Предмет прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере предпринимательской деятельности

(Гадаборшева З. Б.) («Российский следователь», 2013, N 9) Текст документа

ПРЕДМЕТ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ <*>

З. Б. ГАДАБОРШЕВА

——————————— <*> Gadaborsheva Z. B. The subject-matter of procurator’s supervision of execution of legislation in the sphere of entrepreneurial activity.

Гадаборшева Зинаида Бекхановна, аспирант кафедры уголовно-правовых и специальных дисциплин юридического факультета Московского гуманитарного университета.

В статье автором рассмотрены теоретические вопросы, касающиеся понятия и содержания предмета прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере предпринимательской деятельности; исследованы существующие научные точки зрения по данному поводу; сформулировано и обосновано авторское понятие и сущность названного правового института.

Ключевые слова: прокурорский надзор, предмет прокурорского надзора, надзор за исполнением законодательства, предпринимательская деятельность, прокурор, точное и единообразное исполнение законов, соблюдение прав предпринимателей.

The author of the article considers theoretical issues related to the concept and the contents of the subject-matter of procurator’s supervision of execution of legislation in the sphere of entrepreneurial activity; studies the existing scientific viewpoints with regard to this issue; formulates and substantiates the author’s concept and essence of the said legal institute.

Key words: procurator’s supervision, subject-matter of procurator’s supervision, supervision of execution of legislation, entrepreneurial activity, procurator, exact and uniform execution of laws, observance of rights of entrepreneurs.

В соответствии с положениями, закрепленными ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации, все органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Законность выступает в качестве необходимого условия для цивилизованного существования общества, неотъемлемого признака правового государства, стержня нормального функционирования всей общественной системы <1>. ——————————— <1> См.: Тихомиров Ю. А., Сухарев А. Я., Демидов И. Ф. Законность в Российской Федерации. М.: Спарк, 1998. С. 4 — 12.

В этой связи прокурор обязан надзирать за точным и единообразным исполнением законов (включая законы, регламентирующие правоотношения в сфере предпринимательской деятельности) вне зависимости от их содержания. Одной из характерных особенностей прокурорского надзора за исполнением законов (вообще и в сфере предпринимательской деятельности в частности) является то, что он носит всеобъемлющий характер. В рамках этого надзора подлежит проверке работа практически всех органов власти, хозяйствования и контроля (разумеется, исключая представительные органы власти федерального уровня, суды, Президента РФ и Правительство РФ), а также деятельность коммерческих и некоммерческих структур, любых общественных объединений. В самом широком понимании прокурорский надзор можно рассматривать в качестве одной из форм социального контроля в обществе <2>. От иных форм социального контроля, осуществляемого другими государственными органами, прокурорский надзор отличается своим целевым назначением и правовыми средствами, посредством которых обеспечиваются выявление и устранение нарушений законов. ——————————— <2> Более подробно об этом см.: Винокуров А. Ю., Виноградов В. П. Прокурорский надзор за исполнением законодательства об охране окружающей природной среды: Учебное пособие. М.: Изд-во МНЭПУ, 1996. С. 34.

Для прокуратуры надзор за исполнением законов (в том числе о предпринимательской деятельности) составляет основное содержание ее функционирования <3>. Для всех других контролирующих инстанций данное направление представляет лишь одну (причем не главную) из форм деятельности по решению стоящих перед ними задач. ——————————— <3> Об этом также см.: Глушков А. И., Винокуров Ю. Е. К вопросу о структуре прокурорского надзора как вида государственной деятельности // Административное и муниципальное право. 2012. N 1(49). С. 53 — 56.

Прокуроры осуществляют надзор за исполнением всего российского законодательства. Поскольку законодательство о предпринимательской деятельности является составной частью этого законодательства, оно, естественно, входит в сферу прокурорского надзора. В то же время необходимо учесть, что прокуроры осуществляют надзор не только за исполнением законов, регламентирующих общественные отношения в сфере предпринимательской деятельности, но и за исполнением подзаконных актов, принятых правомочными органами и должностными лицами и определяющих механизм применения законов указанной категории. В свете рассматриваемых проблем целесообразно определить содержание предмета прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере предпринимательской деятельности. К сожалению, до настоящего момента в теории прокурорского надзора не достигнуто единства взглядов относительно понимания предмета прокурорского надзора. Длительный период времени в науке по данному понятию преобладали две доминирующие точки зрения. Сторонники первой утверждали, что предмет и объект прокурорского надзора в теории и практики самого прокурорского надзора являются тождественными понятиями <4>. ——————————— <4> См., например: Бурмистров К. Д. О некоторых проблемах прокурорского надзора как формы государственной деятельности // Проблемы прокурорского надзора. М., 1972. С. 43; Коробейников Б. В. Предупреждение преступлений в народном хозяйстве методами общего надзора прокуратуры // Проблемы прокурорского надзора. М., 1972. С. 139; Хомовский А. А. Методы обеспечения исполнения законов и понятие высшего надзора // Проблемы прокурорского надзора. М., 1972. С. 105; Бровин Г. И., Михайлов В. Т. Прокурорский надзор за законностью исполнения приговора. М., 1977. С. 6 — 7; Новиков С. Г. К вопросу о законодательном регулировании прокурорского надзора в СССР // Сборник научных трудов. М., 1978. С. 26 — 27.

В частности, Г. И. Бровин указал: «Теория прокурорского надзора еще не выработала единого определения объекта или предмета прокурорского надзора… наиболее правильно под объектом или предметом прокурорского надзора понимать то, на что направлен надзор, а именно законность действий (или бездействий) органов, должностных лиц и граждан, в отношении которых прокуроры осуществляют надзорные функции» <5>. ——————————— <5> Бровин Г. И. Характеристика прокурорско-надзорных отношений // Проблемы прокурорского надзора. М., 1972. С. 59.

Другие авторы при характеристике названных понятий соотносили их (главным образом) с общественными отношениями, а также с задачами, функциями, принципами прокурорского надзора и полномочиями прокурора <6>. Так, например, В. К. Звирбуль, раскрывая предмет науки прокурорского надзора, указал, что к таковому следует отнести общественные отношения, возникающие при осуществлении надзора, изучение норм права, регулирующих эти отношения, анализ эффективности воздействия правовых норм, задачи и принципы прокурорского надзора, права и обязанности прокурора и т. п. <7>. ——————————— <6> См., например: Берензон А. Д. О структуре теории советского прокурорского надзора // Проблемы прокурорского надзора. М., 1972. С. 25; Скворцов К. Ф., Рагинский М. Ю. Становление и развитие науки прокурорского надзора // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 20. М., 1974. С. 99; Гельдибаев М. Х., Огородников А. А. Прокурорский надзор. СПб., 2002. 240 с. <7> См.: Звирбуль В. К. Деятельность прокурора по предупреждению преступности. М., 1971. С. 74.

Последующее развитие науки прокурорского надзора способствовало частичной корректировке содержанию указанных теоретических позиций, а также формированию иных точек зрения. На основе обобщения и анализа представленных различными авторами мнений, опуская незначительные детали непринципиального характера, и с определенной долей условности эти суждения можно объединить в следующие основные группы. Одни авторы, исходя из того, что прокурорский надзор является видом государственной деятельности, предложили понимать под предметом прокурорского надзора «сферу общественных отношений, на регулирование которой направлена деятельность прокурора» <8>. ——————————— <8> Басков В. И., Коробейников Б. В. Курс прокурорского надзора: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов (с приложением нормативных актов). М., 2001. С. 7; Винокуров Ю. Е. Прокурорский надзор: Курс лекций и практикум. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2001. С. 18.

Вторая группа ученых в содержании предмета прокурорского надзора усматривает законность деятельности поднадзорных объектов. Так, в частности, при определении предмета прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью органов дознания и следствия А. Г. Халиулин указал: «С учетом… особой роли прокурора в досудебном производстве предметом прокурорского надзора является законность всей процессуальной деятельности дознавателей и следователей при расследовании преступлений» <9>. ——————————— <9> Халиулин А. Г. Предмет прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия // Прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия: Учебник / Под ред. проф. А. Ф. Смирнова. М., 2006. С. 6.

Третья группа авторов соотнесла предмет прокурорского надзора с юридически значимыми действиями или бездействиями. Например, В. Ф. Крюков определил предмет прокурорского надзора как юридически значимые действия или бездействие «определенных федеральными законами в качестве поднадзорных прокуратуре субъектов, а также лиц, взаимодействующих с прокурорами при осуществлении последними ненадзорных функций» <10>. ——————————— <10> Крюков В. Ф. Прокурорский надзор: Учебник для вузов. М., 2006. С. 34.

В этой связи следует отметить, что законодатель к определению предмета прокурорского надзора, на наш взгляд, подошел неосновательно. Указанные в диспозиции ст. 21 Закона о прокуратуре обстоятельства нельзя рассматривать в качестве содержания предмета прокурорского надзора за исполнением законов, поскольку они представляют собой конечный результат деятельности органов прокуратуры, т. е. то, что должностными лицами указанных органов в рамках своей профессиональной деятельности должно быть обеспечено и гарантировано. А именно: обеспечение точного и единообразного исполнения законов. В силу изложенных обстоятельств перечисленные в названной норме Закона о прокуратуре обстоятельства, на наш взгляд, следует рассматривать в качестве цели прокурорского надзора. Представляется, что при определении понятия предмета прокурорского надзора целесообразно прежде всего исходить из смыслового значения термина «предмет», а таковым является то, на что направлена мысль, что составляет ее содержание <11>. В свою очередь, содержанием деятельности прокурора является следующее: выявление, пресечение, устранение и предупреждение правонарушений. Именно эти обстоятельства, на наш взгляд, и необходимо рассматривать в качестве предмета прокурорского надзора. ——————————— <11> Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1981. С. 501.

Подобное суждение было впервые представлено С. А. Емельяновым, отметившим, что предмет прокурорского надзора составляют выявление и пресечение нарушений законов, восстановление нарушенной законности, привлечение правонарушителей к ответственности и принятие мер по предупреждению правонарушений, т. е., по существу, содержание прокурорской деятельности <12>. ——————————— <12> См.: Емельянов С. А. Пределы общего надзора прокуратуры // Социалистическая законность. 1975. N 7. С. 34.

Аналогичного мнения придерживаются и другие ученые <13>. Так, в частности, по мнению В. Г. Мелкумова, предметом прокурорского надзора является «выявление нарушений законов в актах и деятельности государственных и общественных органов, должностных лиц, а также граждан» <14>. ——————————— <13> См., например: Винокуров А. Ю. Прокурорский надзор за исполнением экологического законодательства: Дис. … к. ю.н. М., 1999. С. 29 — 33; Шевцов М. Н. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о ядерной и радиационной безопасности: Дис. … к. ю.н. М., 2006. С. 60 — 64; Стащенко В. Д. Прокурорский надзор за исполнением законодательства об охране атмосферного воздуха: Дис. … к. ю.н. М., 2010. С. 72 — 73. <14> Мелкумов В. Г. Общий надзор прокуратуры. Основные формы реагирования на выявленные нарушения законов. Душанбе, 1963. С. 112.

Схожую научную позицию по рассматриваемому понятию занял и Б. М. Спиридонов, указавший в качестве предмета прокурорского надзора «то, что обязан делать прокурор, чтобы наиболее эффективно выполнить задачи» <15>. ——————————— <15> Спиридонов Б. М. Прокурорский надзор за соблюдением законности в исправительно-трудовых учреждениях. М., 1978. С. 127.

С учетом изложенного можно заключить, что предметом прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере предпринимательской деятельности следует считать выявление нарушений названного законодательства, их пресечение и устранение, восстановление нарушенной законности, привлечение виновных к установленной законом ответственности и принятие мер по предупреждению подобных нарушений в будущем. Кроме того, в содержание предмета прокурорского надзора за исполнением законодательства указанной категории входит деятельность прокурора по проверке исполнения положений действующего законодательства, регламентирующих права предпринимателей; соблюдения прав хозяйствующих субъектов в различных сферах предпринимательской деятельности; законности издаваемых органами власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления нормативно-правовых актов, затрагивающих права предпринимателей <16>. ——————————— <16> Об этом также см.: Бут Н. Д., Паламарчук А. В. Защита прокурором прав и свобод субъектов предпринимательской деятельности: Монография. М.: Генеральная прокуратура РФ, Академия Генеральной прокуратуры РФ, 2011. С. 11 — 12.

——————————————————————

Название документа Интервью: Интервью для журнала «Российский следователь» директора Института повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации, генерал-майора юстиции Анатолия Михайловича Багмета («Российский следователь», 2013, N 9) Текст документа

ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ ЖУРНАЛА «РОССИЙСКИЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ» ДИРЕКТОРА ИНСТИТУТА ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ЮСТИЦИИ АНАТОЛИЯ МИХАЙЛОВИЧА БАГМЕТА

А. В. БОРБАТ

— Каковы цели создания возглавляемого вами Института, его структура и перспективы развития? — Овладение новыми знаниями и практическими навыками, поддержание их на высоком профессиональном уровне рассматриваются служебной обязанностью каждого сотрудника Следственного комитета Российской Федерации. Сегодня как никогда актуален принцип «образование в течение всей жизни». Законодательство находится в постоянной динамике, стремительно совершенствуются технико-криминалистические средства. Потребности следственной практики как раз и призвана удовлетворить интеграция образования и непосредственно профессиональной деятельности следователя. Правительством Российской Федерации 4 августа 2010 г. было издано распоряжение об учреждении в структуре Следственного комитета при прокуратуре России ведомственного образовательного учреждения. Спустя две недели председателем Следственного комитета А. И. Бастрыкиным был подписан соответствующий приказ о создании Института повышения квалификации, и уже 1 ноября этого же года Институт осуществил первый набор слушателей. В январе 2011 г. в связи с созданием Следственного комитета Российской Федерации образовательное учреждение было преобразовано в Институт повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации. Таким образом, создание Института — это важный этап реализации концепции выстраивания системы ведомственного профессионального образования. В настоящее время фактически все следователи, следователи-криминалисты, сотрудники подразделений процессуального контроля и руководящий состав СК России повышают свою квалификацию в нашем Институте. За период с создания Института до настоящего времени более 5 тыс. сотрудников СК России повысили свой профессиональный уровень.

— Как вы считаете, достаточно ли для решения задач, поставленных перед СК России, имеющегося количества филиалов Института? Быть может, стоит проработать вопрос об их создании не только в центрах федеральных округов РФ, но и в наиболее крупных мегаполисах, где есть соответствующая база (Омск, Иркутск, Воронеж, Владивосток и др.)? — В Институте к настоящему моменту филиалы созданы практически во всех федеральных округах: Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Новосибирске, Хабаровске, которые вполне обеспечивают выполнение задач по повышению квалификации сотрудников СК России. Принятие решения об открытии филиала — вопрос не простой, поскольку важно, чтобы каждое обособленное структурное подразделение имело необходимый научный потенциал, соответствующий установленным требованиям библиотечный фонд, материально-техническую базу, учебные площади и отвечало ряду иных важных критериев.

— Оправдала ли себя практика активного привлечения к учебному процессу специалистов-практиков, ветеранов, обладающих большим опытом следственной работы? Приведите, пожалуйста, примеры. — Самая главная задача Института — обеспечить высокие стандарты обучения, не допустить того, чтобы сотрудники СК России относились к повышению квалификации как к чему-то второстепенному. Поэтому учебный процесс в Институте построен таким образом, чтобы преподаваемые дисциплины были максимально приближены к возможностям практического применения. Для того чтобы обеспечить такой подход к обучению, необходимы соответствующий кадровый потенциал, специалисты высокого класса, имеющие глубокие теоретические знания и проработавшие на следственной работе много лет. На сегодняшний день штатная численность Института и филиалов составляет 175 должностей. Созданы кафедры криминалистики, уголовного процесса, уголовного права, менеджмента деятельности следственного органа, учебно-методической работы, а также криминалистическая лаборатория и лаборатория по управлению профессиональными знаниями следствия. Более 60% из числа профессорско-преподавательского состава имеют ученые степени и ученые звания. При этом наши преподаватели не только теоретически высокообразованны и владеют педагогическим мастерством, но имеют значительный практический опыт работы, как следственный — в органах прокуратуры, так и в суде. Например, профессиональный стаж заместителя директора Института кандидата юридических наук, доцента полковника юстиции Ю. П. Боруленкова превышает 25 лет и складывается из долгих лет следственно-прокурорской работы, в том числе на высоких руководящих должностях в следственном управлении, и опыта преподавательской деятельности. Аналогичный подход к комплектованию кадров присутствует и в созданных филиалах. Так, директор Екатеринбургского филиала — доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, полковник юстиции В. Н. Карагодин — посвятил долгие годы развитию отечественной школы криминалистики, впервые предложив комплексный подход к исследованию проблем преодоления противодействия предварительному расследованию; является автором 150 научно-методических работ, среди которых 5 учебников и 15 книг. В Институте трудятся и другие заслуженные сотрудники — в полном смысле слова состоявшиеся специалисты. Безусловно, полностью себя оправдала и практика привлечения на занятия по повышению квалификации действующих сотрудников следственных органов и ветеранов следствия. Трудно переоценить вклад, который привносит Главное управление криминалистики СК России, возглавляемое генерал-майором юстиции А. А. Ивановым, в учебный процесс следователей и следователей-криминалистов. Сотрудники Управления криминалистического сопровождения следствия проводят занятия по вопросам расследования преступлений террористического характера, организации расследования преступлений, совершенных на транспорте, использования современных технико-криминалистических средств. Сотрудники Управления экспертно-криминалистической деятельности повышают квалификацию в области современных возможностей различных экспертиз и нетрадиционных методов расследования преступлений. Институтом налажено тесное сотрудничество с ветеранами. Регулярно читает лекции слушателям ветеран органов прокуратуры кандидат юридических наук Заслуженный юрист России В. В. Донцов. Вызывают неподдельный интерес лекции по применению специальных методов психологии в расследовании преступлений первого заместителя Главного управления криминалистики СК при прокуратуре России в отставке С. Я. Шкрябача. В учебных занятиях принимают участие ведущие ученые в области права, в частности доктор юридических наук, профессор П. С. Яни, занятия которого отличаются высоким педагогическим мастерством и основаны на глубоком знании правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации, а также иные ученые в области уголовного права, процесса и криминалистики. Именно возможность привлечения к процессу обучения лиц, обладающих многолетним практическим опытом, является выгодным преимуществом обучения в ведомственном образовательном учреждении, поскольку абсолютное большинство преподавателей не понаслышке знают о существующих проблемах в следственной деятельности и путях выхода из сложных ситуаций, при этом преподавание различных учебных тем происходит на основе обобщения аналитического материала, оконченных производством уголовных дел, которые аккумулируются в Институте на системной основе.

— Как вы относитесь к идее подготовки и переподготовки в дистанционной форме? — Дистанционный метод обучения, т. е. фактически выстраивание системы непрерывного повышения квалификации, в перспективе может стать привычным процессом для каждого сотрудника и средством оперативного отклика на «горячие» события, изменения в законодательстве и судебной практике, появление новейших методик раскрытия и расследования преступлений. В настоящее время такие возможности Институтом прорабатываются. Первым решением может стать создание портала дистанционного обучения, на котором будет выкладываться необходимый учебный материал. Однако эффективность дистанционной формы обучения в настоящее время высокой быть не сможет. По моему мнению, дистанционное обучение в отношении сотрудников СК России применять затруднительно, в связи со спецификой работы в следственных органах. Дистанционное образование, хорошо зарекомендовавшее себя в гражданских образовательных учреждениях, проблематично использовать для следователей, работающих по 12 и более часов в сутки, зачастую без выходных и праздничных дней, не всегда имеющих полноценный отдых и отпуск. Согласитесь, при таком напряженном ритме службы следователей, даже имеющих склонность к исследовательской и аналитической деятельности, тяжело вовлечь в учебный процесс под дистанционным контролем Института, особенно тяжело говорить о достижении высокого качества подобного обучения. Реалии таковы, что организация дополнительного образования следователей целесообразна в условиях стационарного обучения с отрывом от службы.

— Взаимодействует ли Институт с государственными и общественными организациями? — Институт, как государственное образовательное учреждение и неотъемлемая часть СК России, не может не взаимодействовать с другими организациями, как общественными, так и государственными. Причем мы не только обмениваемся материалами, связанными с противодействием преступности, но и участвуем в совместных научно-практических форумах. Только в 2012 г. преподаватели Института приняли участие в 46 научно-практических конференциях и семинарах, из которых 16 — всероссийского, а 13 — международного уровня. В целях разработки вопросов практической направленности деятельности следственных органов профессорско-преподавательским составом осуществлены ряд интересных публикаций научных и учебно-методических работ. Сотрудниками Института, единолично и в соавторстве, в 2012 г. подготовлено и опубликовано 17 научных и учебно-методических работ. Наиболее значимыми являются учебник по криминалистике под редакцией директора Екатеринбургского филиала В. Н. Карагодина, 2 монографии, 9 учебных пособий по расследованию отдельных видов преступлений. Институтом заключены соглашения о сотрудничестве с рядом ведущих вузов. При этом такое взаимодействие, не ограничиваясь рамками столицы, имеет широкий географический диапазон. В частности, двусторонние договоры заключены: с юридическим факультетом Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова; Московским государственным юридическим университетом имени О. Е. Кутафина (МГЮА); Российской правовой академией Министерства юстиции России; Южно-Уральским государственным университетом (г. Челябинск); Уральской государственной юридической академией (г. Екатеринбург); Волгоградской академией МВД России; Тюменским институтом повышения квалификации сотрудников МВД России; Дальневосточным юридическим институтом МВД России (г. Хабаровск) и рядом иных высших учебных заведений, как ведомственных, так и гражданских.

— Расскажите, пожалуйста, о созданном в Институте криминалистическом полигоне. Каковы цели и результаты его создания? — Полигоны необходимы для проведения практических занятий по обнаружению, изъятию, закреплению и сохранению следов преступления, моделированию проведения отдельных следственных действий. Сразу скажу, что председателем СК России А. И. Бастрыкиным поставлена задача внедрения в практику следственной работы наиболее передовых методов, и эта задача нами последовательно выполняется. Техническое оснащение полигона с каждым годом совершенствуется. Например, Институтом приобретено оборудование для запечатления хода и результатов следственных действий. Речь идет о криминалистических средствах изготовления компьютерной сферической панорамы, так называемой КСП. С помощью специального фотоаппарата с широкоугольным объективом, штатива и специального программного обеспечения следователь может создать трехмерную компьютерную модель любого следственного действия. При этом если обычные средства фотофиксации объектов позволяют воспринимать запечатленное изображение фрагментарно, в одной плоскости, то использование КСП позволяет комплексно воспринимать обстановку, осматривая предметы с разных сторон. Какова практическая ценность данного средства? Очевидно, что при рассмотрении уголовного дела в суде участникам уголовного судопроизводства бывает не просто представить обстановку на месте происшествия при изучении процессуальных документов, скажем, протокола осмотра места происшествия. Вот как раз здесь на помощь и приходит КСП, которая может наглядно продемонстрировать запечатленные изображения. В настоящее время Институт и филиалы располагают значительным количеством современных технико-криминалистических средств. В частности, закуплены криминалистические комплекты для работы на местах происшествия, в том числе на местах взрыва, для выявления и изъятия следов рук, приборы для извлечения данных с мобильных устройств и многие другие средства криминалистической техники.

— Расскажите, пожалуйста, о наиболее резонансных делах, расследуемых в настоящее время СК России. Какова степень и форма участия в этом процессе Института? — Институт повышения квалификации является подразделением, обеспечивающим деятельность Следственного комитета России, и непосредственно не осуществляет предварительное расследование. Но могу сказать, что следователи СК России во взаимодействии с оперативными сотрудниками МВД и ФСБ России раскрывают тысячи тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе преступлений, совершенных в прошлые годы. Отвечая на вторую часть вопроса, могу сказать, что сотрудники СК России, повышающие в нашем Институте свою квалификацию, конечно, получают ответы на вопросы, возникающие в практической деятельности. Уверяю вас, что ни одна из поднимаемых проблем следственной деятельности не остается без внимания, по каждой Институт высказывает свою точку зрения. Причем мы помогаем разрешать проблемные вопросы и вне рамок повышения квалификации. Институтом осуществляется конструктивное взаимодействие с территориальными следственными органами по обсуждению проблемных ситуаций, складывающихся в следственной практике, и выработке оптимальных путей решения. С целью выработки единой правоприменительной практики по запросам следственных органов Институт дает научно-правовые консультации по конкретным уголовным делам по вопросам применения уголовно-процессуальных норм, а также уголовно-правовой оценке действий обвиняемых.

— Как вы относитесь к передаче следственных органов ФСКН и МВД в СК России? — С моей точки зрения, решение об объединении следственных органов в единый Следственный комитет России является конструктивным и своевременным, так как несовершенство уголовно-процессуального законодательства и разобщенность следственных органов по ведомственной принадлежности не способствуют единообразию следственной практики и в целом эффективной борьбе с преступностью. В настоящее время Следственный комитет имеет необходимый потенциал для успешного раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений, следователь обладает необходимым уровнем процессуальной самостоятельности, поэтому дальнейшее реформирование системы предварительного расследования будет способствовать повышению эффективности деятельности следственных органов. Имея значительный опыт осуществления надзора за следствием в органах прокуратуры, могу сказать, что следователями Следственного комитета России после выделения из системы органов прокуратуры проводится более эффективная работа по расследованию преступлений. Причем следователь не только осуществляет предварительное следствие, с очевидностью возросла его роль в раскрытии преступлений. Кроме того, после создания СК России в числе первых ведомственных организационно-распорядительных документов был издан Приказ «Об организации работы по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных в прошлые годы». Сегодня вопросы расследования преступлений прошлых лет, серийных преступлений, а также преступных деяний, от которых пострадали несовершеннолетние, приорите тны в работе следственных органов СК России и находятся на особом контроле у руководителей ведомства.

— Какие профессиональные качества необходимы следователю в первую очередь и насколько часто следует проходить повышение квалификации? — Основные характеристики, необходимые для назначения на должность следователя, — компетентность и безупречные нравственные качества. Это главное. Расследование преступлений — благородный труд, направленный на защиту граждан и организаций, чьи права и законные интересы оказались попраны; это удел для ответственных, целеустремленных, неравнодушных и нравственных людей. В СК России в подавляющем большинстве работают профессионалы. Однако реальность такова, что в основном это молодые люди, которым не исполнилось еще и 30 лет. Именно поэтому профессиональный рост сотрудников определен председателем СК России А. И. Бастрыкиным «стратегическим направлением» внутренней политики ведомства. Хотя законодательно не закреплена периодичность повышения квалификации сотрудниками следственных органов, однако процесс познания нового и самосовершенствования должен быть внутренней потребностью каждого следователя и, следовательно, быть непрерывным в течение всей жизни. Обучение в Институте, полагаю, должно носить регулярный характер с периодичностью не реже одного раза в три года, а также проводиться в связи с поступлением на службу, постановкой в кадровый резерв, замещением вышестоящей должности, изменением соответствующей специализации и всегда приводить к получению слушателями системы знаний.

— С какими из международных учреждений взаимодействует Институт повышения квалификации СК России? — Развитие межгосударственных взаимоотношений является одной из основных задач Управления международно-правового сотрудничества Следственного комитета России. Институт принимает необходимое участие в процессе взаимного обмена опытом. Например, представитель Института в 2011 г. принял участие в служебной поездке в Чешскую Республику, в ходе которой были продемонстрированы достижения в области криминалистической техники. Институт взаимодействует с Национальной ассоциацией слушателей Института высших исследований в области безопасности и юстиции Французской Республики, в ходе которой осуществляется взаимообмен практикой организации учебного процесса и обсуждается иная проблематика. В связи с демократизацией нашего общества появилась возможность для всех граждан свободно перемещаться через государственные границы. Однако этим воспользовались и преступные организации. Практика борьбы с преступностью показала, что наибольшая эффективность противодействия общественно опасным деяниям достигается при взаимодействии с общественными организациями и правоохранительными органами других стран. Институт, как составная часть СК России, не может не сотрудничать с международными организациями в сфере борьбы с преступностью. Например, с 2011 г. Институт контактирует с правоохранительными органами Франции. В 2012 г. была проведена российско-французская конференция по вопросам противодействия трансграничным преступным формированиям. В январе 2013 г. заключен договор о творческом сотрудничестве с Академией МВД Республики Беларусь. В настоящее время находятся в стадии заключения соглашения о сотрудничестве с рядом учебных заведений правоохранительных органов стран ближнего зарубежья.

— Какие методики подготовки следователей вы считаете наиболее эффективными? — Институтом реализуются 16 образовательных программ повышения квалификации, рассчитанные на двухнедельный срок обучения. Другой формой послевузовского образования является профессиональная переподготовка. Институтом разработана дополнительная профессиональная программа профессиональной переподготовки со сроком обучения 530 часов, предполагающая отрыв от службы. Указанная программа предназначена для приобретения дополнительных знаний и навыков работы, необходимых для осуществления нового вида служебной деятельности. Потребность в переподготовке возникает, когда окончивший вуз молодой специалист впервые назначается на должность следователя. Система организации учебных занятий в Институте достаточно проста и понятна, но вместе с тем разнообразна. На первоначальном этапе использовался наиболее традиционный метод профессионального обучения — лекции, в процессе которых аудитория воспринимает большой объем теоретического материала. В настоящее время Институт стремится строить учебный процесс по схеме «лекция — практическое занятие — деловая игра». Не менее трети общего объема учебной нагрузки приходится на практические занятия, поскольку они более приближены к реальной профессиональной деятельности. В ходе их слушатели, получая то или иное задание, например, дать правовую оценку действиям лица в конкретной ситуации, после чего составить постановление о привлечении в качестве обвиняемого, самостоятельно решают поставленные задачи, т. е. вырабатывают практические навыки. Итоги подводятся совместно с преподавателем и коллегами, обсуждаются допущенные ошибки и просчеты. Эффективность такого метода обусловлена активностью познавательного процесса слушателей. В учебном процессе используются обучающие фильмы, специальные компьютерные программы. Например, программа, предполагающая проведение с помощью компьютера осмотра места происшествия. Слушатель не просто наблюдает за происходящим, а непосредственно виртуально проводит указанное следственное действие, при этом программа подмечает все просчеты и не позволяет двигаться дальше, пока не исправлены допущенные ошибки.

— Считаете ли вы необходимым законодательно закрепить институт «объективной истины»? — Считаю, что в условиях изъятия из системы принципов уголовного процесса всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела остается нереализованной острая потребность непредвзятого и полноценного исследования обстоятельств совершенного преступления. Принцип установления объективной истины, исторически сложившаяся доктрина в науке уголовного процесса на протяжении всех этапов развития отечественного уголовно-процессуального законодательства подтверждали свою состоятельность и необходимость законодательного закрепления. Анализ научной литературы по рассматриваемому вопросу показывает, что большинство ученых поддерживают необходимость восстановления в уголовно-процессуальном законе нормы об установлении объективной истины. По моему убеждению, установление объективной истины должно стать нормативно закрепленной целью, достигаемой в ходе уголовного судопроизводства по каждому уголовному делу. Следователь, несмотря на то, что отнесен законом к стороне обвинения, — главная «фигура», которая и призвана устанавливать объективную истину по делу. В суд поступает оконченное производством уголовное дело, и роль суда — дать оценку представленным доказательствам, по существу установить истину на основе собранных материалов, а следователь начинает работу с чистого листа, т. е. с заявления о совершенном преступлении. Его задача — объективно разобраться, установить действительные обстоятельства совершенного преступления, собрать достаточное количество доказательств вины или невиновности лиц, попавших в орбиту уголовного судопроизводства, создать условия для восстановления нарушенных прав и законных интересов потерпевших. Не случайно я отмечал, что следователь в первую очередь должен быть нравственным. Нравственность — это общечеловеческое понятие, и вкладывать в него какой-либо другой смысл просто невозможно. Нравственность на следствии — это способность, невзирая ни на какие соблазны и ложные ценности, которые сегодня зачастую провозглашаются, жить и работать для блага государства, конкретных потерпевших, устанавливать объективную истину и в конечном итоге добиваться справедливости. Создание условий по проведению действительно объективного расследования уголовных дел должно стать основным смыслом и целью проводимой реформы следственных органов.

Беседу вел А. В.Борбат

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *