Некоторые вопросы финансово-правового регулирования денег и денежного оборота в Российской Федерации

(Горбунова О. Н., Денисов Е. Р.) («Финансовое право», 2007, N 8) Текст документа

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ФИНАНСОВО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕНЕГ И ДЕНЕЖНОГО ОБОРОТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О. Н. ГОРБУНОВА, Е. Р. ДЕНИСОВ

Горбунова О. Н., доктор юридических наук, профессор.

Денисов Е. Р., кандидат юридических наук.

(а) К вопросу юридической природы денег и современного понимания денежных форм. В течение последних 15 лет в России в результате реформ было изменено государственное устройство, сформировалась новая экономика. За это непродолжительное время кардинально изменилось законодательство, возникли новые денежная, бюджетная и налоговая системы. В этих условиях перед отечественной наукой финансового права ставятся принципиально новые задачи и открываются новые возможности. Ученым все более необходимо не только следить за новеллами в законодательстве, но и знать основы современных экономических теорий, быть способными применять междисциплинарные, комплексные научные подходы при анализе как правовых реалий современного общества, так и направлений развития проистекающих в нем социально-экономических процессов. Все более востребован сегодня не простой анализ эволюции научной мысли, но непосредственно выработка новых, современных финансово-правовых концепций, имеющих прикладной характер. Концепций, способных активно содействовать развитию не только правовой системы в части финансовой деятельности государства, но и развитию смежных научных отраслей и социально-экономических отношений в целом. В течение последних лет в российском финансовом праве возникла новая школа, изучающая современное бюджетное, налоговое, эмиссионное и банковское право. Эта школа дала науке не только новую плеяду докторов и кандидатов наук, но и новую систему знаний, опирающуюся на знания и опыт советского периода, свободную при этом от догм и идеологических рамок, открытую для новых идей, находящуюся в постоянном научном поиске. Из числа наиболее интересных и дискуссионных вопросов как современного финансового права, так и экономической мысли является на сегодняшний день согласованная экономико-правовая теория денег. Например, выработка согласованного легального определения понятия денег даст возможность комплексного правового регулирования оборота всех денежных форм — от наличных до электронных. Во многом поэтому последнее время стали появляться работы, предметом которых является исследование денежного феномена с различных сторон, возникли новые идеи и подходы. В частности, наш интерес вызвала монография профессора М. В. Карасевой «Финансовое право и деньги» <1>. ——————————— <1> См.: Карасева М. В. Финансовое право и деньги. Воронеж: Издательство ВГУ, 2006.

Разделяя мнение М. В. Карасевой в отношении актуальности исследований в области денежной природы и денежного регулирования, не представляется возможным, однако, согласиться с некоторыми выводами, приведенными в указанной работе. При этом вполне уместной, по мнению авторов, будет не просто конструктивная критика отдельных постулатов, но и изложение иных точек зрения на вопросы, поднятые М. В. Карасевой. Настоящая статья является приглашением к широкому обсуждению проблем эмиссионного права <2>. ——————————— <2> Здесь и далее под эмиссионным правом понимается подотрасль финансового права, регулирующая деньги и денежный оборот. Термин заимствован из работ К. С. Бельского. См., например: Бельский К. С. О юридической природе денег // Государство и право. 2005. N 12. С. 23 — 29.

Итак, в работе М. В. Карасевой деньги исследуются как экономическое и юридическое понятие, как объект финансового правоотношения, а также рассматривается финансово-правовой аспект функционирования денег как законного платежного средства. Рассмотрим поднятые в работе вопросы в той же последовательности. Современные деньги отличаются от своих прародителей еще больше, чем, скажем, счеты от современной ЭВМ. Это обусловлено многими тысячелетиями их эволюции в процессе развития общества и государства. При этом среди экономистов и философов существует множество взглядов на денежную природу, которые, однако, сводятся на сегодняшний день к рационалистической и эволюционной концепциям. Сторонники первой рассматривают деньги с субъективно-психологической точки зрения, т. е. как феномен некоего социально соглашения. Приверженцы второй считают возникновение денег результатом длительного развития обмена <3>. Согласованное и общепризнанное научное (понимаемое как непротиворечивое, нетавтологичное и информативное) определение понятия денег в современной экономической теории отсутствует. Экономикс признает деньгами «все, что принимается в обмен за блага» <4>. При этом сущностью денег признается их способность быть всеобщим эквивалентом, которая раскрывается в специфических денежных функциях. Существует несколько экономических школ, выделяющих разные денежные функции. Экономисты сходятся на том, что функции меры стоимости, средства обращения (одновременный обмен товара на деньги) и средства платежа (оплата с отсрочкой) объективно присущи деньгам. Также в число специфических денежных функций часто включают функции денег как единицы счета, сохранения стоимости (накопления), а также информационную функцию. Один из величайших экономистов, К. Маркс, подробно исследовавший деньги, также выделял функции сокровищ и мировых денег <5>. Однако с отказом от золота в качестве денежного материала и отказа и перехода к системе плавающих валютных курсов стало очевидным, что эти две функции присущи не деньгам вообще, а лишь их золотой форме. ——————————— <3> См.: Денисов Е. Р. Финансово-правовые основы денежной системы РФ: Дис. … к. ю.н. М., 2003. С. 14 — 18. <4> Фишер И. Покупательная сила денег / Пер. с англ. М.: Дело, 2001. С. 31. <5> См.: Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23 С. 57, 79, 80, 96 — 101, 104, 105, 118.

Информационная теория денег определяет деньги как информацию о стоимости, находящуюся на различных носителях, за которыми законодательно закреплены специфические денежные функции. Согласно ст. 75 Конституции РФ, ст. ст. 27 — 30 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации» деньгами на территории РФ являются рубли в наличной форме (билеты и монеты Банка России), а также в безналичной форме (остатки на счетах специализированных кредитных учреждений). Таким образом, безналичные деньги — информация о стоимости, учтенная на соответствующих счетах кредитных учреждений. Не будем останавливаться более подробно на различных денежных теориях, так как они прекрасно описаны в учебной экономической литературе. Отметим лишь некоторые следствия, напрямую касающиеся работы М. В. Карасевой. Во-первых, не вполне корректно, как представляется, говорить об отечественной и западной научных точках зрения на феномен денег. С одной стороны, западная экономическая мысль (как западноевропейская и американская) не имеет единой денежной теории и даже расходится в количестве существующих денежных функций. С другой стороны, отечественная наука слишком долго была чрезмерно увлечена теорией Маркса и слишком поспешно и безоговорочно ее отвергла, чтобы создать что-то принципиально отличное от Запада. На данный момент, насколько нам известно, из новейших теорий можно выделить лишь информационную теорию денег, на которую Карасева не ссылается. Во-вторых, некоторое недоумение вызывает увлечение автора работами белорусских ученых, мысли которых она относит к «отечественной экономической доктрине». Скажем, со ссылкой на В. М. Тарасова <6>, автор постулирует, что средством накопления могут служить только наличные деньги, а также к функциям денег относится и функция «мировых денег» <7>. Представляется, что первое противоречит не только работам отечественных и зарубежных экономистов, а также учебникам по экономике, но и просто здравому смыслу. Интересно, как тогда В. М. Тарасов объяснит существование, например, банковских депозитов юридических лиц. Второе же утверждение в отношении функции мировых денег вообще некорректно без ссылки на Маркса, первым подробно раскрывшего эту функцию, что было описано нами выше. ——————————— <6> См.: Тарасов В. М. Деньги. Кредит. Банки. Минск, 2003. <7> Карасева М. В. Указ. соч. С. 6 — 7.

В-третьих, не совсем справедливо замечание автора об отсутствии экономических исследований в сфере финансов <8>. Скажем, финансы как фонды денежных средств являются предметом исследования, в том числе в использованных автором отечественных и зарубежных источниках. Проблема государственных расходов и финансовая деятельность государства широко обсуждаются в Экономиксе и были подробно исследованы не только кейнсианцами и монетаристами, но и представителями других экономических школ. ——————————— <8> См.: Карасева М. В. Указ. соч. С. 6 — 7.

М. В. Карасева также утверждает, что наряду с «экономическим понятием денег имеет место и их правовое понятие» <9>. Анализируя нормы Конституции РФ, Закон о Центральном банке, ГК и другие нормативные акты наряду с исследованиями цивилистов в области правовой природы денег, автор в своей работе такого понятия, к сожалению, не дает. В результате исследования предлагается только вывод, что «юридическое понимание денег сводится к трем параметрам», а именно: публичному понятию денег, понятию законного платежного средства и гражданско-правовой конструкции денег. Такой подход не вызывает отторжения сам по себе. Однако, во-первых, не очевидна возможность разделения денежной массы на публичную и гражданскую; во-вторых, даже приняв такую гипотезу, далеко не со всеми выводами автора можно согласиться. ——————————— <9> Там же. С. 8.

Публичное понимание денег на основе анализа ст. 75 Конституции РФ не уточняет, какие конкретно денежные агрегаты предусмотрены законодателем применимыми в качестве денег. Это говорит, однако, не только о том, что исключительно наличные и безналичные рубли являются деньгами в Российской Федерации, но и любые другие формы рублей будут являться таковыми. Например, если эмиссия и расчеты в электронных деньгах будут урегулированы законодательно (что является более чем своевременной и необходимой мерой), как это сделано, например, в Евросоюзе, то они также будут иметь конституционную основу своего правового существования. Кстати, мы также не согласны с М. В. Карасевой в отрицании факта существования электронных денег, которое постулируется со ссылкой на того же экономиста В. И. Тарасова, но это интереснейшее явление, ставшее блестящим результатом развития средств хранения и передачи информации, безусловно, заслуживает отдельного исследования. Аналогично нельзя согласиться с приведенной М. В. Карасевой концепцией, отрицающей существование безналичных денег. Отказ признать факт существования безналичных денег как самостоятельной денежной формы влечет за собой ряд выводов, не соответствующих действительности. Не вызывают сомнения статистические данные Банка России, что денежная масса в России, как и во всем цивилизованном мире, представлена в основном безналичными деньгами <10>. Доля расчетов наличными деньгами в экономике имеет неуклонную тенденцию к снижению. Если безналичные деньги не являются деньгами, следовательно, безналичные расчеты — это расчеты не денежные, и мы живем в обществе, в котором практически не осталось денег. Очевидно, что такие выводы ошибочны, а значит, не верна и гипотеза. ——————————— <10> www. cbr. ru. Согласно официальным отчетам ЦБ РФ доля наличных денег составляет около 31% денежной массы. Этот показатель в России в несколько раз выше по сравнению с развитыми экономиками, но не составляет и половины денежной массы.

Что касается попыток дать гражданско-правовое определение безналичных денег как «условно наличных денег (фикции наличных денег)» <11>, то они сродни объяснению покупательной способности первых бумажных денег исключительно в силу их разменности на золото. Такое объяснение несостоятельно, поскольку основывается не на комплексном понимании денег и денежных форм, а на поверхностном анализе проблемы. Вообще говоря, представляется корректным говорить о правовом регулировании наличных, безналичных и, скажем, золотых или электронных денег как о регулировании сфер эмиссии и применения отдельных денежных форм. Некоторые из этих форм имеют ярко выраженную вещную (товарную, если угодно) и имущественную природу, как предметы материального мира. Это находит свое отражение в нормах Гражданского кодекса РФ — ст. ст. 128, 130, 140, гл. 42 и проч. Другие формы денег вовсе лишены осязаемого воплощения, т. е. безналичные. В некоторых случаях в силу государственного регулирования поведения субъектов денежного обязательства (физического или юридического лица) денежные формы имеют ограниченное применение (см., например, ст. 861 ГК РФ). Но все они являются деньгами и обладают способностью переходить из одной формы в другую. Деньги способны выполнить все присущие им функции в любом своем воплощении, так как их формы различаются лишь способом передачи и учета стоимостной информации. Именно поэтому все формы денег позволяют им проявить свою сущность всеобщего эквивалента. ——————————— <11> Карасева М. В. Указ. соч. С. 8.

Законность денег как платежного средства обеспечивается лояльностью субъектов гражданского оборота и государственным принуждением за счет предписания и готовности принять в качестве платежа ту или иную узаконенную денежную форму <12>. Именно невозможность отказаться принять рубли в исполнение денежного обязательства и есть проявление законности платежной силы денег. Эта проблема прекрасно раскрыта в работах русских и советских ученых, таких как Л. А. Лунц, П. П. Цитович, С. Ф. Шарапов, К. С. Бельский. ——————————— <12> Статья 140 ГК РФ и ст. ст. 8, 45 НК РФ.

Можно согласиться с М. В. Карасевой в вопросе приоритета финансово-правовых норм в регулировании денег и денежного оборота. Однако выводы автора недостаточно аргументированы. При этом искреннее недоумение вызывает мнение автора о том, что финансово-правовая наука «пока еще продолжает исходить из цивилистической концепции денег» <13>. Наука финансового права не может основываться на цивилистике, как нельзя на основе анализа норм ст. ст. 861, 862 ГК РФ трактовать содержание ст. 75 Конституции РФ. Из всего многообразия сфер применения денег цивилистика может иметь предметом изучения и исследования только регулирование их гражданского оборота, т. е. только одной их стороны. В отличие от гражданско-правового понимания финансовое право имеет предметом не просто деньги как публично-правовой продукт, но комплексную денежную систему как одну из подсистем общества. Деньги не просто служат орудием стоимостного обмена, но опосредуют современное управление, в том числе государственное, являются основным его инструментом. Именно это составляет основу интереса финансового права в осмыслении категории денег, именно это делает общественные отношения в сфере денег финансами. В силу этого оправданно и необходимо применение не только экономических научных знаний, но и кибернетических подходов при анализе денежного феномена в его взаимосвязи и взаимозависимости с другими элементами системы и даже другими системами. ——————————— <13> Карасева М. В. Указ. соч. С. 20.

Весьма важным представляется и тот факт, что понимание финансовой деятельности государства как управления с помощью денег <14> дает несколько иную трактовку «безэквивалентности движения финансовых ресурсов» <15> в этом процессе. Если деньги потрачены государством и не получена адекватная отдача, следовательно, цели, стоявшие перед ним, не будут достигнуты или будут достигнуты не в полной мере. Если же цели достигнуты, то получен адекватный запланированному результат. ——————————— <14> См.: Горбунова О. Н. Финансовое право и финансовый мониторинг в современной России. М., 2003. С. 26, 35. См. также: учебники по финансовому праву под редакцией О. Н. Горбуновой за 1996, 2000, 2006 гг. (Общая часть). <15> Там же. С. 32.

Например, развитие нанотехнологий и их прикладное применение составят эквивалент потраченным на это бюджетным средствам. Или построенный за счет бюджетных средств мост через реку будет не только способствовать развитию перевозок, торговли и поступлений в бюджет, но и сам будет иметь вполне эквивалентную затратам стоимость. Значит, движение денег в процессе финансовой деятельности государства не является полностью безэквивалентным. Что касается, скажем, перечисления платежей в бюджет, то под безэквивалентностью, видимо, автор имеет в виду индивидуальную безвозмездность <16> налоговых платежей, которые, однако, можно проследить в государственных расходах, а значит, оценить степень их эквивалентности. Стоит отметить здесь, что в данном контексте эквивалентность являет собой категорию оценочную. С одной стороны, когда экономисты говорят об эквивалентном товарно-денежном обмене, они имеют в виду примерное равенство субъективных оценок обмениваемых товаров или денег. С другой стороны, эквивалентность тех или иных государственных расходов может служить мерой оценки эффективности государственного управления. Это как раз иллюстрирует прямые и обратные связи в государственном управлении, опосредованные деньгами. ——————————— <16> Статья 10 НК РФ.

Не совсем корректно трактуя безэквивалентность движения денег в публичной сфере, М. В. Карасева приходит к ошибочному выводу о «невыполнении деньгами функции меры стоимости» <17>, иллюстрируя это на примере. Однако очевидно, что как раз движение стоимостей в приведенном авторе примере является объектом налогообложения. При этом размер налоговой обязанности будет измеряться и определяться именно в деньгах на основании денежного выражения части стоимости, являющейся налоговой базой. ——————————— <17> Карасева М. В. Указ. соч. С. 24.

Вообще говорить о выполнении или невыполнении деньгами отдельных функций представляется не совсем корректным. Дело в том, что деньги как денежная масса представляются совершенно однородными в том смысле, что свободно переходят из одной формы в другую. Точно так же они, являясь инструментом стоимостного движения, обслуживают те общественные отношения, где необходимо соответствующее движение стоимостей. Иначе говоря, если можно отделить гражданско-правовой оборот от публичного, то невозможно разделить деньги на публичные и гражданские. Любые деньги в любой момент времени способны выполнить любую из свойственных им функций, а именно: единицы счета, меры стоимости, средства платежа, средства обращения, средства сохранения стоимости (накопления). Все указанные функции закреплены в законах и нормативных актах. Также представляется неаргументированным вывод М. В. Карасевой о том, что деньги в сфере финансовых отношений присутствуют в форме финансовых ресурсов, а в сфере товарно-денежных отношений — в форме товара <18>. Во-первых, автор не дает определения, что понимается под финансовыми ресурсами, равно как и не объясняет, что означает «форма товара». Во-вторых, представляется, что, говоря о денежных формах, корректно разделять их как наличные, безналичные, электронные, золотые и пр. Субъективная эквивалентность обмена денег на товар или услугу в гражданском обороте не дает права считать этот обмен обменом товаров или услуг. Если же понимать деньги как товар по Марксу, то последний, очевидно, имел в виду природу денег как наиболее подходящего товара для выполнения денежных функций, выделившегося из общей товарной массы. Остаются не совсем понятными в этой связи позиция автора и его выводы, но представляется необходимым еще раз подчеркнуть важность понимания единства и однородности денежной массы. ——————————— <18> См.: Там же. С. 31 — 33.

М. В. Карасева утверждает, что «деньги как объект финансовых правоотношений выступают в форме финансовых ресурсов. При этом финансовые ресурсы проявляются в форме таких экономико-правовых категорий, как налог, сбор, дотации, субвенции, субсидии… и т. п.» <19>. Такая путаница понятий и форм их представления ведет, строго говоря, к выводу о том, что в данной смысловой конструкции деньги как объект финансовых правоотношений рассматриваются исключительно как платежи в бюджет и межбюджетные платежи. Хочется возразить автору, что коль скоро деньги имеют публично-правовую природу, они являются объектом финансовых правоотношений. Обслуживая гражданский оборот, они выполняют свои функции в силу властного предписания быть принятыми в обмен на товары и услуги, их формы, функции и область применения определены государством. Поэтому рассмотрение денег как объекта финансового правоотношения должно учитывать их публичную природу, единство и многообразие их форм, сущность всеобщего эквивалента и понимание денег как носителя стоимостной информации. ——————————— <19> Там же. С. 36 — 37.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *