Неюридические формы существования права организующего типа

(Лановая Г. М.) ("История государства и права", 2013, N 12) Текст документа

НЕЮРИДИЧЕСКИЕ ФОРМЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ ПРАВА ОРГАНИЗУЮЩЕГО ТИПА <*>

Г. М. ЛАНОВАЯ

-------------------------------- <*> Lanovaja G. M. Non-legal forms of organizing law.

Лановая Галина Михайловна, доцент кафедры теории государства и права Московского университета МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

В статье доказывается, что право того же типа, что находит свое юридическое оформление в полицейском праве, обнаруживается также и в сфере локального регулирования, где оно существует в неюридических формах. Определяется, какие возможности для изучения условий эффективности полицейско-правового регулирования открывает изучение неюридических форм такого права.

Ключевые слова: тип права, полицейское право, корпоративное право, религиозное право, теневое право.

It is proved that the right of the same type, which finds its legal registration in the police law is generally found in the local regulation, where it exists in a non-legal forms. Determines which opportunities to study the effectiveness of the police legal regulation opens the study of the non-legal forms of the right.

Key words: type of law, police law, corporate law, religious law, shadow law.

Рассматривая систему юридических отраслей в качестве стержневого компонента любой правовой системы, нельзя не признать того, что ее формирование является процессом, вторичным по отношению к дифференциации типов права, различающихся заложенной в них правовой природой. Изучая типы права, интересным представляется решить вопрос о возможности существования каждого из них не только в юридической форме, в виде специфической отрасли или подотрасли, но и в формах неюридических <1>. -------------------------------- <1> Различая юридические и неюридические формы права, мы исходим из того, что для воспроизводства и обеспечения функционирования первых более значимым является государственно-властный фактор, вторых - самоорганизация и саморазвитие.

Значимым представляется установить возможность существования в неюридической форме права организующего типа, получающего свое оформление в полицейском праве как особой "юридической целостности" <2>. Обнаружение факта существования права такого типа хотя бы в одной неюридической форме стало бы серьезным аргументом, опровергающим мнение о государственно-властной природе полицейского права. А поскольку последнее оказывается догматической установкой, исходя из которой в юридической теории решается широкий спектр значимых для практики вопросов <3>, то, очевидно, если его ошибочность все же будет установлена, это обстоятельство сможет существенно повлиять на ход и результаты разработки соответствующей проблематики. -------------------------------- <2> Соловей Ю. П. Российское полицейское право: история и современность // Государство и право. 1995. N 6. С. 75. Здесь и далее мы исходим из качественной отличности полицейского права, связанного с организацией общественной жизни, от административного права, назначением которого выступает организация функционирования аппарата государства. <3> Как справедливо подчеркивает К. Е. Сигалов, правовая наука за тысячелетия своего существования "обросла бородой из устаревших методологий, мифов и догм" (см.: Сигалов К. Е. Бифуркация в праве // История государства и права. 2012. N 10. С. 11).

Рассматривая право организующего типа как такое, для которого отличительным является механизм властно-волевого упорядочения, предполагающий обеспечение реализации интересов за счет правового стимулирования или подавления активности самостоятельных в других отношениях субъектов права (что в полной мере демонстрирует полицейское право), его функционирование можно обнаружить в сфере локального правового регулирования, неюридического по своей организации. При этом речь может идти по крайней мере о трех самостоятельных формах группового права, посредством которого такое регулирование осуществляется, - о праве корпоративном, религиозном и теневом. Отличительными элементами механизма, характерного для права организующего типа, выступают нормоустановление, правообеспечение и надзор. Действие механизма, включающего в себя эти элементы, со всей очевидностью обнаруживается в функционировании группового права в каждой из трех рассматриваемых форм наряду с другими характерными для них механизмами. В частности, в механизме действия корпоративного права нормоустановление представлено деятельностью руководителей корпорации по созданию формальных норм, регулирующих корпоративное поведение, правообеспечение - установлением и применением различных видов санкций и поощрений, а надзор - функционированием системы институтов, деятельность которых фактически сводится к обнаружению условий и факторов, способствующих отклонению от требований корпоративных норм, и "купированию" случаев их нарушения на ранних стадиях, что обеспечивает недопущение наступления ощутимого урона для корпоративного порядка. То, что функционирование корпоративного, теневого и религиозного права демонстрирует действие механизма именно организующего типа, а не просто схожего с ним, во-первых, подтверждается тем, что в каждом из случаев обеспечивается воспроизводство нормативной системы, по своим базовым признакам аналогичной системе, характерной для полицейского права. И в корпоративном, и в теневом, и в религиозном праве, как и в полицейском, нормы носят предоставительно-обязывающий характер и формулируются предельно обобщенным образом. Их адресатами фактически выступают субъекты, противопоставленные властным, находящиеся в подчиненном по отношению к ним состоянии. На действия субъектов, олицетворяющих собой власть, нормы распространяются лишь формально, по факту их соблюдение обеспечивается только как результат ограничения или самоограничения власти. "Особенностью нормативных предпосылок возникновения и движения корпоративных правоотношений является то, что приоритет здесь отдается императивным нормам" <4>. То же самое характерно и для норм, возникающих в связи с действием организующего механизма в теневом и религиозном праве. -------------------------------- <4> Ломакин Д. В. Корпоративные правоотношения как составная часть системы гражданско-правовых отношений: на примере хоз. о-в: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009. С. 16.

Основой построения нормативной системы для группового права в каждой из рассматриваемых форм, как и в полицейском праве, выступает принцип взаимной ответственности. В любой социальной группе ее члены признаются ответственными за точное и неукоснительное соблюдение установленных предписаний, не оспариваемых, не обсуждаемых и не подвергающихся оценке с точки зрения своей правильности и целесообразности. Но при этом те, кто олицетворяют в группе власть, также несут позитивно-правовую ответственность. Руководство корпорации несет ответственность за сохранение ее как целостной, эффективно функционирующей системы. В религиозном праве на тех, кто предстает глашатаем божественной воли на земле, возлагается ответственность за демонстрацию собственным поведением правильности и целесообразности следования религиозным канонам. В теневом праве на тех, кто олицетворяет власть, возлагается ответственность за сохранение правовой жизни в соответствующей форме, за недопущение вытеснения криминального права из реальной правовой практики. Во-вторых, функционирование механизма властно-волевого упорядочения и в корпоративном, и в теневом, и в религиозном праве сопровождается воспроизводством ценностей, являющихся значимыми для того типа мышления, который продуцируется в связи с действием механизма, определяющего специфику полицейского права. Для всех групп, обладающих собственной системой правового регулирования, базовой ценностью, важность которой никоим образом не снижается в зависимости от того, какие еще ценности являются значимыми, выступает защищенность, а как следствие - связанные с нею ценности безопасности, силы, лояльности, законопослушности, общего блага. Это определяется тем, что для любого локального сообщества наиболее актуальными задачами выступают поддержание собственной целостности и идентичности, недопущение, с одной стороны, распадения, а с другой - растворения в социуме (ассимиляции). С решением названной задачи напрямую связывается защищенность групповых интересов, а в случае добровольного членства - также возможность реализации тех притязаний, для осуществления которых индивид становится участником социальной группы. Если групповое право, функционируя, не дает защищенности, его ценность автоматически утрачивается. Правовым идеалом в контексте любой из рассматриваемых неюридических форм права выступает такое действие организующего механизма, которое осуществляется помимо усилий со стороны членов сообщества. При этом чем эффективнее действует механизм, тем более сплоченной оказывается группа. Вопрос о подконтрольности власти и тех, кто ее олицетворяет, ни в корпоративном, ни в теневом, ни в религиозном праве не ставится. Ответственный характер власти презюмируется, и если власть оказывается безответственной, то осознание этого - не результат целенаправленного наблюдения за ней, осуществляемого специально для обеспечения оптимального ее функционирования, а сиюминутно (в большинстве случаев даже не рационально, а интуитивно) делаемая констатация. Перечисленные особенности в полной мере характерны и для полицейского права. В-третьих, в результате действия группового права в каждой из рассматриваемых форм складываются правоотношения, обладающие теми же признаками, что и отношения, выступающие результатом действия полицейского права как юридической формы, в которой существует право организующего типа. В любой группе, для которой характерно наличие собственной системы правового регулирования, обнаруживаются правоотношения, представляющие собой отношения подвластных с властвующим субъектом. При этом поскольку в таких отношениях презюмируется, что властвующий представляет значимый для всех членов группы интерес, то возникающие отношения фактически приобретают характер подданничества. Подтверждением тому служит факт, что складывающаяся в группе на основе действия организующего механизма культура несет в себе основные черты правовой культуры подданнического типа. Члены группы осознают свое подчиненное положение по отношению к тем субъектам, которые обладают в ней правотворческими полномочиями; преимущественно демонстрируют пассивное отношение к деятельности, связанной с воспроизводством и обеспечением функционирования организующего механизма; в большинстве своем не ориентированы на защиту своих прав. Субъективные права в рамках рассматриваемых правоотношений в основном являются санкционированными или дарованными, предоставленными, обязанности директивно предписываются. И характер поведения субъектов правоотношений, и формы их правового общения соответствуют тем, которые отличают правоотношения, воспроизводящиеся посредством механизма властно-волевого упорядочения, действующего в полицейском праве. Представляется, что проведенный анализ с уверенностью позволяет говорить о том, что в применении к праву организующего типа следует вести речь не только о полицейском праве как о юридической форме его существования, но и о неюридических его формах - корпоративном, теневом и религиозном праве. Значит, природа полицейского права отнюдь не является государственно-властной; таковой может быть признана исключительно организация его функционирования. Исследование права организующего типа в его неюридических формах имеет не только теоретическую значимость (в силу того, что обеспечивает формирование наиболее полного и точного представления о качественной специфике такого права), но и очевидную практическую ценность. В силу первичности для неюридического права процессов самоорганизации, а не властно-волевого упорядочения, именно существуя в неюридических формах, право рассматриваемого типа воспроизводится адекватным его природе образом. А значит, изучая особенности действия такого права в форме корпоративного, религиозного и теневого права, можно обнаружить условия его адекватного функционирования в применении к тем случаям, когда оно получает свое оформление в полицейском праве. Исследование права организующего типа в его неюридических формах, в частности, свидетельствует о том, что оно адекватно функционирует только тогда, когда его действие не является универсальным, не исчерпывает собой все правовое регулирование в соответствующей сфере. Следовательно, и полицейское право как право организующего типа не может быть единственным и универсальным юридическим регулятором, сфера его действия обязательно должна быть ограниченной. То, что универсальность, всеобъемлемость и всеисчерпываемость - препятствия для адекватного функционирования полицейского права, подтверждается тем, что неоправданное с точки зрения массовых представлений разрастание его становится фактором, обусловливающим появление конституционного права. Последнее, собственно, и рассматривается традиционно именно в качестве такого, которое исторически нацелено на ограничение произвола власти во имя обеспечения прав человека, признания их базовыми и неотчуждаемыми <5>. -------------------------------- <5> Чиркин В. Е. О тенденциях развития конституций в современном мире // Современное конституционное право. М., 2010. С. 9 - 10.

К тем условиям адекватности функционирования полицейского права как права организующего типа, которые обнаруживаются в процессе анализа действия права того же типа, но в его неюридических формах, относится и наличие у субъектов, выступающих в нем и в качестве осуществляющих власть, и в качестве подвластных, единого представления об общезначимых интересах и целях. Если властвующие видят цель организации, упорядочения существующих отношений в одном, а подвластные связывают ее с наступлением принципиально других результатов, право организующего типа, в т. ч. и в такой юридической форме, как полицейское право, адекватно функционировать не может. Еще одним условием адекватного функционирования права организующего типа является то, что противопоставленность властных субъектов и подвластных не должна приобретать форму конфронтации или конфликта. Противопоставление должно быть связано с пониманием или чувствованием различия правовых ролей, функций, а не с осознанием факта существования столкновения, противоборства. Изучение особенностей корпоративного, религиозного и теневого права как неюридических форм права организующего типа указывает и на то, что важным условием адекватности функционирования полицейского права выступает легитимность господства группы, осуществляющей власть и в силу этого обеспечивающей воспроизводство и функционирование права организующего типа. Если власть не является легитимной, то любые исходящие от нее установления не рассматриваются в качестве правовых, даже если очевидно имеют полезный, значимый для общества характер. В рамках статьи всесторонне и полно рассмотреть проблему условий адекватного функционирования полицейского права, которая видится чрезвычайно сложной, невозможно. Однако, как представляется, уже саму постановку обозначенной проблемы, обнаружение одной из тех догматических установок, опора на которые в ее анализе поневоле приводит к ошибочным результатам, следует признать важным шагом на пути к ее правильному решению.

------------------------------------------------------------------

Название документа