Интегративное правопонимание: особенности, возможности, возражения

(Карнаушенко Л. В.) («История государства и права», 2013, N 21) Текст документа

ИНТЕГРАТИВНОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ: ОСОБЕННОСТИ, ВОЗМОЖНОСТИ, ВОЗРАЖЕНИЯ

Л. В. КАРНАУШЕНКО

Карнаушенко Леонид Владимирович, соискатель кафедры теории государства и права Московского университета МВД России, доктор исторических наук, доцент.

В статье на основе критического анализа ряда узловых методологических вопросов, касающихся организации правопонимания как содержательного процесса, выясняются условия, при которых интегративное правопонимание как самостоятельный тип правопонимания становится возможным.

Ключевые слова: правопонимание, интегративное правопонимание, методология, идея интегративности, системный анализ, комплексное исследование, дискурс.

The integrative understanding of the right: features, possibilities, objections L. V. Karnaushenko

In article on the basis of the critical analysis of some the central methodological questions, concerning the organisations understanding of the right as substantial process, are found out conditions at which integrative understanding of the right as the independent type understanding of the right becomes possible.

Key words: understanding of the right, the integrative understanding of the right, methodology, idea of the integration, the system analysis, complex research, a discourse.

Правопонимание — не одна из проблем общеправовой теории, а предмет и цель этой теории в целом. Все остальные проблемы правовой теории можно с полным основанием рассматривать как конкретизации проблемы правопонимания. Более того, потеря смысловой связи с правопониманием делает решение любой проблемы неоднозначным и сомнительным с точки зрения сохранения целостности общеправовой теории. Сама проблема правопонимания имеет сложносоставной характер, и узловое место в ее решении принадлежит, безусловно, выработке методологии, т. е. ответу на вопрос, что надо делать, чтобы достичь понимания того, что такое право в его как можно более общих характеристиках. Правопонимание является непрерывным процессом, ведущим к периодической «перезагрузке» всей общеправовой теории. Тому есть как минимум две причины. Первая — право содержательно постоянно меняется, оно динамично. Происходит это в первую очередь вследствие реактивной способности действующего права отражать изменения, происходящие в общественной жизни в целом. Чем интенсивнее эти изменения, тем динамичнее становится и право. При этом, однако, право далеко не во всем удовлетворяет современное общество, эффективность его недостаточна, хотя роль правовых начал и регуляторов возросла, и надежда на способность права обеспечить нормальную жизни людей привычна и еще не утрачена. Это добавляет динамики в действие права. При этом возникает вопрос: не приводят ли интенсивные содержательные изменения (накопления) к изменениям более глубоким, сущностным, доходящим до уровня принципов права, его строя, характера? Может быть, современное право изменилось уже настолько, что сложившиеся классические подходы к его пониманию утратили способность выразить его адекватным образом? Вторая причина состоит в том, что право представляет собой неоднородное, очень сложное явление, и процесс познания его сопровождается углублением в него, обнаружением новых смысловых пластов, что постоянно требует совершенствования познавательного (понимающего) инструментария. Следствием и той, и другой причины являются неустанные попытки отечественных теоретиков выработать новые подходы к пониманию права, которые лучше отражали бы современное право, а сквозь призму его — природу права. Для успешного осуществления этих попыток рядом наук — этнографией, юридической антропологией, этологией, историей, конкретной социологией — накоплен богатейший фактологический материал, на котором выросла относительно новая наука — сравнительное правоведение. Однако все эти науки лишь объясняют существующую в конкретных условиях правовую практику, они сосредоточены преимущественно на содержательной особенности конкретных правовых систем, т. е. заняты вопросами существования права, в то время как вопрос о его сущности и природе остается открытым. Поэтому вполне понятна активизация в общеправовой теории перехода от объяснения или оправдания правовой практики (что предпочитала делать марксистская юридическая теория) к познанию права на базе соразмерной поставленной задаче методологии. Прежде всего это выразилось в конструировании новых вариантов правопонимания. С наибольшей активностью разрабатывается так называемое интегративное правопонимание. Сама по себе идея интегративного правопонимания не нова; возникла она еще в XIX в. Суть ее в том, что более глубокого и всестороннего видения права можно добиться за счет изучения права с разных сторон, в разных его проявлениях, в том числе и за счет своеобразного синтеза, компромисса, сочетания и т. п. отдельных элементов, свойственных разным типам правопонимания, главным образом естественно-правовой доктрине, социологическому и позитивистскому (собственно юридическому) правопониманию. Уже традиционно к наиболее последовательным выразителям этой идеи относят Дж. Холла (в том числе и как автора термина «интегративная юриспруденция»), П. А. Сорокина, из наших современников — Г. Дж. Бермана, Н. Лумана, Ж.-Л. Бержеля, а среди отечественных правоведов, XIX же века, — П. Г. Виноградова, Б. А. Кистяковского, А. С. Ященко. Идея интегративности допускает множество возможных модификаций понимания права, иногда существенно разнящихся. Это естественно, ибо интегративный подход можно считать универсальным, объемлющим весьма разнородные знания о праве. Как следствие, в рамках современной отечественной общеправовой теории сформировались несколько вариантов интегративного правопонимания, среди которых особо выделяются теории, обосновывающие либертарно-юридическое (В. С. Нерсесянц), институциональное (В. А. Четвернин) правопонимание; на это же направлены концепция реалистического позитивизма (Р. А. Ромашов), коммуникативная (А. В. Поляков), диалоговая (И. Л. Честнов) теории. Несомненно, идея интегрирования разных знаний о праве в единую теорию плодотворна. Но ее воплощения (по крайней мере в указанных теориях) пока, на наш взгляд, не являются качественным прорывом в общеправовой и философско-правовой теории и должны быть восприняты с известной долей сомнения. Сомнения следующие. 1. Возможен ли на самом деле синтез классических концепций правопонимания в некое новое правопонимание? По нашему мнению, такой синтез к определенному правопониманию не ведет. В правопонимании, как и в предельно общей характеристике философского учения (например, в отнесении его к материалистическому или идеалистическому), в правовой теории проводится «водораздел», который не позволяет формироваться эклектичному взгляду на право, и замысленный интегративистами компромисс доктрин связан в действительности не с правопониманием, а с выработкой разностороннего знания о праве. Правовые доктрины (так называемые типы правопонимания) формируются и существуют как альтернативные (конкретнее — как исключающие друг друга), а не как взаимодополнимые, частично согласующиеся, поддающиеся компромиссу; в этом их смысл и назначение. Невозможно, чтобы правопонимание в чем-то было нормативистским, в чем-то — естественно-правовым, в чем-то — социологическим, в чем-то — историческим и т. д. Иными словами, определенности, мировоззренческой ясности правопонимание смешанного типа не порождает; сложносоставное понимание не дает цельного видения и понимания права. Попытки синтезировать элементы разных правовых концепций не ведут на самом деле к новому правопониманию, а являются лишь более или менее успешным внедрением элементов одной доктрины (или нескольких доктрин) в одну из уже существующих. Так, например, Г. Дж. Берман <1> соединял правовой позитивизм, теорию естественного права и историческую школу, будучи убежденным, что каждая из трех школ выделяет такие измерения права, совмещение которых вполне возможно. Но основой такого совмещения, по его мнению, может быть только историческая юриспруденция. То есть элементы разных правопониманий интегрированы в историческое понимание права. ——————————— <1> См.: Берман Г. Дж. Западная традиция права. М.: Издательство МГУ; ИНФРА-М-НОРМА, 1998.

Можно также ввести элементы позитивистской теории в естественно-правовую, и наоборот, но нельзя на основе этой процедуры сформировать какое-то третье видение права. 2. Способно ли правопонимание в каком-нибудь из своих вариантов (типов) охватить все факты правовой реальности (а к этому как раз и стремятся интегративисты)? И с этой ли проблемой связано правопонимание? Правопонимание есть выражение права в его сущности, а не в реальности (в проявлениях); оно схватывает право в целом, а не в совокупности его элементов. Поэтому оно, во-первых, интенционально, т. е. направляет познавательный процесс в определенную плоскость, и во-вторых, оно всегда тенденциозно, т. е. заставляет в реальности видеть то, что на самом деле отлично от нее (как всякая сущность от любого явления). Правопонимание есть задача мировоззренческого плана, а мировоззрение, даже опирающееся на научные знания (так называемое научное мировоззрение, которое, несомненно, лежит в основе интегративных теорий), все-таки не совпадает с познавательным процессом и не исчерпывается научными знаниями. Таким образом, в указанном аспекте в интегративных теориях скорее аккумулируется (и связывается) разнородное знание о праве, чем складывается целостное правопонимание. 3. Все интегральные теории в основу того или иного варианта правопонимания кладут некоторое базовое, системообразующее свойство. Этот подход является традиционным, на нем строятся практически все известные типы правопонимания. На наш взгляд, выработка правопонимания на основе одного смыслообразующего свойства не согласуется с самой познавательной задачей — получением интегративного правопонимания. При таком методологическом подходе создается возможность конструировать модификации правопонимания, даже в рамках интегративной теории, практически бесконечно. Рано или поздно возникнет задача интегрировать в какую-нибудь «метаинтегративную» теорию все многообразие выработанных вариантов интегративного правопонимания. Ответ на вопрос о том, на какой методологической основе можно будет решить и эту задачу, очевиден — только на основе философской методологии. В принципе интегративный подход требует философской методологии, которая сама по себе, конечно, неоднородна (например, диалектическая или феноменологическая методологии существенно различны), но тем не менее только она способна обеспечить выведение смыслообразующих свойств <2>. А поскольку именно этим путем и идут отечественные интегративисты, то не является ли в таком случае интегративное правопонимание лишь модификацией естественно-правовой теории (которая, как известно, тоже неоднородна)? ——————————— <2> См. об этом, в частности: Малахов В. П. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридической теории. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011.

Следует, однако, заметить, что указанный подход не является единственно возможным. Действительно новый тип правопонимания возможно сконструировать, только используя иные методологические подходы. 4. По нашему мнению, существо интегративного метода, на базе которого и складывается интегративное правопонимание — пока, по крайней мере, — недостаточно четко отличено от системного подхода к познанию права и от комплексного исследования. Конечно, они тесно связаны и частично перекрывают друг друга, однако вовсе не совпадают. Это ведет к путанице в оценке исследований отдельных ученых на предмет их отнесения к интегративной теории. Так, вряд ли стремление Б. А. Кистяковского изучать право с разных сторон, включая социологические, психологические, государственно-организационные и нормативные проявления, можно считать интегративным анализом. Это очевидный комплексный подход к изучению предмета. Или, например, задача интеграции культур Запада и Востока, которую формулировали П. А. Сорокин или Н. Луман, — помимо того, что межцивилизационный синтез является совершенно абстрактной, умозрительной позицией и в практическом плане утопичен, — вряд ли вообще связана с проблемой правопонимания. Западные теоретики предпочитают относиться к праву как к полисистемному явлению, а потому реализуют скорее системный, нежели интегративный, подход. Но системный подход, хотя и служит одним из средств выработки интегративного правопонимания, сам по себе с решением задачи правопонимания не связан. Тем более он не может рассматриваться как альтернатива интегративному правопониманию <3>. Системного правопонимания нет. ——————————— <3> См., напр.: Евдеева Н. В. Интегративные теории правопонимания в современной России: Автореф. дис. … к. ю.н. Н. Новгород, 2005. С. 12.

5. Проблема правопонимания пока чаще всего видится в поиске универсального определения права, которое стало бы долгожданным ключом к решению любого теоретико-правового вопроса. Это прямое следствие выделения того или иного системообразующего свойства права. Однако определениями теория исчерпываться не может и не к ним сводится, хотя для юридической науки они играют и гораздо более существенную роль, чем в иных социальных науках. Единого понятия права быть принципиально не может. «Право» — концепт, т. е. слово, обладающее неопределенным множеством значений; это такая смысловая единица, прежде всего правосознания, которая относится к, так сказать, фоновым смысловым единицам дискурса, задающим ему очевидность и понятность. Проговаривание его значений — непрекращающийся процесс. Значит, не может быть и единого, а тем более «единственно правильного» правопонимания. Различия в правопонимании не носят субъективного характера и не обусловлены исключительно интеллектуальной позицией ученого; они объективны и неустранимы. Таким образом, правопонимание как содержательный процесс не связано с учетом всех значений слова «право», и с этой точки зрения интегративное правопонимание не является пониманием более высокого уровня, на котором синтезируются правовые доктрины, а представляет собой правопонимание, одноуровневое всем другим. В связи с этим можно прислушаться к рекомендации отказаться, по крайней мере на данном этапе развития общеправовой теории, от попытки выработать единое определение права <4>, равно как и от попытки свести разные правовые доктрины в единую структурную концепцию. ——————————— <4> Там же. С. 25.

Высказанные сомнения относительно отдельных моментов, связанных с проблемой правопонимания, в том числе и интегративного, не являются основанием для неприятия позиций сторонников интегративной теории и с отказом от попыток получить какой-то новый синтез из сложившейся совокупности теоретических и эмпирических знаний о праве. Авторская позиция относительно способа достижения интегративного правопонимания состоит в преодолении выявленных и изложенных выше недостатков методологического обеспечения данного базового интеллектуального процесса. Во-первых, эта позиция связана с отказом от смешения типов правопонимания при выработке интегративного видения права. Иными словами, следует говорить не о переносе элементов разного правопонимания в общую концепцию, а просто о соединении разнородных знаний, полученных как в эмпирическом исследовании, так и умозрительно (в том числе и в рамках догматического, конструирующего мышления) в одну теорию. И это только предпосылка для постановки вопроса об интегративном правопонимании. Во-вторых, эта позиция связана с отказом от поисков системообразующего свойства права как главного основания для выработки правопонимания. Следует согласиться с тем, что понимание права складывается из учета множества совершенно равнозначных (для понимания права) свойств, качеств, признаков и т. д. права. Иными словами, правопонимание является следствием не выработки исходных определений, даже очень объемных, а дискурса. Правопонимание — как фотон: будучи остановленным, он исчезает; правопонимание — непрерывный и незавершаемый процесс. И только при таком условии оно — суть общеправовой теории. В-третьих, эта позиция связана с отказом от единственной методологии, с помощью которой можно выстроить правопонимание. Сочетание методологий позволяет получить интегративное правопонимание <5>. ——————————— <5> См.: Малахов В. П. Указ. соч.

Список использованной литературы

1. Берман Г. Дж. Западная традиция права. М.: Издательство МГУ; ИНФРА-М-НОРМА, 1998. 2. Евдеева Н. В. Интегративные теории правопонимания в современной России: Автореф. дис. … к. ю.н. Н. Новгород, 2005. С. 12. 3. Малахов В. П. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридической теории. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *