Что такое золотой парашют? В каких целях используется этот инструмент? Как его правильно применять? Всегда ли необходимо выплачивать золотой парашют?

(Шиткина И. С.) («Акционерное общество: вопросы корпоративного управления», 2013, N 1) Текст документа

ЧТО ТАКОЕ ЗОЛОТОЙ ПАРАШЮТ? В КАКИХ ЦЕЛЯХ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ЭТОТ ИНСТРУМЕНТ? КАК ЕГО ПРАВИЛЬНО ПРИМЕНЯТЬ? ВСЕГДА ЛИ НЕОБХОДИМО ВЫПЛАЧИВАТЬ ЗОЛОТОЙ ПАРАШЮТ?

И. С. ШИТКИНА

Ирина Сергеевна Шиткина, доктор юридических наук, профессор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, управляющий партнер компании «Шиткина и партнеры», практикующий юрист.

Термин «золотой парашют» (golden parachute) пришел к нам из американской бизнес-лексики и применяется к заключенному между акционерным обществом и топ-менеджером соглашению, предусматривающему значительные денежные выплаты в случае смены собственника или досрочного прекращения полномочий. Применение этого механизма стало особенно популярным в России в связи с тем, что в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П было признано, что положение законодательства, допускающее возможность досрочного расторжения трудового договора с руководителем без указания мотивов принятия такого решения, не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку не является мерой юридической ответственности, однако не допускается без выплаты ему справедливой компенсации. Из взаимосвязанных положений п. 2 ст. 278 и ст. 279 ТК РФ можно сделать вывод, что компенсация выплачивается руководителю организации именно в случае досрочного прекращения трудового договора. В той ситуации, когда по решению уполномоченного органа хозяйственного общества полномочия руководителя прекращаются в связи с истечением предусмотренного учредительными документами общества срока, на который руководитель был избран, компенсация не выплачивается, что подтверждается судебной практикой (см., например, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.12.2010 N 33-16755). Представляется, что при увольнении директора по собственному желанию золотые парашюты также не должны выплачиваться. Как определил Конституционный Суд, выплаты по ст. 279 ТК РФ носят характер компенсации за ничем не обусловленное невиновное увольнение по желанию работодателя. Если директор увольняется сам, условий для осуществления таких выплат не возникает (см., например, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2011 N 539-О-О). Размер выплачиваемой директору компенсации может определяться с учетом: стажа работы руководителя в компании, размера его вознаграждения, времени, оставшегося до истечения срока действия трудового договора; суммы оплаты труда, которую увольняемый получил бы, продолжая работать в должности руководителя организации; дополнительных расходов, которые он, возможно, вынужден понести в результате досрочного прекращения договора. Как правило, размер компенсации определяется при приеме директора на работу и фиксируется в его трудовом договоре, но если в договоре такие компенсационные выплаты установлены не были, то по умолчанию размер такой компенсации составляет три средние месячные заработные платы руководителя (ст. 279 ТК РФ). В связи с тем что размер компенсационных выплат в совокупности может составлять достаточно крупную сумму, в судебной практике возникли подходы, в соответствии с которыми положение трудового договора о выплате компенсаций должно быть одобрено в порядке, предусмотренном для крупной сделки, а если директор также является аффилированным к обществу лицом — как сделки с заинтересованностью. Проанализируем, насколько эта позиция правомерна. Для ответа на данный вопрос следует обратиться к изучению правовой природы договора, заключаемого с директором организации. Если говорить о сфере регулирования, то договор с директором, состоящим в штате организации, должен регулировать отношения в сфере труда, то есть быть трудовым, поскольку на лицо, выполняющее полномочия единоличного органа, в полном объеме распространяется законодательство о труде. Пленум Верховного Суда РФ в пункте 4 Постановления от 20.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданско-процессуального Кодекса Российской Федерации» <1> указал, что отношения между единоличными исполнительными органами обществ (директорами, генеральными директорами), членами коллегиальных исполнительных органов обществ (правлений, дирекций), с одной стороны, и обществами — с другой, основаны на трудовых договорах. ——————————— <1> Постановление Пленума ВС РФ от 20.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации» // РГ. 2003. N 15.

То есть договор, регулирующий права и обязанности директора как работника, «базово» является трудовым. Однако договор как документ — материальный носитель информации — может включать договоренности разной «отраслевой» принадлежности, то есть являться смешанным. Иными словами, в одном документе, подписываемом между директором и обществом в лице уполномоченного лица, могут быть урегулированы и трудовые, и гражданско-правовые отношения. Именно такой способ — подписание одного документа, регулирующего и трудовые, и гражданские отношения, повсеместно практикуется в российских хозяйственных обществах. Судебная практика не отрицает данного подхода. Так, в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 предусмотрено: «Если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то, что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных статьями 23 — 24 ГПК РФ» <2>. ——————————— <2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 6.

Приведенная позиция о подсудности применяется при рассмотрении споров по поводу выплаты золотых парашютов — компенсаций в связи с увольнением директора. Суды исходят из того, что трудовой договор, содержащий положение о выплате золотых парашютов, должен заключаться с соблюдением требований законов о хозяйственных обществах к крупным сделкам и сделкам с заинтересованностью и рассматриваться в этой части арбитражными судами. Так, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 17.04.2008 по делу N А11-2685/2007-К1-10/129 признал крупной сделкой условие трудового договора с директором, предусматривающее, что в случае досрочного расторжения трудового договора ему должна быть выплачена компенсация, составляющая 81,73% активов общества. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 27.04.2010 N 17255/09 по делу N А73-8147/2009 признал трудовой договор с генеральным директором сделкой с заинтересованностью и определил, что спор о признании недействительным пункта трудового договора подведомствен арбитражному суду, поскольку вытекает из деятельности акционерного общества, возник между участниками корпоративных правоотношений, связан с осуществлением прав одного из его акционеров. Интересно отметить, что в данном Постановлении указано, что согласно контракту с генеральным директором компенсация в связи с увольнением выплачивается генеральному директору общества помимо компенсаций, предусмотренных трудовым законодательством. То есть эта выплата не носила в данном случае трудоправового характера. Аналогичное решение содержится в Определении ВАС РФ от 15.11.2012 N ВАС-14757/12 — суд признал как сделку с заинтересованностью пункт трудового договора с генеральным директором, предусматривающий выплату компенсации за досрочное расторжение трудового договора, поскольку это положение убыточно для общества, ущемляет права и законные интересы истца как акционера общества. ВАС РФ в Определении от 05.09.2012 года N ВАС11017/12, исследовав имеющиеся доказательства, проанализировав оспариваемые условия дополнительного соглашения с директором о выплате компенсации за досрочное расторжение трудового договора и обстоятельства его заключения, установил, что соглашение является сделкой с заинтересованностью, которая совершена с нарушением требований статьи 83 Закона об акционерных обществах. Таким образом, правовая позиция высшей судебной инстанции заключается в возможности признания сделкой с заинтересованностью не всего трудового договора, который, конечно, не является гражданско-правовой сделкой, а отдельных условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, или дополнительного соглашения к нему. Поэтому мы не видим противоречий между приведенными правовыми позициями Президиума ВАС РФ и позицией судов, не признающих трудовой договор сделкой. Так, ФАС Уральского округа в своем Постановлении от 18.09.2007 N Ф09-7055/2007-С4 по делу N А50-1430/2007-Г24 отклонил суждение истца о том, что С. Л.М. не имел права голосовать по вопросам избрания генеральным директором С. Е.М. и заключении с ним контракта, поскольку в соответствии со ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации решение о заключении контракта является сделкой, в совершении которой у С. Л.М. имелась заинтересованность (ст. 81 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Судом было указано, что решение совета директоров о заключении контракта не является сделкой в соответствии со ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку на основании данного решения возникают трудовые отношения, а не гражданско-правовые. Таким образом, получается, что если трудовой договор не содержит условий гражданско-правового характера, в том числе о выплате дополнительных компенсации при расторжении трудового договора, он не подлежит одобрению по правилам, установленным для сделок, в том числе крупных и с заинтересованностью. Если договор с директором имеет смешанный трудоправовой и гражданско-правовой характер, то к тем правоотношениям, которые имеют гражданско-правовой характер, могут применяться процедуры, предусмотренные корпоративным законодательством для одобрения сделок. Из этого следует важный вывод о том, что цена договора для одобрения крупной сделки и сделки с заинтересованностью определяется как размер компенсационных выплат при досрочном прекращении договора по решению компетентных органов общества и не затрагивает другие выплаты по договору, например, заработную плату, включая премиальные выплаты, которые имеют переменное значение и не могут быть подсчитаны в момент заключения договора. Применение порядка корпоративного одобрения отдельных условий трудового договора исходит из целей защиты интересов других акционеров и самого общества, поскольку выплаты золотых парашютов могут составлять существенную сумму. Как в приведенном примере, когда подлежащая к выплате компенсация составляла 81,73% активов общества! Заметим, для сведения, что в странах англо-саксонской системы права слишком крупные, ничем не обусловленные размеры золотых парашютов признаются злоупотреблением правом <3>. ——————————— <3> См., например, дело Guinness pic vs Saunders (1990) 1 All ER 652, (1990) 2 FC 663/House of Lords // Приводится по Andrew Hicks & S. H. Goo. Cases and Materials on Company Law. 6-th edition. Oxford; New York, 2008. 332 — 337.

Что следует рекомендовать компаниям: 1. Прежде всего для снижения рисков оспаривания всех условий трудового договора, заключаемого с директором, следует предусмотреть в компетенции совета директоров общества полномочия по определению условий такого договора. Это можно сделать, воспользовавшись подпунктом 18 п. 1 ст. 65 Закона «Об акционерных обществах». Если совет директоров не создается, то его полномочия по определению условий договора с директором можно передать общему собранию в соответствии с п. 1 ст. 64 указанного Закона. 2. При решении вопроса об одобрении условий договора с директором из голосования следует исключить лицо, избираемое на должность директора. При этом данное лицо, будучи акционером или членом совета директоров, может принимать участие в избрании себя единоличным исполнительным органом общества, что вытекает из принадлежащих ему корпоративных прав как акционеру или члену совета директоров. Таким образом, следует отдельно голосовать по вопросам об образовании единоличного исполнительного органа и одобрении условий договора с ним. 3. Если в договоре содержится обязанность общества выплатить директору значительные по размеру компенсационные выплаты при немотивированном досрочном расторжении договора, то эти условия следует в самом договоре определить как гражданско-правовые, выходящие за пределы трудовых правоотношений, и, в случае наличия других оснований, утверждать соответствующие статьи такого договора в порядке, установленном законодательством для крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Нарушение этого порядка одобрения договора может стать основанием для подачи иска о его признании (в части выплаты золотого парашюта) недействительным. 4. Акционерам при принятии решения о досрочном прекращении полномочий директора надо помнить, что прекращение трудового договора без указания причин влечет за собой выплату компенсации в соответствии со ст. 279 Трудового кодекса — в размере, предусмотренном в трудовом договоре, но не менее чем трехкратная заработная плата. Если в действиях директора есть вина, то следует прекращать полномочия с указанием причин и увольнять директора по иным статьям Трудового кодекса, чтобы избежать выплаты компенсации лицу, которое причиняло своими действиями ущерб обществу и его акционерам. То есть мне хотелось бы обратить внимание специалистов на то, что п. 2 ст. 278 ТК РФ не является единственным основанием для прекращения полномочий с руководителем хозяйственного общества. Более того, этот пункт следует применять именно при отсутствии в действиях руководителя вины, когда, например, акционеры (участники) хотят поменять исполнительный орган не по причине допущенных нарушений с его стороны, а по иным не обусловленным его виновными действиями причинам, например, в силу того, что хотят повысить эффективность деятельности компании путем назначения более компетентного менеджера, отвечающего новым задачам или более подходящего им по стилю управления бизнесом. В случае виновного поведения лица, исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа, рекомендую указывать в решении совета директоров (общего собрания) хозяйственного общества о досрочном прекращении полномочий соответствующую причину, чтобы использовать иные основания прекращения трудового договора с директором, предусмотренные действующим Трудовым кодексом РФ, связанные с наличием в его действиях вины. К числу таких оснований, в частности, относятся однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (п. 6 ст. 81 ТК РФ); принятие необоснованного решения руководителем организации, повлекшее за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации (п. 9 ст. 81 ТК РФ). Важно отметить, что только с руководителем организации и членами коллегиального исполнительного органа трудовой договор в силу п. 13 ст. 81 и п. 3 ст. 278 ТК РФ может быть расторгнут по основаниям, содержащимся в самом трудовом договоре. В трудовом договоре с руководителем организации могут быть предусмотрены дополнительные по отношению к общим нормам трудового законодательства основания для увольнения руководителя. К числу таких оснований, исходя из обобщения опыта применения этой нормы в предпринимательской практике, можно отнести: а) невыполнение по вине директора утвержденных в установленном порядке показателей экономической эффективности деятельности общества (уровня рентабельности, объема продаж и т. д.) <4>; ——————————— <4> Заметим, что показатель экономической эффективности деятельности хозяйственного общества как основание для досрочного расторжения трудового договора должен быть предусмотрен в трудовом договоре совершенно определенно, следовать из официальной отчетности, предоставляемой обществом в налоговые органы, органы статистики и пр., и не подлежать какому-либо вольному толкованию.

б) невыполнение директором решений совета директоров и общего собрания акционеров (участников) общества; в) совершение сделок с нарушением полномочий, определенных действующим законодательством и уставом общества <5>; ——————————— <5> Представляется очень важным сделать в этом пункте ссылку на устав общества, в котором могут быть предусмотрены дополнительные по отношению к законодательству ограничения на совершения наиболее значимых гражданско-правовых сделок и корпоративных действий. Распространенной практикой в российских компаниях является определение перечня сделок и ряда действий, которые руководитель вправе совершать только после получения предварительного одобрения совета директоров или общего собрания. О перечне, механизме и правовых последствиях установления соответствующих ограничений см. подробно: Шиткина И. С. Холдинги. Правовое регулирование экономической зависимости. Управление в группе компаний. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 323 — 329.

г) наличие по вине директора более чем трехмесячной задолженности по заработной плате; д) образование по вине директора более чем за три месяца задолженности общества по уплате установленных законодательством РФ налогов, сборов и обязательных платежей в бюджеты всех уровней, внебюджетные фонды и т. д.; е) нарушение требований законодательства Российской Федерации, а также устава общества в части сообщения сведений о наличии заинтересованности в совершении сделок; ж) нарушение директором установленного трудовым договором запрета на осуществление отдельных видов деятельности и занятие должностей. Рассматривая выплату золотых парашютов с налоговой точки зрения, необходимо отметить, что в соответствии со ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами. Компенсации и выплаты стимулирующего характера, определенные ст. 129 Трудового кодекса Российской Федерации, при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитываются в качестве расходов на оплату труда в порядке ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации (п. 4 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2006 N 106). Компенсационные выплаты подлежат налогообложению НДФЛ и ЕСН, а потому не могут быть выплачены за счет прибыли, оставшейся в распоряжении общества после уплаты всех обязательных платежей. При условии соотносимости компенсационных выплат при увольнении с вкладом директора в благополучие компании или размером выплат, произведенных предыдущему директору и отнесенных на расходы, ФАС Уральского округа указанные выплаты не признал распределением чистого дохода общества (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26.08.2010 N Ф09-6865/10-С4 по делу N А50-40853/2009). Таким образом, компенсационные выплаты производятся из фонда заработной платы с соответствующим режимом налогообложения.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *