Проблемы реализации адвокатской тайны при противодействии легализации (отмыванию) денежных средств

(Анисимов В. Ф., Рудик О. С.) ("Адвокатская практика", 2013, N 2) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ ПРИ ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ <*>

В. Ф. АНИСИМОВ, О. С. РУДИК

-------------------------------- <*> Anisimov V. F., Rudik O. S. Problems of attorney secrecy implementation in the money laundering prevention.

Анисимов Валерий Филиппович, вице-президент Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, представитель ФПА РФ в Уральском ФО, президент Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа, профессор Югорского государственного университета, доктор юридических наук, доцент.

Рудик Оксана Святославовна, помощник президента Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа, преподаватель кафедры уголовного права и уголовного процесса Югорского государственного университета.

Финансовая сфера является притягательной для нарушителей закона в любом государстве, и потому в противодействии легализации (отмыванию) денежных средств адвокату уготована особая роль. В статье раскрываются понятия адвокатской тайны, легализации (отмывания) денежных средств, на примере Российской Федерации, Франции и Бельгии говорится о роли адвоката в противодействии отмыванию денежных средств.

Ключевые слова: отмывание денег, адвокат, адвокатская тайна, суд, уголовная ответственность, законодательство, преступный доход, преступление, собственность, ФАТФ.

Financial sector is very attractive for criminals in any state and the attorney' role in the money laundering prevention is of particular importance. The article defines the concepts of the professional secrecy and money laundering. Special attention is given to the role of the lawyer in the money laundering prevention. The experience of the Russian Federation, France and Belgium on the matter is taken in consideration.

Key words: money laundering, attorney, professional (attorney) secrecy, court, criminal liability, legislation, criminal income, crime, property, FATF.

Одной из непременных составляющих права на получение квалифицированной юридической помощи выступает гарантия конфиденциальности отношений адвоката с клиентом - сохранение адвокатской тайны. Без адвокатской тайны адвокатская деятельность исчезнет, потеряет всякий смысл. Зарождение института адвокатской тайны относится к Римской империи и связано с римскими юристами, которые ввели запрет председательствующим в судах вызывать адвокатов свидетелями по делам, в которых последние выступали защитниками. Французский юрист, выдающийся адвокат парижского суда Эли де Бомон Жан-Батист-Жак, живший в XVIII в., писал, что нарушение тайны оскорбляет не только лицо, которое доверило тайну, но и все общество, т. к. оно лишает профессии, служащие опорой обществу, того доверия, которое должно окружать их [8]. Недаром даже "закон поступается интересами правосудия и ставит выше их интересы профессиональной (адвокатской) тайны" [9]. Доверие к адвокату может возникать лишь при условии обязательного соблюдения им принципа конфиденциальности, который является не только первостепенным и фундаментальным правом, но и обязанностью адвоката. В рамках этого принципа адвокат сохраняет как сведения, полученные им от клиента, так и информацию о клиенте. На обязанность соблюдения конфиденциальности не распространяется действие срока давности [2]. А теперь обратимся к законодательству о противодействии легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, по которому адвокатам отведена особая роль. Термин "отмывание денег" (money laundering) впервые широко упоминается в 1973 г. в США в связи с Уотергейтским скандалом. Тогда в американской прессе появилась информация об отправке в Мексику 200 тыс. долл. пожертвований, направленных не для благотворительных целей, а для финансирования незаконных операций в рамках предвыборной кампании Никсона. В начале 1980-х гг. это выражение стало использоваться в судебных процессах, а затем было закреплено в ряде международных актов и обозначает процесс преобразования нелегально полученных "черных" денег во внешне легальные, имеющие законное объяснение своего происхождения "белые" деньги [7]. Признав отмывание денежных средств опасной угрозой для всего мирового сообщества, даже если легализация преступных доходов имела место исключительно в рамках национальной экономики одного государства, его относят к конвенционным преступлениям. В частности, обязанность установления в национальном законодательстве уголовной ответственности за легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, закреплена в Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (Палермская конвенция) 2000 г., Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г., Сорока рекомендациях FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) 1990 г. На современном этапе Сорок рекомендаций FATF составляют базовые рамки для борьбы с отмыванием денег, имеют универсальное применение и охватывают требования к правовой системе (сферу уголовного производства, обеспечительных мер и конфискации), финансовой системе и ее регулированию, институциональным вопросам, к которым и относится адвокатская тайна. В редакции Сорока рекомендаций FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) от 20 июня 2003 г. сказано, что обязанность докладывать о "подозрительных операциях" возлагается также на юристов, аудиторов, бухгалтеров. В соответствии с этим международно-правовым актом адвокат относится к лицам "определенных профессий", которым надлежит предпринимать определенные меры в целях предотвращения отмывания денег и финансирования терроризма. В то же время, хотя отмывание денежных средств и относится к одному из наиболее опасных преступлений экономической направленности, отличается повышенной сложностью в изобличении виновных лиц и доказывании их преступной деятельности, "адвокаты... не обязаны сообщать о своих подозрениях, если соответствующая информация была получена в случаях, когда они были связаны обязательствами профессиональной тайны или профессиональной юридической привилегией (иммунитетом)" [1]. Если руководствоваться Сорока рекомендациями FATF, то у адвоката есть выбор, сообщать о подозрении в отмывании денежных средств или нет. Однако приведение национального законодательства некоторых стран в соответствие с требованиями указанных рекомендаций породило ряд вопросов, связанных с адвокатской тайной, и различные пути их решения. Во Франции авторы "Закона Пербена" пытались вменить в обязанность адвоката следующее: при всяком к нему обращении за юридической помощью по поводу покупки недвижимости, акций, долговых обязательств, иностранных контрактов и прочее на сумму, которая "должна казаться внушительной", адвокат должен непременно ознакомиться с подлинными документами клиента, при наличии сомнений о природе сделок - снять с них копии, затем уведомить клиента о своих обязательствах по "Закону Пербена", направить в прокуратуру "декларацию подозрительности" и известить клиента, что не вправе теперь вести его дело. В итоге в знак протеста многотысячная манифестация французских адвокатов, направленная на защиту адвокатской тайны, сыграла свою роль. Конституционный Суд Франции в 2004 г. вынес Постановление, которым поддержал незыблемость адвокатской тайны, указав, что принятый "Закон Пербена" может распространяться на адвокатов лишь тогда, когда в действиях и документах, представленных адвокату клиентом, явно (без дополнительной экспертизы и консультаций с финансовыми агентами) видны незаконные денежные операции [5]. Конституционный суд Бельгии в аналогичной ситуации также в своем решении от 23 января 2008 г. подчеркнул специфику адвокатской профессии и встал на защиту адвокатской тайны в этом вопросе, а именно в том, что посягательство на адвокатскую тайну должно быть "пропорциональным" и "обоснованным" и осуществляться только в крайнем случае [6]. Хотелось бы отметить, что на сегодняшний день по законодательству Бельгии и Франции все контакты адвоката по сообщению государственному органу, отвечающему за противодействие отмыванию денежных средств, о явных незаконных денежных операциях осуществляются только через председателя палаты адвокатов, в которой адвокат состоит. Российский законодатель пошел по другому пути, возложив на адвокатское сообщество определенную обязанность - уведомлять Федеральную службу по финансовому мониторингу обо всех предполагаемых сделках и финансовых операциях по легализации (отмыванию) денежных средств. Согласно ст. 7 и 7.1 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" адвокаты являются специальным субъектом рассматриваемых правоотношений и при наличии у адвокатов любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции, перечисленные в п. 1 ст. 7.1 указанного Закона, осуществляются или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, они обязаны уведомить об этом уполномоченный орган, которым по закону признана Федеральная служба по финансовому мониторингу. К таким сделкам и финансовым операциям относятся: - сделки с недвижимым имуществом; - управление денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом клиента; - управление банковскими счетами или счетами ценных бумаг; - привлечение денежных средств для создания организаций, обеспечения их деятельности или управления ими; - создание организаций, обеспечение их деятельности или управления ими, а также купля-продажа организаций [3]. Приведенный перечень сделок и финансовых операций полностью соответствует пункту d 12 Рекомендаций FATF. Такую информацию адвокат вправе передать как самостоятельно, так и через адвокатскую палату при наличии у палаты соглашения о взаимодействии с уполномоченным органом. Порядок передачи адвокатами информации о сделках или финансовых операциях установлен Правительством Российской Федерации. Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 16.02.2005 N 82 "Об утверждении Положения о порядке передачи информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу адвокатами, нотариусами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг" информация представляется в Федеральную службу по финансовому мониторингу не позднее рабочего дня, следующего за днем выявления соответствующей операции (сделки). Информация представляется в виде письменного документа на бумажном носителе, подписанного адвокатом, или в виде электронного документа, подписанного с использованием в установленном порядке электронной цифровой подписи. Исполняя предписания указанных нормативно-правовых актов, адвокату следует идентифицировать лицо, находящееся у него на обслуживании, и установить следующие сведения: - в отношении физических лиц - фамилию, имя, а также отчество (если иное не вытекает из закона или национального обычая), гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность, данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в Российской Федерации, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии); - в отношении юридических лиц - наименование, идентификационный номер налогоплательщика или код иностранной организации, государственный регистрационный номер, место государственной регистрации и адрес местонахождения [4]. В то же время п. 5 ст. 7.1 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" предусмотрено, что требование о передаче информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу не относится к сведениям, на которые распространяются требования законодательства Российской Федерации о соблюдении адвокатской тайны [3]. Вместе с тем, в отличие от "Закона Пербена", в п. 4 ст. 7.1 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" закреплено, что адвокат и адвокатская палата, нотариус и нотариальная палата, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг, не вправе разглашать факт передачи в уполномоченный орган информации, указанной в п. 2 ст. 7.1 названного Федерального закона. Анализируя приведенные правовые нормы, мы видим, что предусмотренные российским законодателем обязанность и порядок информирования адвоката при подозрении в совершении отмывания денежных средств в орган по противодействию (отмыванию) денежных средств шире, чем в Бельгии и Франции. Однако нормы Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" полностью соответствуют Сорока рекомендациям FATF, а также другим международно-правовым актам в этой сфере. Имеющая место, на наш взгляд, коллизия между п. 5 ст. 7.1 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" и п. 1 ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", который закрепляет, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, появилась в связи с приведением национального законодательства о противодействии легализации (отмыванию) денежных средств в соответствие с международным. Обращаясь к теории права, при коллизии между ранее действующей нормой и нормой, принятой позднее, содержащейся в актах одного уровня, приоритет имеет норма, принятая позднее. Данное положение является одним из общеправовых принципов применения права. Федеральным законом "О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" от 28.07.2004 N 88-ФЗ сказано, что "положения пункта 2 статьи 7.1 не относятся к сведениям, на которые распространяются требования законодательства Российской Федерации о соблюдении адвокатской тайны". Таким образом, полагаем, что п. 5 ст. 7.1 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" является специальной нормой, имеющей приоритет и защищающей права адвоката, лишая возможности его привлечения к ответственности за разглашение сведений, ставших ему известными в связи с осуществлением профессиональной деятельности, и передачу сообщения о сделках или финансовых операциях в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Основания, что эти сделки осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, оцениваются по внутреннему убеждению адвоката. В случае если у адвоката возникнут сомнения, что сделка или финансовая операция осуществляются в целях отмывания (денежных) средств или финансирования терроризма, то по аналогии с подп. 19 п. 3 ст. 31 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" мы рекомендуем адвокату обратиться в Совет адвокатской палаты для разъяснения по поводу возможных действий в сложившейся ситуации. Будучи одним из наиболее опасных преступлений экономической направленности, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества не должна оставаться без внимания адвокатского сообщества и мер, направленных на противодействие этому явлению.

Литература

1. Сорок рекомендаций ФАТФ 1990 г. // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс". 2. Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского сообщества (принят 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических обществ Европейского союза в Страсбурге) // URL: www. law. edu. ru/ doc/ document. asp? doclD= 1131942. 3. Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ (ред. 03.12.2012) "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс". 4. Постановление Правительства Российской Федерации от 16.02.2005 N 82 "Об утверждении Положения о порядке передачи информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу адвокатами, нотариусами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг" // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс". 5. Бородин С. В. Адвокатская тайна и борьба с отмыванием денег: опыт Франции // Адвокат. 2004. Май. 6. Лалардри А. Адвокатская тайна - фундаментальное право // Новая адвокатская газета. 2009. N 10(051). 7. Сафир В. Новый политический словарь. Нью-Йорк, 1993. С. 398. 8. Терехова А. Адвокатская тайна // URL: www. tradition. su/ index. php/clauses/ 301-article10. 9. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1888. Т. 2. С. 245.

------------------------------------------------------------------

Название документа