность доказательств, позволяющих установить факт наличия документации должника либо ее утраты по независящим от исполнительного органа причинам. Но даже возможная утрата каких-либо документов, в том числе вследствие форс-мажорных обстоятельств, не снимает с руководителя должника обязанности по обеспечению их сохранности, включая возможное восстановление и последующую передачу лицам, уполномоченным в процедурах банкротства представлять интересы должника, ведь отсутствие какой-либо документации, позволяющей установить принадлежность того или иного имущества должнику, приводит к невозможности формирования конкурсной массы должника.

Данный вывод подтверждается судебной практикой.

Так, в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2012 по делу N А56-36765/2009-субс указано: "Апелляционный суд, с учетом обстоятельств дела, а также сведений, установленных непосредственно в заседании апелляционного суда, приходит к выводу о том, что конкурсный управляющий должника предъявил обоснованное как по праву, так и по размеру требование к А. Н. Иудину о привлечении указанного лица к субсидиарной ответственности по неисполненным обязательствам ООО "Монолит-Спб" по пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве, с учетом положений, установленных пунктом 8 данной статьи Закона. Необходимость доказывания иных оснований применительно к возникновению убытков апелляционный суд в данном случае не усматривает, поскольку состав правонарушения по вышеназванной норме носит формальный характер, указывающий на фактическое отсутствие бухгалтерской и иной документации должника, ответственность за сохранность которой должен нести А. Н. Иудин, фактически не утративший статус корпоративного участника должника и статус его единоличного органа управления к моменту вынесения определения о введении наблюдения и принятия решения о признании должника банкротом. В свою очередь, со стороны А. Н. Иудина не было представлено в материалы дела совокупности доказательств, позволяющих установить факт наличия документации должника либо ее утраты по не зависящим от ответчика причинам. Кроме того, даже возможная утрата каких-либо документов, в том числе вследствие форс-мажорных обстоятельств, не снимает с руководителя должника обязанности по обеспечению их сохранности, включая возможное восстановление и последующую передачу лицам, уполномоченным в процедурах банкротства представлять интересы должника. Соответственно, отсутствие какой-либо документации, позволяющей установить принадлежность того или иного имущества должнику, привело к невозможности формирования конкурсной массы должника, что и обусловило предъявление расчета требований со стороны конкурсного управляющего, основанного на наличии реестровой и текущей задолженности должника.

Принимая во внимание все вышеизложенное, апелляционный суд усматривает основания для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения заявления конкурсного управляющего ООО "Монолит-Спб".

------------------------------------------------------------------

Название документа