Может ли судья принимать решение о проведении оперативно-розыскных мероприятий?

(Батурин С. С.) ("Российский судья", 2013, N 3) Текст документа

МОЖЕТ ЛИ СУДЬЯ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЕ О ПРОВЕДЕНИИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ? <*>

С. С. БАТУРИН

-------------------------------- <*> Baturin S. S. Can the judge take decision on carrying out of operative-investigation measures?

Батурин Сергей Сергеевич, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России (г. Хабаровск).

Автор статьи в процессе исследования приходит к выводу о том, что решение о проведении каких-либо мероприятий принимает оперативно-розыскной орган, а судья в порядке судебного контроля лишь проверяет законность указанных действий.

Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс, Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", оперативно-розыскные мероприятия, судебный контроль.

The author of the article in the process of study makes a conclusion that the decision of carrying out of any measures shall be taken by some operative-investigation agency and the judge in the procedure of judicial control only verifies the legitimacy of the said actions.

Key words: Criminal Procedure Code, FL "On Operative-investigation Measures", operative-investigation measures, judicial control.

Права и свободы гражданина и человека являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита указанных благ - обязанность государства. Конституция Российской Федерации допускает ограничение гарантированных государством конституционных прав граждан только на основании судебного решения. Законодатель в ч. 2 ст. 8 Федерального закона "Об ОРД" конституционные установления четко прописал в положении о том, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения. Тем самым государство возложило на суд (судью) право давать разрешение государственным органам исполнительной власти на ограничение тех или иных конституционных прав граждан, поскольку "само объявление человека высшей ценностью есть не что иное, как установление ответственности государства перед личностью" <1>. -------------------------------- <1> Ржевский В. А., Чепурнова Н. М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М.: Юристъ, 1998. С. 22.

Таким образом, судебный орган выполняет свою правоохранительную функцию - выступает гарантом правомерности оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права конкретных лиц <2>. Такая особенная регламентация отношений в этой сфере обусловлена тем, что ни в одной из иных сфер правоотношений не затрагиваются так сильно незыблемые и неотчуждаемые конституционные права граждан, без которых невозможно нормальное развитие и существование общества, и не содержится опасность их нарушения. -------------------------------- <2> Омелин В. Н., Квитко А. В. Субъекты проведения оперативно-розыскных мероприятий // Научный портал МВД России. 2010. N 1. С. 68.

В связи с этим ряд исследователей полагают, что не оперативно-розыскные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, принимают решение о проведении названных мероприятий, а судья, который рассматривает предоставленные ему материалы и на их основе выносит судебное решение. Так, В. М. Атмажитов и В. Г. Бобров считают, что оперативные подразделения решения о проведении названых мероприятий не принимают, а лишь обращаются в суд с ходатайством о выполнении таких мероприятий. По их мнению, само решение об их проведении принимает суд <3>, так как именно он "является органом, принимающим окончательное решение (санкционирующим) о проведении отдельных оперативно-розыскных мероприятий" <4>. В. А. Гусев считает, что фактически судья является первоначальным "источником" законных оснований для ограничения конституционных прав граждан, поэтому именно судья принимает решение о проведении оперативно-розыскных мероприятий и берет на себя ответственность за обоснованность такого ограничения <5>. -------------------------------- <3> Атмажитов В. М., Бобров В. Г. Еще раз о нормативном правовом регулировании прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью // Оперативник (сыщик). 2011. N 4. С. 4. <4> Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" / Вступ. ст. В. Д. Зорькина. М.: Норма, 2006. С. 339. <5> Гусев В. А. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности: вопросы теории и практики: Препринт. Хабаровск: Дальневосточный юрид. институт МВД России, 2011. С. 45 - 46.

Данная точка зрения совсем не бесспорна, так как, полагаем, недостаточно аргументирована. Во-первых, судья не знает всех обстоятельств преступления, по которому возбуждено уголовное дело. В постановлении о проведении мероприятий от имени начальника, уполномоченного на осуществление оперативно-розыскной деятельности, лишь разъясняется законность и необходимость их проведения. Законность означает соответствие представленных материалов требованиям нормативно-правовых актов, обоснованность предполагает мотивировку заявленного требования (необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий) <6>. -------------------------------- <6> Маслов В. В. Порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав и свобод граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий // Российский юридический журнал. 2011. N 2. С. 128.

В постановлении следователя (органа дознания) указывается дата и статья возбужденного уголовного дела и тем самым показывается, что оснований для проведения мероприятий достаточно, а также обосновывается оперативная необходимость в их осуществлении. Следовательно, основания и условия, позволяющие проводить данные оперативно-розыскные мероприятия, являются лишь юридически закрепленными требованиями для их осуществления. Основной причиной для их проведения служит оперативно-розыскная информация, поступившая к оперативному сотруднику о причастности конкретного лица к совершению преступления. В понятие "оперативная необходимость" вкладывается совокупность обстоятельств, требующих проведения мероприятий, которые в большинстве своем характеризуются невозможностью процессуальными и другими гласными оперативными действиями выполнить возложенные на оперативные подразделения задачи. Во-вторых, судья не является субъектом осуществления оперативно-розыскной деятельности, "в самом процессе осуществления оперативно-розыскных мероприятий он не участвует" <7>, он не проверяет и не реализовывает оперативную информацию, поступившую в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий судебного санкционирования может являться оперативно-розыскная информация, полученная при осуществлении других мероприятий, которые оперативный сотрудник осуществляет для установления преступника. В этом случае результаты оперативно-розыскной деятельности используются как обоснование оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, определяют целесообразность и законность их проведения в условиях конкретного места и времени, в отношении конкретного лица и т. д. <8>. -------------------------------- <7> Чечетин А. Е. Теоретические и правовые проблемы оперативно-розыскных мероприятий: Монография. Барнаул: Барнаульский юрид. ин-т МВД России, 2005. С. 84. <8> Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" / Вступ. ст. В. Д. Зорькина. М.: Норма, 2006. С. 555.

В связи с этим возникает вопрос: как судья может принимать решение о проведении оперативно-розыскных мероприятий? Судья санкционирует такие оперативно-розыскные мероприятия, как прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, обследование жилища. Судебный контроль в данном случае является государственной формой защиты конституционных прав граждан, обеспечивающей законность и обоснованность их ограничения. К другим оперативным действиям суд не имеет какого-либо отношения. В-третьих, в соответствии с ч. 2 ст. 9 Федерального закона "Об ОРД" основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, указанные в части первой настоящей статьи, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В данной норме идет речь о решении вопроса, а не о принятии решения. Судья должен проверить законность и обоснованность вынесенного постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий начальником, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности. Как правильно отмечает В. И. Иванов, судебный контроль в оперативно-розыскной деятельности - это осуществляемая процедура проверки судом соответствия Закону об ОРД принятых решений и (или) действий должностных оперативно-розыскных органов в целях разрешения процессуально-правовых вопросов их законности и обоснованности, основное назначение которой - создать условия для надлежащего отправления правосудия, а также защитить права и законные интересы человека и гражданина <9>. -------------------------------- <9> Иванов В. И. Судебный контроль за осуществлением оперативно-розыскных мероприятий: Автореф. ... канд. юрид. наук. Омск, 2011. С. 7.

Именно оперативно-розыскные подразделения принимают решения о проведении тех или иных мероприятий, а перед судьей встает вопрос о том, соблюдены ли все правовые требования для ограничения конституционных прав граждан. Законодатель возложил именно на суд разрешение вопроса об ограничении прав граждан с позиции объективности и беспристрастности. От того, насколько объективными, беспристрастными и профессиональными будут органы судебной власти, зависит в конечном итоге уровень защищенности прав и законных интересов личности <10>. -------------------------------- <10> Дикарев И. С. Принцип осуществления правосудия только судом // Российская юстиция. 2008. N 5. С. 2.

В-четвертых, судебное решение - это всего лишь документ судебного контроля, свидетельствующий о соблюдении оперативно-розыскным органом всех правовых требований для осуществления оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан. Основанием же проведения данных мероприятий является возбужденное уголовное дело или дело оперативного учета, ведь без них не было бы не только необходимости в инициировании каких-либо оперативно-розыскных мероприятий, но и самого правового основания для их осуществления. Однако суд не дает конкретных указаний, направленных на обеспечение установления истины по уголовному делу, ограничиваясь общей оценкой законности или обоснованности принятого решения <11>. Например, судебный контроль на стадии предварительного расследования - это проявление судебной власти, выражающееся в проверочных мерах в целях обеспечения законности и обоснованности решений и действий органов уголовного преследования, ограничивающих конституционные и иные права и свободы граждан <12>. Соответственно, и при санкционировании оперативно-розыскных мероприятий деятельность судьи носит проверочный характер, а не инициативный. Судья не может отслеживать ход предварительного расследования и принимать решения о проведении тех или иных следственных действий, так же как и характер поступающей оперативно-розыскной информации для осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Проверочная же функция судьи проявляется только в случае обращения к нему оперативного подразделения, уже принявшего решение о необходимости и целесообразности в проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом, инициатива к реализации той или иной формы судебного контроля исходит не от суда, а от заинтересованных субъектов, вне этой инициативы подобный контроль невозможен <13>. В конечном счете судебное решение необходимо для того, чтобы у сотрудников оперативно-технического подразделения, которые непосредственно осуществляют данные мероприятия, не возник вопрос о законности их проведения, а также чтобы этот вопрос не стал спорным при рассекречивании материалов этих мероприятий. В-пятых, ч. 2 ст. 23 Конституции РФ закрепляет, что ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. В данном случае идет речь об ограничении конституционных прав граждан посредством судебного решения, а не о том, что оно является основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий. Судебное решение - это санкция, свидетельствующая о том, что данное ограничение осуществляется на предусмотренном законом основании, поэтому "дача разрешения на выполнение таких мероприятий означает, что судьей основания для их проведения установлены" <14>. В связи с этим законодатель в ч. 2 ст. 8 Федерального закона "Об ОРД" закрепил, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии соответствующей информации. Однако в перечне оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий судебное решение не указано в качестве такового. Это подтверждает, что деятельность судьи по выдаче судебного решения носит обеспечивающий, проверочный характер, а также что "суд является не субъектом оперативно-розыскной деятельности, а органом, санкционирующим проведение отдельных оперативно-розыскных мероприятий" <15>. -------------------------------- <11> Халиулин А., Назаренко В. От прокурорского надзора к судебному контролю // Законность. 2004. N 1. С. 27. <12> Лопаткина Н. Судебный контроль в ходе досудебного производства по уголовному делу // Законность. 2002. N 8. С. 32. <13> Ковтун Н. Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: понятие, сущность, формы: Автореф. ... д-ра юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. С. 11. <14> Атмажитов В. М., Бобров В. Г. Указ. соч. С. 4. <15> Железняк Н. С. Пределы компетенции (полномочий) прокуратуры при осуществлении прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел: Науч.-практ. коммент. нормативного правового регулирования и правоприменительной практики // Сибирский юрид. ин-т МВД России. Красноярск: СибЮИ МВД России, 2010. С. 55.

Поэтому судебное решение несет в себе другое правовое предназначение, отличное от правовых оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий. Ведь если оперативно-розыскным органом при вынесении постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий учтены все необходимые основания и условия для их осуществления, то судья не вправе отказать в даче соответствующей санкции. В-шестых, в соответствии с ч. 1 ст. 15 Федерального закона "Об ОРД" оперативные аппараты имеют законодательно закрепленное право "проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, перечисленные в статье 6 настоящего Федерального закона". Следуя логическим рассуждениям, сам собой напрашивается вывод, что принимать какие-либо решения может только должностное лицо или орган, специально наделенный для этого соответствующим правом. Соответственно, судья не может наделять данным правом оперативно-розыскные органы, поскольку сам законодатель уже закрепил за ними такую возможность. Это в очередной раз подтверждает, что судебный контроль нацелен на проверку предоставленных ему оперативных материалов, а судебное решение лишь свидетельствует о законности и обоснованности принятого решения органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Поэтому судья не правомочен принимать какие-либо решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, а лишь выносит постановление, свидетельствующее о законности и обоснованности решений, принятых оперативно-розыскными органами, поскольку "проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия вправе только органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность" <16>. Причем этот документ судьи также должен быть законным и обоснованным, так как основан на соответствующей норме закона. Поэтому юридическая сила судебного решения, принятого в порядке контроля, равна силе закона, примененного к конкретному правоотношению <17>, возникающему между оперативно-розыскным подразделением и судом по вопросу осуществления оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан. -------------------------------- <16> Доля Е. Правовое значение результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий для уголовного дела и реформы уголовного процесса // Законность. 2011. N 4. С. 17. <17> Чепурнова Н., Смольников С. Судебный контроль и прокурорский надзор // Законность. 2007. N 5. С. 18.

Уяснение правоприменителем значения деятельности судьи в механизме санкционирования оперативно-розыскных мероприятий, вторгающихся в сферу наиболее деликатных и специфичных отношений граждан, должно способствовать лучшему пониманию и применению правовой основы оперативно-розыскной деятельности как субъектами, уполномоченными на ее осуществление, так и должностными лицами, контролирующими законность и обоснованность проведения указанных мероприятий.

------------------------------------------------------------------

Название документа