Содержание понятия «адвокатура» в дореволюционной России

(Ильина Т. Н.) («История государства и права», 2013, N 12) Текст документа

СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ «АДВОКАТУРА» В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ <*>

Т. Н. ИЛЬИНА

——————————— <*> Il’ina T. N. The content of the concept «advokatura» in pre-revolutionary Russia.

Ильина Татьяна Николаевна, старший преподаватель кафедры конституционного и административного права Курского государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье анализируется термин «адвокатура» в России во второй половине XIX — начале XX в., представлены его семантические и правовые особенности. Доказывается тезис о том, что состав дореволюционной адвокатуры был неоднороден, в него входили различные лица, осуществлявшие правозащитные функции.

Ключевые слова: адвокатура, присяжный поверенный, помощник присяжного поверенного, частный поверенный, кандидат на судебные должности, нелегальная адвокатура.

The article analyzes the term «advokatura» in Russia in the second half of XIX — XX century beginning, its semantic and legal features are presented. The thesis is proved, that the structure of pre-revolutionary advokatura was non-uniform, it included the various categories which were carrying out functions of attorney.

Key words: advokatura, attorney, associate of attorney, non-state attorney, candidates judicial office, under the counter attorney.

Одной из центральных категорий, с которыми сталкивается исследователь при изучении научной проблемы, является терминология. Конечно, данное понятие выходит за пределы чисто научного изучения: терминами оперирует и законодательство, и правоприменительная практика. Терминология служит одним из приемов юридической техники, в случае несовершенства правовой нормы законодатель в первую очередь пытается уточнить именно языковую составляющую термина. Под юридическим термином понимают слова, употребляемые в законодательстве, являющиеся, с одной стороны, обобщенными наименованиями юридического понятия, а с другой — имеющие точный и единственный смысл <1>. При этом следует отличать термины, используемые в законодательных актах, и термины, употребляемые в научных работах. Первые характеризует однозначность понимания, а также определенная статичность и неизменность содержания. Такие термины составляют смысловую основу нормативного акта, от их точного и единообразного использования зависит правильное применение правовой нормы в целом. Для терминов правовой науки (как и любой другой науки) нет подобных ограничений. Таким терминам присуща вариативность, они подвержены процессам развития языка, его лексико-семантическим особенностям, использованию слов-синонимов, в научных текстах приветствуется приведение концептуальных различий на определение того или иного термина. Все это делает использование термина в научной литературе более свободным, зависящим от вкуса исследователя, служащим инструментом индивидуального авторского стиля. ——————————— <1> См., например: Язык закона / Под ред. А. С. Пиголкина. М., 1990. С. 65.

Однако лексико-семантические особенности русского языка часто препятствуют однозначному применению термина в нормативном акте. Так, в правовой лексике могут использоваться многозначные термины, что приводит к ошибкам в правоприменительной деятельности. Опытный правоприменитель правильно понимает большинство терминов за счет либо контекста их использования, либо уточнения, сформулированного самим законодателем. Сложность понимания термина может быть также вызвана введением его в правовой оборот впервые, неудачным заимствованием из иностранного языка или наличием терминов-синонимов. На основе данных теоретических заключений попытаемся определить содержание термина «адвокатура» в России во второй половине XIX — начале XX в. Данный термин стал заложником двух противоположных тенденций при его употреблении. С одной стороны, «адвокатура» — слово, имеющее несколько значений, с другой — наряду с термином «адвокатура» существовало несколько синонимичных понятий. Термин «адвокатура» имеет латинское происхождение, глагол «advoco» переводится как «приглашаю», а «advocatus» — «призванный». Именно в этой транскрипции слово «адвокат» вошло в большинство европейских языков <2>. В проекте судебной реформы, известном как «Основные положения преобразования судебной части в России», впервые был употреблен термин «присяжный поверенный». Выбор данного термина был обусловлен желанием законодателей использовать привычное для русского человека слово, при этом наделив его новым смыслом. «Присяжный» означало: давший присягу, т. е. выполняющий установленные законом функции на ходатайство в суде. ——————————— <2> Advocate (англ.); Advokat (швейц., нем.); Advokat (нем.); avocat (фр.); avvocato (ит.).

Критика Основных положений, ссылаясь на иностранный опыт, базировалась на положении о необходимости разделить в правовом положении собственно адвоката, т. е. защитника, и поверенного, т. е. представителя тяжущегося в суде. В зарубежных странах при организации адвокатуры исходили из тезиса о том, что каждый адвокат являлся поверенным, но не каждый поверенный мог быть адвокатом. Отличие данных категорий заключалось в различных плоскостях профессиональной деятельности и, как следствие, в разных квалификационных требованиях. Отечественный законодатель отказался от подобного деления. В ходе Судебной реформы 1864 г. в России была учреждена адвокатура, совмещающая функции защиты и судебного представительства, а адвокаты получили название присяжных поверенных <3>. ——————————— <3> Судебные уставы Александра II. СПб., 1867. Ч. III. Ст. 353 — 406.

При этом наряду с присяжными поверенными в России существовало несколько категорий лиц, которые по различным основаниям могли выступать в суде в качестве защитника или представителя. Некоторые из них действовали абсолютно законно, обладая особым организационно-правовым статусом. Другие — в нарушение или в обход закона — находили возможность представлять интересы своих клиентов в суде или вести уголовную защиту. К первой группе можно отнести частных поверенных, помощников присяжных поверенных, кандидатов на судебные должности. Ко второй — так называемую нелегальную адвокатуру. Итак, российская адвокатура второй половины XIX — начала XX в. была представлена несколькими организационно-правовыми категориями, которые все вместе и каждую в отдельности можно назвать адвокатурой. Однако и нормативные акты того времени, и периодическая печать называли адвокатурой только присяжных поверенных, а также их помощников, которые в силу своего положения могли вести уголовную защиту и представлять интересы клиентов в гражданском процессе. Частная адвокатура всегда рассматривалась представителями присяжной адвокатуры как абсолютно не связанная с ними корпорация, к тому же позорящая звание адвоката. Кандидаты на судебные должности, выполняющие обязанности государственных защитников лишь в крайних случаях, скорее эпизодически, не имели сколько-нибудь заметного влияния на состав адвокатуры. Нелегальная адвокатура, разумеется, также не входила ни в состав присяжной, ни в состав частной адвокатуры, и ее упоминание в качестве особой категории обусловлено тем влиянием, какое она оказывала прежде всего на крестьянское население страны, и размахом ее деятельности. Если же под адвокатурой понимать общественный институт, предоставляющий гражданам право на юридическую помощь, то все названные категории являлись отражением такого восприятия. Таким образом, понятие «адвокат» в дореволюционной России — это многослойное образование, обозначающее различные правовые категории лиц, исполняющих правозащитные функции. Термин имел место лишь в научной литературе и периодических изданиях, в законе использовались более конкретные наименования: присяжный поверенный, помощник присяжного поверенного, частный поверенный, кандидат на судебные должности, нелегальная адвокатура.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *