Цели антикоррупционного мониторинга как диагностического инструмента региональной антикоррупционной политики: сравнительно-правовое исследование

(Кабанов П. А.) («Административное и муниципальное право», 2013, N 8) Текст документа

ЦЕЛИ АНТИКОРРУПЦИОННОГО МОНИТОРИНГА КАК ДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИНСТРУМЕНТА РЕГИОНАЛЬНОЙ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

П. А. КАБАНОВ

Кабанов Павел Александрович — доктор юридических наук, профессор, директор НИИ противодействия коррупции.

В работе с использованием сравнительно-правового инструментария исследуются декларируемые и достижимые цели регионального антикоррупционного мониторинга. Автором вскрываются очевидные противоречия между региональным антикоррупционным законодательством и подзаконными нормативными правовыми актами, регулирующими организацию и проведение регионального антикоррупционного мониторинга, связанные с постановкой целей. Характеризуя состояние целеполагания в сфере правового регулирования организации и проведения регионального антикоррупционного мониторинга, автор обнаружил, что в одних субъектах РФ цели антикоррупционного мониторинга, заложенные в региональном антикоррупционном законодательстве, по объему и содержанию значительно шире, чем в подзаконных нормативных правовых актах, в других — противоположная ситуация — цели антикоррупционного мониторинга, закрепленные в подзаконных нормативных правовых актах, по объему и содержанию шире, чем в региональном антикоррупционном законодательстве. В связи с этим автором сделан вывод о том, что необходима унификация региональных нормативных правовых актов, регулирующих организацию и проведение регионального антикоррупционного мониторинга, в том числе и при определении основных целей организации и проведения антикоррупционного мониторинга.

Ключевые слова: коррупция, противодействие коррупции, причины коррупции, коррупциогенные факторы, мониторинг коррупции, антикоррупционный мониторинг, мониторинг.

The goals of anti-corruption monitoring as a diagnostic instrument of regional anticorruption policy: comparative legal study P. A. Kabanov

The article contains analysis of declared and achievable goals of regional anti-corruption monitoring with the use of comparative legal instruments. The author uncovers the obvious contradictions between the regional anti-corruption legislation and by-laws regulating organization and holding of regional anti-corruption monitoring related to goal-settings. Characterizing the goal-setting in the legal regulation and holding regional anti-corruption monitoring, the author found out that while in some constituent subjects of the Russian Federation the goals of anti-corruption monitoring as provided by the regional legislation are expressed broader than in the by-laws, in other constituent subject the situation is the opposite, when the goals anti-corruption monitoring in the by-laws are broader than the goals in the regional anti-corruption legislation. Due to the above-mentioned matters, the author comes to a conclusion that the norms of regional legal acts on organization and holding anti-corruption monitoring need to be unified, including the sphere of main goals of organization and holding of such monitoring.

Key words: corruption, fighting corruption, causes of corruption, corruption — generating factors, corruption monitoring, anti-corruption monitoring, monitoring.

Последовательное, системное, наступательное и рациональное противодействие коррупции, свидетельствующее о необратимости этого процесса, невозможно без диагностики происходящих процессов в обществе. В качестве средства такой диагностики российское региональное законодательство закрепило антикоррупционный мониторинг. Закрепление в антикоррупционном законодательстве и подзаконных нормативных правовых актов антикоррупционного мониторинга — начальный и важнейший организационно-правовой этап в процессе использования этого измерительного инструмента результативности региональной антикоррупционной политики. Однако, как любое мониторинговое исследование, антикоррупционный мониторинг должен иметь свои цели и задачи, которые могут отражаться в региональном антикоррупционном законодательстве и/или подзаконных нормативных правовых актах, регулирующих его организацию и проведение. Обычно региональные правотворческие органы при подготовке нормативных правовых актов используют уже разработанные наукой положения. Необходимо отметить, что в современной российской специальной литературе в качестве целей антикоррупционного мониторинга указывается на выявление закономерностей изменения состояния коррупции для обеспечения разработки и реализации антикоррупционных программ и антикоррупционных мер <1>. Безусловно, это узкий подход к содержанию основных целей регионального антикоррупционного мониторинга, который нуждается в качественном научном обновлении и расширении. ——————————— <1> Бикеев И. И., Бикмухаметов А. Э., Газимзянов Р. Р. и др. Коррупция и антикоррупционная политика: Терминологический словарь / Под общ. ред. Г. И. Райкова, П. А. Кабанова, Д. К. Чиркова. М., 2010. С. 83; Хазанов С. Д. К вопросу о формировании механизмов оценки эффективности мер противодействия коррупции в Российской Федерации // Следователь. 2013. N 1. С. 58 — 59; Павленко О. В. Антикоррупционный мониторинг — необходимое условие антикоррупционных мероприятий // Следователь. 2013. N 4. С. 51.

Как нам представляется, антикоррупционный мониторинг — это измерительный инструмент состояния коррупции, ее причин и эффективности принимаемых антикоррупционных мер. Следовательно, его основная цель должна быть несколько иной — точность или объективность, насколько это возможно в современных условиях, измерения состояния коррупции, ее причин и результативности, принимаемых антикоррупционных мер для последующей корректировки региональной и/или муниципальной антикоррупционной политики. Как нам представляется, при организации и осуществлении регионального антикоррупционного мониторинга можно выделить цели-направления и цели-задачи. Цели-направления — это деятельность субъектов антикоррупционного мониторинга, направленная на достижение определенного результата, заложенного в региональном антикоррупционном законодательстве. Цели-задачи — это деятельность субъектов антикоррупционного мониторинга, направленная на достижение результата на данный момент благодаря наличию у организаторов и исполнителей необходимых ресурсов и условий. Иногда такие цели регионального антикоррупционного мониторинга именуют промежуточными или просто — задачами. Обратившись к сравнительно-правовому анализу регионального антикоррупционного законодательства, мы обнаруживаем, что оно, как правило, содержит в себе указание на цели-направления регионального антикоррупционного мониторинга. Из всей совокупности исследованных нами действующих антикоррупционных законов субъектов РФ в 53 или 63,9% из них имеется прямое указание на цели-направления этого диагностического инструмента антикоррупционной деятельности. Как показывает практика регионального законотворчества, основными рациональными целями антикоррупционного мониторинга, закрепленными в региональном антикоррупционном законодательстве, являются: обеспечение оценки эффективности (результативности) антикоррупционных мер (мер антикоррупционной политики и/или антикоррупционных программ) и обеспечение разработки и реализации антикоррупционных программ (планов противодействия коррупции). Достижение первой цели предусмотрено в 46 или 55,4% всех действующих региональных антикоррупционных законов, а достижение второй цели закреплено в 36 или 43,4%. Однако в региональном антикоррупционном законодательстве, помимо указанных нами выше целей антикоррупционного мониторинга, встречаются и иные рациональные цели. Такими целями обычно признаются: — своевременное приведение нормативных правовых актов органов государственной власти и органов местного самоуправления в соответствие с федеральным и/или региональным законодательством, в том числе и антикоррупционным — в 9 и 10,8% региональных антикоррупционных законов (Владимирская <2>, Калужская <3>, Нижегородская <4> и Амурская <5> области, Санкт-Петербург <6>, Республика Ингушетия <7>, Чеченская Республика <8>, Республика Чувашия <9> и Республика Бурятия <10>); ——————————— <2> Закон Владимирской обл. от 10.11.2008 N 181-ОЗ «О противодействии коррупции во Владимирской области» (ред. от 11.03.2011) // Владимирские ведомости. 2008. 19 ноября. <3> Закон Калужской обл. от 27.04.2007 N 305-ОЗ «О противодействии коррупции в Калужской области» (ред. от 10.11.2009) // Весть. 2009. 3 июня. <4> Закон Нижегородской области от 07.03.2008 N 20-З «О противодействии коррупции в Нижегородской области» (ред. от 07.02.2011) // Правовая среда. 2008. 20 марта. <5> Закон Амурской обл. «О мерах по противодействию коррупции в Амурской области» от 08.04.2009 N 191-ОЗ (ред. от 05.07.2010) // Амурская правда. 2009. 15 апреля. <6> Закон Санкт-Петербурга от 11 ноября 2008 г. N 674-122 «О дополнительных мерах по противодействию коррупции в Санкт-Петербурге» // Санкт-Петербургские ведомости. 2008. 28 ноября. <7> Закон Республики Ингушетия от 04.03.2009 N 8-РЗ «О противодействии коррупции в Республике Ингушетия» // Ингушетия. 2009. 12 марта. <8> Закон Чеченской Республики от 21 мая 2009 г. N 36-РЗ «О противодействии коррупции в Чеченской Республике» // Вести республики. 2009. 10 июня. <9> Закон Чувашской Республики от 04.06.2007 N 14 «О противодействии коррупции» (ред. от 19.11.2010) // Собрание законодательства Чувашской Республики. 2007. N 5. Ст. 253. <10> Закон Республики Бурятия от 16.03.2009 N 701-IV «О противодействии коррупции в Республике Бурятия» (ред. от 11.03.2011) // Собрание законодательства Республики Бурятия. 2009. N 1-2(118-119).

— выявление и устранение причин коррупции (Ивановская <11> и Курганская <12> области); ——————————— <11> Закон Ивановской обл. от 18.06.2009 N 61-ОЗ «О противодействии коррупции в Ивановской области» (ред. от 16.12.2009) // Ивановская газета. 2009. 19 июня. <12> Закон Курганской обл. от 03.03.2009 N 439 «О противодействии коррупции в Курганской области» (ред. от 04.05.2010) // Новый мир. 2009. 11 марта.

— реализация мер противодействия коррупции (Тульская область <13>); ——————————— <13> Закон Тульской обл. от 12.11.2008 N 1108-ЗТО «Об отдельных мерах по противодействию коррупции в Тульской области» (ред. от 07.10.2009) // Тульские известия. 2008. 20 ноября.

— разработка нормативных правовых актов (Ярославская область <14>); ——————————— <14> Закон Ярославской обл. от 09.07.2009 N 40-з «О мерах по противодействию коррупции в Ярославской области» (ред. от 28.12.2010) // Губернские вести. 2009. 13 июля.

— повышение эффективности мер по реализации антикоррупционной политики (Республика Карелия <15>, Волгоградская <16> и Псковская <17> области); ——————————— <15> Закон Республики Карелия от 23.07.2008 N 1227-ЗРК «О противодействии коррупции» (ред. от 03.03.2010) // Карелия. 2008. 5 авг. <16> Закон Волгоградской обл. от 13.07.2009 N 1920-0Д «О дополнительных мерах по противодействию коррупции в Волгоградской области» (ред. от 20.04.2011) // Волгоградская правда. 2009. 22 июля. <17> Закон Псковской обл. от 17.07.2008 N 784-оз «О противодействии коррупции в органах государственной власти Псковской обл. и органах местного самоуправления» (ред. от 31.12.2010) // Псковская правда. 2008. 24 июля.

— оценка реализации полномочий органов власти в сфере противодействия коррупции (Вологодская <18> область); ——————————— <18> Закон Вологодской обл. от 09.07.2009 N 2054-ОЗ «О противодействии коррупции в Вологодской области» (ред. от 27.09.2010) // Красный Север. 2009. 18 июля.

— выявление в нормативных правовых актах коррупциогенных факторов (Вологодская <19>, Иркутская <20>, Челябинская <21> области); ——————————— <19> Там же. <20> Закон Иркутской обл. от 13.10.2010 N 92-ОЗ «О противодействии коррупции в Иркутской области» // Областная. 2010. 20 октября. <21> Закон Челябинской обл. от 29.01.2009 N 353-ЗО «О противодействии коррупции в Челябинской области» (ред. от 24.12.2009) // Южноуральская панорама. 2009. 13 февр.

— оценка состояния коррупции (Ленинградская область <22>, Алтайский <23> и Красноярский <24> края); ——————————— <22> Областной закон Ленинградской обл. от 8 февраля 2010 г. N 1-оз «О противодействии коррупции в органах государственной власти Ленинградской области и органах местного самоуправления Ленинградской области» // Вестник Правительства Ленинградской обл. 2010. 13 февр. <23> Закон Алтайского края от 03.06.2010 N 46-ЗС «О противодействии коррупции в Алтайском крае» // Сборник законодательства Алтайского края. 2010. Июнь. N 170. ч. 1. С. 22. <24> Закон Красноярского края от 07.07.2009 N 8-3610 «О противодействии коррупции в Красноярском крае» (ред. от 10.06.2010) // Ведомости высших органов государственной власти Красноярского края. 27.07.2009. N 37(333).

— предупреждение коррупционных правонарушений (Ставропольский край <25>); ——————————— <25> Закон Ставропольского края от 04.05.2009 N 25-кз «О противодействии коррупции в Ставропольском крае» (ред. от 24.12.2010) // Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. 2009. N 14. Ст. 8301.

— своевременное принятие государственными органами решений, направленных на противодействие коррупции (Республика Башкортостан <26>); ——————————— <26> Закон Республики Башкортостан от 13.07.2009 N 145-з «О противодействии коррупции в Республике Башкортостан» (ред. от 18.03.2011) // Ведомости Государственного Собрания — Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. 2009. N 17(311). Ст. 1087.

— информирование о состоянии противодействия коррупции и подготовка предложений органам, реализующим меры противодействия коррупции (Республика Башкортостан <27>); ——————————— <27> Там же.

— наблюдения эффективности реализации мер пресечения и привлечения к ответственности за коррупционные правонарушения (Пермский край) <28>; ——————————— <28> Закон Пермского края от 30.12.2008 N 382-ПК «О противодействии коррупции в Пермском крае» (ред. от 10.05.2011) // Собрание законодательства Пермского края. 25.02.2009. N 2. II часть.

— разработка прогнозов состояния и тенденций развития антикоррупционной политики (Пермский <29> и Красноярский <30> края, Республика Тыва <31>, Республика Хакасия <32>, Оренбургская <33> и Липецкая <34> области). ——————————— <29> Там же. <30> Закон Красноярского края от 07.07.2009 N 8-3610 «О противодействии коррупции в Красноярском крае» (ред. от 10.06.2010) // Ведомости высших органов государственной власти Красноярского края. 27.07.2009. N 37(333). <31> Закон Республики Тыва от 07.07.2008 N 856 ВХ-2 «О мерах по противодействию коррупции в Республике Тыва» (ред. от 20.12.2010) // Тувинская правда. 2008. 21 августа. <32> Закон Республики Хакасия от 04.05.2009 N 28-ЗРХ «О противодействии коррупции в Республике Хакасия» (ред. от 23.12.2010) // Вестник Хакасии. 2009. 8 мая. <33> Закон Оренбургской обл. от 15.09.2008 N 2369/497-IV-ОЗ «О противодействии коррупции в Оренбургской области» (ред. от 17.11.2010) // Южный Урал. 2008. 27 сентября. <34> Закон Липецкой обл. от 07.10.2008 N 193-ОЗ «О предупреждении коррупции в Липецкой области» (ред. от 18.08.2010) // Липецкая газета. 2008. 17 октября.

Учитывая диагностический инструментальный характер антикоррупционного мониторинга, можно предположить, что в большинстве региональных антикоррупционных законов, точно сформулирована одна из основных его целей — измерение результативности мер противодействия коррупции. В меньшей степени региональные законодательные (представительные) органы обратили внимание на две другие основные цели — измерение (оценка) состояния коррупции и оценку причин коррупции в регионах и муниципальных образованиях. Остальные цели антикоррупционного мониторинга, предусмотренные региональным антикоррупционным законодательством, являются дополнительными или факультативными. Однако следует иметь в виду, что целеполагание антикоррупционного мониторинга содержится не только в региональном антикоррупционном законодательстве, но и в подзаконных нормативных правовых актах, направленных на его правовое регулирование, организацию и проведение в субъектах РФ. Необходимо уточнить, что такое правовое регулирование возможно не только на региональном, но и на муниципальном уровне. Анализ подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих организацию и осуществление антикоррупционного мониторинга в субъектах РФ, показал, что в них по-разному обозначаются его основные цели. В одних региональных нормативных правовых актах ставится одна основная(главная) цель, в других — несколько самостоятельных целей. В нормативных правовых актах, где указывается одна основная цель, преобладает указание на реализацию федерального и регионального антикоррупционного законодательства (Республика Татарстан <35>, Ярославская <36> и Смоленская <37> области), либо федеральных и региональных подзаконных нормативных правовых актов по противодействию коррупции (Липецкая <38> и Оренбургская <39> области). В тех случаях, когда в нормативном правовом акте ставится несколько целей, то наибольшее количество раз упоминается цель объективной оценки антикоррупционных мер (антикоррупционной политики) в субъекте РФ. Как одна из основных целей антикоррупционного мониторинга она предусмотрена в подзаконных нормативных правовых актах Республики Дагестан <40>, Удмуртской Республики <41>, Республики Якутия <42>, Республики Калмыкия <43>, Калининградской <44>, Новосибирской <45>, Калужской <46>, Ростовской <47> и Ивановской <48> областях, Красноярского <49> и Пермского <50> краев. ——————————— <35> Указ Президента Республики Татарстан от 23 марта 2011 г. N УП-148 «О мерах по организации и проведению мониторинга эффективности деятельности органов исполнительной власти Республики Татарстан, территориальных органов федеральных органов исполнительной власти по Республике Татарстан, органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан по реализации антикоррупционных мер на территории Республики Татарстан» // Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2011. N 11. N 18. Ст. 0636. <36> Указ Губернатора Ярославской обл. от 7 июня 2012 г. N 256 «Об осуществлении антикоррупционного мониторинга соблюдения требований законодательства о противодействии коррупции» // Документ-Регион. 2012. 13 июня. <37> Распоряжение Администрации Смоленской обл. от 01.04.2010 N 369-р/адм «Об утверждении Порядка проведения в Смоленской обл. антикоррупционного мониторинга». <38> Постановление администрации Липецкой обл. от 30 октября 2009 г. N 370 «О регулярном антикоррупционном мониторинге» // Липецкая газета. 2009. 11 декабря. <39> Указ Губернатора Оренбургской области от 09.03.2010 N 36-ук «О создании совета по антикоррупционной политике при Губернаторе Оренбургской области» // Оренбуржье Официальное. 2010. 23 марта. <40> Постановление Правительства Республики Дагестан от 20 апреля 2012 г. N 119 «О порядке осуществления антикоррупционного мониторинга» // Собрание законодательства Республики Дагестан. 2012. N 8. Ст. 312. <41> Распоряжение Президента Удмуртской Республики от 15 октября 2012 г. N 299-РП «О порядке проведения антикоррупционного мониторинга». <42> Постановление Правительства Республики Саха (Якутия) от 30 августа 2012 г. N 389 «Об утверждении Положения о порядке проведения антикоррупционного мониторинга в Республике Саха (Якутия)» // Якутские ведомости. 2012. 8 сентября. <43> Распоряжение Правительства Республики Калмыкия от 8 июня 2012 г. N 108-р «О Методике осуществления антикоррупционного мониторинга эффективности системы противодействия коррупции в органах исполнительной власти Республики Калмыкия, руководство деятельностью которых осуществляется Правительством Республики Калмыкия» // http://www. cormpcii. net/mdex. php? option=com_content&view;=artide&id;=126%3A—8—2012—n-108-&catid;=35%3A2011-08-09-10-50-12&Itemid;=27. <44> Постановление Правительства Калининградской обл. от 23 мая 2012 г. N 350 «О порядке проведения антикоррупционного мониторинга» // Калининградская правда. 2012. 30 мая. <45> Постановление Правительства Новосибирской обл. от 20 октября 2011 г. N 458-п «Об утверждении Порядка проведения антикоррупционного мониторинга» (в ред. от 18 июня 2012 г. N 299-п) // Сборник нормативных правовых актов органов государственной власти Новосибирской области. 2011. N 4 (16). Ч. 1. Ст. 1078. <46> Распоряжение руководителя администрации Губернатора Калужской обл. от 02.03.2009 N 116-ра «О проведении ежегодного антикоррупционного мониторинга». <47> Постановление Правительства Ростовской обл. от 19 апреля 2012 г. N 300 «О порядке осуществления комиссией по противодействию коррупции в Ростовской обл. антикоррупционного мониторинга» // Наше время. 2012. 3 мая. <48> Постановление Правительства Ивановской обл. от 23.11.2010 N 412-п «Об организации проведения социологических исследований среди различных социальных слоев населения в целях оценки уровня коррупции в Ивановской обл. и эффективности принимаемых антикоррупционных мер» // Собрание законодательства Ивановской обл. 2010. 30 ноября. N 46(515). <49> Указ Губернатора Красноярского края от 5 августа 2010 г. N 146-УГ «О проведении антикоррупционного мониторинга» // Ведомости высших органов государственной власти Красноярского края. 2010. 16 августа. <50> Указ Губернатора Пермского края от 25 февраля 2011 г. N 14 «Об утверждении Порядка проведения антикоррупционного мониторинга в Пермском крае» // Бюллетень законов Пермского края, правовых актов Губернатора Пермского края, Правительства Пермского карая, исполнительных органов государственной власти Пермского края. 2011. 7 марта.

В процессе сравнительно-правового анализа целей антикоррупционного мониторинга, заложенного в региональном антикоррупционном законодательстве и подзаконных нормативных правовых актах, направленных на его организацию и проведение, выяснилось, что в значительной мере они не совпадают. В одних субъектах РФ цели антикоррупционного мониторинга, заложенные в региональном антикоррупционном законодательстве, по объему и содержанию значительно шире, чем в подзаконных нормативных правовых актах, в других — наоборот, цели антикоррупционного мониторинга, предложенные в подзаконных нормативных актах, по объему и содержанию шире, чем в региональном антикоррупционном законодательстве. Так, в соответствии с содержанием ст. 10 Закона Республики Дагестан «О противодействии коррупции в Республике Дагестан» в этом субъекте РФ в качестве целей антикоррупционного мониторинга предусмотрено получение данных о состоянии коррупции, коррупциогенных факторах и мерах реализации антикоррупционной политики. Вместе с тем в Постановлении Правительства Республики Дагестан «О порядке осуществления антикоррупционного мониторинга» указано, что целью антикоррупционного мониторинга в Республике Дагестан является оценка эффективности антикоррупционной политики, реализуемой на территории Республики Дагестан <51>. В результате принятия подзаконного нормативного акта не законодательных целей регионального антикоррупционного мониторинга оказались — оценка состояния коррупции и коррупциогенных факторов. Аналогичные противоречия усматриваются нами и в таких субъектах РФ, как: Республика Татарстан, Калининградская, Оренбургская, Липецкая, Владимирская и Свердловская области, а также г. Санкт-Петербург. ——————————— <51> Постановление Правительства Республики Дагестан от 20 апреля 2012 г. N 11 «О порядке осуществления антикоррупционного мониторинга» // Собрание законодательства Республики Дагестан. 2012. N 8. Ст. 312.

Вместе с тем, как мы уже указывали выше, встречаются случаи, когда цели антикоррупционного мониторинга сформулированы в подзаконном нормативном правовом акте несколько шире, чем в региональном антикоррупционном законодательстве. Так, в соответствии с положениями ст. 8 Закона Республики Карелия «О противодействии коррупции» целью антикоррупционного мониторинга является измерение эффективности мер по реализации антикоррупционной политики <52>. Вместе с тем в Постановлении Правительства Республики Карелия «О Порядке проведения антикоррупционного мониторинга» предусмотрено несколько целей: ——————————— <52> Закон Республики Карелия от 23.07.2008 N 1227-ЗРК «О противодействии коррупции» (ред. от 03.03.2010) // Карелия. 2008. 5 авг.

1) установления факторов, оказывающих влияние на ситуацию в сфере противодействия коррупции, и их оценки; 2) реализации неотложных и долгосрочных мероприятий по предупреждению и устранению коррупционных проявлений; 3) информирования органов исполнительной власти Республики Карелия, органов местного самоуправления муниципальных образований, организаций и населения о результатах, полученных при проведении антикоррупционного мониторинга <53>. Близкие по содержанию противоречия правотворческого характера встречаются в нормативных правовых актах, регулирующих организацию и проведение регионального антикоррупционного мониторинга в Ярославской и Калужской областях. ——————————— <53> Постановление Правительства Республики Карелия от 31 декабря 2009 г. N 321-П «О Порядке проведения антикоррупционного мониторинга» // Собрание законодательства Республики Карелия. 2009. N 12 (ч. II). Ст. 1491.

Следует отметить, что в некоторых субъектах РФ цели антикоррупционного мониторинга, заложенные в региональном антикоррупционном законодательстве, соответствуют целям, указанным в подзаконных нормативных актах полностью (Ивановская, Ростовская и Нижегородская области, Республика Удмуртия), с небольшими уточнениями или корректировкой (Пермский и Красноярский края, Республика Якутия). Выявленные нами противоречия регионального правотворчества обусловлены тем, что их разработчики по-разному воспринимают цели регионального антикоррупционного мониторинга и специфику его правового регулирования, организации и осуществления. В практике правового регулирования антикоррупционного мониторинга встречаются и нарушения норм юридической техники. Так, в Указе Губернатора Свердловской области, регулирующем вопросы организации и проведения регионального антикоррупционного мониторинга, в качестве цели выделено «обеспечение непрерывного наблюдения за реализацией мер по профилактике коррупции и осуществления мероприятий по устранению причин и условий, способствующих совершению коррупционных правонарушений» <54>. Здесь очевидно, что при подготовке нормативного правового акта правотворческий орган нарушил юридическую правотворческую технику, он в одном предложении фактически дублирует одно и то же положение, не подозревая того, что профилактика коррупции, в соответствии с федеральным антикоррупционным законодательством, и есть устранение причин и условий коррупционных правонарушений <55>. ——————————— <54> Указ Губернатора Свердловской обл. от 13 марта 2009 г. N 229-УГ «О мониторинге состояния и эффективности противодействия коррупции (антикоррупционном мониторинге) в Свердловской области» // Областная газета. 2009. 20 марта; Указ Губернатора Свердловской обл. от 3 ноября 2010 г. N 971-УГ «О мониторинге состояния и эффективности противодействия коррупции (антикоррупционном мониторинге) в Свердловской области» // Собрание законодательства Свердловской обл. 2011. N 11-3 (2010). Ст. 1827. <55> Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // СЗ РФ. 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6228.

Из приведенного выше можно сделать вывод о том, что региональные органы государственной власти по-разному определяют цели антикоррупционного мониторинга. При этом они, как правило, игнорируют положение о том, что антикоррупционный мониторинг — это всего лишь измерительный инструмент, который призван отслеживать качественные и количественные показатели (динамику и состояние) коррупции, ее причин и условий (коррупционных и/или коррупциогенных факторов), а также результативность антикоррупционной деятельности уполномоченных на то органов и должностных лиц, а также институтов гражданского общества и всего населения. Именно в этом его предназначение, а декларируемые в нормативных правовых актах цели регионального антикоррупционного мониторинга — это лишь основные направления деятельности (цели непрерывного действия), которые могут привести к наступлению желаемого результата путем постоянной ориентации поведения субъектов этой деятельности. Поэтому цель организации и проведения регионального антикоррупционного мониторинга выступает в роли стержня, вокруг которого формируются процедурные и технологические аспекты его результативного осуществления. В связи с этим становится очевидным, что необходима унификация региональных нормативных правовых актов, регулирующих организацию и проведение регионального антикоррупционного мониторинга, в том числе и при определении основных целей антикоррупционного мониторинга.

Библиографический список

1. Бикеев И. И., Бикмухаметов А. Э., Газимзянов Р. Р. и др. Коррупция и антикоррупционная политика: Терминологический словарь / Под общ. ред. Г. И. Райкова, П. А. Кабанова, Д. К. Чиркова. М., 2010. 2. Павленко О. В. Антикоррупционный мониторинг — необходимое условие антикоррупционных мероприятий // Следователь. 2013. N 4. 3. Хазанов С. Д. К вопросу о формировании механизмов оценки эффективности мер противодействия коррупции в Российской Федерации // Следователь. 2013. N 1. 4. Стороженко И. В. Антикоррупционный мониторинг организации экономического сотрудничества и развития: публично-правовой аспект организации противодействия криминальным формам коррупции // Административное и муниципальное право. 2010. N 6. С. 35 — 36.

References (transliteration)

1. Bikeev I. I., Bikmuhametov A. E., Gazimzyanov R. R. i dr. Korrupciya i antikorrupcionnaya politika: Terminologicheskiy slovar’ / Pod obsch. red. G. I. Raykova, P. A. Kabanova, D. K. Chirkova. M., 2010. S. 83. 2. Pavlenko O. V. Antikorrupcionnyy monitoring — neobhodimoe uslovie antikorrupcionnyh meropriyatiy // Sledovatel’. 2013. N 4. 3. Hazanov S. D. K voprosu o formirovanii mehanizmov ocenki effektivnosti mer protivodeystviya korrupcii v Rossiyskoy Federacii // Sledovatel’. 2013. N 1. 4. Storozhenko I. V. Antikorrupcionnyy monitoring organizacii ekonomicheskogo sotrudnichestva i razvitiya: publichno-pravovoy aspekt organizacii protivodeystviya kriminal’nym formam korrupcii // Administrativnoe i municipal’noe pravo. 2010. N 6. S. 35 — 36.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *