Надзор за оперативно-розыскной деятельностью

(Бондаренко В. А.)

("Законность", 2013, N 2)

Текст документа

НАДЗОР ЗА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

В. А. БОНДАРЕНКО

Бондаренко Василий Альбертович, прокурор Ленинского административного округа города Омска.

В статье обобщена практика надзора прокуратуры Ленинского административного округа города Омска за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел, раскрыта методика проведения проверок законодательства об оперативно-розыскной деятельности.

Ключевые слова: прокурор, оперативно-розыскная деятельность, надзор за законностью, дело оперативного учета, нарушения федерального закона.

About practice of supervision for operatively - the search activity

V. A. Bondarenko

In article practice of supervision of prosecutor's office of the Lenin administrative district of Omsk behind operational search activity of law-enforcement bodies is generalized, the technique of carrying out verifications of the legislation on operational search activity is opened.

Key words: prosecutor, operational search activity, supervision of legality, business of the operative account, violations of the federal law.

Оперативно-розыскная деятельность занимает значимое место в борьбе с преступностью, и ее роль в раскрытии и предупреждении преступлений все более и более возрастает. Вместе с тем, принимая во внимание, с одной стороны, потребность в повышении ее эффективности, а с другой - необходимость соблюдения при ее осуществлении прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, очевидным представляется и повышение роли прокурорского надзора за деятельностью органов, осуществляющих оперативно-розыскную работу.

Прокуратура Ленинского административного округа г. Омска систематически осуществляет надзор за исполнением требований Федерального закона от 12 августа 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности". Это направление - одно из приоритетных в надзорной деятельности прокуратуры округа.

Надзор осуществляется в соответствии с Приказом Генерального прокурора РФ от 15 февраля 2011 г. N 33 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности", а также Приказом прокурора Омской области от 13 апреля 2011 г. N 14 "О порядке исполнения Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 15 февраля 2011 года N 33 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности".

Проверки соблюдения требований ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" в поднадзорных органах осуществляются прокуратурой округа два раза в квартал, а по делам оперативного учета, заведенным с целью раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений против личности, ежемесячно. По результатам проверок проводится анализ результатов оперативно-розыскной деятельности с конкретными выводами по совершенствованию надзорной деятельности и активизации работы органов, осуществляющих ОРД.

В работе прокуратуры округа и поднадзорных правоохранительных органов есть положительные примеры слаженных действий, когда изучение дел оперативного учета и нераскрытых уголовных дел, а также проведение совместных совещаний привели к раскрытию особо тяжких преступлений прошлых лет - изнасилования 2005 г. и причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, 2007 г. По этим делам состоялись обвинительные приговоры с определением реальной меры наказания.

Перед проведением проверки соблюдения законодательства об оперативно-розыскной деятельности работники прокуратуры округа изучают статистические показатели работы оперативных подразделений, динамику конкретных видов преступлений и проведенных оперативно-розыскных мероприятий, при необходимости предварительно изучают уголовные дела (в том числе прекращенные и приостановленные), возбужденные по материалам оперативного подразделения по тем направлениям преступной деятельности, которые подлежат проверке.

Время проверки необходимо согласовывать с руководителем оперативного подразделения либо курирующим его начальником. Согласование необходимо потому, что дела оперативного учета (далее - ДОУ) хранятся у оперативных сотрудников в сейфах и по первому требованию не всегда могут быть выданы прокурору в связи с отсутствием сотрудника на рабочем месте. При согласовании также определяются служебное помещение, где будет осуществляться проверка, лица, присутствующие при этом.

Проверки работники прокуратуры округа проводят сплошным методом, в них, как правило, одновременно участвуют 2 - 3 помощника прокурора, заместитель прокурора, в нередких случаях прокурор, чтобы изучить все дела оперативного учета, находящиеся в производстве.

Проверку необходимо начинать с ознакомления с учетно-регистрационной документацией (книга учета сообщений о преступлениях (КУСП), журнал регистрации ДОУ, журнал регистрации сообщений от лиц, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, и др.).

Путем сопоставления регистрационных номеров сообщений от лиц, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, и дат заведения изучаемых ДОУ, заведенных в анализируемый период, можно выявить нарушение сроков их заведения, а также факты незаконного заведения ДОУ.

Для примера: в одном ДОУ были три сообщения от лиц, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, на основании которых оно было заведено, два из них не имели дат и не были зарегистрированы в установленном порядке. При проверке журнала учета сообщений от лиц, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, и других оперативно-служебных документов установлено, что сообщений вообще не поступало. Таким образом, ДОУ заведено в нарушение действующего законодательства. По указанному ДОУ прокуратурой округа внесен протест на постановление о его заведении, который рассмотрен и удовлетворен.

При проверке своевременности заведения ДОУ работники прокуратуры округа истребуют сведения информационного центра о нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлениях, кроме того, изучают журналы учета уголовных дел следственных органов с целью установления нераскрытых уголовных дел, по которым заведение ДОУ обязательно.

Путем изучения журнала регистрации ДОУ устанавливаются факты незаведения либо несвоевременного их заведения.

При проверке дел оперативного учета, находящихся в производстве, особое внимание необходимо обращать на наиболее распространенные нарушения федерального закона, к которым относятся:

- незаконное заведение дел оперативного учета в целях улучшения статистических показателей (выявляется изучением конкретных дел оперативного учета, проверкой оснований их заведения);

- незаконное проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих или нарушающих конституционные права граждан (отсутствие разрешения суда на проведение ОРМ либо необходимой по закону информации, использование в этих целях возможностей не правоохранительных органов, а например, частных охранных предприятий и прочее);

- сокрытие заявлений, сообщений о преступлениях в ДОУ (без проверки в порядке ст. 144 УПК);

- приобщение к делам оперативного учета подлинников протоколов следственных действий по уголовному делу, протоколов об административных правонарушениях;

- волокита при ведении дела оперативного учета (без продления в установленном порядке срока ведения дела оперативного учета, несвоевременное прекращение дел, по которым нет результатов оперативно-розыскной деятельности, в целях улучшения статистических показателей);

- необоснованная неполнота выполнения запланированных мероприятий;

- представление результатов оперативно-розыскной деятельности следователю, прокурору или суду при отсутствии необходимых документов (без постановления о представлении таких материалов, о рассекречивании, отсутствие утверждающей резолюции руководителя);

- невыполнение или некачественное выполнение отдельных поручений следователя по уголовным делам, требований (поручений) прокурора, недостатки оперативного сопровождения по делу;

- незаконное и необоснованное прекращение ДОУ (когда есть основания для продолжения ведения дела).

Материалы, имеющиеся в ДОУ, оцениваются с учетом своевременности проведения ОРМ, соблюдения условий, предусмотренных ст. 8 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", а также установленного порядка проведения и документирования. Проверяются своевременность и объективность принятых решений (или обстоятельства, требующие принятия решений) о дальнейшем направлении ОРД, о реализации собранных материалов, об использовании результатов ОРД, в том числе о передаче их следователю; о прекращении ДОУ, а также состояние ведомственного контроля и исполнение указаний руководства, требований прокурора и поручений следователя.

При изучении ДОУ необходимо обращать внимание на своевременность предоставления следователю информации о лицах и фактах, имеющих значение для раскрытия преступлений. Этот вид проверки должен осуществляться постоянно, в план работы прокуратуры не включается, так как является текущей надзорной работой.

Выявленные нарушения закона рекомендуется анализировать и обсуждать на оперативных и координационных совещаниях с участием руководителей оперативных подразделений.

В целях проверки законности прекращения дел оперативного учета прокуратурой округа ежеквартально осуществляются выездные проверки в архив информационного центра, где хранятся прекращенные (реализованные) ДОУ. По результатам изучения ДОУ можно выявить факты их незаконного прекращения. Незаконные постановления о прекращении подлежат опротестованию.

Так, по результатам изучения дел за 2010 г. прокуратурой выявлено 10 случаев незаконного прекращения дел оперативного учета (или 10% от общего числа прекращенных), за 2011 г. - 9 (или 7%). Здесь также можно выявить факты фальсификации оперативно-служебных документов с целью улучшения статистических показателей оперативной работы.

Например, в 2010 г. прокуратурой в ходе надзорной деятельности вскрыты факты необоснованного введения в оперативную разработку лиц, которые уже привлекались к уголовной ответственности, с целью дальнейшей реализации ДОУ в связи с привлечением этих лиц к уголовной ответственности и улучшения статистических показателей работы в этом направлении.

С учетом актуальности проблемы достоверности статистической отчетности прокуратура округа особое внимание уделяет результатам оперативно-служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел.

Так, прокуратура округа в 2012 г. проверила достоверность статистической отчетности о результатах оперативно-розыскной деятельности.

В целях проверки достоверности статистической отчетности истребованы сведения из отделов полиции о количестве и основаниях прекращения ДОУ, истребованы сведения информационного центра с указанием номера ДОУ, его условного наименования, основания и даты прекращения, проанализированы ответы на протесты, вносимые прокуратурой округа на постановления о прекращении ДОУ.

В ходе проверки установлены факты нарушения достоверности отчетности об оперативной работе.

В частности, сотрудники полиции на протесты прокуратуры округа давали ответ о том, что в статотчетность внесены корректировки и дело прекращено в связи с неподтверждением данных, на основании которых начата оперативная разработка, фактически корректировки не вносились. По указанным фактам внесено представление об устранении нарушений закона, виновные лица привлечены к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, установлено, что по некоторым делам данные по ним требования и протесты не приобщались, мероприятия во исполнение требований не исполнялись, в прокуратуру округа сотрудниками органов внутренних дел давались формальные ответы о том, что требования и протесты удовлетворены и нарушения устранены, а фактически нарушения не устранялись.

По фактам выявленных нарушений прокуратурой округа внесено представление, по результатам которого виновные сотрудники органов внутренних дел привлечены к дисциплинарной ответственности.

Прокуратура округа систематически осуществляет контроль за рассмотрением актов прокурорского реагирования - требований, протестов, представлений. При проведении проверок изучаются ДОУ, по которым прокурором вносились требования и протесты, оценивается полнота проведенных мероприятий.

Вопросы состояния законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности необходимо систематически рассматривать на координационных, оперативных совещаниях с участием сотрудников органов внутренних дел. Так, по результатам проведенного совещания прокуратурой округа выработаны конкретные предложения и требования по совершенствованию оперативно-розыскной деятельности, в том числе особое внимание уделено соблюдению достоверности отчетности о результатах оперативно-розыскной деятельности, контролю за исполнением актов прокурорского реагирования.

С учетом актуальности этого направления надзора представляется возможным внесение изменений в ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", позволяющих прокурору отменять незаконные постановления органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, о заведении и прекращении ДОУ, что позволит более оперативно устранять нарушения закона.

------------------------------------------------------------------

Название документа

Интервью: Интервью с Президентом адвокатской фирмы "Юстина", членом Совета Федеральной палаты адвокатов В. Н. Буробиным

("Юрист", 2013, N 3)

Текст документа

ИНТЕРВЬЮ С ПРЕЗИДЕНТОМ АДВОКАТСКОЙ ФИРМЫ "ЮСТИНА", ЧЛЕНОМ

СОВЕТА ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ В. Н. БУРОБИНЫМ

А. А. ОВОДОВ

- Виктор Николаевич, какие существуют основные проблемы, мешающие развитию рынка правовых услуг?

- Рынок правовых услуг достаточно молодой, и проблем у него много, назову только принципиальные. По сегодняшнему Закону об адвокатуре существуют только три организационно-правовые формы деятельности адвокатов. Эти формы не в полной мере отвечают потребностям настоящего времени в предоставлении квалифицированных юридических услуг. И связано это прежде всего с развитием рыночных отношений в стране, обострением конкуренции, в том числе и с международными юридическими компаниями, а также с вступлением России в ВТО. Присутствуют существенные проблемы в страховании профессиональной ответственности адвокатских образований. В силу того что само адвокатское образование не оказывает юридических услуг, возможно страхование только ответственности конкретных адвокатов, входящих в бюро, что в силу незначительной суммы страхования не может покрыть убытки при ошибках в ведении юридического бизнеса. Создает сложности наличие у адвокатов, организованных в любой форме адвокатского образования, полной материальной ответственности перед доверителем всем своим имуществом, что влечет неоправданные риски при заключении юридических контрактов на значительные суммы. Организация работы в виде хозяйственного общества с ограниченной ответственностью такой риск исключает.

Кроме того, вызывает неоднозначную реакцию несоразмерное налоговое бремя: адвокат платит 13 процентов, юрист - индивидуальный предприниматель и хозяйственное общество, работающее по упрощенной системе налогообложения, - 6 процентов, а также невозможность найма адвокатским образованием или одним адвокатом другого адвоката.

- Могли бы более детально пояснить: в чем причина подобной ситуации?

- В настоящее время одинаковая юридическая помощь оказывается двумя большими группами: членами профессиональных сообществ (адвокатами, нотариусами, патентными поверенными) и любыми иными юридическими и физическими лицами. Правовое регулирование юридической деятельности второй группы отсутствует. Адвокатура в таком положении все более замыкается на защите по уголовным делам, а остальные юристы, работающие в сфере хозяйственного права, не имеют полновесной основы своей работы - гарантий статуса, предоставленных законодательством об адвокатуре. Кроме того, отсутствие регулирования юридической профессии негативно влияет на обеспечение конституционного принципа оказания квалифицированной юридической помощи в нашей стране.

Главная задача реформы, на мой взгляд, - обеспечение единого правового пространства для лиц, занимающихся частной профессиональной юридической практикой. Такое пространство необходимо создать на основе действующей адвокатуры, для чего следует принять Закон "О квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации" и внести соответствующие изменения в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Целью реформы должно стать объединение всех "свободных" юристов России вокруг адвокатуры в единую правовую корпорацию, членов которой объединяло бы не написание юридических бумаг и консультирование, а этический кодекс, независимость сообщества, контроль корпорации, наличие профессиональной тайны, одинаковые стандарты качества юридической работы.

Закону об адвокатуре - десять лет. И мы уже можем практически исследовать его применение - что хорошего, что плохого он дал, от чего не спас и что, наоборот, создал. Какие главные задачи сейчас стоят? В центре Закона, созданного в 2002 г., был адвокат. И адвокат, занимающийся в основном практикой по уголовным делам. На тот период это был, наверное, самый демократичный, самый яркий, самый интересный закон, может быть, даже в Европе. И он действительно позволил адвокатам соединиться, создать самоуправляемые, саморегулируемые палаты, организовать прием новых адвокатов, рассмотрение жалоб, принять свой кодекс этики и реализовать некоторые правовые позиции в плане статуса адвоката и его защиты, реализовал некоторые другие возможности... Я думаю, что эти десять лет, конечно, показали жизнеспособность Закона. Они сплотили адвокатуру, и сегодня в России есть такое общество, которое называется "адвокатское сообщество" как часть гражданского общества. Нас около 70 000 человек.

Я утверждаю, что сегодня адвокатура как явление состоялась, является уже существенным движителем права со своими возможностями, в том числе и в законодательных органах, и в исполнительных. С нами считаются. Есть разные позиции по отношению к адвокатам. Кто-то считает, что адвокат в суде, поскольку 99% приговоров обвинительные, вообще не нужен, кто-то говорит - без него было бы сто! Но мне кажется, что в этой части адвокатура состоялась. Но через какое-то время мы поняли, и возник очень существенный вопрос, в том числе к общему состоянию права, правоприменения.

В России рассматривается в год порядка 18 миллионов дел, из них 17 миллионов - гражданские дела, 1 миллион - уголовных. Если разделить на количество адвокатов, это каждый день я лично должен участвовать в одном процессе. Значит, кто-то же ведет эти дела? Я сейчас не говорю о консультациях, о хозяйственном праве, где просто идет только консультирование, не учитываю иные правовые задачи, которые решаются на юридическом поле.

Кто же этот "кто-то еще", кто все же ведет все эти дела? Это какая-то огромная масса юристов, которые ведут такие же дела, в том числе и часть уголовных, сейчас такая возможность есть, но не регулируются ничем. В 2006 г. мы впервые обсудили в Федеральной палате вопрос о том, как объединить юридическое сообщество.

Надо четко понимать, что, например, юрист-консультант, работающий в приличной компании, ничем не хуже адвоката - такого же консультанта, работающего в адвокатской конторе. Но у них разный подход к рынку, разная система организации труда. И когда мы в свое время беседовали с Министерством юстиции, там сказали так: "На Министерство возложено руководство и организация работы адвокатуры и нотариата. А вот кто такие "свободные юристы" - Министерство не знает". Мы озаботились, стали смотреть, как организован рынок. И пришли к выводу: на сегодняшний день одинаковые услуги оказываются двумя совершенно разными группами юристов. Это адвокатура в самостоятельном режиме и юристы - не адвокаты. Эти две группы людей не на разных полюсах - мы занимаемся одной и той же работой, но так уж сложилось, что не все юристы-хозяйственники стремятся в адвокатуру. Создали хозяйственные общества. И на сегодняшний день мы имеем такую картинку: 65 - 67 тыс. адвокатов, по разным оценкам, до 300 тыс. свободных юристов. Регулирование такое: у нас есть закон, которым на нас возложены определенные требования, мы платим взносы в палату, мы ходим по назначению - по уголовным делам, по гражданским, по трудовым и т. д. На нас жалуются, нас могут лишить статуса. И вторая группа, которая занимается тем же самым, но абсолютно без регулирования. Вывод: за десять лет адвокатура выросла до такого состояния, что мы как адвокаты, как сообщество, Федеральная адвокатская палата, палаты субъектов - можем сказать сегодня следующее: мы готовы под нашим крылом объединить всех юристов, для того чтобы профессия была единая.

- Может быть, оставить все как есть?

- Очень опасная тенденция сейчас - многие свободные юристы, не адвокаты сейчас вступают в саморегулируемые организации. Например, в Свердловской области создана сейчас так называемая Национальная правовая палата. Туда пошли юридические компании, создали свой кодекс этики, отдельный от Кодекса адвокатуры, и стали всем говорить: ребята, ступайте к нам! К чему мы можем прийти? Через какое-то время у нас будет саморегулируемая организация юристов - не адвокатов и Федеральная палата с соответствующими палатами нижнего уровня. Это будет разное регулирование. Так произошло в Польше, и поляки этим очень недовольны. У них две саморегулируемые организации. Адвокаты сконцентрировались в основном на работе по уголовным делам, юристы-хозяйственники соответственно обслуживают бизнес. Они разделились, как их теперь соединить - не знает никто. Вот этого нам надо избежать. На последнем круглом столе в Думе присутствовало достаточно много депутатов, вы можете посмотреть отчет, а также представитель Министерства юстиции. Было сказано, что задача объединения под одним крылом - она есть. И у меня такое впечатление, что адвокатура сейчас может это сделать. Это первый общий тезис. То есть на сегодняшний день главный вопрос, который стоит в плане регулирования, - объединиться. И мне кажется, хоть я и не утверждаю, что это обязательно так, что поскольку у нас есть Закон об адвокатуре и есть Кодекс, которые уже прошли десятилетнюю практику, то на основе адвокатского сообщества можно было бы объединиться.

- Почему, на Ваш взгляд, юрист-хозяйственник сегодня не стремится в адвокатуру?

- Адвокатская деятельность не является сегодня предпринимательской - по закону. Это означает, что те, кто создал в свое время хозяйствующие субъекты, не придут. Им удобнее работать в той форме, в которой они есть сейчас.

И еще ряд моментов. Вы сейчас находитесь в компании "Юстина" - мы не можем защитить свой бренд. У нас адвокатское бюро. Я насчитал по Интернету порядка восьми "Юстин", занимающихся юридической работой, только в Москве. Я ничего не могу сделать. Потому что некоммерческая организация, и с точки зрения законодательства защита моего права - как товарного знака, отличающего одни услуги от других. Я не занимаюсь никакими услугами - я оказываю помощь.

Я насчитал примерно восемь принципиальных позиций, по которым юрист-хозяйственник или юрист, который организовал свою работу в форме хозяйствующего общества, предусмотренного гражданским правом, к нам не придет. Одна из главных сегодня идей, которые озвучивают противники того, чтобы организовать адвокатуру в виде хозяйствующего субъекта, - у нас будет существенное налоговое бремя. Но сейчас ситуация видится так: любой адвокат платит 13% как подоходный налог. Любой индивидуальный предприниматель и юрист за ту же самую работу - только шесть. Когда говорят, что это наша льгота - товарищи, побойтесь Бога! Это даже в Законе не так. Мы, например, попытались застраховать свою ответственность, поскольку занимаемся сейчас достаточно серьезными проектами. Но застраховать юридическую ответственность оказалось не так просто. Потому что как Закон, так и сегодняшняя практика свидетельствуют: оказывает услугу конкретный адвокат. Не юридическое лицо. Это привело к тому, что, обращаясь в страховую компанию, я могу получить очень небольшое возмещение как юрист, как индивидуальный адвокат. Если бы это была компания, можно было бы предлагать куда более серьезные возможности для бизнеса. Ну, конечно, бизнес сам по себе не склонен работать с организациями, которые ему непонятны. Например, мы участвуем в тендерах и конкурсах на заключение госконтрактов по бизнесу с другими юридическими компаниями.

Любая компания, которая приходит в форме ООО, в том числе и западная, которая сегодня создана как хозяйствующий субъект, - она предоставляет баланс, другие документы... И прихожу я - как адвокатское бюро. У меня баланс упрощенный, там ничего не видно, конкурсная комиссия не видит меня с точки зрения экономики, у меня баланс нулевой. Ей удобнее работать с юридическим лицом. Коллегия адвокатов вообще не может участвовать в конкурсах. В принципе. Она не может предоставлять услуги рынку как коллегия. Потому что там юридическую помощь оказывает конкретный адвокат. Он не может ни предоставить большой объем разнообразных услуг в разных отраслях, ни отвечать за то, что он сделал, и никакой Газпром заключать договор на его услуги с индивидуальным адвокатом, открывшим кабинет, или с коллегией в лице коллегии не будет. Значит, здесь нужна какая-то другая организационно-правовая форма. Мы разговаривали об этом и в Федеральной палате, и в Адвокатской палате Москвы, и с Министерством юстиции - и пришли пока к такому промежуточному выводу: нельзя рушить то, что уже сложилось. То, что удобно адвокатам, которые используют свою работу как адвокаты уголовной направленности прежде всего. Ни коллегию адвокатов, ни бюро, ни кабинеты рушить не надо - эти формы должны остаться. Но для тех юридических компаний, которые хотели бы организоваться как-то иначе, в том числе привлечь в свои ряды аудиторов, консультантов каких-то иных близких областей, - нужно, чтобы они такую возможность имели.

Одна из форм - это прописать в Законе об адвокатуре, что адвокаты могут организовывать юридическую компанию, адвокатскую фирму или как ее еще можно назвать, куда могут входить и любые иные физические или юридические лица, в том числе иностранные. Контроль должен оставаться за адвокатами, контрольный пакет тоже, и управляющим должен быть адвокат. Форму надо найти, и сейчас мы над ней работаем. Оставить то, что было, и создать нечто новое, удобное с точки зрения организации бизнеса. И еще маленькое замечание: рынок должен быть устроен таким образом, чтобы исключить допуск к нему юристов, не обладающих теми же квалификационными требованиями, которыми обладает адвокат. Высшее юридическое образование, определенная практика, сдача экзамена и контроль саморегулируемой организации. Последнее - одно из самых важных условий. Тогда мы, может быть, объединим рынок.

Итак, основные проблемы, мешающие развитию рынка правовых услуг и объединению двух групп юристов - адвокатов и юристов-предпринимателей в единую правовую корпорацию.

Во-первых, наличие в законодательстве об адвокатуре указания на то, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Такое положение не позволяет сложившемуся на сегодня юридическому рынку - тем юристам, которые работают как индивидуальные предприниматели или организовали свою деятельность в виде хозяйственных обществ, принять некоммерческие формы организации адвокатуры, отказавшись от привычных форм организации труда. Во-вторых, невозможно заключение договора о юридической помощи от имени юридического лица - адвокатского образования. Это усложняет вхождение адвокатов в рынок. Бизнес-структуры склонны работать на предпринимательском поприще с себе подобными. В-третьих, невозможно защитить юридический бренд, поскольку само адвокатское образование не оказывает услуг и является некоммерческим.

Кроме того, невозможность в силу организационно-правовых форм для коллегий адвокатов, а для адвокатских бюро существенное затруднение участия в конкурсах на поставку юридических услуг для государственных нужд и в конкурсах, проводимых коммерческими организациями.

- Что нужно сделать для того, чтобы гражданину, юридическому лицу было удобно пользоваться юридическими услугами?

- Если мне самому неудобно их оказывать - то и гражданину всегда от этого будет хуже. Мы все время говорим о себе: адвокат должен быть так организован или так... Но наша главная задача - понять, что нужно тем людям, которые ко мне приходят. Я утверждаю, что, учитывая, что из 18 миллионов всех дел, которые были рассмотрены всеми судами России, 17 миллионов - это гражданские дела, главная проблема сегодня для любого гражданина нашей страны - это его экономическая жизнь. Уголовные дела все-таки - это гораздо меньший блок. Нам надо понять, как организовывать, как предоставить услугу - многие даже не любят это слово, они говорят "вам помощь нужна", но мне слово "услуга" больше нравится. Я должен так оказать услугу людям, рынку, чтобы они мне поверили. Мне представляется, что мы должны существенно расширить наши права - нам надо предоставить возможность участвовать в хозяйственной жизни.

Сегодня сказано так: адвокат может заниматься адвокатской деятельностью, быть в выборных органах, заниматься также научной, учебной, педагогической деятельностью, но он не может заниматься бизнесом. И под это очень много подпадает. Например, в Совете палаты мы решали вопрос: может ли адвокат быть председателем товарищества собственников жилья? Может ли адвокат быть членом совета директоров какого-либо предприятия? Может ли адвокат выполнять функцию управления имуществом, например, в офшорных зонах? Нам говорят - не может. Закон запрещает. Я все время думаю: почему? Я проработал десять лет, обслуживая бизнес и входя в некоторое количество советов директоров. И не собираюсь, кстати, из них выходить. Я утверждаю, что я принимаю решения не хуже, а во многих случаях и лучше для развития нашей страны. Почему мне нужно это запрещать и говорить, что это упречно с точки зрения Закона об адвокатуре, - я не понимаю. Не дать мне возможности управлять счетами моих клиентов. Они мне доверяют. Почему этим может управлять банк?.. Все, что связано с наследством, - может управлять кто угодно. Нотариус, какие-то иные управленцы - я не могу. Во всех странах, конечно, юрист, адвокат более активно участвует в хозяйственной жизни, его полномочия не замыкаются на узком понимании адвокатской деятельности.

Мы фа ктически сами себя ограничиваем. Мне кажется, здесь надо расширять наши возможности. Вот сейчас мы принимали новый Гражданский кодекс, изменения к нему. Мне кажется, там это позволят делать. Там есть ряд полномочий, которые, может быть, мы сможем использовать.

Сегодня по закону и у адвокатского бюро, и у коллегии, но прежде всего у бюро, и у конкретного адвоката тоже полная материальная ответственность перед клиентом. К чему это привело?

Раньше, когда мы обслуживали небольшие проекты, то понимали, что ответственность ограничена некоторым объемом имущества в сделке, если что-то сорвется, я отвечу перед доверителем тем, что у меня есть. Сегодня, когда юристы, адвокаты обслуживают огромные сделки, полная материальная ответственность бюро, к примеру, может привести в результате к ответственности конкретного адвоката. И в рамках сделки, в рамках того, чем он занимался, какие давал консультации, к нему могут быть предъявлены претензии, а поскольку страхования серьезного у нас нет, то требования могут быть обращены на мое имущество. Я, слава Богу, проработал много лет, обладаю некоторым количеством личного имущества. И не хотел бы, чтобы так случилось.

Расскажу интересный случай. В Московской палате слушалось дело. Мужчина пришел в бюро, заключил договор с руководителем бюро о вступлении его в наследство, во владение трехкомнатной квартирой. Казалось бы, простейшая ситуация, но он сказал: я уезжаю в Америку, вот вам доверенность, а я полетел. Примерно через семь месяцев он возвращается, приходит в бюро: ну как, вы оформили вступление в наследство? Все хорошо? И в этот момент управляющая бюро вспоминает о том, что доверитель действительно оставил договор, оставил деньги, - а она положила документы в сейф и забыла о них! Она не обманула, ничего не украла - просто забыла! Что стало с квартирой? Квартира как выморочное имущество была продана с торгов государством. Квартира стоила 500 000 долларов. На Совете палаты мы решали вопрос: что делать с этой управляющей? Она была лишена статуса. Я разговаривал с юристами, которые вели это дело. Они сказали: мы предъявим экономические претензии. И не государству, а адвокатскому бюро. Понимаете, к чему это приводит, когда у меня как у адвоката полная материальная ответственность перед клиентом? В любом хозяйствующем обществе, оказывающем такие же правовые услуги, ответственность ограничена акционерным капиталом.

Вывод. На сегодняшний день российская адвокатура в части обслуживания предпринимательской деятельности организована не в соответствии с законами рынка. Мы не способны сегодня предоставлять те аспекты услуг, то их качество, которое предоставляет любая зарубежная юридическая компания. И нам это мешает сделать не наше беспробудное незнание, глупость, неверие во что-то - а в том числе организационные проблемы. Вот если мы их сейчас сможем решить - может быть, тогда дела пойдут лучше. Именно в этом я сейчас вижу главный тренд развития адвокатуры. Объединить всех юристов на базе адвокатуры, создать в адвокатуре нормальные условия для обслуживания всех, а не только конкретной отрасли, именуемой уголовным правом.

- При этом все-таки удалось многого достичь, в частности, "Юстине" уже двадцать лет, и, наверное, нашим читателям было бы интересно узнать секрет успеха на юридической ниве...

- Хороший вопрос. Когда мы создавали компанию, и вообще когда я ушел из госорганов и начал заниматься свободной деятельностью, я сам лично вешал объявления на заборах: "Опытный юрист поможет вам в вашей беде". Жена резала края, чтобы можно было оторвать телефон... Потом прошло какое-то время. Мною была написана книжка "Русская бизнес-адвокатура", может быть, известная вам или читателям. Так вот она фактически построена на том, как развивался наш бизнес. Секрета успеха я не знаю. Но могу сказать о некоторых слагаемых, которые могут привести к успеху. При прочих равных, когда говорят, что бизнес одинаков, юристы одинаковы, - это не так.

У одного все развивается, у другого в такой же ситуации гибнет. Вот что точно должно быть в любой юридической компании, у любого юриста? Очень высокая юридическая квалификация и желание все время развивать свои юридические знания и навыки. Я отрицаю юридическое брокерство, я считаю, что это главная беда сейчас - почему существенно снижается уровень юридических знаний и интереса? Потому что приличным юристам приходится, простите, продавать не свои знания и свой юридический опыт, а вот приходит брокер и очень часто просто просит клиента подчеркнуть на исковом заявлении, кто должен выиграть дело. И происходит именно так. Наша главная задача - чтобы клиенты приходили к нам в "Юстину" за юридической помощью. Не за услугами брокера. И мы поставили задачу именно так.

У нас раз в квартал проходит общая учеба, мы вкладываем некоторое количество денег в совместную учебу, в том числе вместе с другими юридическими компаниями. Мы вкладываем деньги в наших молодых людей, которые тоже постоянно учатся, и поддерживаем это желание все время учиться. И наверно, третье: мы поддерживаем у людей желание реализовать тезис, что юрист должен все время писать. Не бумаги в суд - а параллельно с этим он должен писать статьи, книги, стараться где-то выступить... Задача обучения науке и применения знаний и навыков в праве - высочайшая. Вот это, пожалуй, самое главное. Для каждого юриста. Многие юристы считают, учитывая высокий уровень коррупции в стране, что от них ничего не зависит. Все решается где-то не здесь - и не в правовом поле. Есть такая точка зрения, но все же мне кажется, и наш опыт показал, что можно рынку, людям предоставлять высококачественные юридические услуги, получать за это нормальные деньги и чувствовать себя достаточно уверенно.

Итак, первая часть - ты должен быть юристом высочайшего уровня, лучше других в чем-то, в какой-то отрасли, в каком-то конкретном месте. Я помню, как к нам приезжали англичане и рассказывали, как спрашивали у одного сотрудника: какая у вас специализация? Он ответил: я 15 лет занимаюсь страховым правом, в частности, специализируюсь на одном пункте одной статьи страхового законодательства. Мы такой специализации пока обеспечить не можем, сказал я, мы к такому уровню еще не готовы. Мы пока считаем, что юрист, адвокат должен быть многостаночником, профессионалом везде, от уголовного права до банкротства. Конечно, это уже вчерашний день.

А второе - это некие организационные навыки. У лидера, у того, кто в состоянии объединить юристов. Эти навыки, как и в бизнесе, есть лишь у очень небольшого количества людей. Кто-то говорит, что только у двух-трех процентов. Вот они могут организовать процедуру создания и нормального функционирования юридической компании. Но у нас нигде никогда этому не учили, юристу никогда не говорили, что оказание юридической помощи можно рассматривать через призму объединения юристов. И удача, наверно, тоже нужна. Если удачи нет... Я всегда говорю: мы продаем честность. Может быть, это жестко и эпатажно, но она дорого стоит. И мы стали продавать ее с удовольствием. И люди покупают. Нам доверяют в том числе имущественные права. Мы никогда, что тоже очень опасно, из-за чего разваливались некоторые фирмы и страдали адвокаты, не работаем одновременно на двух клиентов, между которыми есть противоречия, не предаем. Вот это отрегулировал рынок.

И последнее. Самое, пожалуй, сейчас парадоксальное, что за десять лет, по крайней мере за то время, что я в адвокатской профессии и в советах московской и федеральной палат, по моим наблюдениям, не было организовано ни одной серьезной юридической компании. Или очень мало. За десять лет не появилось прорывов. И когда я сам себе задавал вопрос и обсуждал с нашими корифеями, почему, отчего... мы пришли к выводу: все-таки поскольку рынок очень узкий и не развивается, то и те, кто его обслуживает, ведут себя так, что пробиться на этот рынок новой компании очень тяжело. Но тот, кто хочет что-то сделать на правовой ниве, все равно у него возможности есть, надо организовываться, но понимать, что конкурентов очень много. В том числе проживших в юридической профессии 20 и более лет. Мы будем бороться за рынок и стараться предоставлять людям квалифицированные услуги достойного качества!

- Благодарю.

Беседу вел

А. А.Оводов

------------------------------------------------------------------

Название документа