Науковедческие проблемы криминалистики

(Сокол В. Ю.) («Общество и право», 2008, N 1) Текст документа

НАУКОВЕДЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИКИ

В. Ю. СОКОЛ

Сокол Валерий Юрьевич, кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Кубани, помощник начальника Краснодарского университета МВД России по международным связям.

Науковедение изучает общие закономерности развития науки, процесса производства научных знаний, оптимальных форм организации науки, достижения высокой эффективности научно-исследовательской работы, а также взаимосвязи науки с практикой. Однако применительно к деятельности правоохранительных органов вопрос исследования взаимодействия системы «научное исследование — практика» по-прежнему остается неразрешенным, так как общие науковедческие положения не отражают и не могут с необходимой полнотой характеризовать и учитывать специфику деятельности правоохранительных органов <1>. ——————————— <1> См.: Кузнецов Н. М. Проблема внедрения достижений научно-технического прогресса и ее место в криминалистике // Криминалистическая техника: достижения науки и практики в учебный процесс. Тезисы выступлений на научно-методическом семинаре-совещании по актуальным проблемам совершенствования преподавания криминалистики (Ленинград, май 1990 г.). Ленинград: Высшая юридическая заочная школа. Ленинградский факультет, 1990. С. 38.

В этой связи В. П. Бахин верно отмечал, что науковедением и ее исследователями не могут быть в полной мере учтены и отражены в соответствующих разработках специфические особенности отдельных отраслей знаний и обслуживаемых ими сфер практической деятельности, поэтому каждой конкретной наукой на основе общих положений науковедения должны определяться и исследоваться частные условия и порядок обеспечения практики научными достижениями <1>. С ним проявляет солидарность М. В. Субботина <2>. ——————————— <1> См.: Бахин В. П. Следственная практика: проблемы изучения и совершенствования. К.: Лыбидь, 1991. С. 95. <2> См.: Субботина М. В. Криминалистические проблемы расследования хищений чужого имущества: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Волгоград, 2004. С. 22.

Изложенное подтверждает необходимость проведения в криминалистике науковедческих разработок, которым до настоящего времени не уделяется должного внимания. В частности, О. В. Челышева отмечает, что, «анализируя историю развития науки, криминалистическую библиографию, нельзя не обратить внимание на крайне малое количество исследований науковедческих аспектов. Значение указанных проблем явно недооценивается» <1>. В. И. Шаров делает вывод «о необходимости работ науковедческого характера, которые бы помогли навести порядок в криминалистическом хозяйстве» <2>. ——————————— <1> Челышева О. В. Объект и предмет криминалистики (генезис, содержание, перспективы развития). СПб., 2001. С. 143. <2> Шаров В. И. Формализации в криминалистике. Вопросы теории и методологии криминалистического исследования: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Н. Новгород, 2003. С. 26.

В последние десятилетия отмечается дальнейшее увеличение разрыва между криминалистикой и практикой борьбы с преступностью. Очевидно, что диалектика соотношения научного знания и его использования в практической деятельности предопределяется объективным характером существования указанного противоречия, которое обусловлено, в частности, большей мобильностью научного знания. Тогда как для практического использования нового знания требуется определенное время, в течение которого должна быть обеспечена его методическая обработка, переподготовка кадров и т. д. Однако имеются и другие причины усиливающегося разрыва между криминалистикой и практикой борьбы с преступностью, среди которых важное место занимает то, что криминалистика концентрируется преимущественно на внутренних характеристиках своего развития, что создает реальную основу ее отрыва от проблем практики, влечет невостребованность научных криминалистических изысканий практикой. Тогда как криминалистику необходимо рассматривать в двух взаимосвязанных аспектах: как целостное образование со своей внутренней структурой, а также в аспекте ее функционирования в практике борьбы с преступностью. Негативное влияние на развитие криминалистики оказывает и такая сравнительно молодая отрасль паранауки, как паракриминалистика, которую А. М. Ларин определяет как отрасль околонаучных знаний и совокупности приемов раскрытия преступлений, которые еще не получили достоверного естественнонаучного, правового и этического обоснования, но уже рекомендованы разработчиками как эффективные новшества и внедряются в следственную практику <1>. ——————————— <1> См.: Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика: Научно-практическое и учебное пособие. М.: БЕК, 1996. С. 86 и др.

Можно констатировать, что криминалистика в настоящее время оперирует не только научными фактами, но и различными мифами. В России практикует почти полмиллиона магов, колдунов, гадалок, экстрасенсов-целителей и т. п. <2>. А. М. Ларин верно отмечал, что всегда «появляются охочие люди, которые предлагают за скромное вознаграждение простые, дешевые, легкие способы и приемы раскрытия преступлений. Эти предложения, орнаментированные ссылками на диалектический материализм и спиритизм, теорию информации и экстрасенсорное восприятие, палеонтологию и биоритмы, приобретают наукообразный вид. Для перепуганных чиновников, не особенно разбирающихся в сути дела, эти предложения — последняя надежда» <2>. ——————————— <1> См.: Дубровский Д. И. Новые информационные технологии и судьбы рациональности в современной культуре. Материалы Круглого стола // Вопросы философии. 2003. N 12. С. 9. <2> Ларин А. М. Указ. соч. С. 11.

Р. С. Белкин обоснованно указывал, что «в криминалистической науке к настоящему времени накопилось значительное число различных умозрительных конструкций и «открытий», которые не имеют ни теоретических, ни практических обоснований. Их авторы, одержимые либо беспочвенными иллюзиями, либо амбициями, настойчиво пропагандируют свои идеи и, что особенно тревожно, находят сочувственный отклик у недостаточно компетентных или простодушных читателей и участников конференций, загипнотизированных подчас громкими именами «первооткрывателей». Думаю, что наступил момент серьезно разобраться с этими криминалистическими фантомами, наносящими ущерб и науке, и практике борьбы с преступностью» <1>. Требуется кропотливая работа по отсеиванию сомнительных рекомендаций, которые противоречат законам естествознания, логики, этики и т. п., что позволит не засорять криминалистику сомнительной информацией. ——————————— <1> Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001. С. 7 — 8.

Задачи оптимизации криминалистической научной деятельности, увеличения ее технологической результативности и социальной эффективности настоятельно требуют проведения дальнейших комплексных исследований теоретико-методологического характера, относящихся к науковедческим проблемам криминалистики, анализу новых форм и механизму взаимодействия (интеграции) теории и практики. Нельзя сказать, что в криминалистике вообще не уделялось внимания науковедческим вопросам. Так, А. Ю. Головин выделял науковедческие основы криминалистики, содержащие положения, формирующие представление о предмете и объекте познания криминалистики, ее задачах, принципах, законах развития и месте в системе научного знания, а также исторические аспекты развития криминалистического научного знания <1>. Н. П. Яблоков указывал на необходимость выделения в структуре общей теории криминалистики комплекса науковедческих предложений (представление об объекте и предмете познания, задачах развития, связях с родственными и иными науками, их роли в формировании отдельных положений в криминалистике и т. д.) <2>. О. В. Челышева даже предлагала придать науковедческим основам криминалистики статус самостоятельного раздела — «Криминалистическое науковедение» <3>. ——————————— <1> См.: Головин А. Ю. Криминалистическая систематика: Монография. М.: ЛексЭст, 2002. С. 77. <2> См.: Яблоков Н. П. Криминалистика: Учебник. М., 2000. С. 7. <3> См.: Челышева О. В. Указ. соч. С. 143.

Несложно обнаружить, что интерес у ученых-криминалистов к науковедческим вопросам по-прежнему ограничивается проведением исследований, связанных преимущественно с определением объекта и предмета криминалистики, функций, задач, принципов и законов развития криминалистики. Тогда как проводится крайне недостаточно исследований процессов трансформации традиционного криминалистического знания в практико-ориентированное, механизма реализации криминалистической теории в практическую деятельность, внедрения криминалистических инноваций в практическую деятельность правоохранительных органов, динамики развития криминалистических инновационных процессов в целях повышения эффективности раскрытия и расследования преступлений и т. п., круга вопросов, относящихся к проблеме криминалистического обеспечения практической деятельности правоохранительных органов. Нужен поворот в развитии науки криминалистики, чтобы ее творческая мощь в полной мере находила реализацию в практической деятельности правоохранительных органов. Дальнейшее развитие науковедческих основ криминалистики должно быть неразрывно связано, помимо традиционных исследований (объекта и предмета, функций, задач, принципов и законов развития криминалистики), со следующими тремя перспективными науковедческими блоками: 1) криминалистическая неология, изучающая особенности и закономерности создания нового в криминалистике: понятие нового, его критерии, соотношение с традициями, исследование этапов создания нового, классификация нововведений, источники инновационных идей, правовое обеспечение инноваций, субъекты создания нового и т. д.; 2) криминалистическая аксиология, изучающая закономерности и особенности восприятия и оценки криминалистических новшеств представителями криминалистического научного сообщества и практическими работниками, готовности к восприятию и оценке нового и т. п.; 3) криминалистическая праксиология, изучающая закономерности и особенности внедрения, использования и применения на практике криминалистических новшеств. Эффективность современной криминалистики во многом определяется приоритетными направлениями научных исследований. Сегодня, к сожалению, можно наблюдать субъективность и необоснованность выбора тематики научных криминалистических исследований, не позволяющих в полной мере учитывать стратегические и тактические задачи развития науки. Возникала острая необходимость выбора новой стратегии и тактики организации и управления научными исследованиями в криминалистике, ориентированных на востребованность научных разработок практикой. Посредством использования наукометрических исследований в криминалистике станет возможным путем замера различных количественных характеристик определить общую картину развития науки <1>. ——————————— <1> См.: Бахин В. П. Указ. соч. С. 94.

Перед криминалистикой стоит методологическая проблема разрешения диалектического взаимодействия формы и содержания: материальных выразителей науки криминалистики и ее содержания (системы знаний). Основной формой существования криминалистики (как совокупности знаний) является научная, научно-методическая и т. п. литература и криминалистическая техника. Криминалистическое знание выступает в двух формах: скрытой — гносеологической или содержательной (гипотеза, теория, закон, модель, технология, прием и др.) и внешней — публикационной (в виде различного рода публикаций) или в виде образцов криминалистической техники. Объективно существуют трудности в оценке результатов научных криминалистических исследований. В настоящее время традиционными системами оценки научных результатов являются такие, как применение экспертных оценок, основанных на мнениях различных исследователей-специалистов в конкретной области знаний, и подсчет научных публикаций по определенной тематике. Тогда как необходимо полнее использовать для оценки научных криминалистических результатов, разработанные в науковедении различные оценочные подходы и методики, которые могут быть сведены к шести основным классам: 1) публикационно-информационные; 2) социально-информационные; 3) бальные; 4) кластерно-сетевые; 5) экспертные; 6) комбинированные (гибридные) <1>. ——————————— <1> См.: Пенькова О. В., Тютюнник В. М. Науковедение, наукометрия и их производные: методы количественной оценки научной деятельности: Монография. Тамбов: Изд-во МИНЦ, 2002. С. 32 — 33.

Каждая из указанных методик позволяет получать сведения об оцениваемом научном результате в виде набора значений определенных показателей (характеристик), соответствующих какой-либо отдельной стороне научного результата. Комплексное применение различных науковедческих методик создает новые возможности для анализа научного криминалистического знания, позволяет выявлять внутреннюю когнитивную структуру криминалистики, ее концептуальный каркас, определять тенденции развития науки, избегая односторонности оценки состояния и тенденций развития криминалистики.

——————————————————————

Название документа